§ 2. Процессуальный порядок отдачи несовершеннолетнего под присмотр

§ 2. Процессуальный порядок отдачи несовершеннолетнего под присмотр

50
0

Исчерпывающих указаний относительно процессуального по­рядка
отдачи несовершеннолетних под присмотр УПК не уста­навливает. Сведения об этом
мы можем почерпнуть из ст. 92 и 394 УПК РСФСР при их анализе. Решение о
применении

*Гуткин И.М. Меры пресечения в советском уголовном процессе.

С. 20.

195

в качестве меры пресечения отдачи несовершеннолетнего под
присмотр имеет форму постановления либо определения, в за­висимости от того,
кем это решение принято. Об отдаче несо­вершеннолетнего под присмотр лицо.
производящее дознание, следователь, прокурор, судья выносят мотивированное
поста­новление (определение), а суд — мотивированное определение, содержащее
указание на преступление, в котором подозревается или обвиняется
несовершеннолетний, и основание для избрания меры пресечения. Постановление или
определение объявляется несовершеннолетнему обвиняемому, а также родителям
(опеку­нам, попечителям), которым несовершеннолетний отлается под присмотр,
либо представителю администрации детского учреж­дения, когда несовершеннолетний
отдается под надзор адми­нистрации детского учреждения.

В постановлении (определении) особое внимание уделяется
отражению подробных данных об обвиняемом и тех лицах, кото­рым
несовершеннолетний передается под присмотр или надзор.

Орган дознания не вправе применять данную меру пресечения к
обвиняемому, однако он вправе избрать ее к подозреваемому, если органом
дознания возбуждено дело в неотложных случаях и по нему проводится дознание в
порядке, предусмотренном ст. 119 УПК РСФСР. В этих случаях постановление об
отдаче несовершеннолетнего подозреваемого под присмотр (надзор) вы­носит лицо,
производящее дознание.

При отдаче несовершеннолетних под присмотр важно самым
тщательным образом изучить личность несовершеннолетнего об­виняемого, чтобы
быть уверенным, что данная мера пресечения окажется эффективной. Как отмечено
выше, данная мера пресе­чения применяется в отношении лишь тех обвиняемых,
которым не исполнилось 1Я лет. В материалах уголовного дела и в поста новлении
об избрании меры пресечения должны оыгь указаны число, месяц, год рождения
несовершеннолетнего. Важно о.ме­тить, что возраст несовершеннолетнего влияет на
его уголовную ответственность, которая наступает, когда по общему правилу лицу
до совершения преступления исполнилось 16 лет. В особых случаях, указанных в
законе, уголовной ответственности подле­жат и лица, которым на момент
совершения преступления испол­нилось 14лет (ст. 10 УК РСФСР). Точное указание в
постановле­нии о применении меры пресечения возраста несовершеннолет­него
позволяет избежать ошибки и не применять указанную меру пресечения к лицам, к
которым она применяться не должна.

196

Условия жизни и воспитания, причины и условия, способ­ствовавшие
совершению преступления несовершеннолетним, наличие взрослых подстрекателей и
иных соучастников также должны найти отражение в постановлении о применении
меры пресечения, так как эти данные характеризуют личность несо­вершеннолетнего
обвиняемого, что важно для безошибочного выбора оптимальной меры пресечения и
оказания на несовер­шеннолетнего соответствующего воспитательного воздействия*.

УПК РСФСР предусматривает отдачу под надзор несовер­шеннолетнего
обвиняемого администрации закрытых детских учреждений (ст. 394 УПК РСФСР). В
ст. 436 УПК УССР и УПК ряда других союзных республике бывшего СССР сказано об
отдаче несовершеннолетних под надзор администрации детских учреждений. Означает
ли это. что по УПК РСФСР воспрещается отдача несовершеннолетних под надзор
администрации незак­рытых детских учреждений?

С точки зрения существа рассматриваемой меры пресечения не
имеет принципиального значения, как мы полагаем, откры­тым или закрытым детским
учреждением ведает админист­рация, которой органом следствия, прокурором или
судом поручается осуществление надзора за несовершеннолетним об­виняемым.
Проблема не в закрытости или открытости учрежде­ния, а в эффективности тех мер,
которые администрация в состоянии использовать для пресечения противоправного
поведения и неявки обвиняемого по вызовам к следователю или в суд. Если
администрация детского учреждения такие меры сможет применить и. опираясь на
эти меры и меры воспитательного характера, обеспечит надлежащее поведение и
явку обвиняемого по вызовам, то независимо от того, открытым или закрытым
окажется детское учреждение, где находится несовершеннолетний обвиняемый, орган
предвари­тельного следствия, прокурор и суд правильно поступят, если поручат
администрации осуществлять надзор за несовершенно­летним обвиняемым.

В законе указывается, что несовершеннолетние отдаются под
надзор администрации детских (закрытых детских) учреждений, однако при этом не
разъясняется, какие конкретно учреждения в данном случае имеются в виду.

*Еникеев 3,4. Применение мер пресечения по уголовным делам
(в стадии предварительного расследования). — Уфа, 1988. С. 69-71.

197

К детским учреждениям в нашей стране относятся детские дома
и школы-интернаты. К закрытым детским учреждениям относятся:
приемники-распределители, закрытые детские дома, закрытые школы-интернаты,
специальные учебно-воспитатель­ные и лечебно-воспитательные учреждения
(спецшколы, спец-профтехучилиша). воспитательно-трудовые колонии.

В соответствии со ст. 76 УПК Эстонской ССР несовершенно­летние
могли быть отданы под надзор администрации учебных заведений, воспитательных и
лечебных учреждений.

По нашему мнению, понятиями «детское учреждение»,
«за­крытое детское учреждение», «лечебное, воспитательное, учеб­ное
заведение» охватываются такие учреждения, в которых дети (несовершеннолетние)
постоянно или хотя и временно, но про­должительно не только проживают, но также
учатся, лечатся или перевоспитываются, при этом особого значения не имеет режим
содержания детей в этих учреждениях (открытый или закрытый). При наличии к тому
оснований орган следствия, прокурор и суд вправе избрать мерой пресечения
отдачу несовершеннолетнего под присмотр (надзор) администрации указанных
детских уч­реждений, если они в состоянии обеспечить надлежащее поведе­ние и
явку обвиняемого по вызовам.

Инициатива в избрании мерой пресечения отдачу несовер­шеннолетнего
под присмотр может исходить от органа, в произ­водстве которого находится
уголовное дело, прокурора, суда, обвиняемого, его защитника или законного
представителя, ро­дителей, опекунов, попечителей, администрации детского уч­реждения,
трудового коллектива (учебного заведения), где рабо­тает (учится)
несовершеннолетний, от общественности. Когда инициатива исходит от следователя,
прокурора или суда, нельзя допускать, чтобы при этом оказывалось давление на
лиц, кото­рым предполагается отдача несовершеннолетних под присмотр (надзор).

Данная мера пресечения применяется лишь при согласии
родителей, опекунов, попечителей, администрации детского уч­реждения
осуществлять присмотр (надзор) за несовершеннолет­ним и обеспечивать его
надлежащее поведение и явку по вызо­вам. Однако в литературе по данному вопросу
высказываются и иные суждения. А.С. Ландо полагает, что несогласие родителей и
лиц. их заменяющих, осуществлять присмотр за подростками должно рассматриваться
как невыполнение обязанностей по воспитанию детей, и потому следователь
(прокурор, суд) вправе 198

отдать несовершеннолетнего под присмотр родителей (опекунов,
попечителей) вопреки их желанию*.

«Если подросток вышел из-под влияния родителей, опеку­нов,
попечителей … если они не пользуются у несовершеннолет­него авторитетом либо
по состоянию здоровья или в силу иных Причин не смогут выполнять обязательства
по присмотру, то теряется смысл применения данной меры пресечения, ибо не будут
достигнуты ее цели»**.

В литературе высказывается мысль о недопустимости отказа
администрации от установления надзора за несовершеннолет­ним***. Авторы
комментария к УПК УССР утверждают, в част­ности, что согласия на отдачу
несовершеннолетнего под при­смотр не требуется, если это поручается
администрации вос­питательно-трудовых колоний и приемников-распределителей,
поскольку указанные учреждения обязаны осуществлять надзор за
несовершеннолетними в силу своих основных функций, для выполнения которых
данные учреждения созданы****.

По нашему мнению, авторы, отрицающие право админист­рации не
давать согласия на установление надзора за несовер­шеннолетним обвиняемым, не
правы. Содержанию закона дан­ное суждение не соответствует. Отдачу
несовершеннолетнего под присмотр ст. 394 УПК РСФСР связывает с принятием не
только от родителей, опекунов, попечителей, но и от администрации детского
учреждения письменного обязательства обеспечить яв­ку обвиняемого по вызовам и
его надлежащее поведение. В этой связи независимо от прямых обязанностей
администрации дет­ского учреждения по воспитанию соответствующего континген­та
несовершеннолетних требовать в обязательном порядке и принятие ею мер по
пресечению противоправного поведения

*Аандо А.С. Представители несовершеннолетних обвиняемых в со­ветском
уголовном процессе. — Саратов, 1977. С. 82.

**Посник В.С. Отдача несовершеннолетнего под присмотр на
пред­варительном следствии//Расследование преступлений несовершеннолетних
следователями МВД СССР. — Волгоград, 1980. С. 114, 115; Буряков А^. Отдача
несовершеннолетних под присмотр как мера пресече­ния//Социалистическая
законность. 1963, № 3. С. 44; Коврига З.ф. Уголовно-процессуальное принуждение.
— Воронеж, 1975. С. 116.

*** Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Казахской

ССР… С. 157.

****Уголовно-процессуальный кодекс Украинской ССР:
Научно-прак­тический комментарий/Отв. ред. П.Г. Цупренко. — Киев, 1984. С. 567,

568.

199

обвиняемого недопустимо. У администрации детского учрежде­ния
могут быть объективные причины, препятствующие уста­новлению эффективного
надзора за несовершеннолетним об­виняемым. администрация может выдвинуть веские
аргументы о том, что мера пресечения вообще безосновательна в конкрет­ном
случае с учетом личности несовершеннолетнего обвиняе­мого, сложности
оперативной обстановки в детском учреждении и т.п. Игнорировать подобные
обстоятельства следователь, про­курор и суд не могут, они должны учитывать их,
принимая окончательное решение о выборе меры пресечения.

Отмечалось, что авторы комментария к УПК УССР считают что
согласия на отдачу несовершеннолетнего под присмотр не требуется, если надзор
за несовершеннолетним поручается сле­дователем (прокурором, судом)
администрации воспитательно-трудовой колонии или приемника-распределителя,
поскольку указанные учреждения якобы обязаны осуществлять такой над­зор за
несовершеннолетним в силу своих основных функций, для выполнения которых данные
учреждения созданы. Что можно сказать на этот счет? Действительно,
воспитательно-трудовые колонии и приемники-распределители созданы для перевоспи­тания
и исправления правонарушителей, в том числе путем установления надзора
администрации за их поведением. Но ука­занные функции — не
уголовно-процессуального характера, а исправительно-трудового (применительно к
воспитательно-трудовым колониям) и административно-правового характера
(применительно к приемникам-распределителям). В этой связи возникновение
уголовно-проиессуальных обязанностей адми­нистрации воспитательно-трудовой
колонии и приемника-рас­пределителя не может быть обусловлено лишь волеизъявлением
органа расследования (прокурора, суда) и должностными функ­циями администрации,
необходимо еще ее согласие взять на себя обязанность и ответственность за
реализацию меры пресе­чения, обеспечение надзорными мерами такой ситуации,
которая исключала бы ненадлежащее поведение и уклонение несовершеннолетнего
обвиняемого от явки. По объективным причинам в воспитательно^трудовой колонии
или приемнике-распределителе может не быть условий для организации эффек­тивного
надзора за несовершеннолетним. Кроме того, может оказаться, что точка зрения
органа уголовного судопроизводства и администрации воспитательно-трудовой
колонии (приемника-распределителя) на целесообразность избираемой меры пресече-

200

пия не совпадает, при этом администрации, хорошо изучившей
личность несовершеннолетнего, очевидна бесполезность пред­лагаемой меры
пресечения, более эффективной, по мнению ад­министрации, может быть другая мера
пресечения, например заключение под стражу или залог. Игнорирование в подобных
ситуациях мнения администрации воспитательно-трудовой ко­лонии
(приемника-распределителя) под предлогом одних только соображений формального
характера, что для администрации установление надзора является ее должностной
функцией, вряд ли оправданно. Да к тому же, если ориентироваться только на
данное обстоятельство, т.е. на то, что установление надзора за
несовершеннолетними составляет должностную функцию адми­нистрации
воспитательно-трудовой колонии (приемника-рас­пределителя), значит формально
подходить вообще к проблеме избрания меры пресечения, поскольку в порядке
исполнения своих должностных функций администрация и без решения сле­дователя о
мере пресечения уже осуществляет надзор за несовер­шеннолетним обвиняемым, как
она осуществляет такой надзор и за Другими несовершеннолетними, составляющими
контингент воспитатёдьно-трудовой колонии (приемника-распределителя).

По мнению З.Д. Еникеева. не требуется согласия на установ­ление
надзора за несовершеннолетним обвиняемым со стороны администрации специальных
учебно-воспитательных и лечебно-воспитательных учреждений по той же причине,
почему не тре­буется такого согласия от администрации воспитательно-трудо­вой
колонии и приемника-распределителя*.

И в данном случае нельзя согласиться с З.Д. Еникеевым по тем
же соображениям, почему нельзя согласиться с авторами научно-практического
комментария к УПК УССР. Админист­рация специальных лечебно-воспитательных и
учебно-воспита­тельных учреждений действительно обязана осуществлять надзор за
несовершеннолетними правонарушителями. Однако этот над­зор является для
администрации служебной обязанностью, но не процессуальной функцией.
Процессуальная функция по надзору за несовершеннолетними обвиняемыми не
является производ­ной от административно-управленческой функции админист­рации.
Процессуальная функция по надзору за несовершенно­летним обвиняемым возникает
лишь в связи с применением

Еникеев З^Д. Применение мер пресечения по уголовным делам (в
стадии предварительного расследования). — Уфа, 1988. С. 81. •’

201

в качестве меры пресечения отдачи несовершеннолетнего пол
надзор. В силу административно-управленческой функции ад­министрация
специального учебно-воспитательного и лечебно-воспитательного учреждений
осушествляет надзор за правонару­шителем в связи с правонарушением, которое тот
совершил до

помещения его в учреждение. В силу уголовно-процессуальной
функции администрация должна будет осуществлять надзор за правонарушителем,
приобретшим новый правовой статус — об­виняемого в связи с совершенным им
преступлением в период пребывания в данном учреждении.

Поскольку надзор администрации как выполнение ею воз­лагаемой
на нее органом уголовного судопроизводства процессу­альной обязанности не
вытекает из административно-надзорных функций администрации, а является
результатом возложения на администрацию обязанностей по реализации меры
пресечения, постольку администрация вправе соглашаться или не соглашать­ся
принимать на себя уголовно-процессуальные обязанности по надзору за
несовершеннолетним обвиняемым. Если админист­рация специального
учебно-воспитательного либо лечебно-вос­питательного учреждения не согласна
осуществлять надзор за обвиняемым по тем или иным причинам, а эту обязанность
на . нее в принудительном порядке орган уголовного судопроизвод­ства возлагает,
вынося постановление об избрании меры пресе­чения, то весьма трудно ожидать,
чтобы такая мера пресечения была эффективной.

Как отмечалось выше, законодатель не устанавливает ответ­ственность
администрации детского учреждения за нарушение обвиняемым меры пресечения.
Отсутствие согласия админист­рации на установление надзора за
несовершеннолетним и иг­норирование этого несогласия со стороны органа
уголовного судопроизводства приведут к тому, что мера пресечения окажет­ся
формальной, несовершеннолетний обвиняемый останется безнадзорным, что не исключит
рецидива преступления или иных негативных поступков обвиняемого.

По нашему мнению, органы судопроизводства должны с по­ниманием,
без нажима подходить к избранию рассматриваемой меры пресечения, взвешивать все
«за» и «против», в том числе не настаивать на применении
меры пресечения, если админист­рация детского учреждения возражает против этого
и не дает своего согласия на установление уголовно-процессуального над­зора за
несовершеннолетним обвиняемым.

202

Гогласие администрации повышает ее моральную ответ-ткенность
за эффективность надзора за поведением несовер-[рннолетнего обвиняемого,
создает основу для применения — администрации мер дисциплинарной либо
общественной от­ветственности. если такой надзор окажется формальным, если
несовершеннолетний обвиняемый, будучи фактически без над­зора со стороны
администрации, совершит новое преступление или другое правонарушение, скроется
от следствия и суда либо иным образом нарушит меру пресечения.

Указанная мера пресечения применяется при наличии со­гласия
родителей, опекунов, попечителей, администрации детского учреждения
осуществлять присмотр (надзор) за несо­вершеннолетним обвиняемым и обеспечивать
его надлежащее поведение и явку по вызовам следователя, прокурора, суда. Пред­варительно
они должны быть ознакомлены с существом предъяв­ленного обвинения (подозрения).
От родителей, опекунов, попе­чителей, администрации детского учреждения
отбирается пись­менное обязательство обеспечивать явку несовершеннолетнего по
вызовам к следователю и в суд, а также его надлежащее поведение, т. е-
неуклонение от уголовного процесса, несовершение новых преступлений,
непрепятствование установлению по делу истины и обеспечению исполнения
приговора. В письменном обязатель­стве помимо этого следует указать, что
вышеназванные лица предупреждены о характере совершенного обвиняемым (подо­зреваемым)
преступления и об их ответственности в случае нару­шения принятой на себя
обязанности (ст. 394 УПК РСФСР).

Отдача несовершеннолетнего под присмотр означает не толь­ко
установление за ним присмотра или надзора, но и проведение воспитательной и
разъяснительной работы, убеждение несовер­шеннолетнего в необходимости
законопослушного поведения, всяческого способствования органам уголовного
судопроизвод­ства в установлении по делу истины. Присмотр, надзор и вос­питание
(перевоспитание), убеждение в своей совокупности Должны обеспечить надлежащее
поведение обвиняемого, пре­сечь возможные с его стороны попытки скрыться от
следствия и суда, заниматься преступной деятельностью, препятствовать ь
установлении по делу истины, уклоняться или иным способом Мешать в обеспечении
исполнения приговора.

Закон не конкретизирует, кто из родителей, опекунов, попе­чителей
должен осуществлять присмотр за несовершеннолетним. Данный вопрос решается
указанными лицами совместно со сле-

203

дователем (прокурором), судом. Может оказаться, что присмотп
будет поручен обоим родителям или одному из родителей, все зависит от
конкретных обстоятельств дела, позиции по данному вопросу родителей, опекунов,
попечителей, могут быть приняты во внимание и суждения самого обвиняемого, его
защитника.

При установлении надзора администрации детского учрежде­ния
его руководителем назначается конкретное лицо, которому поручается наблюдение
за несовершеннолетним и проведение с ним воспитательной работы. Руководитель
учреждения обязан контролировать состояние надзора за несовершеннолетним, при­нимать
меры к повышению его эффективности. Некоторые авто­ры предлагают, чтобы
следователь высказал лицу, которому по­ручается надзор за несовершеннолетним,
рекомендации относи­тельно организации его воспитания*. По нашему мнению,
делать этого не следует во избежание обезлички в ответственности лиц за
ненадлежащий надзор (присмотр) за несовершеннолетним. В дет­ских учреждениях
помимо общеустанорленных мер по надзору за несовершеннолетними и проведению с
ними воспитательной работы должны быть продуманы и применены и дополнительные
меры с учетом индивидуальных особенностей обвиняемого.

Важно, чтобы информация об отдаче несовершеннолетнего под
присмотр родителей, опекунов, попечителей была доставле­на в инспекцию и
комиссию по делам несовершеннолетних, которые в таких случаях подключаются для
работы с несовер­шеннолетним не только путем контроля за его поведением, но и
путем оказания помощи в осуществлении присмотра, вовлече­нии
несовершеннолетнего в общественно полезные занятия, вы­ведении его из-под
влияния дурного окружения и т. п. Помимо этого следователи должны и через
«комиссии по делам несовер­шеннолетних, администрацию общеобразовательных
школ. про­фессионально-технических училищ и широкую общественность обеспечивать
контроль и наблюдение за поведением несовер­шеннолетнего в период
предварительного расследования в случаях, когда он передан под
присмотр…»**.

Если лица, которым несовершеннолетний отдан под при­смотр
(надзор), по тем или иным причинам объективного харак-

*Уголовно- процессуальный кодекс Украинской ССР: Научно-прак­тический
комментарий/Отв. ред. П.Г. Цупренко. — Киев, 1984. С. -ю0-**Мур<ииов С.В. Когда под следствием подросток//Советская мили­ция. 1978. № 8. С. 38, 39.

204

трпа лишаются возможности обеспечивать надлежащее поведе­ние
и явку обвиняемого, они должны поставить об этом в извест­ность следователя
(прокурора, суд) для отмены принятой меры

пресечения.

Полномочия родителей (опекунов, попечителей) по присмот-

оу за несовершеннолетним обвиняемым и надзор за ним со
стороны администрации детского учреждения носят двойствен­ный характер; с одной
стороны, эти полномочия применительно к присмотру носят брачно-семейный
характер, а применительно. к надзору — административно-управленческий характер,
с дру­гой стороны, они носят уголовно-процессуальный характер. Двойственная
правовая природа полномочий по присмотру и надзору вызывает и двойственный
характер ответственности родителей (опекунов, попечителей) и администрации
детского учреждения при невыполнении или ненадлежащем выполнении ими
обязанностей соответственно по присмотру и надзору. Уго­ловно-процессуальный
характер присмотра и надзора вызывает наступление процессуальной
ответственности при неисполне­нии или ненадлежащем исполнении родителями
(опекунами, попечителями), администрацией детского учреждения обяза­тельств по
присмотру и надзору за несовершеннолетним обвиня­емым. Брачно-семейный характер
полномочий по присмотру вызывает наступление брачно-семейной ответственности
роди­телей (опекунов, попечителей” при неисполнении родителями (опекунами,
попечителями) обязанностей по присмотру и обес­печению надлежащего поведения
детей. Административно-уп­равленческий характер полномочий администрации по надзору
за несовершеннолетними вызывает наступление для представи­телей администрации
дисциплинарной или уголовной ответ­ственности при неисполнении или ненадлежащем
исполнении администрацией своих обязанностей по надзору за несовершен­нолетним
и необеспечении его надлежащего поведения.

Если родители, опекуны, попечители, которым
несовершен-нолетний обвиняемый отдан под присмотр, не обеспечивают его
своевременную явку и надлежащее поведение и таким образом нарушают принятые на
себя обязательства, то по решению суда на них может быть наложено денежное
взыскание (такое реше­ние принимается в порядке, предусмотренном ст. 323 УПК.
*СФСР) или применены меры общественного воздействия.

Если родители, опекуны, попечители при всем их желании
стремлении не имели возможности предупредить (пресечь)

205

противоправные действия несовершеннолетнего и его уклонение
от явки по вызовам, а также не смогли по объективным причи­нам своевременно
сообщить об этом органу, в производстве которого находится уголовное дело, то
за нарушение обвиня­емым меры пресечения ответственность они не несут*.

При нарушении несовершеннолетним обвиняемым меры пре­сечения,
когда он отдан под надзор администрации детского учреждения, администрация не
несет ответственности, подобной той, которую несут родители, опекуны,
попечители (ч. 3 ст. 394 У ПК РСФСР). Однако, по нашему мнению, если со стороны
администрации будет допущена халатность или иное ненадле­жащее исполнение
обязанностей по надзору за несовершенно­летним обвиняемым, то по инициативе
органов государствен­ного управления к виновным лицам администрации могут быть
применены меры дисциплинарного воздействия**, а по иници­ативе общественных
организаций или трудового коллектива — и меры общественного воздействия. Такие
меры могут быть применены и в связи с представлением следователя, прокуро­ра
или частным определением суда (частным постановлением судьи), вынесенным в
порядке, предусмотренном ст. 21, 21′, 212 УПК РСФСР. Не исключается и уголовная
ответственность представителей администрации детских учреждений за наруше­ния
обвиняемым меры пресечения, если со стороны админист­рации допущена преступная
халатность***, попустительство,

приведшие к совершению поднадзорным обвиняемым нового
опасного преступления.

Анализ практики свидетельствует, что рассматриваемая мера
пресечения применяется крайне редко. По данным З.Ф. Ков­риги, отдача
несовершеннолетних под присмотр применяется в 0,06% случаев****. По
свидетельству 3.3. Зинатуллина, ему не пришлось встретиться ни с одним случаем
избрания предусмот-

*Комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу Белорусской
ССР/Под ред. ДА. Здановича. — Минск, 1973. С. 118.

**Посник В.С. Отдача несовершеннолетнего под присмотр на
пред­варительном следствии//Расследование преступлений несовершеннолетних
следователями МВД СССР- — Волгоград. 1980. С- 119; Зинатуллин 3.3.
Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность (Воп­росы теории и
практики). — Казань, 1981. С. 85.

***3инатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное принуждение и его
эф­фективность (Вопросы теории и практики), — Казань, 1981. С. 85.

****Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. —
Воронеж, 1975. С. 119.

206

ренной ст. 394 УПК РСФСР меры пресечения (он изучал уголов­ные
дела о преступлениях несовершеннолетних, большинство из которых не представляло
большой общественной опасности)*. Из 600 уголовных дел, изученных В.М.
Корнуковым, по 595 делам в отношении обвиняемых (подозреваемых) избирались или
подписка о невыезде, или содержание под стражей и только в 5 случаях — личное
поручительство. Отдача несовершеннолет­него под присмотр как мера пресечения
при этом не применя­лась ни разу**. Этим же автором опрошено 500 следователей и
лиц, ведущих дознание. Только 3,5% из них сообщили, что в своей практике они
применяли в качестве меры пресечения отдачу несовершеннолетних под присмотр***.

По данным нашего исследования, отдача несовершеннолет­них
под присмотр в числе всех других мер пресечения, избира­емых в отношении
несовершеннолетних, не превышает 1-1,5% в Москве, Московской. Тверской,
Владимирской, Волгоград­ской, Белгородской областях (1987-1990 гг., 1992-1996
гг.).

Среди причин, отрицательно сказывающихся на применении
отдачи несовершеннолетних под присмотр как меры пресечения, в юридической
литературе с учетом высказываний практических

работников называются следующие:

— недооценка этой меры пресечения органами расследова­ния,
прокурорами, судами; сомнения в ее эффективности;

— затруднения в применении меры пресечения, вызываемые
сложностью процессуальной формы (отнимает много времени, особенно у неопытных
следователей, ввиду сложности процессу­альной процедуры применения меры
пресечения; трудности с разъяснением родителям, опекунам, попечителям и
представи­телям администрации их прав и обязанностей в связи с примене­нием
данной меры пресечения);

— стереотип мышления и действия следователей и судей, когда
предпочтение отдается подписке о невыезде и аресту как

*3инатуллин 3.3. Уголовно-процессуальное принуждение и его
эф­фективность (Вопросы теории и практики). — Казань, 1981. С. 85, 86.

**Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном
судопроизводстве. — Саратов, 1978. С. 52, 53.

***Корнукое В.М. Меры процессуального принуждения в
уголовном судопроизводстве. — Саратов, 1978. С. 53; Советская юстиция. 1981. №
14. С- 26, 27; Вопросы совершенствования борьбы с преступностью
несовершеннолетних. — Уфа, 1983. С, 87-96; Правонарушения несовер­шеннолетних и
их предупреждение. — Казань, 1983. С. 96-101.

207

мерам пресечения наиболее удобным и простым в оформлении
процессуальных документов*.

Зачастую следователи и суды предпочитают отдаче несовер­шеннолетнего
под присмотр арест либо подписку о невыезде. Такая практика, если она не
основана на тщательном подходе к выбору меры пресечения, оптимально отвечающей
задачам конкретного случая, не может расцениваться как положительная.
Негативное значение такой практики в том, что она «должным образом не
учитывает правообеспечительные и воспитательные способности мер пресечения и
необходимость создания благо­приятных условий для перевоспитания
несовершеннолетнего правонарушителя уже в стадии предварительного расследования
посредством мер, обладающих более эффективной силой влияния на поведение
подростка, При подобной практике предусмотрен­ные законом специальные меры
пресечения, по существу, бездей­ствуют …хотя применение их к
несовершеннолетним подслед­ственным во многих случаях было бы вполне
оправданным»**.

Прокуратура и Верховный суд предлагают шире практиковать к
подросткам, особенно впервые совершившим преступления и не представляющим
большой общественной опасности, такую меру пресечения, как отдача
несовершеннолетнего под присмотр***.

Среди причин, отрицательно сказывающихся на эффектив­ности
такой меры пресечения, как отдача несовершеннолетних под присмотр, следует
указать и на следующие: неспособность родителей, опекунов, попечителей путем
присмотра за несовер-

* Давыдов В.А., Ч увидев А^А. Прокурорский надзор за
законностью и обоснованностью заключения под стражу в качестве меры пресече­ния//Социалистическая
законность. 1975. № 3. С. 59; Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в
уголовном судопроизводстве. — Саратов, 1978. С. 60; Посник В.С. Отдача
несовершеннолетнего под присмотр на предварительном следствии//Расследование
преступлений несовершеннолетних следователями МВД СССР: Материалы
совещания-семинара. — Волгоград, 1980. С. 113, 114; Зинатуллин 3.3.
Уголовно-процессуальное принуждение и его эффективность (Вопросы теории

и практики). — Казань, 1981. С- 84-86; Кукушкин Ю.А, Первые
результаты/Советская милиция. 1979. №’ 6. С. 21.

**Еникеев 3,4. Применение мер пресечения по уголовным делам
(в стадии предварителвного расследования). — Уфа, 198в. С. 66.

***Советская прокуратура: Сборник документов. — М., 1981. С.
221;

Бюллетень Верховного Суда СССР. 1982. № 5, С. 4; 1987. № 1.
С. 20;

№ 3. С. 43, 44; Гуковская Н.И„ Долгова А.И„ Миньковский Г.М.
Расследование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовер­шеннолетних.
— М., 1974. С. 57.

208

шеннолетними пресечь и предупредить их ненадлежащее поведе­ние
вследствие своей неавторитетности в глазах несовершенно­летних*;
антиобщественная настроенность родителей, опекунов, попечителей, что не
позволяет органам следствия, прокурору, суду доверять им присмотр за
несовершеннолетними; запу­щенность воспитательной и режимной работы в детских
учрежде-ниях, вследствие чего администрация лишена реальной возмож­ности
положительно воздействовать на несовершеннолетних;

слабый подбор кадров руководителей, воспитателей таких учреж­дений,
профессионально не подготовленных для выполнения столь сложной функции, как
воспитание и перевоспитание несо­вершеннолетних правонарушителей. Не
способствует активи­зации в применении рассматриваемой меры пресечения и сло­жившаяся
практика непривлечения к ответственности лиц из состава администрации детских
учреждений, халатно относящих­ся к присмотру и надзору за несовершеннолетними
обвиняемыми.

Каковы пути устранения негативных факторов, препятствую­щих
оптимальному применению в качестве меры пресечения отдачи несовершеннолетнего
под присмотр, каковы пути повы­шения эффективности данной меры пресечения?

Необходимы серьезные усилия руководителей следственного
аппарата, следователей, прокуроров, судов для более широкого применения отдачи
несовершеннолетних под присмотр, прежде всего за счет повышения
требовательности к опекунам, попечи­телям, родителям, администрации детских
учреждений за вы­полнение ими обязательств по присмотру и надзору**, за счет
привлечения их к установленной законом ответственности за халатное отношение к
проведению надзорно-воспитательной ра­боты с обвиняемыми, за счет повышения
активности самих органов уголовного судопроизводства, обязанных не только при­нимать
решения о мерах пресечения, но и контролировать ис­полнение обязательств
лицами, на которых возложены присмотр и надзор. Следует анализировать в
следственных аппаратах прак-

* Неспособность родителей путем присмотра за
несовершеннолетними пресечь н предупредить их ненадлежащее поведение зачастую
объясняется тем, что один из родителей в семье отсутствует. Нередко это
является следствием осуждения родителя за совершенное преступление. Ежегодно в
стране в результате вынесения обвинительных приговоров 700 тыс. детей

остается в неполных семьях.

**Коврша З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. —
Воронеж,

1975. С. 119, 120.

209

тику применения рассматриваемой меры пресечения, устанавли­вать
недостатки и причины ее неэффективности, строго спраши­вать со следователей за
бесконтрольность и формализм. Большие резервы повышения эффективности отдачи
несовершеннолет­них под присмотр лежат в организации помощи опекунам, попе­чителям,
родителям, администрации детских учреждений со сто­роны инспекций и комиссий по
делам несовершеннолетних, которые должны совместными усилиями контролировать
пове­дение несовершеннолетних, присматривать за ними, не забывая о воспитании,
отвлечении подростков от дурного влияния ок­ружения, основное внимания уделяя
индивидуальному подходу. Большое влияние на несовершеннолетних могут оказывать
учеб­но-воспитательные советы детских учреждений, поэтому следует выяснять
мнение таких советов при избрании меры пресечения, а самим советам поставить
под строгий контроль осуществление администрацией и конкретными сотрудниками
детских учрежде­ний над зорно-вое питатель но и работы с несовершеннолетними.
«Такой порядок повысит ответственность администрации, вос­питателей,
педагогов, мастеров, надзирателей, общественных ор­ганизаций… за надлежащее
поведение воспитанника, обвиня­емого в совершении преступления»*.

Повышение эффективности рассматриваемой меры пресече­ния
следует видеть также в дальнейшем совершенствовании ее законодательной
регламентации. Прежде всего необходимо пре­доставить право наряду с родителями
и другим родственникам брать на себя обязательства по обеспечению надлежащего
пове­дения и явки обвиняемого несовершеннолетнего в следственные органы и в
суд**. Следует также расширить перечень учрежде­ний, администрации которых
поручалось бы устанавливать над­зор над несовершеннолетними обвиняемыми. К
таким учрежде­ниям следует отнести все те. в которых обвиняемые проживают
постоянно или хотя и временно, но весьма продолжительно, и помимо этого там же
учатся, работают, находятся на излечении или перевоспитании. Необходимо в
законодательстве установить также ответственность администрации детских
учреждений, если нарушение обвиняемым меры пресечения стало возможным
вследствие того, что администрация не выполнила обязательств

*Коврига Э.Ф. Уголовно -процессуальное принуждение.

^Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Белорусской
ССР/Под ред. А.А. Здановича. — Минск, 1973. С. 118.

210

по надзору за его поведением и неуклонением от органов
рассле­дования и суда. И еще одно положение требует дополнительной
законодательной регламентации. УПК РСФСР в ст. 394 в качест­ве цели
рассматриваемой меры пресечения указывает такую, как обеспечение надлежащего
поведения несовершеннолетнего. Но что следует понимать под надлежащим
поведением, в данной статье УПК не разъяснено. Пробел следует восполнить, что
позволит четко и конкретно устанавливать обязательства и несо­вершеннолетних
при применении к ним меры пресечения, и тех лиц. которым они отдаются под
присмотр (надзор). Аналогич­ный пробел содержится в ст. 94 (личное
поручительство). 95 (поручительство общественной организации), 100 (наблюдение
командования воинской части) УПК РСФСР. И в данных случа­ях пробелы в
законодательном порядке следует устранить, указав в названных статьях УПК, что
надлежащее поведение обвиняе­мого (подозреваемого) исключает совершение им
новых преступ­лений в период применения мер пресечения, попытки мешать в
установлении по делу истины, скрываться от органов уголовно­го судопроизводства
и препятствовать обеспечению исполнения

приговора.

Повышению эффективности такой меры пресечения, как от­дача
несовершеннолетних под присмотр (надзор), могло бы спо­собствовать, по нашему
мнению, законодательное закрепление

в УПК следующих основных положений;

— отдача несовершеннолетнего под присмотр заменяет
за-•ключение под стражу. В этих целях несовершеннолетний по­мещается в закрытое
детское учреждение или отдается под ответ­ственный присмотр родителей,
опекунов, попечителей или дру­гих благонадежных лиц, изъявивших согласие
обеспечивать та­кой присмотр. Помещение несовершеннолетнего под надзор в
закрытое детское учреждение вместо заключения под стражу производится по
инициативе прокурора и органов расследования по согласованию с органами опеки
(попечительства) решением суда. При нарушении обвиняемым меры пресечения отдача
несо­вершеннолетнего под присмотр заменяется заключением под стражу, если им
совершено преступление, санкция за которое предусматривает лишение свободы на
срок свыше одного года;

— отдача несовершеннолетнего под присмотр используется и в
качестве самостоятельной меры пресечения при отсутствии оснований для
заключения обвиняемого под стражу. В этих целях обвиняемый, проживающий в
семье, отдается под ответ-

211

ственный присмотр родителей, опекунов, попечителей или дру­гих
благонадежных лиц, изъявивших согласие обеспечивать при­смотр за
несовершеннолетним и пресечение попыток уклонения от следствия н суда, занятий
преступной деятельностью, вос-

препятствования установлению по делу истины и исполнению
приговора.

Обвиняемый, находящийся в детском воспитательном, меди­цинском
или учебном учреждении отдается под надзор адми­нистрации детского учреждения,
изъявившей согласие обеспе­чить над зорн о-вое питательные мероприятия по
пресечению попыток со стороны несовершеннолетнего к уклонению от след­ствия и
суда, занятий преступной деятельностью, воспрепятство-

вания установлению по делу истины и обеспечению исполнения
приговора.

При нарушении обвиняемым меры пресечения к нему при­меняется
более строгая мера — помещение его в закрытое дет­ское учреждение. Помещение
несовершеннолетнего под надзор в закрытое детское учреждение производится по
согласованию с органами опеки и попечительства решением суда или с сан­кции
прокурора органом предварительного следствия;

— сроки содержания несовершеннолетних в закрытых дет­ских
учреждениях определяются в порядке, предусмотренном ст-97 УПК РСФСР.

Повышение эффективности отдачи несовершеннолетних под
присмотр при законодательной регламентации данного инсти­тута в предлагаемой
нами форме будет обеспечено: строгой оп­ределенностью оснований для применения
меры пресечения;

повышенной ответственностью обвиняемых и лиц. осуществля­ющих
присмотр (надзор), за несоблюдение несовершеннолетним меры пресечения;
усилением прокурорского надзора и судебного контроля за законностью,
обоснованностью и результативнос­тью отдачи несовершеннолетних под присмотр.

212

ГЛАВА 9. ОБЯЗАТЕЛЬСТВО ЯВЛЯТЬСЯ ПО ВЫЗОВАМ ^ СООБЩАТЬ О
ПЕРЕМЕНЕ МЕСТА ЖИТЕЛЬСТВА

«При отсутствии оснований, делающих необходимым приме­нение
меры пресечения, у обвиняемого отбирается обязательст­во являться по вызовам и
сообщать о перемене места жительст­ва», — гласит ч. 4 ст. 89 УПК РСФСР.

Принудительный характер данной меры состоит в том, что не по
своей воле, а по требованию органов и лиц, осуществляющих судопроизводство,
обвиняемый обязуется являться по вызовам и сообщать о перемене места
жительства, изменении места пре­бывания.

Обязательство о явке — неотъемлемый атрибут любой меры

пресечения, через его реализацию обеспечивается одна из суще­ственнейших
целей мер пресечения — гарантировать участие обвиняемого являться по вызовам и
сообщать о перемене места жительства, таким образом обеспечивается участие
обвиняемого в уголовном процессе; под угрозой применения более строгих мер
пресечения гарантируется его неуклонение от дознания,

следствия,суда.

Какие негативные явления пресекаются отбиранием обяза­тельства
являться и сообщать о перемене места жительства? Прежде всего и главным образом
при отобрании такого обяза­тельства пресекаются возможные попытки со стороны
обвиня­емого уклониться от уголовного судопроизводства, не принимать в нем
участия, скрыться от следствия и суда. Что гарантирует эффективность данных
обвиняемым обязатель^тч являться и со­общать о перемене места жительства?
Угроза применения более строгой меры пресечения, вплоть до заключения под
стражу (при

наличии к тому оснований).

В УПК не говорится, обязаны ли следователь, прокурор, суд и
лицо, производящее дознание, составлять постановление об отобрании
обязательства являться по вызовам и сообщать о пе­ремене места жительства. В
литературе и на практике распро­страненным является мнение, что постановление
об отобрании рассматриваемого обязательства выносить не надо*. По нашему

*Уголовно -процессуальный кодекс Украинской ССР: Научно-прак­тический
комментарий/Отв. ред. П.Г. Цупренко. — Киев, 1984. С. 216.

213

мнению, данное суждение с законодательством не согласуется.
Чтобы применить к обвиняемому уголовно-процессуальное при­нуждение путем
отобрания у него обязательств являться и сооб-шать о перемене места жительства,
лицо, производящее дозна­ние, следователь, прокурор, суд должны принять решение
об этом. в котором мотивировать, во-первых, отсутствие основа­ний, делающих необходимым
применение перечисленных в ст. 89 УПК РСФСР мер пресечения: во-вторых,
законность и обоснованность получения у обвиняемого обязательства являть­ся по
вызовам и сообщать о перемене места жительства. Постанов­ление (определение)
подписывается тем. кто его вынес, объявля­ется пол расписку лицу, к отношении
которого оно вынесено.

Обязанность вынесения постановления (определения) об ото­брании
обязательства являться и сообщать о перемене места жительства основывается на
общем правиле уголовного процес­са. в соответствии с которым постановления
(определения) ор­ганов, в производстве которых находится уголовное дело, состав­ляются
всякий раз, когда это необходимо для объяснения хода дознания, следствия и
судебного разбирательства, а также реше­ний. принимаемых при этом лицом,
производящим дознание, следователем, прокурором, судом (§ 11. 12 ст. 34 УПК
РСФСР).

Каждая мера уголовно-процессуального принуждения, в том
числе мера пресечения, поскольку она нарушает гарантируемые законом права и
законные интересы граждан, ограничивает их личную свободу, независимость, не
может быть подразумева­емой. само собой разумеющейся, ее применение к
конкретной личности должно быть разъяснено с указанием предусмотренных законом
оснований, решение об этом объявлено обвиняемому. Мотивированное решение о
применении меры уголовно-роцессуального принуждения гарантирует от произвола,
оно необходимо и для того. чтобы гражданин, к которому она при­меняется. имел
возможность обжаловать ее, а прокурор, осу­ществляющий надзор за законностью и
обоснованностью уго-ловно-проиессуального принуждения, проверить, насколько
решение законно, обоснованно, справедливо, насколько оно со­ответствует
собранным материалам уголовного дела.

Обязательство являться по вызовам и сообщать о перемене
места жительства оформляется в виде письменного документа. Форма этого
документа включает: наименование, указание места и даты составления, данные об
обвиняемом, совершенном им преступлении, его квалификации, содержание
обязательства, от-214

метку о разъяснении обвиняемому существа принятых
обяза-тельств, последствий их нарушения обвиняемым. Документ под­писывается
обвиняемым в том, что им дано обязательство, ему разъяснены его сущность и
последствия невыполнения. Доку­мент подписывается и органом (лицом), который отобрал
обяза­тельство.

Как отмечалось выше, меры пресечения применяются к об­виняемым
и в порядке исключения к подозреваемым. В отличие от этого при производстве
дознания, следствия и в судебных стадиях процесса обязательство являться по
вызовам и сообщать о перемене места жительства отбирается только у обвиняемого.
Если обвиняемых несколько и у них отбирается обязательство, то документ об этом
составляется для каждого обвиняемого отдельно, да и сами обязательства
отбираются персонально

у каждого обвиняемого.

Возникает вопрос, как следует поступить органу (лицу), осу­ществляющему
производство по делу, если обвиняемый винов­ным себя не признает и отказывается
в этой связи дать обяза­тельства являться по вызовам и сообщать о перемене
места жительства. Полагаем, что в таких случаях следует поступить так, как
обычно поступают при отказе обвиняемого подписать прото­кол следственного
действия (ст. 142 УПК РСФСР). О таком отказе необходимо сделать отметку на
тексте обязательства; дан­ная отметка заверяется органом (лицом), который
отбирает обя­зательство. Обвиняемому должна быть предоставлена возмож­ность
дать объяснения о причинах отказа, которые заносятся ниже текста обязательства.
Об отказе подписать обязательство являться и сообщать о перемене места
жительства может быть составлен отдельный протокол с занесением в него и
объяснений обвиняемого о причинах отказа.

При нарушении обвиняемым обязательства являться и сооб­щать
о перемене места жительства следует применить меры принуждения. При неявке
обвиняемый подвергается приводу, при наличии к тому оснований может быть
избрана в отношении обвиняемого соответствующая мера пресечения.

Обязательство о явке как мера уголовно-процессуального
принуждения не пользуется популярностью ни следователей, ни органов дознания,
ни прокуроров, ни судов. По свидетельству В.М. Корнукова, из всех изученных им
дел ему не встретилось ни одного, по которому бы мера пресечения не применялась
вооб­ще, хотя такие возможности не исключались и основания для

215

отобрания у обвиняемого обязательства являться по вызовам и
сообщать о перемене места жительства имелись. В процессе опроса следователей
В.М. Корнукову удалось выяснить, что аб­солютное большинство следователей
негативно относятся к рас­сматриваемой мере, не видят в ней пользы для решения
задач уголовного судопроизводства*.

Противоположного характера наблюдения и выводы сделаны Ю.Б.
Манаевым, В.С. Посником, В.В. Смирновым. Как пока­зали проведенные ими
обобщения следственной практики, в тех сравнительно немногочисленных случаях,
когда следователи от­бирали у обвиняемых обязательства являться по вызовам и
сооб­щать о перемене места жительства, применение меры принужде­ния вполне
обеспечивало интересы правосудия**.

Наши наблюдения и опросы руководителей следственных ап­паратов
МВД, УВД, проведенные в 1988 и 1989 гг., 1995-1996 гг, •свидетельствуют, что
обязательство о явке, как и в прежние годы, используется весьма редко, однако в
тех случаях, когда следователи применяют данную меру уголовно-процессуального
принуждения законно и обоснованно, негативного отношения обвиняемых к
уголовному процессу обычно не наблюдается.

Обязательство являться по вызовам и сообщать о перемене
места жительства как мера уголовно-проиессуального принужде­ния должно занять
соответствующее место в практике. Данную меру рекомендуется применять не только
по делам о преступле­ниях, не представляющих большой общественной опасности, а
также по делам, по которым предполагается уголовное дело прекратить***, но и по
делам о других преступлениях, если неуклонение обвиняемого от следствия и суда,
несовершение им новых преступлений, отказ от противодействия в установлении
истины по делу и в обеспечении исполнения приговора могут

быть гарантированы данным обязательством без применения меры
пресечения.

При осуществлении дос^юебной подготовки в протокольной форме
мера пресечения не применяется, у правонарушителя

*Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном
судопроизводстве. — С. 84.

**Манаев Ю.В., Посчик В.С., Смирнов В.В. Применение мер
пресе­чения следователем (По материалам следственных органов МВД СССР). —
Волгоград, 1976. С. 9.

***Лившии, Ю^З,. Меры пресечения в советском уголовном
процессе. — М„ 1964. С. 17, 18.

216

отбирается обязательство являться по вызовам органов
дознания и суда и сообщать им о перемене места жительства (ч. 2 ст. 415 У ПК
РСФСР).

Поскольку обязательство являться по вызовам и сообщать о
перемене места жительства в целом решает задачи, которые возлагаются законом на
данную меру уголовно-процессуального принуждения, следует признать
целесообразным, чтобы указан­ная мера была законодательно признана новым УПК
Россий­ской Федерации, при этом не только при использовании прото­кольной формы
досудебной подготовки материалов, но и в про­цессе дознания, следствия,
судебного разбирательства, во время производства в других судебных стадиях,
когда в материалах отсутствуют оснэвания для применения мер пресечения, предус­мотренных
уголовн о- процессуальным законодательством.

217

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ