2. Компетенция помощника прокурора и его возможности в обеспечении допустимости доказательств.

2. Компетенция помощника прокурора и его возможности в обеспечении допустимости доказательств.

71
0

Говоря о полномочиях помощника городского (районного)
прокурора, мы исходим прежде всего из положения ст.54 Закона о прокуратуре РФ в
редакции 1999г. о наличии компетенции прокуроров различных уровней, в том числе
и помощников прокурора. То, что фигура помощника прокурора играет
самостоятельное процессуальное значение видно также из содержания ст.34, а
кроме того, ст. 3 УПК, в которой вводится понятие пределов компетенции субъекта
доказывания.

К сожалению, Закон о прокуратуре не раскрывает существа
такой компетенции, применительно к надзору за исполнением законов органами
следствия и дознания, нет такой нормы и в УПК. Лишь в некоторых статьях Кодекса
говорится, наряду с прокурором, о фигуре его заместителя (ст. 96, 133, 153,
174, 214, 215, 216 УПК и др.).

В характеристике полномочий помощника прокурора мы исходим
из положения о том, что задачей помощника является подготовка основных
процессуальных актов для прокурора, подписывая которые тот осуществляет надзор
за деятельностью помощника. В то же время мы считаем, что некоторые
процессуальные действия и решения помощник все же вправе принимать самостоятельно.

Определение такой компетенции представляет собой
самостоятельную и непростую задачу, решение которой должно быть основано на
анализе норм УПК, Закона о прокуратуре, Приказов Генерального прокурора,
практики прокурорского надзора и рассмотрения судами уголовных дел.

В первую очередь, для того, чтобы определить круг полномочий
помощника, необходимо выделить процессуальные функции, которые закон возлагает
на вышестоящих по отношению к нему прокуроров.

Для этого необходимо отметить положения УПК, в которых речь
идет о полномочиях прокурора и его заместителя: ст. 96 (право санкционирования
ареста), 97 (продление срока содержания под стражей), 133 (продление срока
следствия), 153 (отстранение обвиняемого от должности), 167 (санкционирование
выемки документов, содержащих государственную тайну), 168 (санкционирование
обыска), 173 (выемка документов, содержащих сведения, являющиеся
государственной тайной), 174 (наложение ареста на корреспонденцию и выемка ее в
почтово — телеграфных учреждениях), 188 (помещение в лечебно — психиатрическое
учреждение обвиняемого или подозреваемого, не содержащегося под стражей), 214,
215, 216, 217 УПК (принятие решений по делу, поступившему с обвинительным
заключением).

Во-вторых, следует исключить нормы, в которых речь идет о
санкционировании иных мер процессуального принуждения и производства
следственных действий, разрешении отводов (ст. 63, 73, 75, 89, 92, 93, 101
УПК), а также даче согласия на прекращение дел по нереабилитирующим основаниям
(ст. 6, 7, 8, 9 УПК). Очевидно, что речь в них идет о лишь о полномочиях
прокуроров и их заместителей.

Анализ норм, в которых речь идет о прокурорах,
осуществляющих надзор за следствием и дознанием (ст. 97, 121, 133 УПК —
продление процессуальных сроков до одного месяца по делу, возвращенному судом
для дополнительного расследования), также позволяет утверждать, что закон
говорит о прокурорах, либо их заместителях.

И последнее. Важно учесть компетенцию прокуроров различных
уровней, установленную в ряде случаев Законом о прокуратуре и приказами
Генерального прокурора РФ. Так, ч.2 ст.33 Закон о прокуратуре в говорит о
возможности освобождения каждого незаконно подвергнутого задержанию только на
основании постановления прокурора или его заместителя. Приказ Генерального
прокурора РФ № 90 от 15.12.98г. “О порядке рассмотрения обращений и приема
граждан в органах прокуратуры РФ” содержит требование о том, чтобы решения об
отклонении обращений граждан принимали прокурор или его заместитель, и они же
давали ответы заявителям. Указание Генерального прокурора № 8/40 от 05.02.98 “О
порядке предания гласности материалов прокурорской и следственной деятельности
работниками Генеральной прокуратуры Российской Федерации” и Указание № 43/39 от
23.06.98 “О дополнительных мерах по обеспечению сохранности служебной
информации при расследовании уголовных дел”, конкретизируют ст. 139 УПК,
устанавливающую порядок придачи данных предварительного следствия гласности и
возлагают контроль за этой деятельностью на заместителей Генерального
прокурора, прокуроров субъектов федерации, районных, городских прокуроров.

Обобщая положения названных норм применительно к статье 211
УПК, характеризующей полномочия прокурора по осуществлению надзора за
исполнением законов органами дознания и предварительного следствия можно
назвать действия и решения, которые находятся в исключительной компетенции
прокурора и его заместителя. Это санкционирование заключения под стражу,
производства обыска и других действий следователя и органа дознания,
отстранение обвиняемого от должности; продление срока расследования и
содержания под стражей в качестве меры пресечения; возвращение уголовных дел
органам дознания и предварительного следствия со своими указаниями о
производстве дополнительного расследования; изъятие от органа дознания и передача
следователю любого дела, передача дела от одного органа предварительного
следствия другому, а также от одного следователя другому в целях обеспечения
наиболее полного и объективного расследования; отстранение лица, производящего
дознание, или следователя от дальнейшего ведения дознания или предварительного
следствия, если ими допущено нарушение закона при расследовании дела и
некоторые другие из числа вышеназванных полномочий.

Другие же полномочия прокурора, предусмотренные ст.211 УПК,
применительно к компетенции помощника, должны определяться строго
индивидуально, с учетом действующего законодательства и приказов Генерального
прокурора.

По вопросу об объеме и характере письменных указаний,
исходящих от помощника прокурора, наша точка зрения сводится к следующему:

Помощник прокурора вправе давать от своего имени письменные
указания следователю поднадзорного правоохранительного органа по различным
вопросам расследования, которые не находятся в исключительной компетенции
прокурора или его заместителя а также, за исключением указаний о привлечении в
качестве обвиняемого, квалификации преступления и объеме обвинения, о
прекращении дела, т.е. процессуальных действий и решений, обжалование которых
следователем вышестоящему прокурору влечет за собой приостановление исполнения
указаний.

В вопросе о правомерности возбуждения помощником прокурора
уголовного дела мы исходим их анализа норм уголовно-процессуального
законодательства и Закона о прокуратуре.

В соответствии со ст.112 УПК уголовное дело может быть возбуждено
прокурорами в пределах их компетенции. В самом УПК эта компетенция не
определена, однако из содержания ч.1 ст. 25 Закона о прокуратуре,
регламентирующей полномочия прокурора по осуществлению общего надзора и ст. 54
Закона вытекает, что помощник прокурора, исходя из характера нарушения,
допущенного должностным лицом, вправе вынести мотивированное постановление о
возбуждении уголовного дела. В аналогичном порядке могут решаться вопросы о
возбуждении уголовного дела в случае нарушения прав и свобод человека и
гражданина (ч.2 ст.27 и ст.54 Закона о прокуратуре).

В то же время ч.2 ст.22 Закона о прокуратуре говорит о
возможности возбуждения уголовного дела по основаниям, установленным законом,
лишь прокурором и его заместителем.

Налицо коллизия правовых норм в рамках одного
законодательного акта. Вместе с тем, по нашему мнению, допустимо толковать
закон в пользу правомерности принятия помощником прокурора принятия
самостоятельных процессуальных решений о возбуждении дел о преступлениях, но
лишь по составам, подпадающим под определение ч.1 ст.25 и ч.2 ст.27 Закона о
прокуратуре. Однако при этом, следует иметь ввиду, что данные полномочия Закон
о прокуратуре связывает с осуществлением надзора за соблюдением Конституции и
исполнением законов федеральными министерствами, государственными комитетами,
службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными
и исполнительными органами государственной власти субъектов РФ, органами
местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их
должностными лицами, а также органами управления и руководителями коммерческих
и некоммерческих организаций, а также надзора за исполнением указанными
субъектами прав и свобод человека и гражданина, что также сужает сферу действия
названных норм.

Принимая во внимание, что в последнее время в судебной
практике ярко проявились тенденции к более строгой оценке допустимости
доказательств, в частности к требованию о производстве тех или иных
процессуальных действий, принятию процессуальных решений надлежащим лицом, мы
не рекомендуем помощникам принимать самостоятельные решения о возбуждении дел
за исключением случаев, предусмотренных ч.1 ст.25 и ч.2 ст.27 Закона о
прокуратуре.

Отказ же помощника прокурора в возбуждении дела
представляется возможным, так как такое решение может быть обжаловано прокурору
и отменено им, что можно расценивать как дополнительную гарантию законности
принятого решения. Кроме того, в Постановлении Конституционного Суда РФ по делу
о проверке конституционности части четвертой статьи 113
Уголовно-процессуального кодекса РСФСР от 29 апреля 1998 г. No. 13-П в связи с запросом Костомукшского городского суда Республики Карелия не ставится под
сомнение обоснованность вынесения решения об отказе в возбуждении уголовного
дела помощником прокурора г.Костомукши в отношении гр. Климочкина А.В. в связи
с дорожно-транспортным происшествием. Более того, Конституционным Судом
подчеркнуто, что порядок установленный ч.4 ст.113 УПК, в соответствии с которым
отказ прокурора, следователя, органа дознания в возбуждении уголовного дела
может быть обжалован надлежащему прокурору, сам по себе не противоречит
провозглашенным в Конституции Российской Федерации гарантиям прав и свобод
человека и гражданина, — он призван обеспечивать оперативное устранение
нарушений закона, допускаемых в ходе проверки заявлений и сообщений о
совершенных преступлениях.

Прекращение уголовных дел, отмена незаконных и
необоснованных постановлений следователей должны по-нашему мнению производится
прокурорами и их заместителями по подготовленным помощниками прокурора
материалам. Рекомендуемый порядок тесно связан с необходимостью строгого
соблюдения требования ст.127 УПК о процессуальной самостоятельности
следователя, который при производстве предварительного следствия все решения о
направлении следствия и производстве следственных действий принимает
самостоятельно, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение
санкции от прокурора, и несет полную ответственность за их законное и
своевременное проведение.

В отношении незаконных и необоснованных процессуальных
решений органа дознания, процессуальная самостоятельность которых законом в
большей степени ограничена, по нашему мнению, можно согласиться со сложившейся
практикой их отмены помощником прокурора, осуществляющим надзор за
соответствующим органом дознания с согласия прокурора или его заместителя, хотя
более правильной была бы все же подготовка процессуальных решений от имени
прокурора или его заместителя. Речь идет, прежде всего, об отмене постановлений
о приостановлении дознания и прекращении уголовного дела.

Таким образом, осуществляя надзор за исполнением законов
органами дознания и предварительного следствия, помощник прокурора вправе:

1) возбуждать дела о преступлениях, но лишь по составам,
подпадающим под определение ч.1 ст.25 и ч.2 ст.27 Закона о прокуратуре;

2) требовать от органов дознания и предварительного
следствия для проверки уголовные дела, документы, материалы и иные сведения о
совершенных преступлениях, ходе дознания, предварительного следствия и
установления лиц, совершивших преступления; проверять не реже одного раза в
месяц исполнение требований закона о приеме, регистрации и разрешении заявлений
и сообщений о совершенных или готовящихся преступлениях;

3) давать письменные указания о расследовании преступлений,
производстве отдельных следственных действий и розыске лиц, совершивших
преступления;

4) участвовать в производстве дознания и предварительного
следствия и в необходимых случаях лично производить отдельные следственные
действия или расследование в полном объеме по любому делу. (Данные полномочия
вытекают из содержания ст. 31 и 54 Закона о прокуратуре, в соответствии с
которыми помощник прокурора вправе принять к своему производству расследование
любого преступления и Приказа Генерального прокурора № 31 от 18.06.97г. “Об
организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием”,
предписывающего прокурору, его заместителю или помощнику при решении вопроса о
санкционировании ареста допрашивать лиц, подлежащих аресту);

5) отказывать в возбуждении уголовных дел;

давать заключения по вопросам, отнесенным к компетенции
прокурора или его заместителя, в частности, о прекращении либо приостановлении
производства по уголовным делам; об обоснованности предъявленного обвинения и
избрания меры пресечения и иным вопросам;

отменять незаконные и необоснованные постановления о
прекращении и приостановлении дел органами дознания;

рассматривать по поручению прокурора обращения граждан и
лично давать ответы заявителю с сообщением об удовлетворении его требований, а
также разъяснения.

Представляется, что все указанные полномочия так или иначе
могут быть связаны с обеспечением помощником прокурора допустимости
доказательств.

Вместе с тем, анализ названных выше нормативных актов, не
дает ответа на целый ряд вопросов, связанных с компетенцией помощника
прокурора. Так, остается неясным вправе ли он принимать самостоятельные
процессуальные решения о соединении и выделении дел (ст. 26), предъявлять и
обеспечивать гражданский иск (ст. 29, 30), рассматривать заявления об отводах
переводчика, специалиста, адвоката (ст. 66, 67, 67.1), разрешать ходатайства
эксперта об участии при проведении следственных действий (ст. 82), принимать
решения о приобщении к делу вещественных доказательств (ст. 84), направлять
заявление без возбуждения дела по подследственности или подсудности (ст. 114),
ограничивать обвиняемого и его защитника в ознакомлении с материалами дела (ст.
201 УПК) и некоторые другие.

Представляется, что помощник прокурора может осуществлять эти
и другие полномочия, предусмотренные УПК, в рамках делегированных ему
вышестоящим прокурором. По мысли В.П.Рябцева такое делегирование возможно в
двух направлениях: в порядке использования процессуальных полномочий временно
отсутствующего должностного лица, а также реализации прав, определяемых
должностным инструкциями, утверждаемыми соответствующими прокурорами.

Замещение помощником прокурора должности прокурора или
заместителя является частным случаем в надзорной практике (болезнь, очередной
отпуск, временное отстранение от исполнения служебных обязанностей и т.п.).
Более важным представляется определение компетенции помощника приказом или
должностной инструкцией. Яркий пример такого делегирования полномочий
содержится в Приказе Генерального прокурора № 57 от 21.10.96г. “Об
организационных основах деятельности прокуратур городов с районным делением”, в
п.4 которого Генеральный прокурор предоставляет прокурорам городов с районным
делением целый комплекс различных полномочий уровня прокуратуры субъекта федерации.

Специальными инструкциями на практике определяется
компетенция управлений (отделов) прокуратур и их сотрудников (начальников
соответствующих подразделений, их заместителей, прокуроров отделов) при этом, в
ряде случаев, делегируются некоторые полномочия прокурора и его заместителя
подчиненным прокурорам. Однако такие инструкции, не отличающиеся единообразием,
существуют, как правило, лишь в аппаратах прокуратур — субъектов федерации. В
городских (районных) прокуратурах в лучшем случае есть распоряжения прокурора о
территориально-предметном распределении обязанностей между помощниками, в
которых не определена их компетенция (в том числе делегированные полномочия).

Радикально проблему могло бы решить дополнение УПК нормой, в
которой, по аналогии со ст. 54 Закона о прокуратуре, необходимо предусмотреть
предметную компетенцию прокуроров различных уровней.

Но до тех пор Генеральная прокуратура могла бы разработать
типовые Инструкции о распределении полномочий прокуроров разных уровней,
осуществляющих надзор за исполнением законов органами следствия и дознания для
прокуратур-субъектов федерации и городских (районных) прокуратур.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ