1. Основания прекращения полномочий

1. Основания прекращения полномочий

73
0

Отставка президента от должности может быть добровольной. В
этом случае она как акт доброй воли высшего должностного лица государства не
нуждается в принятии со стороны какого-то органа. Если и возникает вопрос, то
он касается того, к кому должно быть обращено прошение об отставке. Ответ,
по-видимому, следует искать в способе легитимизации президентского мандата.
Там, где он получен от избирателей, — обращение должно быть адресовано народу,
если это парламент — то к парламенту, то есть способ избрания определяет и
адресата.

Рассмотрим подробнее основания досрочного недобровольного
прекращения полномочий. Среди них фигурируют:

— нарушение Конституции (Австрия, Албания, Болгария,
Венгрия, Германия, Греция, Грузия, Исландия, Литва, Македония, Молдова,
Румыния, Словакия, Словения, Хорватия);

— государственная измена, измена Родине (Армения, Болгария,
Греция, Грузия, Италия, Казахстан, Кипр, Россия, Румыния, Словакия, Турция,
Украина, Финляндия, Франция, Чехия);

— тяжкое преступление (Азербайджан, Армения, Беларусь,
Россия, Румыния, Словения, Финляндия);

— преступление (Австрия, Грузия, Украина);

— нарушение закона (Венгрия), установленное правонарушение
(Ирландия);

— преступление против человечества (Финляндия);

— иные основания: вступление в силу обвинительного приговора
(Эстония); бесчестящий или морально позорящий проступок (Кипр); неспособность
исполнения функций, недостойное поведение (Мальта).

Таким образом, эти основания могут быть сведены к трем
группам: 1) нарушение конституции; 2) уголовно или административно преследуемые
правонарушения и 3) аморальные, безнравственные проступки.

Конституции некоторых стран (речь идет в основном о
государствах, возникших на постсоветском пространстве) предусматривают
досрочное прекращение полномочий президента вследствие неспособности по
состоянию здоровья осуществлять президентские функции. Что касается процедур,
то конституции едва ли дают исчерпывающие ответы на возникающие в связи с этим
вопросы. В первую очередь встает вопрос о том, кто же может констатировать эту
стойкую неспособность. Едва ли в качестве экспертов в этом деликатном деле
должен выступать только парламентарии. И если требуется медицинское заключение,
то кто должен его давать и насколько оно связывает парламент? Рассуждения на
этот счет звучали в российской юридической печати. Но они имеют сугубо
умозрительное значение, поскольку правового решения не получили.

Своеобразный состав комиссии, создаваемой по этому поводу,
предлагает Конституция Казахстана, согласно которой в эту комиссию включаются
медики и парламентарии. Трудно сказать, насколько «плодотворным»
будет такой состав, поскольку, в отличие от врачей, депутаты в большинстве
своем не обременены специальными медицинскими познаниями. Да и
«симбиоз» избранников народа и стражей здоровья в рамках
парламентской комиссии не очень вписывается в традиционные формы парламентской
деятельности.

Наиболее сложным из числа оснований отрешения представляется
трактовка «нарушения Конституции». Действительно, многозначность
основного документа государства привносит значительную долю неопределенности в
содержание ответственности за нарушение конституции в данном случае
президентом. Ответ на этот вопрос, по-видимому, входит в компетенцию органа
конституционного контроля.

Добавим к этому, что вступление в должность президента
связывается с моментом принятия присяги, в которой верность и соблюдение
конституции фигурирует как одна из основных обязанностей главы государства. В
этом контексте сознательное нарушение президентом основного закона страны может
быть расценено как «клятвопреступление», то есть как проступок, даже
если он и не преследуем в уголовном порядке, справедливо относимый к одному из
тягчайших морально-этических проступков. А если эта присяга приносится на
Библии, что вполне естественно для христианской Европы, то это еще и
преступление перед Богом.

С любопытной конституционной инициативой выступил летом 2003
г. французский Президент Ж. Ширак, лицо, казалось бы, по определению в
наименьшей степени заинтересованное в расширении юридических оснований лишения
президентского мандата.

Французская Конституция предусматривает единственное
основание уголовной ответственности президента — государственную измену.
Впрочем, позиции Конституционного совета и Кассационного суда относительно
пределов президентского иммунитета не совпадали. И это, по-видимому, один из
основных мотивов конституционной поправки, с которой выступил Президент.

Согласно решению Конституционного совета от 22 января 1999
г., иммунитет распространяется на любые действия, совершенные Президентом в
период исполнения своих функций, кроме акта государственной измены. Что
касается действий, совершенных до исполнения президентских функций, или
действий, которые связаны с их осуществлением, уголовная ответственность может
наступить только согласно процедуре, предусмотренной Конституцией, а именно, в
порядке подсудности Высокой палате правосудия (ст. 68 Конституции).

Несколько иная позиция у Кассационного суда, который в
пленарном заседании 10 октября 2001 г. определил, что компетенция Высокой
палаты правосудия ограничена только единственным составом преступления —
государственной изменой. Что касается других правонарушений, совершенных до или
в период исполнения президентских функций, Президент Республики защищен
абсолютным иммунитетом. А срок давности просто приостанавливается на период
исполнения президентского мандата. По-видимому, противоречивость в толковании
пределов президентского иммунитета побудила главу государства обратиться к
профессору П. Аврилю с просьбой возглавить Комиссию, которая и подготовила
доклад, легший в основу проекта конституционного закона, внесенного Президентом
Ж. Шираком в Парламент.

Конституционная поправка не покушается на неприкосновенность
Президента, которая, однако, не носит абсолютного характера. Действительно,
Президент не может подлежать уголовному или административному преследованию в
период исполнения своих функций. Однако в месячный срок по истечении мандата
против него может быть возобновлено или возбуждено судебное преследование за
проступки, совершенные до или в период осуществления им президентских
полномочий.

Расширяются и основания отрешения от должности. Допускается возможность
отрешения за преступления, подпадающие под юрисдикцию Международного уголовного
суда, и за пренебрежение своими обязанностями, явно несовместимое с
президентским мандатом. Отрешение проводится Парламентом, который преобразуется
в Высокий суд. Предложение о собрании Высокого суда может исходить от одной из
палат Парламента и вносится в другую палату, которая должна высказаться по
этому поводу в 15-дневный срок. Решение о созыве Суда приостанавливает
исполнение президентских обязанностей, которые до принятия решения временно
возлагаются на председателя Сената. Высокий суд под председательством
председателя Национального собрания тайным голосованием обязан принять решение
об отрешении в двухмесячный срок. Его решение вступает в силу немедленно.

Таким образом, предлагаемый проект значительно расширяет
основания (составы преступлений) отрешения президента, которые практически
определяются юрисдикцией Международного уголовного суда. Более того, президент
может быть смещен с должности и за действие (точнее, бездействие —
«пренебрежение обязанностями»), не являющееся правонарушением.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ