Глава 5 Международно-правовая ответственность в международных экономических отношениях

Глава 5 Международно-правовая ответственность в международных экономических отношениях

10
0

Литература: Бабин Э.П. Основы внешнеэкономической полити­ки.
М., 1997; Василенко В.А. Международно-правовые санкции. М., 1982; Тункин Г.И.,
Шишкин В.М. О международно-правовых прин­ципах нового международного
экономического порядка — Совет­ское государство и право, № 9, 1980; Ушаков Н.А.
Основания между­народной ответственности. М., 1983; Boisson de
Chazoumes L. Les contre-mesures dans les relatios economiques internationales,
Pedone, 1992; Pitrone A. Preferenze tariffarie generalizzate della Comunita,
Roma, 1977.

74. Вопрос о международно-правовой ответственности го­сударства
в сфере МЭО стал подниматься в XIX — XX вв. в связи с действиями в отношении
иностранцев, иностранных компаний и их собственности, в том числе в случаях
нацио­нализации, гражданских войн и т.п.

Основанием для юридической ответственности является
юридический факт правонарушения. Именно в случае право­нарушения должна
вступать в действие санкция нарушенной юридической нормы. Однако для МП в целом
и для МЭП в частности характерна неразвитость санкций, ограниченное применение
института ответственности. Все это зачастую де­лало и делает МЭП
малоэффективным.

Только в конце XX—начале XXI вв. проблема юридичес­кой
ответственности государств начинает занимать заметное место. В 1996 году, после
40-летней работы, КМП ООН при­няла проект статей об ответственности государств
и предста­вила его ГА ООН. Государствами постепенно нарабатывают­ся процедуры
квалификации юридических фактов правона­рушения и применения мер
ответственности.

75. Международные правонарушения (преступления, де­ликты)
могут состоять:

— в нарушении правовых ЗАПРЕТОВ: колониализм, наркоторговля,
работорговля, пиратство;

— в неисполнении правовых ОБЯЗАННОСТЕЙ (обяза­тельств):
дискриминация, невозврат долга, непринятие мер по либерализации внешнеторгового
режима;

— в нарушении ПРАВ другого государства или злоупот­реблении
своими правами: противодействие использованию национальных природных ресурсов,
злоупотребление пра­вом на репрессалии;

Во всех этих случаях налицо ФАКТ нарушения НОРМЫ права, что
и является ОСНОВАНИЕМ ответственности.

76. Важно также иметь в виду, что похожие юридические факты
(и даже одни и те же юридические факты) могут пред­ставлять собой:

а) правонарушение в сфере МЭП;

б) правонарушение в другой отрасли МП.

Если правонарушение вытекает из правоотношения, кото­рое
имеет место в сфере МЭО, в сфере движения материаль­ных ресурсов и их правового
режима, то это нарушение МЭП. Здесь объектом правонарушения является междуна­родный
экономический правопорядок.

Вторым критерием может служить характер ущерба: если ущерб
от правонарушения носит материальный, имущест­венный характер, то
правоотношения по возмещению ущер­ба также следует отнести к сфере МЭП.

В качестве третьего критерия квалификации того или иного
правонарушения как нарушения МЭП можно исполь­зовать субъективную сторону
правонарушения — цель, кото­рая ставилась при совершении действий, явившихся
право­нарушением. Если изначально ставилась цель нанести мате­риальный ущерб
или вред экономическому правопорядку, то такие правоотношения относятся к МЭП.

В принципе же все вопросы, связанные с процедурой при­менения
мер ответственности за правонарушения в МЭО, должны быть, видимо, отнесены к
сфере формирующейся в настоящее время отрасли международного процессуального
права.

77. Объекты правонарушений в межгосударственных эко­номических
отношениях чрезвычайно разнообразны. Госу­дарство может пострадать: в отношении
своих ресурсов — от их незаконной эксплуатации или использования; в отноше­нии
своих таможенных границ — от организованной контра­банды; в отношении своих
органов за рубежом — от наруше­ния их иммунитета; в отношении своих договорных
прав — от нарушения торгового договора; в отношении своей финан­совой системы —
от направленных мер по её дестабилизации путем организованного
фальшивомонетничества, создания условий долговой зависимости, невозврата
долгов, валютно-кредитных блокад; в отношении своей хозяйственной инфра­структуры
— от технологической блокады, прямого разрушения промышленных, технологических
объектов; в отношении своего экономического пространства — от организован­ного
подрыва товарного рынка, эмбарго, экономической аг­рессии; в отношении своей
экологии — от террористических действий или от индустриальных факторов, не
содержащих признаков правонарушения; в отношении права защиты своих физических
и юридических лиц за рубежом — от дей­ствий, затрагивающих их статус и
собственность, включая принятие неправомерных актов внутреннего законодательст­ва;
в отношении принципа невмешательства во внутренние дела — от принятия законов
или судебных решений, затраги­вающих юрисдикцию других государств.

78. Вред несет сам факт правонарушения, даже если пра­вонарушение
не имеет заметных последствий. Условно вред можно подразделить на
нематериальный и материальный (ущерб).

Учитывая, что в МЭО (в широком смысле этого понятия), помимо
государств, участвуют также физические и юриди­ческие лица, ущерб в МЭО может
проистекать:

1. из правоотношений между государствами;

2. из правоотношений между иностранным физическим,
юридическим лицом и государством;

3. из правоотношений между физическими и/или юриди­ческими
лицами с иностранным элементом.

Два последних случая — это компетенция внутреннего права,
однако действия внутренних и прежде всего судебных, органов государства в связи
с такими случаями могут стать пред­метом международной ответственности.

Международному сообществу в целом наносится ущерб в случае
незаконной разработки ресурсов на пространствах, являющихся общим наследием
человечества, в случаях орга­низованного подрыва международных товарных или
финан­совых рынков.

Вместе с тем, международная ответственность в некото­рых
случаях имеет место даже тогда, когда вредные последст­вия являются результатом
действий, не запрещенных МП (объективная/абсолютная ответственность). Речь идет
о вреде, причиненном иностранным воздушным судном тре­тьим лицам на поверхности
(Конвенция 1952 года); ущербе, причиненном космическими объектами (Конвенция
1972 года) и др. В случаях объективной /абсолютной ответствен­ности предельный
размер возмещения материального ущер­ба оговаривается в международном договоре.

79. Условно ответственность можно подразделить на от­ветственность
политическую и материальную. Реализуется ответственность в предъявлении
претензии — заявлении, дипломатическом представлении (первичная ответствен­ность).

В случаях преступления претензия может быть предъяв­лена
любым государством или группой государств, а не толь­ко пострадавшим
государством.

Если государство-правонарушитель не выполняет обязан­ности
восстановить статус-кво, устранить нарушение, могут вступать в силу контрмеры
(вторичная ответственность).

В качестве мер ответственности могут использоваться такие, в
частности, меры, как: ограничения импорта товаров из
государства-правонарушителя, введение квотирования, лицензирования
импорта/экспорта товаров в торговле с го­сударством-правонарушителем,
установление специальных нетарифных мер регулирования внешнеэкономических свя­зей,
национализация собственности государства-правонару­шителя и/или его
юридических/физических лиц.

80. В качестве индивидуальных или коллективных контр­мер в
МЭО выступают различные формы действий: эмбарго, бойкот, блокада, секвестр
фондов, арест активов.

Под ЭМБАРГО обычно понимается полное или частич­ное
прекращение экономических связей, запрет органам го­сударства на
внешнеэкономические связи с государством-на­рушителем, приостановка экспорта
определенного вида то­вара, группы товаров или импорта товара, группы товаров.

Экономический БОЙКОТ — комплекс мероприятий все­объемлющего
характера, направленных на прекращение как на уровне государственных органов,
так и на уровне частных лиц импорта отдельного товара и/или финансовых,
транспортных и иных отношений с соответствующим государством.

Различают две категории бойкота: первичный и вторич­ный.
Первичный касается государства-нарушителя, вторич­ный — любого третьего
государства, осуществляющего запре­щенные связи с государством-нарушителем.

БЛОКАДА — это изоляция государства-правонарушите­ля,
прекращение экономических отношений, в том числе на уровне юридических и
физических лиц, со стороны третьих стран с целью истощения экономических
ресурсов, принуж­дения к выполнению требований. Она может распростра­няться на
различные сферы экономических взаимоотноше­ний: торговая блокада, кредитная
блокада, технологическая блокада.

Указанные виды контрмер особенно активно применя­лись во
время противостояния в международной системе двух блоков государств,
различающихся своим внутренним социально-экономическим строем. Зачастую
применение этих мер выходило за рамки правомерных и соразмерных вменяемым
правонарушениям.

81. Такие случаи, когда меры экономического характера
применяются в качестве мер ответственности за правонару­шения в неэкономической
сфере отношений, находятся за пределами правового регулирования МЭП.

Так, в 1994 году в качестве мер ответственности за нападе­ние
кубинских военных истребителей на иностранные граж­данские воздушные судна
(погибли несколько человек) США применили контрмеры экономического характера:
приостановили чартерные авиарейсы между США и Кубой, ввели запрет на импорт
продуктов, содержащих кубинский сахар и др.

Имеется довольно много подобных примеров. Например, в
качестве коллективных санкций, по Уставу ООН (в силу ст. 39, 41, 42) возможны
принудительные меры с применени­ем силы военного и невоенного характера, в том
числе полная или частичная приостановка экономических отношений.

После вторжения Ирака в Кувейт в 1990 году Совет Без­опасности
ООН принял резолюцию № 661, в которой Ираку была объявлена экономическая
блокада; соблюдение сан­кций вменялось государствам в обязанность, «независимо
от любого контракта или лицензии».

В резолюции № 670 любые акты правительства Ирака,
противоречащие резолюциям СБ ООН, признавались недей­ствительными и ничтожными.
В силу этого суды государств не должны были применять соответствующих законов
Ирака в том случае, когда их законодательство к ним отсылает. Ре­золюция
освобождала государства от обязанности выпол­нять международные договоры в той
мере, в какой они пре­пятствовали осуществлению санкций.

По поводу Ливии СБ ООН в 1992 году резолюцией 748 ввел
воздушное эмбарго и эмбарго на поставки оружия. В ответ на применение мер
воздействия Ливия национализи­ровала американские и британские нефтяные
компании.

Полный экономический бойкот вводился против Родезии:
резолюцией № 418 от 4.11.77 г. СБ ООН рекомендовал уста­новить тотальное
эмбарго в отношении поставок оружия в ЮАР, политика которой квалифицировалась
как угроза миру и международной безопасности.

На региональном уровне экономические меры ответствен­ности
применялись, например, в рамках Организации амери­канских государств (ОАГ)
против Кубы в 1962 году («каран­тин» Кубы) и Доминиканской Республики в начале
60-х гг.

Впрочем, эти действия в рамках ОАГ были не просто эко­номическими
мерами, а силовыми акциями (и в основном противоправными, хотя и обосновывавшимися
«подразуме­ваемым разрешением» ООН).

В результате блокады, имевшей целью помешать доставке
советских ракет на Кубу, допускались меры задержания и ос­мотра судов третьих
стран в открытом море, был причинен ущерб физическим и юридическим лицам
третьих госу­дарств, которые не давали согласия на применение санкций.

82. Правовые нормы, регулирующие ответственность го­сударства,
применяются особым образом в случае национа­лизации или экспроприации
иностранной собственности.

МЭП признает принцип постоянного суверенитета госу­дарств
«над всеми своими богатствами, природными ресурса­ми и экономической
деятельностью». Государство никогда не может быть лишено своей право- и
дееспособности изменять назначение или методы эксплуатации этих ресурсов. Призна­ется
также право государства национализировать свои ресур­сы, соответствующие
экономические структуры.

Ранее национализация расценивалась не только как не­дружественный
акт, но и как международное правонаруше­ние. Соответственно, государству,
осуществившему национа­лизацию, вменялось в обязанность возместить ущерб путем
реституции в натуре или выплатой эквивалентной суммы, т.е. полной рыночной
стоимости.

Позднее за государствами было признано право на нацио­нализацию.
Изменился и подход к проблеме компенсации. При расчете компенсации следовало
учитывать не только суммы стоимости национализируемого имущества, но и под­лежащие
зачету суммы прибылей бывших иностранных соб­ственников в период монополии на
свою деятельность, суммы налоговой задолженности, другие обстоятельства: пе­риод
эксплуатации местных ресурсов, сроки окупаемости первоначально вложенного
капитала, вклад в социально-эко­номическое развитие страны, политику
реинвестиций и др.

Важным является вопрос об ответственности государства по
концессионным договорам. В соответствии с резолюцией ГА ООН 1803 от 1962 года,
«соглашения, свободно заключенные суверенными государствами или между
суверенными государствами, должны соблюдаться».

Это положение ставит в один ряд международные догово­ры и
концессионные договоры с точки зрения принципа их добросовестного соблюдения.
Вместе с тем, это не делает концессионные договоры международными договорами,
что в свое время было признано и Международным Судом ООН в деле об
Англо-иранской нефтяной компании.

Следовательно, аннулирование в ходе национализации
концессионного договора не может быть расценено как акция, аналогичная
нарушению международного договора. В то же время отказ от концессионного
договора является, по сути, национализацией, экспроприацией договорных прав
иностранной компании и, значит, должен влечь за собой ком­пенсацию.

83. В связи с вопросом о международной ответственности в МЭО
важно также иметь в виду, что в ходе работы Женев­ской конференции 1964 года
(ЮНКТАД-I) развивающимися странами (PC) была поставлена проблема исторической и
юридической ответственности промышленно развитых (бо­гатых») государств перед
развивающимися («бедными») странами за колониальный гнет, экономическую
отсталость, неэквивалентный обмен на мировом рынке, потери от ухуд­шения цен на
сырьевые товары производства PC.

Среди решений Конференции была и рекомендация «Рост и
помощь», в которой предусматривается, чтобы каждая эко­номически развитая
страна «приложила усилия к тому, чтобы выделить для развивающихся стран
финансовые ресурсы в минимальной сумме нетто, приближающейся в максимальной
степени к одному проценту её национального дохода.

На ЮНКТАД-II в 1968 году было принято решение: «Це­левое
задание по объему помощи»,— в котором рекомендова­лось, чтобы каждая
экономически развитая страна стреми­лась ежегодно переводить в развивающиеся
страны финансо­вые средства в минимальной сумме нетто, составляющей один
процент её внутреннего валового продукта.

Ряд стран, в том числе СССР, воздержался при голосова­нии
указанных решений.

Кроме того, на ЮНКТАД-I было принято в качестве спе­циального
принципа положение о компенсации ухудшения соотношения экспортных и импортных
цен и краткосрочных сокращений экспортной выручки развивающихся стран, экс­портирующих
сырьевые товары.

Позиция СССР по этому вопросу сводилась к тому, что
неправомерно возлагать ответственность за экономическую отсталость PC на ВСЕХ
промышленно развитых стран без различия. СССР не несёт такой ответственности,
хотя при­знает право PC на возмещение бывшими колониальными державами ущерба,
причиненного их экономике в период колониальной зависимости.

ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ

1. Какие формы международно-правовой ответственности госу­дарств
могут иметь место?

2. Что такое первичная и вторичная ответственность ?

3. Несет ли государство ответственность за проведенную
национа­лизацию?

4. Чем экономический бойкот отличается от эмбарго?

5. Какие коллективные санкции применяются в МЭП?

6. В чем состоит проблема применения экономических санкции
при сложившемся международном правопорядке?

7. В каких случаях использование экономической силы можно
ква­лифицировать как контрмеры в отношении государства-нарушителя?

ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ