Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 77      Главы: <   43.  44.  45.  46.  47.  48.  49.  50.  51.  52.  53. > 

    § 4. Относительные величины динамики

    Отношения, характеризующие динамику, представляют собой обобщающие относительные величины, показывающие изменение во времени тех или иных показателей юридической статистики: числа браков, разводов, предъявленных исков, рассмотренных гражданских дел, штатной численности судей, прокуроров, следователей, учтенных преступлений, выявленных правонарушителей, осужденных и оправданных лиц, лиц, арестованных в порядке избрания меры пресечения, заключенных и т. д.

    За временной интервал обычно принимается год. Но изменение преступности и других юридически значимых явлений может отслеживаться по пятилетиям, что сглаживает их динамику, по кварталам, месяцам и даже дням, что дает возможность выявить все имеющиеся колебания. Выбор интервала зависит от цели и характера изучения юридически значимых явлений.

    За основание (базу), равное 1, или 100%, принимаются сведения об изучаемом признаке определенного года, который был чем-то характерен для изучаемого явления. Например, при изучении гражданско-правовых явлений таким базовым годом мо-

    220

    жет быть год вступления в действие той или иной части нового Гражданского кодекса, при изучении уголовно-правовых явлений – год вступления в действие Уголовного кодекса, который впервые криминализировал значительное число новых составов. За базу может быть принят первый послевоенный год, год распада СССР и обретения Россией суверенитета, год перехода на рыночные отношения и т. д.

    Определение базового года – дело ответственное. Его необоснованный выбор может исказить характер изменений наблюдаемого явления, на чем нередко строятся политические спекуляции. Избрав, например, 1983 г. базовым при анализе динамики преступности за последующее пятилетие, мы получим и абсолютные, и относительные данные о ее существенном снижении. Но хотя этот вывод построен на официальном учете преступлений, он является некорректным. В 1983 г. в связи с ужесточением требований к регистрации преступлений и правоохранительным органам вообще, преступность возросла на 21,7% («эффект Андропова»). В 1986–1987 гг. проводимая кампания борьбы с пьянством и алкоголизмом (в целом оказавшаяся неудачной) временно снизила «пьяную» преступность. Поэтому уровень всей преступности сократился соответственно на 4,7 и 9,5% («эффект Горбачева–Лигачева»). В целом преступность за 1983–1987 гг. сократилась на 10,8%, но это снижение было искусственным. Достаточно отойти на год-два вперед и назад и взять преступность за 1982–1989 гг.; она окажется возросшей на 48,7%. Эти данные отражают реальные тенденции преступности в советские годы.

    Данные базового года выполняют роль неподвижной базы, к которой процентируются показатели последующих лет. Задачи статистического анализа часто требуют ежегодных (или по иным периодам) сопоставлений, когда за базу принимаются данные каждого предыдущего года (месяца или другого периода). Такие относительные показатели называются величинами, вычисляемыми цепным способом (данные каждого последующего года сопоставляются с данными предыдущего и показатели динамики образуют как бы непрерывную цепь). Подобная база называется подвижной.

    Отношение, характеризующее динамику преступности, -один из ее комплексных качественно-количественных показателей. Оно отражает изменение во времени как состояния (уровня) преступности (количественный показатель), так и ее структуры (качественный показатель).

    221

    Динамика уровня преступности, выраженного в абсолютных именованных числах зарегистрированных преступлений, выявленных лиц, их совершивших, и т.д., чаше всего излагается в виде статистического временного ряда по годам или другим периодам. В 1991 г. (год образования суверенной России) в стране было учтено 2 167 964 преступления, в 1992 г. -- 2 760 652, в

    1993 г. - 2 799 614, в 1994 г. - 2 632 708, в 1995 г. - 2 755 669 и в 1996 г. – 2625081 преступление. Сопоставление по годам этих абсолютных данных, взятых в сравнении с показателями предыдущего года, свидетельствует о том, что в 1992 г. преступность увеличилась на 592 688 преступлений, в 1993 г. -- на 38 962, в

    1994 г. сократилась на 166 906, в 1995 г. – вновь увеличилась на 122 961, в 1996 г. – сократилась на 130 588 преступлений. В целом же зарегистрированная преступность за 1991-1996 гг. возросла на 457 117 деяний.

    Сопоставление абсолютного прироста (снижения) учтенных преступлений показывает, что динамика учтенной преступности в России за эти годы хотя и противоречива, но ее главная тенденция – это рост. Приведенные данные могут быть отражены на графике, который более показателен, чем динамический ряд именованных чисел. Динамика преступности в абсолютном исчислении, однако, рассматривается редко: абсолютные показатели громоздки, их сопоставление по годам требует соответствующих вычислений, они минимально наглядны. Поэтому динамика уровня преступности, как правило, выражается в относительных показателях, в процентах, рассчитанных либо к первому, как его называют, базовому году (неподвижная база), либо к предыдущему (цепной способ, подвижная база), которые принимаются за 100% (табл. 4).

    Отношения, характеризующие динамику, перерастая в динамические ряды, помогают установить важные изменения развития юридически значимого явления. В приведенной таблице динамические ряды характеризуются:

    уровнем ряда – абсолютными суммарными величинами (строка 1);

    абсолютным приростом (снижением) – разностью между последующими и предыдущими суммарными величинами (строка 2);

    темпом роста -- процентным отношением уровня последующего периода к предыдущему – цепной способ (строка 3);

    Таблица 4

    Динамика преступности в России (1991-1996 гг.)

    Характеристики

    1991

    1992

    1993

    1994

    1995

    1996

    1. Абсолютное число

     

     

     

     

     

     

    преступлений (уровень ряда)

    2 167 964

    2 760 652

    2799614

    2 632 708

    2 755 669

    2625081

    2. Абсолютный при-

     

     

     

     

     

     

    рост по сравнению с предыдущим годом

    _

    +592 688

    +38 962

    -166 906

    + 122961

    -130 588

    3. Темп роста (снижения) (подвижная база), %

    100,0

    127,3

    101,4

    94,0

    104,7

    95,3

    4. Темп прироста (снижения) (подвижная база), %

     

    +27,3

    + 1,4

    -6,0

    +4,7

    -4,7

    5. Темп роста (снижения) к 1991 г. (неподвижная база), %

    100,0

    127,3

    129,1

    121,4

    127,1

    121,1

    темпом прироста -- процентным отношением абсолютного прироста (снижения) уровня последующего года к уровню предыдущего года (строка 4);

    темпом роста – процентным отношением уровня каждого года к уровню базового (1991) года (неподвижная база) (строка 5).

    Интегрированный относительный показатель роста или снижения преступности – это среднегодовые темпы ее прироста (снижения) за весь период наблюдения. В нашем примере – это за 5 лет, поскольку первый (1991) год взят за базу и его прирост по сравнению с предыдущим (1990) годом не исчислен.

    Хотя обобщающие средние величины будут рассматриваться в следующей главе, есть необходимость сейчас коротко раскрыть принцип использования темпов среднегодового прироста (снижения), так как они имеют прямое и непосредственное отношение к рассматриваемому вопросу и часто исчисляется ошибочно. Они рассчитываются не путем средних арифметических вычислений (деления общего прироста на количество лет, что нередко делается, причем неправильно), поскольку прирост каждого года рассчитывается от разной (подвижной) базы, а рассчитываются по формуле средней геометрической.

    222

    223

    Рассмотрим это на нашем примере. Общий прирост преступности (см. строку 5) был равен 21,1%. Количество лет, за которые он образовался, равно пяти. При расчете среднегодовых темпов прироста как средней арифметической величины они равны: 21,1%: 5 = 4,22%. Среднегодовые темпы прироста, к сожалению, так рассчитываются даже в очень квалифицированных криминологических научных коллективах. В одной из работ сотрудники ВНИИ МВД РФ, например, пишут: «В течение последних 10 лет преступность несовершеннолетних росла весьма быстрыми темпами. Если в 1985 г. было зарегистрировано 119 285 уголовных деяний, совершенных подростками или с их участием, то в 1995 г. это число увеличилось до 209 777, т. е. на 75%. Ежегодный прирост в среднем составил 7,5%»'. Аналогичная ошибка имеется и в методическом пособии Института Прокуратуры РФ2. Такие ошибки допускались и в других работах3.

    По формуле средней арифметической можно рассчитывать только среднегодовой абсолютный прирост (строки 1 и 2 табл. 4). Если в нашем примере из 2625 081 преступления (1996 г.) вычесть 2 167 964 преступления (1991 г.), то абсолютный прирост за 5 лет составит 457 117 деяний, а среднегодовой абсолютный прирост будет равен 91 423,4 деяния (457 117:5). В отличие от среднегодового абсолютного прироста преступности среднегодовые темпы прироста, выраженные в процентах, должны рассчитываться по формуле средней геометрической, так как базовые показатели ежегодно изменяются (возрастают или снижаются). Средняя геометрическая величина выражается корнем л-й степени из произведения п показателей:

    где хгеом – средняя геометрическая величина; х,, х2, ху ..., хп – годовые темпы роста (в нашем примере строка 3 в табл. 4); п – число лет в периоде, за который исчисляется средняя геометрическая величина, не считая базисного года, поскольку прирост в этом году не учитывается (в нашем примере – 5 лет без 1991 г.).

    1 Преступность в России. Аналитические обозрения центра комплексных социальных исследований и маркетинга. М., 1997. Вып. 1–2. С. 43.

    2 См.: Методика анализа преступности: Методическое пособие. М., 1986. С. 23–27.

    3 См.: Преступность и правонарушения в СССР: Статистический сборник. 1989. М., 1990. С. 5.

    224

    Итак,

    хгеом. = 3/127,3 101,4-94,0-104,7.95,3 = 5/12 106 923 397,5 = 103,9%.

    Прирост равен +3,9%.

    По данным нашего примера среднегодовые темпы прироста преступности в России за 1991-1996 гг. были равны +3,9%. Рассчитанный по правилам средней геометрической величины среднегодовой темп прироста намного меньше того, который исчислялся по правилам средней арифметической (+4,22%). Если пренебречь имеющимися расхождениями, то можно впасть в серь7 езную ошибку. Расчет средней геометрической подробно раскрывается в следующей главе. Избежать сложных расчетов помогают специальные таблицы1.

    Перевод абсолютных показателей в относительные (в проценты, коэффициенты, разы) дает возможность сопоставлять динамику уровня преступности по разным, большим и малым, странам, регионам, административно-территориальным единицам. В абсолютных показателях очень трудно сопоставить динамику преступности, которая в одной стране может исчисляться миллионами, а в другой – сотнями. Но если данные о преступности базового года в той и другой странах принять за 100%, то сопоставимость темпов роста и снижения преступности становится достаточной.

    Более адекватно динамика преступности может быть отражена в изменениях коэффициента преступности (числа преступлений на 100 тыс. жителей). Дело в том, что рост или снижение преступности нередко прямо связаны с увеличением или уменьшением численности жителей за счет высокой рождаемости (смертности) или миграции населения. Расчет динамики преступности с учетом демографических изменений численности населения помогает более объективно выявить картину ее действительного роста или снижения.

    Коэффициент преступности также можно перевести в проценты и это дает возможность для сравнений динамики преступности в самых разных странах и регионах. Приняв, например, за 100% коэффициент преступности, зарегистрированный в 1960 г. в США, Англии и Уэльсе, Франции, ФРГ, СССР и Японии, мы, независимо от объема учета преступлений в каждой стране (в США учитывается 8 видов «серьезных» преступлений, в ФРГ -24 и без транспортных преступлений, в Англии и Уэльсе – лишь

    1 См.: Айрапетов A.M. Таблицы исчисления среднегодовых темпов роста, прироста и снижения. М., 1979.

    225

    15 187

    деяния, подлежащие регистрации, в СССР– все, которые значились в уголовных кодексах республик), можем выявить более или менее объективную и сопоставимую динамику преступности в этих странах за длительный период времени. К 1990 г. коэффициент преступности в Англии и Уэльсе возрос до 560%, в США -до 518, во Франции – до 412, в СССР – до 363, в ФРГ -- до 248, в Японии – до 112. При таком большом приросте преступности его можно исчислять в разах (соответственно в 5,6; 5,2; 4,2; 3,6; 2,5; 1,1 раза).

    Для криминологической характеристики преступности важное значение имеет динамика структуры преступности в целом, а также ее отдельных видов и групп. Структурные изменения преступности очень показательны. Например, на фоне общего высокого роста учтенной преступности в России некоторые ее виды увеличивались более, а другие – менее интенсивно, что привело к серьезным структурным сдвигам внутри самой преступности (см., например, рис. 8 на с. 188). Динамику структуры преступности можно проследить также по годам, как это было сделано с уровнем преступности. Мы покажем лишь крайние позиции последнего десятилетия. Удельный вес умышленных убийств в структуре учтенной преступности в России в 1986 г. составлял 0,8%, а в 1996 – 1,1; тяжких телесных повреждений соответственно 1,5 и 2,0; изнасилований – 0,9 и 0,5; грабежей и разбоев – 2,7 и 6,9; краж 27,9 и 46,0; мошенничества 1,4 и 2,8%. Тенденция очевидна: рост удельных весов наиболее опасных преступлений.

    Не менее важно проследить динамику удельного веса выявленных правонарушителей, правонарушителей женщин, несовершеннолетних, ранее судимых, безработных, лиц, совершивших преступления в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, групповой и организованной преступности, сельской и городской преступности, уличной преступности, преступности, совершенной с применением огнестрельного оружия и взрывчатых веществ и т. д. Доли многих из названных групп преступлений в последние годы интенсивно возрастали, что свидетельствует о серьезных негативных сдвигах в структуре регистрируемой отечественной преступности. На формировании подобных сдвигов может сказаться рост латентности иных преступлений, в том числе средней и небольшой тяжести. В связи с этим общий рост преступности внешне способен не вызывать особой тревоги, тогда

    226

    как внутренние сдвиги свидетельствуют о серьезном ухудшении криминологической обстановки.

    К динамике преступности относятся территориальные изменения преступных проявлений: в одних субъектах федерации преступность интенсивно растет, в других – сокращается, в третьих – имеется относительная стабильность, в четвертых регистрируется ее качественное изменение и т. д. Особое место в динамике занимают изменения в уровне латентной преступности. Рост удельного веса латентной преступности (незаявленной, неучтенной, неустановленной) – серьезный симптом ухудшения криминологической обстановки в стране или регионе. Латентная преступность не имеет официального учета. Но социологические и статистические методы ее установления в количественных величинах дают возможность более или менее адекватно отслеживать ее в целом и по отдельным видам преступлений. Динамика уровня и структуры преступности, имеющая относительно устойчивый и продолжительный характер, свидетельствует не только о негативных или позитивных изменениях, но и о важных тенденциях и даже закономерностях изменения преступности, на основе которых можно прогнозировать ее развитие на ближайшее будущее.

    Тенденции (от лат. tendentia – направленность) раскрывают основную направленность развития явления и его отдельных видов в прошлом, настоящем и как прогноз в возможном будущем. Тенденции преступности раскрываются на основе динамики уровня преступности в целом, а также ее отдельных групп и видов, на основе динамики структурных сдвигов внутри самой преступности.

    Глобальная тенденция развития преступности в мире, например, – ее интенсивный рост. Он регистрировался по данным четырех обзоров ООН о тенденциях преступности. По данным последнего обзора (1985–1990 гг.) преступность в мире прирастает на 5% в год, а численность населения – на 1%. Причем в разных странах регистрируются несхожие тенденции, но это можно рассматривать как частность, имеющую значение только для этих стран.

    Аналогичная динамика роста преступности регистрируется в нашей стране. За 1956–1991 гг. абсолютные показатели преступности в СССР увеличились в 5,6 раза. За это же время численность населения возросла в 1,5 раза. В связи с этим число пре-

    227

    ступлений в расчете на 100 тыс. населения увеличилось в 3,8 раза. Уровень преступности, таким образом, прирастал в 4 раза интенсивнее, чем численность населения. Эта тенденция была замечена К.Марксом более ста лет тому назад1. Он связывал ее с разложением капитализма, но она оказалась свойственна всем социальным формациям. Коэффициент преступности позволяет проследить ее в сопоставимом виде в последующие годы в России. Основная тенденция не изменилась – преступность росла. Увеличились лишь темпы ее прироста. Если в 1956 г. в СССР регистрировалось 292,6 преступления на 100 тыс. всего населения, то в 1996 г. в России (при огромной латентной преступности) -1862,7. Рост в 6,4 раза, а с учетом латентной преступности – в 20-25 раз.

    При анализе кривой динамики преступности за эти 40 лет по годам мы увидим, что рост был не линейным, а «скачущим». Преступность в некоторые годы росла более интенсивно, а иногда и не менее интенсивно снижалась. Однако данные «перепады» не отражали генеральной направленности ее постепенного (хотя и противоречивого) роста. Временные колебания преступности – результат политических, экономических, социальных, демографических, правовых или регистрационных «аномалий», которые не отражали основной линии криминологических изменений.

    Основная тенденция преступности всегда сопровождается теми или иными частными тенденциями. В 60–90 гг., например, происходил интенсивный процесс «окорыствования» общественных отношений, что обусловило более быстрый рост корыстных преступлений. В 60-е гг. их удельный вес составлял 40–45%, в 90-е – более 80. В структуре рассматриваемых деяний еще быстрее росли кражи.

    В эти же годы увеличивались насильственные деяния, хотя и несколько меньшими темпами, а внутри них – вооруженное насилие, терроризм, заказные убийства и др. В последнее десятилетие особо разрослись организованная преступность, коррупция, открытая преступность политической и правящей элиты. Более высокими темпами росло число преступлений, совершенных женщинами («феминизация» преступности), несовершеннолетними

    1 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 13. С. 515.

    228

    (омоложение преступности), лицами, не имеющих постоянного заработка (люмпенизация преступности) и т.д.1

    Выявление общих и частных тенденций в уровне и структуре преступности имеет исключительное значение для реалистичной оценки ее состояния, прогноза на ближайшее и отдаленное будущее, разработки стратегии и тактики борьбы с преступностью, расчета сил и средств для обеспечения правоохранительной деятельности.

    Демонстрация огромной значимости отношений динамики на примере уголовно-правовой и криминологической статистики обусловлена ее большей разработанностью по сравнению с другими отраслями юридической статистики. Но аналогичные возможности открываются для мониторинга любых юридически значимых явлений и процессов, имеющих надежное статистическое отражение.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 77      Главы: <   43.  44.  45.  46.  47.  48.  49.  50.  51.  52.  53. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.