§ 2. Субъекты предварительного следствия, их процессуальные функции

§ 2. Субъекты предварительного следствия, их процессуальные функции

14
0

а) Органы предварительного следствия I инстанции.
Следственный судья.

Органом предварительного следствия 1 инстанции во Франции
является следственный судья (]uge d’instruction), которого В. Жандидье назвал
«одним из наиболее красивых институтов уголовного процесса»271.

‘Формально следственный судья появился в законодательстве
Франции 20 апреля 1810 г., когда вступил в силу Закон о судоустройстве272.
Однако принято считать, что должность наместника по уголовным делам (lieutenant
criminel), за­крепленная Декларацией Франциска I 1522 г. и просуществовавшая до
Великой Революции была прообразом должности следственного судьи273. Поэтому дан­ный
субъект уголовного процесса давно стал традиционной фигурой во фран­цузской
юстиции.

Действующее законодательство наделяет следственного судью
двойным статусом: магистрата и собственно следственного судьи. Как магистрат он
вхо­дит, согласно ст. 50 УДК, в состав суда большой инстанции, и на него полно­стью
распространяется статус судей, в том числе правило несменяемости. При этом срок
пребывания в должности для любого магистрата не определен.

Следственным судьей член трибунала большой инстанции
назначается Президентом Республики по представлению министра юстиции (при этом
обя­зательно учитывается мнение Высшего Совета Магистратуры) сроком на 3 го­да,
который может быть продлен впоследствии. Статус следственного судьи не дает
права на несменяемость. Даже до истечения срока он может быть освобож­ден от
своих обязанностей Декретом Президента. Однако на статусе магистрата

269 •    IBID,p. 31.

-‘»      J. Pradel, op.cit., p. 12-13.

-‘        W.Jeandidier.Lajuridiction d’instruction du second
degre, Paris, 1982, p. 13.

P. Chambon, Lejuge d’instruction, Paris, 1985, p. 3, Иногда
в литературе отмечается, что первое упоминание о следственных судьях имеется
ранее, в эпоху революции (Заквн 7 пдювоза IX года). См. С. Bergoignan-Esper,
op.cit., p. 19.

Р. Chambon, op.cit., p. 3.

5*

67

это не сказывается, то есть бывший следственный судья
становится просто чле­ном трибунала большой инстанции274.

В большинстве трибуналов действует один следственный судья,
однако есть крупные судебные округа, требующие иного числа этих должностных
лиц. Скажем, в Парижском трибунале работает 86 следственных судей275. Если в пе­риод
действия Кодекса 1808 г. прокурор был наделен правом распределять кон­кретные
дела между следственными судьями в данных округах, то при подго­товке нового
УПК такое положение признали несовместимым с принципом не­зависимости
следственных судей от прокуратуры276. Ныне председатель суда решает этот
вопрос.

В односоставных судах в случае «отсутствия, болезни или иной
занятости» следственного судьи временно исполнять его обязанности может любой
другой судья данного трибунала, назначенный по решению самого трибунала (ст. 50
УПК). В исключительных случаях, как разъяснил Кассационный суд, эта норма
применяется в многосоставных судах при крайней загруженности следственных судей
и их минимальном числе277.

Следственный судья вправе производить предварительное
следствие в пре­делах своего судебного округа. Статья 52 УПК устанавливает три
признака территориальной компетенции следственного судьи. Он проводит предвари­тельное
следствие по преступлениям, совершенным в пределах его судебного округа; в
случае, если подозреваемое лицо имеет местонахождение (не место жительства) в
данном округе; когда предполагаемый преступник был арестован на территории
округа27″. Статьи 663 и 664 УПК указывают на субсидиарное условие
территориальной компетенции следственного судьи: в случае, если осу­жденный к
лишению свободы скрывался и был задержан на территории округа, где выносился
приговор, следственный судья данного округа вправе произво­дить предварительное
следствие по всем преступлениям, совершенным этим ли­цом.

В иных судебных округах следственный судья, согласно
первоначальной редакции УПК 1958 г., не может осуществлять никаких следственных
действий. Он вправе был лишь давать отдельные поручения на их производство
должно­стным лицам, компетентным действовать в пределах округов. Исключение со­ставляют
только судебные округа, граничащие с округом следственного судьи. Там он может
действовать, но лишь уведомив об этом прокурора пригранич­ного округа279. Закон
от 6 августа 1975 г. расширил полномочия следственного судьи, предоставив ему
право «в интересах следствия» (их требуется мотивиро­вать) производить
процессуальные действия на всей территории. Прокурор ок-

274

275

276

277

278

R. Van Ruymbeke, Lejuge d’instruction, Paris, 1988, p. 33.

J. Pradel,L’instructionpreparatoire, Paris, 1990, p. 139.

P. Delestree, op.cit., p. 29.

См. P. Chambon, op.cit., p. 5.

Приоритет среди признаков подследственное™ имеет место
совершения преступления. Лишь когда его сложно определить, применяются иные
признаки. См. J. Pradel, op.cit., р.151-152. 279     R. Merle, A. Vitu,
op.cit., p. 245.

68

руга, куда отправляется следственый судья, должен быть
поставлен об этом из­вестность.

Процессуальная функция предварительного следствия, которой
наделен следственный судья, неоднородна. Одним из принципиальных положений фран­цузской
теории уголовного процесса является разграничение полномочий след­ственного
судьи на следственные (розыскные) и юрисдикционные (судебные)280.

Отсюда вытекает, что все процессуальные действия и соответствующие
им процессуальные акты следственного судьи подразделяются на административ­ные
и юрисдикционные. Хотя проблема критериев их разграничения является
дискуссионной в науке ввиду отсутствия законодательной ясности, процессу­альное
значение такой классификации функций следственного судьи очень ве­лико. Только
юрисдикционные акты могут быть обжалованы в обвинительную камеру, кроме того
только с юрисдикционными актами следственный судья обязан сразу знакомить
заинтересованных лиц281.

Согласно общепринятому мнению, юрисдикционный акт
характеризуется тем, что при его вынесении следственный судья осуществляет
правоприменение. Кроме того, для принятия такого акта должен существовать спор
между сторо­нами, то есть их интересы должны быть в принципе противоположными-82.
Хрестоматийные примеры — решение о предварительном заключении под стра­жу или
отказ в признании гражданским истцом. Все остальные акты предвари­тельного
следствия считаются административными (постановление о выезде на место
происшествия или постановление о приводе свидетеля) и направлены, в основном,
на сбор доказательств283.

С точки зрения процессуальной формы все действия
следственного судьи могут закрепляться 3 видами актов: протоколом, приказом
(mandat) и поста­новлением (ordonnance). Протокол всегда является
административным актом, оформляющим следственное действие284.

^ял

В нашей литературе на это справедливо указывал А. Лубенский
(Предварительное

расследование по законодательству капиталистических
государств, Москва, 1977, с. 19).

281      M.-L.Rassat Procedure penale, Paris, 1990, p.531,

282      0. Giudicelli-Dclage, Institutions judiciaires et
juridictionnelles, Paris, 1987, p.42. Интересно,  что  бельгийская . доктрина
по-иному  подходит к разграничению юрисдикционных и розыскных актов (последние
именуются в Бельгии «акты судебной полиции»). Здесь считают, что критерием
разграничения является ограничение прав граждан, а не решение спора между
сторонами (как во Франции). То есть те акты, которые ограничивают охраняемые
законом права человека рассматриваются бельгийскими учеными как юриедикционные,
а остальные как акты судебной полиции. Н. Bekaert, Les actes de police
judiciaire et les actes de juridiction du juge d’instruction, В сб. Melanges en
bgmmage au professeur Jean Bauginet, Bruxelles, 1976, p. 57-58.

Иного мнения придерживается проф. Сойе, который не считает,
что обжалованию могут подлежать лишь юрисдикционные акты. На его взгляд, это
было бы логично, «но система, закрепленная французским Правом не является
таковой, может быть потому, что не всегда легко разграничить юрисдикционные и
административные акты.» См. J.-Cl.Soyer, broit penal et procedure penale,
Paris, 1992, p. 279. -°4     J. Pradel, op.cit., p. 165.

69

Система~приказов сложилась исторически. Согласно
классическому опре­делению Гарро: «Приказ — акт, с помощью которого
следственный судья обес­печивает либо явку, либо арест подозреваемого лица»285.
В настоящее время известны четыре вида приказов: приказ о явке, приказ о
приводе, приказ об аресте, приказ о содержании под стражей. В науке нет
сомнения, что первые два приказа являются административными. Юридическая
природа двух других -это предмет длительной дискуссии. В целом, господствующей
можно признать точку зрения, согласно которой их следует отнести к
юрисдикционным ак­там286.

Постановления выносятся по всем остальным вопросам,
требующим при­нятия процессуального решения. Они могут быть как
юрисдикционными, так и административными актами. Собственно теория
разграничения указанных ви­дов актов вырабатывалась применительно именно к
постановлениям. Они наи­более отчетливо дают представление о двух
процессуальных функциях следст­венного судьи.

С «момента принятия кодекса 1808 г. неуклонной
тенденцией развития французского предварительного следствия было все большее
упрочение юрис-дикционных функций следственного судьи и одновременно ослабление
его ро­зыскных полномочий28^. Последнее происходило, главным образом, за счет
увеличения удельного веса дознания, что особенно ярко проявилось после при­нятия
закона от 8 декабря 1897 года и в период кодификации 1958 г.

Как отмечают французские исследователи: «…в 1808 году
следственный судья на 90 % был следователем, в 1958 году он стал на 80 %
судьей. Эта транс­формация продолжалась и позднее, в частности после 1970 года.
Можно утвер­ждать, что сегодня следственный судья на 90 % стал судьей»288.

Иные органы предварительного следствия I инстанции.

На сегодняшний день только следственный судья производит
предвари­тельное следствие по I инстанции. Однако подобное положение дел имело
место не всегда. Несколько раз на протяжении последних двух веков развития
уголов­ного процесса Франции законодатель создавал иные органы предварительного
следствия I инстанции, существовавшие наряду со следственным судьей. По­скольку
эта идея не утратила актуальность до сих пор и является одним из воз­можных
направлений последующей эволюции предварительного следствия, представляется
необходимым коротко осветить этот вопрос.

Кодекс уголовного расследования 1808 г. установил два
следственных ор­гана 1 инстанции. Следственный судья выполнял исключительно
розыскные

^де

«~      R. Garraud, Precis de droit criminel, Paris,
1909, p. 723. 206      J. Pradel, op.cit„ p. 178.

Commission Justice penale et droits de 1’homme. La mise en
etat des affaires penales, Pan», 1991,p. 129.

S. Lasvignes, M. Lemonde, Le proces penal en France, в сб.
Proces penal et droits de 1’homme, Paris, 1992, p. 64.

70

функции, занимаясь собиранием доказательств. Наряду с ним
действовала со­вещательная камера (chambre du conseil), состоявшая из трех
судей, включая следственного судью289. Она решала все юрисдикционные вопросы.
Таким об­разом, дифференциация функции предварительного следствия
предопределила создание двух самостоятельных органов с четким разграничением
полномочий. Именно совещательная камера принимала решение о движении уголовного
де­ла. Однако ее деятельность была признана неэффективной. Процесс тормо­зился,
а дополнительные гарантии прав личности носили скорее теоретический
характер290. Закон от 17 июля 1856 года упразднил этот орган, передав все его
полномочия следственному судье. ‘Только тогда «слегка ложный термин
«следственный судья» стал совершенно точным», ибо последний перестал быть
только следователем, став еще и судьей.

После 1856г. идея двух органов предварительного следствия не
потеряла всех своих сторонников. Такой авторитет как Фосген Эли выступал
горячим поборником реанимации института. Несколько проектов реформы процессу­ального
законодательства восстанавливали совещательные камеры291. Дежар-ден защитил
диссертацию «О необходимости совещательных камер», где пред­лагал передать в
этот орган решение всех вопросов предварительного заключе­ния292. Долгое время
подобные предложения не находили поддержки у законо­дателя.

Но эти идеи подготовили теоретическую базу для закона от 7
февраля 1933 года, который создал новый вариант совещательной камеры в составе
одного судьи для решения вопроса о заключении под стражу293. Впрочем, уже 25
марта 1935 года данный орган был вновь упразднен.

Следующая попытка воссоздания коллегиального органа
предварительно­го следствия I инстанции была предпринята в законе от 10 декабря
1985 года. Этот закон стал попыткой решения трех проблем, волновавших
французских процессуалистов: излишне инквизиционного характера предварительного
след-ствия, «одиночества» следственного судьи и чрезмерно обширных полномочий
последнего294.

В 1985 году появились коллегиальные следственные палаты,295
которые должны были взять на себя часть юрисдикционных функций следственного
су.

289

290

291

292

293

P.Bouzat, J.Pmatel, op.cit., p.873.

IBID.

IBID, p. 32; WJeandidier, op.cit., p. 79.

С. Desjardins De 1’utilite d’une chambre du conseil, Paris,
1902. p. 14.

Закон 1933 г., в частности, вопрос о восстановлении
совещательных камер, был очень подробно исследован Н. Полянским (Судьба
процессуальных гарантий личной свободы во Франции, M., 1946, с.50 и далее).

J. Lemouland, La reforme de la procedure d’instruction en
matiere penale, Actualite Leaslative Dalioz, 1987, № 7, p. 47.

«Близнецы — братья» старых совещательных камер, по
выражению Ж. Праделя, но с еще более широкими полномочиями чем последние. J.
Pradel, Chambre du conseil et instruction preparatoire, Recueil Dalloz-Sirey,
1988, chron. № XXII, p.150.

71

дьи: решение вопроса о заключении под стражу, о прекращении
дела или его передаче в обвинительную камеру. Окончательный вариант закона в
отличие от проекта наделил следственные палаты субсидиарными по отношению к
следст­венному судье полномочиями. Принятие ими дела к производству было обу­словлено
инициативой сторон296.

Вступление этого закона в силу намечалось спустя два с
половиной года после принятия, то есть 1 марта 1988 года. Он встретил далеко не
однозначную оценку среди юристов. Некоторые восприняли старую идею
совещательных ка­мер благосклонно297. Другие процессуалисты сочли закон шагом
назад. Так, один из судей заметил, что в конце XX века судопроизводство
склоняется к единоличному рассмотрению дел, поэтому введение коллегиального
предвари­тельного следствия является анахронизмом298.

В нашей литературе закон 1985 г. также рассматривался,
однако неточным является утверждение, что «орган (следственная палата — Л. Г.)
стал функцио­нировать с 1 марта 1988 года»299. На самом деле этого не
произошло. Против­ники реформы взяли верх. Сначала, незадолго до вступления
указанного закона в силу, 30 декабря 1987 года был принят новый закон, сильно
сокративший пол­номочия следственных палат. Последний вступил в силу с 1 марта
1989 г. Но фактически следственные палаты так и не начали действовать. Уже 6
июля 1989 года был принят очередной закон, отменивший институт следственных па­лат300.

Но как ни парадоксально, это была не последняя попытка
воссоздать зна­менитые совещательные камеры. Закон от 4 января 1993 года,
отмененный 28 августа 1993 года, вновь должен был возродить эту структуру, но
опять неудач­но301.

Таким образом, в настоящий момент следственный судья
сохранил все свои полномочия и продолжает оставаться единственным органом
предвари­тельного следствия I инстанции.

296

297

298

J.Lemouland, op.cit., p.52.

Напр. Лемулан. См. IBID.
,

J.L.(Magistrat), Lejuge d’instruction, ce chene qu’on abat,
Actualite legislative Dalioz, 1985, №9, p. 119.

—     С.Боботов, Буржуазная юстиция. Состояние и перспективы
развития, Москва,! 1989, с.52.

В последнем учебнике уголовного процесса следственные палаты
до сих пор рассматриваются как действующий во Франции орган. См. Уголовный
процесс, М., 1995, с.528. Аналогичное утверждение содержится в статье Е.Быковой
«Следственный судья во Франции» (Российская юстиция, 1994, №6, с. 60)
и новой работе С. Боботова (Правосудие во фоанции, М., 1994,с. 161).

~—     См. гл.111 настоящей работы. Постоянные колебания
французского законодателя на протяжении полутора веков по поводу совещательных
камер выглядят достаточно странно по сравнению с бельгийским опытом. Там
совещательные камеры существуют с 1808г. по сей день (один из примеров
бельгийской судьбы наполеоновского кодекса), причем официальная комиссия по
подготовке реформы предварительного следствия даже не поставила вопрос об их
упразднении в будущем. См. Rapport de la comiT)ission pour Ie droit de la
procedure penale. Liege, 1994.

б) Органы предварительного следствия II инстанции.
Обвинительная камера.

Органом предварительного следствия II инстанции является во
Франции обвинительная камера. С организационной точки зрения она входит в
состав апелляционного суда (ч. 1 ст. 191 УПК), который является вышестоящим по
от­ношению к исправительному суду (трибуналу большой инстанции), где работа­ют
следственные судьи.

Обвинительная камера состоит из председателя и двух
советников (conseillers). Последние могут состоять членами иных отделений
апелляционно­го суда.

Согласно ч. III ст. 191 УПК в редакции закона от 30 декабря
1987 г. пред­седатель обвинительной камеры назначается Декретом Президента
после согла­сования вопроса с Высшим Советом Магистратуры. Советники ежегодно
на­значаются на должность Генеральной Ассамблеей апелляционного суда из числа
членов суда.

Заседания обвинительной камеры должны проводиться не реже
одного раза в неделю по требованию председателя или по просьбе Генерального про­курора
(ст. 193 УПК).

Процессуальные функции обвинительной камеры вытекают из ее
задач следственного органа П инстанции. В нашей литературе отмечалось, что ука­занный
орган стал «следственным судом II инстанции» только после принятия УПК
1958г.302 Однако это не совсем так. Еще в период действия Кодекса 1808 г.
двухинстанционное построение предварительного следствия и вытекаю­щая отсюда
роль обвинительной камеры ни у кого не вызывали сомнения303. Перемещение норм
об обвинительной камере из раздела Кодекса уголовного расследования 1808г. о
судебном разбирательстве в раздел о предварительном следствии УПК 1958 г. было
не более чем желанием законодателя подчеркнуть «истинный характер» этого органа
и привести структуру закона в соответствие с теорией и практикой уголовного
процесса304.

Тем не менее, было бы несправедливо отрицать, что произошли
некоторые изменения в соотношении различных процессуальных функций
обвинительной камеры, в удельном весе каждой из них.

Согласно наиболее распространенному среди французских
юристов мне­нию, обвинительная камера выполняет три процессуальных полномочия
при

См. С. Боботов, В. Каминская, предисловие к книге
«Уголовно-процессуальный кодекс Франции 1958 года», М., 1967, с. 10.

R. Vouin, Manuel de droit criminel, Paris, 1949, p. 304.
Ошибается Е. Быкова, считая, что прообразом современной обвинительной камеры
являлась совещательная камера (см. Е.Быкова, Обвинительная камера —
хранительница законности во Франции, Российская юстиция, 1994, №11, с.18). На
самом деле обвинительная камера (chambre d’accusation) существовала и в Кодексе
1808 года независимо от совещательных камер, но носила иное наименование
(chambre des mises en accusation).

J. Brouchot, La chambre d’accusation. Revue de science
criminelle et de droit penal compare, 1959, № 2, p. 329.

производстве предварительного следствия305. Во-первых, это
предание суду, которое осуществляется лишь по делам, подсудным суду ассизов
(преступления). Во-вторых, это рассмотрение споров сторон в связи с
юрисдик-ционными постановлениями следственного судьи. Данную функцию Изорни
удачно сравнил с апелляционным рассмотрением приговоров суда I инстан­ции306.
Наконец, в-третьих, это право в установленном порядке признавать не имеющими
силы те следственные действия или акты, которые произведены с нарушением
процессуального законодательства (nullite) во время предваритель­ного следствия
I инстанции.

В течение XIX века и позднее считалось, что важнейшей из
функций обви­нительной камеры является предание суду, тогда как остальные
полномочия но­сят субсидиарный характер3″7. Однако, постепенно ситуация
стала меняться. Наметилась явная тенденция сужения круга дел, подсудных суду
ассизов. Это произошло как за счет создания специальных юрисдикции, скажем, по
делам несовершеннолетних, так и в связи с явлением, получившим наименование
«коррекционализация»308. Речь идет о переводе многих преступлений в разряд
проступков либо законодательным путем, либо с помощью переориентации су­дебной
практики. Итогом этого является упрощение процесса и отсутствие пре­дания суду.

Одновременное укрепление состязательности предварительного
следствия И расширение прав сторон привело к заметному оживлению апелляционных
функций обвинительной камеры. Именно данное обстоятельство привело В. Жандидье,
специально исследовавшего эту проблему, к выводу о том, что рассмотрение
апелляций на решения следственного судьи, так же как надзор за законностью
предварительного следствия, стали основными полномочиями об­винительной камеры
в ходе длительной эволюции309.

Как бы то ни было, три указанные функции обвинительной
камеры про­должают сосуществовать в уголовном процессе, и несмотря на наличие
различ­ных тенденций роль каждой из них достаточно велика.

Председатель обвинительной камеры.

Одним из направлений развития предварительного следствия во
Франции является появление и расширение самостоятельных процессуальных функций
председателя обвинительной камеры, которые не являются функциями камеры как
коллегиального органа. Поэтому в настоящее время во французской науке

—       Этим не исчерпывается деятельность обвинительной
камеры, однако ряд ее функций, скажем, реабилитация лиц или дисциплинарный
надзор за чинами судебной полиции, не относятся к предварительному следствию и
либо рассматриваются в I главе, либо остаются за рамками настоящей работы.
300     Цит. по J.Brouchot, IBID.

—»      Berlemont, La chambre des mises en accusation,
Caen, 1937, p. 27. 3W      W. Jeandidier, op.cit., p.50-52. 309      IBID, p.
16.

74

председатель камеры рассматривается как самостоятельный
субъект уголовного процесса310.

Впервые полномочия председателя были закреплены в УПК 1958г.
(ст. 219-223). Председатель обвинительной камеры осуществляет надзор за дея­тельностью
следственных судей. Объектом надзора является «надлежащее функционирование
следственных кабинетов» (ст. 220), а также производство следственных действий и
содержание под стражей.

Согласно ст. 221 УПК следственный судья обязан раз в три
месяца пред­ставлять председателю обвинительной камеры сводный отчет по всем
делам, находящимся в его производстве. Кроме того, председатель обязан не реже
од­ного раза в три месяца посещать все арестные дома, находящиеся в его округе
с целью проверки сроков и условий содержания обвиняемых под стражей (ст. 222).
Наконец, если по какому-либо делу истек четырехмесячный срок с мо­мента
производства последнего следственного действия, председатель вправе изъять дело
и передать его на рассмотрение обвинительной камеры.

Последнее обстоятельство является единственным средством
принятия председателем обвинительной камеры мер по отношению к следственному су­дье.
В остальных случаях обнаружения нарушений со стороны следственного судьи
председатель вправе реагировать в дисциплинарном порядке, скажем, пе­редать
дело в Высший Совет Магистратуры31′.

Французские юристы отмечают, что введение в законодательство
само­стоятельных надцензурных полномочий председателя обвинительной камеры
связано с тем, что следственный судья был выведен в 1958 г. из состава судебной
полиции и соответственно из-под дисциплинарного надзора прокурора. Од­нако,
полная бесконтрольность показалась опасной, отсюда появилась альтер­натива
прокурорскому надзору в лице председателя обвинительной камеры312.

Права председателя ограничены «только надзорными полномочиями,
но он не может вмешиваться в деятельность следственного судьи по ведению де­ла»3’Э.Председатель
обвинительной камеры, по мнению Брушо, «стоит на страже индивидуальных прав
личности, и именно в этом заключается его ос­новная миссия»314.

в) Иные участники предварительного следствия. Прокурор3 ] 5.

Прокурор играет двойную роль при производстве
предварительного след­ствия. С одной стороны, он является стороной в процессе,
а с другой — «оком общества» при уголовных судах316.

310

311

312

313

314

315

P. Chambon, La chambre d’accusation, Paris, 1978, p. 19. J.
Pradel, L’instruction preparatoire, Paris, 1990. IBID, p. 883.

W. Jeandidier, op.cit., p. 157. J. Brouchot, op.cit., p.
331.

Организация прокуратуры не относится к предмету исследования
и в данной работ» не рассматривается.

75

Прежде всего~именно прокурор вправе возбуждать публичный иск
и на­правлять следственному судье требование о производстве предварительного
следствия. Без соответствующего решения прокуратуры ни следственный судья, ни
обвинительная камера не могут начать предварительное следствие317.

Кроме того, прокурор в определенной мере осуществляет
руководство предварительным следствием. Например, он вправе требовать
производство дополнительных следственных действий (ч. 1 ст. 82 УПК), дает
заключение о необходимости применения мер пресечения (ст. 140, 146 УПК) или
освобожде­ния из-под стражи (ч. 2 ст. 148 УПК) и др.

Далее прокурор контролирует предварительное следствие,
скажем, он вправе присутствовать при производстве следственных действий (ст.
119 УПК) или требовать передачи ему всех материалов дела в течение 24 часов (ч.
2 ст. 82

УПК).

В качестве стороны прокурор может обжаловать юрисдикционные
поста­новления следственного судьи в обвинительную камеру (ст. 185 УПК).

В целом, в литературе отмечается, что эволюция
процессуального статуса прокурора характеризуется сужением его прав руководства
и надзора во время предварительного следствия3 . При этом прокурор все более
приобретает роль стороны в данной стадии уголовного процесса. Особенно ярко эти
тенденции проявились в период кодификации 1958г.

Обвиняемый.

Уголовный процесс во Франции традиционно рассматривается как
систе­ма действий государственных органов319. Теория правоотношений в уголовном
судопроизводстве никогда не привлекала французских юристов. Видимо, это
является причиной того, что проблема процессуального статуса обвиняемого

мало разработана в науке.

До 1993г. обвиняемым признавалось лицо, «которому
преступление вме­нено в вину во время предварительного следствия, и которое
вследствие этого имеет статус защищающейся стороны»320. Реформа 4 января 1993
года не-

С. Bergoignan • Esper, op.cit., p.47. J.
Michaud, Le juge d’instruction et Ie Procureur de la republique, Revue de
science

316

317

йГ

319

320

•iminelle et de droit penal compare, 1977, № 4, p. 904.

0. Stefani, О. Levasseur, В. Bouloc, Op.cit., p. 136.

G.Vidal,ep.cit.,p.717.

R. Merle, A. Vitu, op.cit., p. 435. Интересно, что те же
авторы в I издании своего курса давали несколько иное определение
(«Обвиняемый — лицо, которому в порядке ст. 114 УПК следственный судья
предъявляет инкриминируемые факты во время первого допроса»). R.Merle,
A.Vitu, Traite…, 1967, p. 932. Этот нюанс достаточно ярко демонстрирует
эволюцию французской доктрины в последние годы и стремление ученых создать
теорию права обвиняемого на защиту. Данное обстоятельство не в последнюю
очередь вызвано ратификацией Францией в 1974 г. Европейской конвенции по правам
человека 1950г. См. J.Pradel, La montee des droits du delinquant au cours de
son proces в сб. Melanges en 1’hooneur du Professeur Jean Largier, Grenoble,
1993, p. 224.

76

сколько изменила данное положение, упразднен и сам термин
«обвиняемый». Но подробнее об этом будет сказано в следующей главе.

Тенденция укрепления состязательности предварительного следствия
ска­залась на статусе обвиняемого. Перестав с 1897 г. в связи с принятием
извест­ного закона быть лишь объектом исследования, он стал активным участником
данной стадии. Если до появления этого закона понятие «право на защиту» бы­ло
неизвестно в уголовно-процессуальном праве Франции (само слово «защита» впервые
было употреблено только в решении Кассационного суда 1849 года), то после его
принятия положение дел резко изменилось. Уже через некоторое время Кассационный
суд, мотивируя свое очередное решение, ис­пользовал выражение «право на
защиту», что рассматривается как определен­ная революция в уголовном процессе
Франции321.

Основные права обвиняемого заключаются в праве иметь
защитника, праве знакомиться с материалами дела и праве обжаловать юрисдикционные
акты в обвинительную камеру.

Защитник.

Появление защитника на предварительном следствии по закону
от 8 де­кабря 1897 года стало одним из крупнейших событий французского
уголовного процесса322. Данный закон стал вехой, разделившей две эпохи французского
предварительного следствия: период чисто инквизиционного следствия (до 1897 г.)
и период, когда данная стадия получила явные черты состязательности, что
предопределяет демократический характер развития уголовного процесса во
Франции. В 1921 году аналогичное право появилось у потерпевшего. Фран­цузская
процессуальная теория не разделяет защитника обвиняемого и предста­вителя
потерпевшего в качестве самостоятельных субъектов уголовного про­цесса323.

В течение долгого времени законодательство и доктрина придерживались
той точки зрения, что обвиняемый и потерпевший вправе пригласить адвоката сразу
после своего первого допроса или в любой иной момент позднее324.

Однако, закон от 4 января 1993 года предусмотрел, что ни
один допрос (даже первый) указанных лиц не может иметь место в отсутствие
адвоката кроме случая добровольного отказа от него. Статья 114 в новой редакции
пре­доставляет обвиняемому и потерпевшему право пригласить адвоката за пять
дней до первого допроса. Причем, за четыре дня до него адвокату должны быть
предоставлены материалы дела.

321

J. Pradel, IBID.

Подробнее об этом законе см. А. Лубенский, Реформа
уголовного процесса во Франции (1957-1959 гг.),Дисс …канд. юрид. наук,
Ленинград, 1962, с. 125 и далее.

J. Michaud Lejuge d’instruction et I’avocat, Revue de
science criminelle et de droit penal

I-compare, 1976, №4, p. 1043.

A. Thomas-Chevalier, L’avocat et Lejuge d’instruction,
Grenoble, 1978, p. 219.

77

Права-адвоката — защитника сходны с правами тех лиц,
интересы которых он представляет. Отметим право общаться без ограничения с
обвиняемым и право присутствовать на допросах и очных ставках325.

Особо следует выделить право защитника обжаловать
юрисдикционные акты следственного судьи в обвинительную камеру Апелляционного
суда. На­личие такого права у обвиняемого и его защитника служит несомненной
про­цессуальной гарантией прав личности. Наиболее часто жалобы приносятся ад­вокатами
с связи с ограничением свободы их подзащитных (заключением под . стражу,
продлением срока заключения, отказом в освобождении из-под стражи и т. п.).
Право защитника участвовать в рассмотрении жалобы обвинительной камерой и
излагать там свое мнение по существу дела также заслуживает упо­минания, ибо
создает стройный процессуальный порядок обжалования действий следственного
судьи326.

Обвиняемый и потерпевший могут иметь неограниченное число
адвокатов (ст. 115 в редакции закона от 4 января 1993 года).

Потерпевший.

С точки зрения французского уголовно-процеесуального
законодательст­ва, понятие «потерпевший» и «гражданский истец» являются
синонимами. Без­условно, прав А. Лубенский: «Предъявление гражданского иска
влечет обяза­тельное возбуждение уголовного преследования. Такого рода
гражданский иск может не содержать требования о взыскании какого-либо
материального воз­мещения»327.

Согласно ст. 85 УПК «Всякое лицо, которое считает себя
пострадавшим от преступления или проступка, может путем подачи жалобы
компетентному лицу занять положение гражданского истца». Таким образом, во
Франции иск, воз­бужденный ex officio прокуратурой, считается публичным (action
publique), a иск, возбужденный по инициативе частного лица — гражданским
(action civile). В последнем случае окончательное решение о начале
предварительного следствия принимает также прокуратура.

Потерпевший наделен двумя процессуальными способами защиты
своих интересов. Во-первых он вправе предъявить гражданский иск в, уголовном
про­цессе и самостоятельно начать таким образом уголовное преследование (voie
d’action). Во-вторых, потерпевший вправе вступить в уголовный процесс в каче­стве
гражданского истца, когда уголовное преследование было уже возбуждено
прокуратурой в порядке публичного иска (voie d’intervention)328.

Подробнее о правах защитника см. А. Лубенский, А. Штромас,
Защита на предварительном следствии по законодательству зарубежных стран,
ВНИИСЗ, вып. 59, М., 1970,с.17

„„      См. О. Briere de L’lsle, P. Cogniart, Procedure
penale, т. II, Paris, 1972, p. 148 и ел. 32 /      А. Лубенский, указ. соч., с.
132.

Р. Couvrat, La protection des victimes d’infractions. Essai
d’uu bilan, Revue de science criminelle et de droit penal compare, 1983, №4, p.
585. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что во Франции не существует
принятого в России разграничения

В дальнейшем гражданский истец занимает положение стороны
обвинения в процессе. Закон «предоставляет потерпевшему по отношению к
следствен­ному судье права столь же обширные, как у обвиняемого и до некоторой
степе­ни как у прокурора»329. В частности, потерпевший вправе иметь адвоката,
зна­комиться с материалами дела, обжаловать постановления следственного судьи.

Юридические лица.

Как известно, новый УК Франции 1992 года предусматривает
возмож­ность привлечения к уголовной ответственности юридических лиц. Наряду с
материально-правовыми проблемами330 возникает целый ряд процессуальных. Это,
прежде всего, вопрос о том, каким образом юридическое лицо участвует в
уголовном процессе, в частности, предварительном следствии.

Закон № 92-1336 от 16 декабря 1992 года331 добавил к книге
IV УПК 1958г. раздел XVIII «О возбуждении преследования, предварительном следст­вии
и судебном разбирательстве преступлений, совершенных юридическими ли­цами» (ст.
106^-70646 УПК).

•- Статья 70643 гласит, что «Публичный иск возбуждается
против юридиче­ского лица в лице законного представителя на момент возбуждения.
Последний представляет юридическое лицо при производстве всех следственных
действий».

Однако существует ряд исключений из этого положения. В том
случае, ес­ли уголовное преследование возбуждается также в отношении законного
пред­ставителя как физического лица, или если у юридического лица по тем или
иным причинам нет законного представителя (он отсутствует, скрывается и т. д.),
председатель трибунала большой инстанции назначает поверенного (mandataire),
который выполняет роль законного представителя.

В статье 70644 однозначно указано, что представитель
юридического лица пользуется процессуальным статусом свидетеля.

Комментаторы отмечают две главные особенности закона от 16
декабря 1992 года: 1) попытку максимально приблизить юридические лица в уголовном
процессе к гражданам; 2) крайнюю осторожность законодателя в пока новой
«»1 него области332.

Г производства по делам частного обвинения и гражаднского
иска в уголовном процессе. [ Последние, являясь у нас совершенно автономными
институтами, составляют во Франции I Sflff0 иелое и связаны с правами
потерпевшего. I         J.Michaud,Lejuge d’instruction et la victime de
1’infraction, Revue de science criminelle

et de droit penal compare, 1976, №3, p.805-806. Логика
развития уголовного процесса

«юстепенно приводила к выравниванию прав потерпевшего и
обвиняемого. J. Pradel, op.cit.,

В^35-

Анализ материально-правовых проблем уголовной
ответственности юридических иц см, О. Аванесов, Реформа уголовного права
Франции (проблемы общей части), Дисс. …

канд. юрид. наук,. М., 1992, с. 126 и далее.

3-‘      Actualite legislative Dalioz, 1993,№ 2,р. 41.

332      J. Pradel, Le nouveau Code penal (partie generate),
Actualite legislative Dalioz, 1993,

№ l7,f. 193-194.

В том случае, когда юридическое лицо понесло ущерб
(материальный иди моральный), причиненный преступлением, оно рассматривается в
качестве по­терпевшего и вправе предъявить гражданский иск. Данное положение
общепри-знано в теории и на практике333. Но французский законодатель пошел в
этом вопросе дальше. С 1985 года он предоставил возможность юридическим лицам
(ассоциациям), предметом деятельности которых является защита определенных
категорий лиц или благ, предъявить гражданский иск в интересах последних.
Однако следует иметь в виду, что поскольку непосредственный ущерб в данной
ситуации причинен не самой ассоциации, то она вправе предъявить иск в уго­ловном
процессе только в случаях, прямо указанных в УПК. Законодатель каж­дый раз
конкретно формулирует тот или иной вид деятельности, занимаясь ко­торым любое
юридическое лицо получает возможность отстаивать чужие инте­ресы в уголовном
процессе (защита прав потребителей, борьба с расизмом и др.). Кроме того,
имеются определенные ограничительные условия предостав­ления такого права,
допустим, срок существования ассоциации. В настоящий момент УПК 1958 года
насчитывает четырнадцать статей (ст. Z’-cr. 214), где перечислены четырнадцать
категорий видов деятельности, осуществляя кото­рые юридические лица получают
соответствующие процессуальные правомо­чия. Данный перечень постоянно
увеличивается в последние годы.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ