8.1. Международный правопорядок на рынке инвестиций

8.1. Международный правопорядок на рынке инвестиций

41
0

183. Любой национальной экономике необходимы посто­янные
ресурсные вложения, которые называются «капита­ловложениями», или
«инвестициями».

Как правило, понятие «капиталовложения» трактуется как
вложения только в основные средства производства (ос­новной капитал), а
«инвестиции» — как вложения в любые экономические объекты и процессы: средства
производства, запасы, резервы, информационные ресурсы, ценные бумаги,
«человеческий капитал», т. п. Зачастую эти термины упот­ребляются как синонимы.

Инвестиции могут иметь место:

— в материально-вещественной форме (строящиеся объ­екты,
машины и оборудование, товары);

— в невещественной форме (интеллектуальная собствен­ность,
права и интересы и т.п.);

— в денежной форме.

Направляются инвестиции либо на приращение экономи­ческого,
производственного, материально-вещественного по­тенциала («реальные»
инвестиции), либо в финансовую сферу — в акции, облигации, векселя, другие
ценные бумаги (финансовые инвестиции).

В составе финансовых инвестиций выделяют так называе­мые
«портфельные» инвестиции — вложения денег в набор (портфель) разнообразных
ценных бумаг в целях повышения доходности и снижения экономического риска, в
расчете на дивиденды, на получение прибыли.

Инвестиции в объекты, дающие инвестору право участво­вать в
управлении объектом, называются «прямыми инвести­циями».

Согласно «Кодексу либерализации движения капиталов»,
выработанному Организацией по экономическому сотрудни­честву и развитию (ОЭСР),
прямые инвестиции определя­ются как «инвестиции, осуществляемые с целью
установле­ния длительных экономических связей между предпринима­тельскими
организациями, а также инвестиции, обеспечи­вающие их собственнику эффективный
контроль за управле­нием предприятием».

Конвенция об учреждении Многостороннего агентства по
гарантиям инвестиций к числу прямых относит инвес­тиции, признанные таковыми
решением Совета директоров Агентства. Имеются такие решения в отношении инвести­ций,
предоставляемых по договорам инвесторов с прини­мающей стороной: о разделе
продукции; об участии в про­екте и в прибыли, полученной в результате
реализации про­екта; об участии в управлении предприятием; коммерческой
концессии (франчайзинга); на строительство под ключ; по лицензионным договорам;
по договорам финансовой арен­ды (лизинга); по договорам целевого займа, — и
некоторые другие.

184. Перемещение капитала, инвестиций из одной страны в
другую осуществляется в форме предпринимательского ка­питала (прямые и
портфельные инвестиции) и ссудного ка­питала.

Ссудный капитал — это предоставление кредитов в де­нежной
или товарной форме с целью получения прибыли за счет ссудного процента.

В зависимости от того, кто инвестирует капитал, различа­ют
инвестиции:

— государственные;

— частные;

— иностранные, т.е. поступающие из-за рубежа (как госу­дарственные,
так и частные, в том числе от международных финансовых организаций).

Потребителями инвестиционных ресурсов выступают го­сударство,
предприятие (предприниматели), население как совокупность домашних хозяйств.

Источниками инвестиционных ресурсов для государства служат:
средства бюджетов (т. е. в основном налоги), при­быль от государственной
внешнеэкономической деятельнос­ти, продажа облигаций государственных займов,
зарубежные кредиты, иностранная помощь и др.

Источниками инвестиционных ресурсов для предприятий служат:
средства из фонда накопления в национальном дохо­де страны, прибыль
предприятий, учредительские взносы, банковские и ипотечные кредиты, товарный
кредит, лизинг, продажа акций, облигаций, венчурный капитал, привлечен­ный для
производства новых технологий, благотворительные взносы и др.

В качестве инструментов регулирования инвестиций ис­пользуются:
налоговые льготы, ускоренная амортизация, предоставление субсидий, займов,
страхование, гарантирова­ние кредитов, предоставление земельных участков,
обеспече­ние инфраструктурой, оказание технической помощи.

185. Если межгосударственный перелив капитала образу­ет
МАКРОУРОВЕНЬ миграции капиталов, то МИКРО­УРОВЕНЬ — это движение капитала по
внутренним кана­лам ТНК.

ТНК выступают владельцами значительной части прямых
заграничных инвестиций. Зарубежные филиалы ТНК явля­ются либо полной
собственностью головных компаний, рас­положенных в стране базирования, либо
существуют в форме смешанных (совместных) предприятий, т.е. предприятий с долей
иностранных инвестиций в уставном капитале.

Контроль ТНК над зарубежным предприятием может ус­танавливаться
без участия собственного капитала путем до­говоров о промышленном
сотрудничестве, передаче техноло­гии, научно-исследовательских разработках, об
управленчес­ких, информационных услугах и т.п.

Портфельные инвестиции используются для финансиро­вания
облигационных займов, выпускаемых крупнейшими ТНК, транснациональными банками,
центральными государ­ственными банками.

Международные кредиты используются государствами для
покрытия бюджетного/платежного дефицита, осущест­вления международных проектов,
развития внешнеэкономи­ческих связей, создания производственной инфраструктуры
и т.п., а предприятиями, ТНК — для пополнения основного капитала, учреждения
филиалов, строительства и рекон­струкции зарубежных предприятий, выпуска акций.

186. Вывоз частного капитала, как правило, связан с избы­точным
капиталом, с поиском сфер приложения капитала и конкуренцией на этом рынке.

Вывоз государственного капитала не связан с избыточ­ным
капиталом, так как в государственных бюджетах нет из­быточных средств, и почти
всегда он носит политическую ок­раску.

Трансграничное движение государственных и частных инвестиций
осуществляется в рамках единого международ­ного РЫНКА инвестиций, в котором
соединены интересы инвесторов и получателей инвестиций, спрос и предложение. В
качестве своеобразной подсистемы этого рынка можно вы­делить международный
рынок ссудных капиталов.

Очевидно, что международный рынок инвестиций нахо­дится как
в сфере регулирования международного экономи­ческого права, так и в сфере
регулирования национальных систем внутригосударственного права.

Роль государства в международном инвестиционном про­цессе
сводится к тому, что оно само является, с одной сторо­ны, крупнейшим
экспортером капитала, а с другой стороны, гарантом вывоза частного капитала. На
государстве лежит также обязанность защиты инвестиций.

В случаях дефицита платежного баланса государства ком­пенсируют
дефицит за счет привлечения иностранных ин­вестиций, что позволяет путем
импорта капитала произво­дить внутренние накопления.

187. Совокупность норм, регулирующих межгосударст­венные
экономические отношения по поводу инвестиций, со­ставляет международное
инвестиционное право.

Предметом правоотношений при этом являются инвести­ции в
любой их форме (прямые, портфельные, ссудный капи­тал), инвестиционный климат,
режим предприятий с ино­странными инвестициями, ценные бумаги, право собствен­ности
на них, долговые обязательства и т.п.

Внутригосударственное право определяет меру проникно­вения
иностранного элемента на внутренний рынок факторов производства (земли,
природных ресурсов, средств производ­ства, рынок рабочей силы) и финансовый
рынок страны.

Источниками международного инвестиционного права являются, в
частности, двусторонние международные согла­шения о содействии и защите
инвестиций, об устранении двойного налогообложения, торговые договоры, договоры
о поселении, договоры об экономическом и промышленном со­трудничестве, а также
многосторонние соглашения:

— Вашингтонская конвенция о порядке разрешения спо­ров между
государством и лицом другого государства 1965 года;

— Сеульская конвенция об учреждении Многостороннего
агентства по гарантиям инвестиций 1985 года;

— Соглашение по торговым аспектам иностранных инвес­тиций
(ТРИМ), действующее в системе ВТО.

188. Как известно, существуют сложные формы межгосу­дарственного
сотрудничества, требующие привлечения това­ров, услуг, капиталов, трудовых
ресурсов одновременно, и, следовательно, соответствующих международно-правовых
соглашений.

Так, в соответствии с многосторонним международным
соглашением стран-членов СЭВ в 1975-1978 гг. в СССР ве­лось строительство
крупнейшего в Европе магистрального газопровода «Союз» от Оренбурга до западной
границы СССР. Страны-участницы осуществляли поставки оборудо­вания с оплатой
его поставками газа из СССР. Необходимые инвестиции в форме ссудного капитала
были предоставлены Международным инвестиционным банком (МИБ) стран-членов СЭВ,
а также привлекались через МИБ от нацио­нальных банков стран-членов СЭВ, банков
промышленно развитых стран.

Из этого примера видно, что сложные формы промыш­ленного,
научно-технического сотрудничества можно разло­жить на известные
«составляющие»:

— движение товаров;

— движение услуг;

— движение финансовых средств;

— движение капиталов;

— движение рабочей силы.

189. Следует иметь в виду, что движение капиталов, ин­вестиций
и согласование правовых систем в части их регули­рования является неотъемлемой
стороной многосторонних кооперационных и интеграционных процессов — например, в
рамках ЕС, ОЭСР или СНГ.

190. Не существует централизованного универсального
международно-правового регулирования порядка осущест­вления за рубежом прямых,
портфельных инвестиций, ин­вестиций в форме вывоза ссудного капитала.

Вместе с тем, мировое хозяйство движется в сторону со­здания
многостороннего механизма с определенными прави­лами в отношении прямых
иностранных инвестиций. В этой связи отмечается тенденция либерализации
инвестиционно­го режима в большинстве стран мира, роста числа двусторон­них и
многосторонних соглашений.

Тенденция к унификации инвестиционных режимов, к
универсализации правил приема и защиты иностранных ин­вестиций находит свое
проявление в создании различных на­циональных и многосторонних «кодексов
поведения» и ана­логичных актов.

Кодекс либерализации движения капиталов был принят в свое
время решением Совета ОЭСР. Он является обязатель­ным для государств-членов,
состоит из 3 частей: обязательств государств-членов, в частности не вводить
новых ограниче­ний на передвижения капиталов; порядка нотификации в случаях
применения ограничительных мер (по соображени­ям безопасности, в связи с
трудностями с платежными балан­сами и т.п.); перечня инвестиционных операций,
подлежа­щих либерализации.

В 1992 году МБРР принял «Руководящие принципы в от­ношении
режима иностранных инвестиций». В рамках Орга­низации Азиатско-Тихоокеанского
экономического сотруд­ничества (АТЭС) в 1994 году был принят «Добровольный
кодекс» прямых иностранных инвестиций, в котором сфор­мулированы следующие, в
частности, инвестиционные прин­ципы:

— недискриминационный подход к странам-донорам;

— национальный режим для иностранных инвесторов;

— минимизация ограничений;

— недопустимость экспроприации без компенсации;

— обеспечение регистрации и конвертируемости;

— устранение барьеров при вывозе капитала;

— избежание двойного налогообложения;

— соблюдение инвестором норм и правил страны пребы­вания;

— обеспечение въезда-выезда иностранному персоналу;

— разрешение споров путем переговоров либо через ар­битраж.

Кодекс АТЭС, по мнению специалистов, может быть ис­пользован
в будущем Всемирной торговой организацией (ВТО).

191. В международных соглашениях в связи с инвести­циями
государства решают такие вопросы, как: режим инвес­тиций, гарантии
произведенных вложений, урегулирование инвестиционных споров, предотвращение
ограничительной деловой практики, контроль за использованием цен в систе­мах
ТНК, различные аспекты инвестиционного климата.

Политика государств в отношении экспорта-импорта ин­вестиций
в форме кредитов, портфельных инвестиций исхо­дит, как правило, из устранения ограничений
в их движении (что не означает устранения учета и контроля за перемеще­нием
инвестиций).

Специалистами отмечена тенденция на постепенный отход
государств от непосредственной деятельности в валютно-кредитной сфере (А.Б.
Альтшулер), на перемещение цент­ра тяжести валютно-кредитных операций из
области межго­сударственных отношений в банковскую сферу.

192. Что касается прямых инвестиций, то обычно государ­ства
более жестко регулируют их ввоз и вывоз, в том числе путем любых ограничений, в
целях защиты национальных производителей и экономики в целом.

193. С определенной долей условности и рядом оговорок можно
вывести некоторые основные принципы международ­ного инвестиционного права. К
ним относятся:

— принцип свободы экспорта инвестиций;

— принцип свободы применения защитных мер при им­порте
инвестиций;

— принцип защиты инвестиций;

— принцип «территориальности» регулирования ино­странных
инвестиций;

— принцип государственного и международного контроля за
движением инвестиций;

— принцип ненанесения ущерба инвестициями экономике
принимающей страны;

— принцип недопущения экспроприации/национализа­ции
иностранных инвестиции без соответствующей компен­сации;

— принцип свободы перевода доходов и дивидендов от ин­вестиций
за пределы страны базирования;

— принцип суброгации, т.е. перехода права требования
возмещения в случаях ущерба инвестициям от частного ин­вестора к государству
инвестора;

— принцип устранения двойного налогообложения;

— принцип недискриминации;

— принцип наиболее благоприятствуемой нации;

— принцип предоставления национального режима;

и другие.

194. Из двусторонних международных соглашений наибо­лее
близко к вопросам инвестиций примыкают договоры о поселении, договоры о
поощрении и защите инвестиций, до­говоры об избежании двойного налогообложения.

Договоры о поселении определяют правовой режим, кото­рым
резиденты (физические и юридические лица) одного госу­дарства пользуются на
территории другого государства, включая правила в отношении имущества
иностранцев. Под имуществом понимаются, среди прочего, и иностранные
инвестиции. В прак­тике ряда государств, например СССР, РФ, подобные положе­ния
предусматриваются в торговых договорах.

Договоры о поощрении и защите инвестиций устанавли­вают
договорный режим инвестиций, вкладываемых физи­ческими и юридическими лицами
одного государства на тер­ритории другого государства, режим защиты этих
инвести­ций и гарантий. Разумеется, что государство-экспортер ин­вестиций
предоставляет гарантии в отношении инвестиций своих резидентов, только если
государство-импортер обеспе­чивает этим инвестициям режим и защиту на уровне,
требуе­мом международным правом.

В договорах предусматривается также право на конверта­цию
доходов и репатриацию инвестиций в случае прекраще­ния инвестирования в
соответствии с процедурами, установ­ленными внутренним законодательством.
Обычно государст­ва предоставляют национальный режим и РНБ одновремен­но, чтобы
инвестор мог выбирать любой из них (например, в соглашении между Россией и
Данией 1993 года).

В договорах об избежании двойного налогообложения го­сударства
договариваются о налогообложении определенных видов доходов, получаемых
юридическими и физическими лицами из одной страны в другой стране, а также
имущества этих лиц, расположенного на территории другого государства.

С помощью таких соглашений достигается разграничение
налоговой юрисдикции в отношении доходов и имущества, устраняется возможность
неправомерного применения в одностороннем порядке национального режима
налогообло­жения, исключается повторное взимание налогов.

Все двусторонние договоры о поощрении и защите инвес­тиций
содержат условия рассмотрения инвестиционных спо­ров — либо посредством
переговоров, либо с помощью арбит­ражной процедуры.

В 1965 году была заключена Вашингтонская конвенция (вступила
в силу в октябре 1966 года) о порядке разрешения инвестиционных споров между
государствами и иностран­ными лицами. В соответствии с ней под эгидой МБРР был
создан Международный центр по урегулированию инвести­ционных споров между
государствами и лицами из других государств. В Конвенции участвуют более 100
государств. Россия подписала её в 1992 году.

Конвенция предлагает включать в международные инвес­тиционные
соглашения единообразные правила по ряду во­просов взаимоотношений
государств-участников, Центра и частных инвесторов. Инвестор, не согласившийся
подчи­ниться юрисдикции Центра, лишается дипломатической за­щиты со стороны
своего государства.

195. Многостороннее регулирование движения инвести­ций берет
начало, по всей видимости, в 1944 году и постепен­но эволюционирует. В 1944
году в Уставе МВФ было вклю­чено положение (ст. VI, п. 3), в соответствии с
которым «государства-члены могут осуществлять необходимый контроль путем
регулирования международного движения капиталов, однако этот контроль не может
осуществляться таким обра­зом, чтобы имело место ограничение платежей по
текущим контрактам или неоправданная задержка денежных перево­дов по принятым
обязательствам».

В Хартии экономических прав и обязанностей государств 1974
года (ст. 2, п. 2а) зафиксировано право государств «регу­лировать и
контролировать иностранные инвестиции в пре­делах действия своей национальной
юрисдикции согласно своим законам и постановлениям и в соответствии со своими
национальными целями и первоочередными задачами».

196. Римским договором об учреждении ЕЭС 1957 года в
качестве одной из фундаментальных основ была провозгла­шена свобода движения
капиталов, предусмотрено устране­ние препятствий движению капиталов не только
между рези­дентами стран-участниц договора, но и между резидентами
стран-участниц и резидентами третьих стран (ст. 67,70).

В течение 3-х лет с даты вступления в силу Римского до­говора
государства были обязаны предоставить националь­ный режим на своей территории
резидентам других госу­дарств ЕЭС в том, что касается участия в акционерном капи­тале
предприятий (ст. 221).

Правовое обеспечение свободного движения капиталов в ЕЭС
осуществлялось директивами от 11.5.60 г., 18.12.62 г., 20.11.85 г., 17.11.86 г.
с помощью обычной юридической тех­ники — путем составления номенклатуры и
перечней, клас­сифицирующих все виды прямых и непрямых инвестиций в
соответствии с дифференцированными режимами.

Развитие процесса шло по пути сближения националь­ных
режимов государств-членов ЕЭС и перехода от уста­новления свободы движения
более простых форм инвести­ций к более сложным, требующим вспомогательных и до­полнительных
мер.

Директива ЕЭС от 24.6.88 г. фактически завершила рабо­ту по
обеспечению свободного движения прямых и непря­мых инвестиций в рамках ЕЭС и
нацелила на обеспечение соответствующего режима между резидентами государств
ЕЭС и резидентами третьих стран — при необходимости на условиях взаимности.

Разрабатывается в ЕС и правовое регулирование предпри­нимательской
сферы наднационального характера: во-пер­вых, предприятия разных государств ЕС
могут, сохраняя свою самостоятельность, объединяться в единую структу­ру —
«европейское хозяйственное объединение»; во-вторых, разработана и реализуется
концепция преобразования или учреждения предприятий в форме «европейского
акционер­ного общества».

196. Своя межрегиональная система приема, защиты и га­рантий
инвестиций существует между ЕС и развивающими­ся государствами в рамках
Ломейских конвенций, которая стимулирует заключение двусторонних соглашений о
защите инвестиций, а через них гармонизирует подходы государств к вопросу о
режиме инвестиций, принципах международного инвестиционного права. Двусторонние
договоры между ЕС и развивающимися странами построены на принципе наиболее
благоприятствуемой нации в инвестиционной сфере.

Примером региональной системы защиты инвестиций может
служить Межарабская компания по гарантиям инвес­тиций со штаб-квартирой в
Кувейте, учрежденная арабскими государствами соответствующей международной
конвен­цией, вошедшей в силу в 1974 году с первоначальным сроком действия в 30
лет.

В данной системе участвуют более 20 арабских государств.
Компания пользуется финансовой автономией. Её капитал со­стоит из взносов
государств — по 5% уставного капитала от каждого государства. Управление
Компанией осуществляют: Совет, Наблюдательный комитет, Генеральный директор, из­бираемый
на 5 лет. Страхование рисков (экспроприация, на­ционализация, запрет на
конвертацию и трансферты, военные действия, внутренние беспорядки)
обеспечивается только тем инвесторам, которые заключают договор с Компанией.

197. В рамках ЮНКТАД существует Отдел транснацио­нальных
корпораций и инвестиций, который участвует в разработке законов о предприятиях,
контрактного законода­тельства, национальных правил учета инвестиций. Кроме
того, Отдел занимается исследованием тенденций в сфере международных
инвестиций, готовит ежегодный доклад об иностранных капиталовложениях,
оказывает консультаци­онную помощь в оценке инвестиционных проектов, передаче
технологии, профессиональной подготовке кадров, а также информационные услуги
по всему спектру вопросов, относя­щихся к иностранным инвестициям и ТНК.

198. В октябре 1985 года была принята Сеульская конвен­ция,
учредившая Многостороннее агентство по гарантиям инвестиций со штаб-квартирой в
Вашингтоне, ставшее фи­лиалом МБРР (конвенция вошла в силу в апреле 1988 года
после ратификации 21 государством и внесения средств в размере не менее 1/3
уставного капитала).

Агентство обладает международной правосубъектностью.
Управление им осуществляется Советом управляющих (по одному управляющему и одному
заместителю управляющего от каждого государства), Административным советом из
12 членов, назначаемых Советом управляющих, и Президен­том, назначаемым
Административным советом на неограни­ченный срок.

Уставной капитал Агентства распределяется между госу­дарствами-членами
двух категорий: развитыми государства­ми (60% капитала в сумме) и
развивающимися государства­ми (40% капитала в сумме). Гарантируются прямые
инвести­ции физических и юридических лиц государств первой кате­гории на
территории государств второй категории.

Между Агентством и государствами-членами, размещаю­щими
инвестиции, заключаются соглашения о защите и га­рантиях инвестиций.
Страхованию подлежат политические риски: случаи одностороннего ограничения
принимающим государством возможности репатриации инвестиций и дохо­дов от них,
экспроприации, одностороннего прекращения го­сударством-импортером договора с
иностранным инвесто­ром, военные действия и гражданские беспорядки в стране
размещения инвестиций, включая восстания и революции. Не подлежат страхованию
риски девальвации и обесценения.

Административный совет утверждает общие и специаль­ные
правила предоставления гарантий. Материализуется система гарантий путем
заключения договора между Агент­ством и инвестором на основе типового контракта.

199. Россия присоединилась к Сеульской конвенции в 1992
году. В 1994 году Правительство РФ подписало с Агент­ством Соглашение о
правовой защите иностранных капита­ловложений, гарантированных Многосторонним
агентством по гарантиям инвестиций, и Соглашение об использовании
Многосторонним агентством по гарантиям инвестиций ва­люты Российской Федерации.

Россия располагает 3137 акций в капитале Агентства, 20%
которых должны быть оплачены в СКВ (7,5% на сумму 2,5 млн. долларов) и
беспроцентных векселях (12,5%), остаю­щихся на хранении в ЦБ РФ.

200. Во второй половине 80-х гг. США проводили линию на
внедрение в международную жизнь универсального согла­шения о режиме прямых
иностранных инвестиций. Речь шла о распространении на прямые инвестиции
национального ре­жима и РНБ.

Попытка США включить эту тему в предмет переговоров на
Уругвайском раунде из-за противодействия развивающихся стран завершилась лишь
рассмотрением вопроса о торговых аспектах инвестиционных мер. В результате было
разработано Соглашение по торговым аспектам инвестиционных мер (при­менительно
к нему используется аббревиатура ТРИМ или ТРИМС), которое вошло в пакет
документов ВТО.

Соглашение запрещает государствам использовать меры торговой
политики, оказывающие отрицательное влияние на иностранные инвестиции,
противоречащие принципу нацио­нального режима и принципу ГАТТ запрещения
количест­венных ограничений, в частности такие меры, как:

— требование, чтобы предприятие с иностранным капита­лом
использовало в порядке, предписанном национальным законодательством,
определенную долю национальных това­ров для производства своей национальной
продукции (внут­реннее количественное ограничение);

— требование, чтобы предприятие с иностранным капита­лом
покупало импортную продукцию в определенной про­порции по отношению к
национальной продукции;

— требование обязательного экспорта фиксированной доли
производимой продукции.

Соглашение предусматривает, что все подобные меры должны
быть устранены в течение двух лет с даты вступле­ния Соглашения в силу (для
развивающихся стран — в тече­ние 5 лет).

Фактически данное Соглашение является основой для
дальнейшего развития правовых норм, регулирующих режим размещения прямых
иностранных инвестиций.

201. Отдельно следует остановиться на инвестиционных
аспектах научно-технического взаимодействия государств. Система
научно-технического сотрудничества охватывает се­годня международные научные
связи, направленные на ре­шение теоретических и экспериментальных задач
фундамен­тальной и прикладной науки, международные технические и технологические
связи, подготовку кадров, обеспечение без­опасного использования достижений
научно-технического прогресса и т.п.

Правовой формой отношений в этой сфере являются со­глашения
о научно-техническом сотрудничестве, а также со­глашения о военно-техническом
сотрудничестве.

Исследованиями ряда глобальных проблем науки и тех­ники в
области биологии, химии, электроники, коммуника­ций и др. занимаются
специализированные организации ООН и другие международные организации (МАГАТЭ,
ЮНЕСКО, ФАО, Всемирная метеорологическая организа­ция). В рамках ЮНЕСКО создана
Международная система научно-технической информации — ЮНИСИСТ.

На рынке научно-технических (в том числе военно-техни­ческих)
знаний и услуг сложились такие формы сотрудниче­ства, как: совместные научно-исследовательские
работы, за­казные научно-исследовательские работы, обмен (продажа, передача)
технической документацией, обмен образцами и материалами, аренда
научно-технического оборудования, купля-продажа лицензий, обмен
технологическими процес­сами, совместное предпринимательство по производству
новой техники и технологии и т.п.

В процессе проектирования и строительства за рубежом
промышленных и других объектов используется междуна­родный инжиниринг —
предоставление одним государством другому инженерно-расчетных, консультационных
и инже­нерно-строительных услуг.

В рамках научно-технического взаимодействия происхо­дит
трансграничное движение научных знаний, технологий, которые выступают либо как
товар (в том числе услуга, права), либо как инвестиции, либо как помощь.

202. Существенными условиями международных догово­ров о
военно-техническом сотрудничестве являются обяза­тельства сторон обеспечить
защиту информации, получен­ной в ходе реализации соглашений, не допускать
передачу и реэкспорт третьим странам военной продукции, полученной в ходе
сотрудничества, разрешать споры путем переговоров.

Как известно, в 1949 году в целях координации политики
ограничения экспорта высокотехнологичных товаров был об­разован так называемый
Координационный комитет по много­стороннему экспортному контролю — КОКОМ,
состоявший из представителей всех стран НАТО, кроме Исландии. В пер­вую очередь
ставилась задача предотвратить передачу воен­ных технологий или технологий
двойного назначения на осно­ве согласованных списков (ЭВМ, транзисторы)
Советскому Союзу и другим социалистическим государствам.

В 1993 году участники КОКОМ договорились о прекра­щении
«холодной войны» начиная с 31 марта 1994 года и о подготовке нового открытого
соглашения о контроле над экс­портом вооружений и технологий (Вассенаарские
договорен­ности). КОКОМ перестал существовать.

В июне 1996 года государства-участники Вассенаарских
договоренностей приняли решение о введении в действие соглашения по контролю
над экспортом обычных воору­жений, товаров и технологий двойного назначения с
сен­тября 1996 года.

К 1998 году режим Вассенаарских договоренностей объ­единял
33 государства, включая Россию. В соответствии с этим режимом регламентируется
передача информации госу­дарствам-участникам о поставках обычных вооружений, оп­ределенных
Регистром обычных вооружений ООН, в госу­дарства, не являющиеся участниками
Вассенаарских догово­ренностей.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ