§ 2.    Основные этапы развития криминалистической взрывотехники

§ 2.    Основные этапы развития криминалистической взрывотехники

39
0

Как область научного знания криминалистическая взрывотехника
в своем развитии прошла несколько этапов. З.И. Кирсанов и Л. Летоштяк
справедливо писали: “Сначала в криминалистической литературе … описывались
лишь единичные случаи применения в преступных целях взрывчатых веществ, а затем
возникла необходимость в создании специальных методов и средств производства
соответствующей экспертизы. В дальнейшем в методике расследования отдельных
видов преступлений стали учитываться особенности расследования в случаях
применения в качестве орудий преступления взрывчатых веществ и взрывных
систем”29.

В литературе предпринимались попытки подробной периодизации
возникновения, становления и развития криминалистической взрывотехники. Так,
И.Д. Моторный выделяет в этом процессе четыре этапа:

1) возникновение, накопление эмпирического материала и
формирование его в самостоятельный вид исследований (1942-1975);

2) становление в виде совокупности ряда теоретических
положений о научно-технических средствах, методах и приемах
экспертно-криминалистического исследования некоторых видов взрывчатых веществ и
взрывных устройств (1975-1990); 3) формирование системы теоретических положений
о соответствующих объектах и научно-технических средствах и методах их
обнаружения, фиксации, изъятия и исследования (1990-1995); 4) преобразование
(эволюция) в частное криминалистическое учение30. Данная позиция наиболее
приемлемая, но она, по нашему мнению, нуждается в некоторых уточнениях и
детализации, о чем будет сказано ниже.

С.М. Колотушкин процесс становления криминалистической
взрывотехники подразделяет на три периода. Начало первого он связывает с
возникновением криминалистики как новой отрасли знаний (конец XIX в.); второго
— с созданием региональных взрывотехнических лабораторий в системе МВД РФ
(1993); третьего — с выходом в 1999 г. монографий В.М. Плескачевского и И.Д.
Моторного31. Для него определяющими являются организация региональных взрывотехнических
лабораторий в системе МВД РФ и опубликование первых монографических работ,
посвященных данной тематике, поэтому согласиться с его точкой зрения мы не
можем.

Результаты нашего исследования указывают на необходимость
выделения следующих основных этапов.

Первый этап — период зарождения криминалистической
взрывотехники и начала накопления и систематизации сведений о взрывных
устройствах и образующихся при взрыве следах. Он, как мы уже отмечали, начался
с появлением пороха, взрывчатых веществ и использованием их в преступных целях
и продолжался до конца 60-х гг. XX в. Это этап активного развития прежде всего
естественных и технических наук, во взаимодействии с которыми постепенно
зарождалась, формировалась и развивалась криминалистика, а вместе с ней
криминалистическая взрывотехника. Последняя, как будет показано в дальнейшем,
есть продукт сложного и длительного процесса интеграции знаний о средствах и
методах раскрытия и расследования преступлений, разрабатываемых и
аккумулируемых криминалистикой и рядом наук различного профиля. Первый этап еще
можно назвать этапом консолидации взрывотехнических знаний и начала разработки
научных методов расследования преступлений, совершаемых с применением взрывных
устройств.

Наша точка зрения расходится с теми, что высказаны И.Д.
Моторным и С.М. Колотушкиным. Каждый из них по-своему прав, но, как мы
полагаем, они упускают из виду тот факт, что криминальные взрывы совершались и
до возникновения криминалистики, и уж тем более до 1942 г. и объекты,
используемые при их совершении, также подвергались исследованию. Достаточно
упомянуть вошедшие в историю террористические акты, совершенные
революционерами-“бомбистами” во второй половине XIX и начале XX вв., о чем мы
уже говорили. Вместе с тем все эти и другие случаи применения взрывных
устройств в преступных целях не могли стать ни основой системы, ни научной
базой для возникновения криминалистической взрывотехники. Первыми серьезными
работами, обобщающими опыт взрывотехнических исследований первого периода стали
книга шведских криминалистов А. Свенссона и О. Венделя, в которую входила глава
“Оружие и взрывчатые вещества” и статья А.Н. Вакуловского и М.Ф. Мартынова по
криминалистическому исследованию ручных гранат .

После выхода в свет этих двух работ тема исследования взрывных
устройств, взрывчатых веществ и следов взрыва на время оказалась закрытой. Как
замечает В.М. Плескачевский, “повсеместное утверждение лозунга об отсутствии в
советском обществе антагонистических противоречий, очевидно, и привело к тому,
что все случаи криминальных взрывов замалчивались, а их исследования
засекречивались даже от большинства экспертов-криминалистов” .

Каких-либо четких научно разработанных методик исследования
взрывных устройств и следов их применения на этом этапе не существовало,
эксперты излагали, по сути, свою субъективную, зачастую противоречащую истине
точку зрения.

Второй этап — это период расширения сферы применения ранее
известных и активизации разработки новых методик криминалистического
исследования в области криминалистической взрывотехники. Он начался в конце
1960-х — начале 70-х гг., что обусловлено возросшими потребностями следственной
практики в применении специальных познаний при расследовании участившихся
фактов хищения взрывчатых веществ, незаконного оборота взрывчатых веществ и
изделий на их основе, криминальных взрывов, особенно террористической
направленности.

В ходе производства экспертиз перед
экспертами-взрывотехниками стали возникать проблемы обоснования достоверности
результатов исследования. Нужно было выяснить механизм образования следов
взрыва, установить закономерные связи их появления, решить идентификационные и
другие вопросы. Поэтому на данном этапе наибольший приоритет имели практические
разработки, направленные на изучение отдельных случаев применения взрывных
устройств в преступных целях и создание ряда специальных методик по
обнаружению, фиксации, сохранению, изъятию и исследованию взрывчатых веществ,
взрывных устройств, средств взрывания и следов их применения при расследовании
прежде всего авиационных происшествий, сопряженных со взрывами36.

Первоначально такие разработки велись во ВНИИ СЭ МЮ СССР,
где была создана взрывотехническая лаборатория, а затем в ЦНИКЛ и ВНИИ МВД
СССР. С 1977 г. взрывотехнические исследования стали проводиться в
криминалистической лаборатории Воинской части 34435, относящейся к ведению КГБ
СССР.

В работах, издававшихся в 1970-х гг., в основном описывались
взрывные устройства, взрывчатые вещества и рассматривались отдельные вопросы их
экспертного исследования. Но в то же время начали разрабатываться приемы и
методы исследования взрывных устройств, взрывчатых веществ и следов их
применения в рамках отдельных следственных действий37. Авторами наиболее
крупных работ того периода стали И.Ф. Пантелеев, Р.З. Боршигов, В.П. Власов,
Н.П. Ландышев, С.И. Винокуров38 и другие ученые.

Постепенно накапливались специальные знания, практический
опыт, шла подготовка научных кадров, создались необходимые приборы,
оборудование и т. д., закладывались научные основы судебной взрывотехнической
экспертизы. Поэтому рассматриваемый период можно считать этапом зарождения,
формирования и развития взрывотехнической экспертизы, которая впоследствии
явилась практическим воплощением области знаний, определяемой сегодня как
криминалистическая взрывотехника. Такой же путь прошли ставшие традиционными
трасологические, судебно-баллистические, судебно-почерковедческие и другие
исследования, этим же путем идет становление новых отраслей криминалистической
техники — судебной фоноскопии, судебной фототехники, криминалистического учения
о холодном оружии и др.

Однако широкого распространения в тот период
взрывотехнические экспертизы не получили в связи с неразработанностью
методологических и теоретических основ их проведения, отсутствием
подготовленных кадров и еще небольшим количеством преступлений, совершаемых с
применением взрывных устройств. Например, в 1977 г. в Москве было осуществлено
лишь три взрыва — в продовольственном магазине, на улице и в метро40. Но и
тогда понимали опасность таких преступлений и необходимость совершенствования
методов и средств борьбы с ними.

Завершается рассматриваемый период тем, что в 1980 г. в
системе МВД СССР был создан отдел взрывотехнических экспертиз и появился новый
субъект судебной экспертизы — эксперт-взрывотехник. Необходимость организации
отдела была вызвана, прежде всего, возрастающими потребностями следственной и
розыскной практики41 и предстоящими Московскими Олимпийскими играми.

С начала 1980-х гг. начинается третий этап становления
криминалистической взрывотехники. Продолжают публиковаться статьи и
рекомендации по разработке научно-технических средств и методов решения частных
задач судебной взрывотехнической экспертизы42, стали появляться работы,
посвященные теоретическим проблемам взрывотехники и взрывотехнической
экспертизы. В них обосновывалась потребность создания в рамках
криминалистической техники новой отрасли, которая бы изучала технические
вопросы, возникающие при расследовании преступлений, связанных с применением
взрывчатых веществ, взрывных устройств.

Взрыв как способ совершения преступлений стал получать все
большее распространение, возрастающий технический уровень развития населения
способствовал изготовлению самодельных взрывных устройств, в стране резко
увеличивались масштабы нелегального оборота оружия, боеприпасов, взрывчатых
веществ. Например, Р.З. Боршигов отмечает, что, “по данным Госгортехнадзора
СССР, в 1978 и шесть месяцев 1979 г. на предприятиях, ведущих взрывные работы и
осуществляющих хранение взрывчатых веществ, похищено, разбазарено и потеряно
8841 кг взрывчатых веществ, 8552 электродетонатора и капсюля-детонатора, 10 854
м огнепроводного и детонирующего шнуров”43.

Впервые вопрос о создании новой отрасли криминалистической
техники был поставлен в 1982 г. З.И. Кирсановым и Л. Ле-тоштяком, которые
отметили, что “существующими отраслями криминалистической техники не полностью
исчерпываются потребности следственной практики, в частности, в криминалистике
отсутствует специальная отрасль, занимающаяся разработкой методов и средств
обнаружения, фиксации и исследования взрывчатых веществ, взрывных систем и
следов их применения”44. Они обосновали необходимость создания нового
самостоятельного учения, предложили назвать его “криминалистическая
взрывотехника” и показали его место в системе науки криминалистики, определили
цели, задачи исследования.

Однако на протяжении длительного времени данное предложение
не было реализовано, так как публикуемые продукты научного творчества не
обладали всеми признаками самостоятельного криминалистического учения. В
основном шло накопление эмпирического материала, которого было мало на тот
период, и разработка на его основе практических рекомендаций45. (К этому
периоду, например, относится и начало исследований проблемы криминалистической
взрывотехники, предпринятых А.А. Топорковым, результатом которых явились курс
лекций, статьи, разделы учебно-практических пособий для работников спецслужб и
следственных подразделений КГБ СССР)46.

Заметным событием в этом плане стала работа Е.Н. Тихонова
“Криминалистическая взрывотехника и взрывотехническая экспертиза”, вышедшая из
печати в 1989 г. Данное пособие состоит из двух частей: в первой
рассматривается теоретический материал, во второй — технические и
конструктивные данные инженерных мин и ручных гранат отечественного
производства, необходимые оперативно-следственным работникам, специалистам и
экспертам при исследовании боеприпасов взрывного действия либо следов их
взрыва47. В том же году было издано пособие “Место взрыва как объект
криминалистического исследования” , а Н.С. Ермаков защитил кандидатскую
диссертацию на тему “Обеспечение следственной и оперативней деятельности
органов КГБ методами и средствами криминалистической взрывотехники”.

В конце 1980-х гг., были заложены научные основы
криминалистической взрывотехники, а следователи и эксперты получили
научно-практические материалы для успешной работы. Но и тогда еще рано было
говорить о признании суммы знаний в этой области в качестве криминалистического
учения, так как по-прежнему продолжалось интенсивное накопление эмпирического
материала, на базе которого совершенствовались методы, приемы и средства
обнаружения, фиксации, изъятия и исследования основных носителей информации.
Как отмечал Р.С. Белкин, “научные работы этого периода (периода становления
частной теории. -А. Б.) носят преимущественно описательный характер, они ставят
своей задачей собирание и фиксацию фактов, добытых эмпирическим путем”49.

С начала 1990-х гг. пошел четвертый этап развития
криминалистической взрывотехники — этап формирования новой криминалистической
теории, характеризующийся более высоким уровнем теоретических исследований,
накоплением справочного и экспериментального материала. Этот материал требовал
обобщения, систематизации и создания на данной основе рекомендаций, позволяющих
установить вид применявшегося взрывного устройства, групповую принадлежность
взрывного устройства по осколкам, оставшимся после взрыва, и т.д. Уже в 1991 г.
выходят крупные работы коллектива авторов Экспертно-криминалистического центра
МВД России50, продолжают публиковаться статьи и рекомендации, затрагивающие
частные методики экспертных исследований51.

Участившиеся случаи применения взрывных устройств при
совершении преступлений52 заставляют ученых и практиков интенсифицировать
научные исследования в этой области. Появились работы, посвященные действию
факторов взрыва на организм человека и его одежду53. Проблемами
криминалистической взрывотехники теперь вынуждены заниматься государственные
органы. Обеспечение безопасности граждан, их защита от насильственных
преступных посягательств, связанных с применением взрывных устройств, стали
весьма серьезно рассматриваться на уровне Президента, Правительства РФ, силовых
ведомств России, о чем свидетельствуют их руководящие документы.

Так, в системе правоохранительных органов разработаны
совместная Программа совершенствования деятельности правоохранительных органов
и Министерства обороны по предупреждению, раскрытию хищений огнестрельного
оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и преступлений, совершенных с
применением взрывных устройств на 1993-1995 гг., совместный приказ от 16 марта
1994 г. “Об учреждении межведомственного координационного совета по обеспечению
взаимодействия в вопросах сохранности оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ
и борьбы с посягательствами на них”, приказы МВД России от 18 июля 1994 г. “О
мерах по улучшению раскрываемости и расследовании преступлений, совершенных с
применением взрывных устройств”, от 16 августа 1994 г. “О дополнительных мерах
по улучшению раскрываемости убийств и преступлений с применением взрывных
устройств”, от 15 марта 1994 г. “О создании в ОМОН инженерно-технических
подразделений”, от 19 июля 1994 г. “О мерах по совершенствованию деятельности
специальных подразделений ОВД” и от 13 января 1996 г. “О действиях ОВД при
чрезвычайных обстоятельствах”.

В начале 1990-х гг. потребовалось расширить сеть
взрывотехнических лабораторий, что привело к созданию таковых на уровне ЭКУ МВД
республик, УВД краев и областей. Для этих лабораторий были разработаны Типовое
положение о взрывотехнической группе ЭКУ УВД, Руководство по работе со
взрывоопасными объектами в экспертных подразделениях МВД России56 и другие
руководящие документы57, на основе которых строилась деятельность
экспертов-взрывотехников на местах. В Экспертно-криминалистическом центре МВД
РФ приступили к подготовке экспертов-взрывотехников для региональных
взрывотехнических лабораторий. Однако отметим, что в тот период уровень
развития специальных познаний экспертов-взрывотехников еще не позволял глубоко
и полно исследовать все объекты экспертизы, решать многие практические вопросы.

Одновременно в системе правоохранительных органов решается
задача организации поиска, изъятия и уничтожения взрывоопасных объектов. Она
была возложена на инженерно-технические группы ОМОН, созданные приказом МВД
России от 15 марта 1994 г.*

Соответствующие материалы постепенно стали отражаться и в
учебной литературе. Так, в 1994 г. в учебнике по криминалистике под ред. И.Ф.
Герасимова и Л.Я. Драпкина лишь очень кратко упоминалось о криминалистическом
исследовании взрывчатых веществ58, В том же году вышел еще один учебник по
криминалистике, в котором уже был параграф, посвященный криминалистическому
взрывоведению59. На следующий год в учебнике по криминалистике под редакцией
В.А. Образцова впервые появился параграф, разработанный А.А. Топорковым, под
названием “Криминалистическая взрывотехника”60. Правда, он был помещен в главе,
касающейся исследования некоторых видов нетрадиционных криминалистических
объектов, но в то время это были действительно нетрадиционные объекты.

Сегодня почти все учебники по криминалистике содержат (хотя
и краткие, не рассматривающие теоретические вопросы) главу или параграф61,
посвященные криминалистической взрывотехнике, что свидетельствует о ее
внедрении в учебный процесс высшей школы в качестве учебной дисциплины.
Появились учебно-методические пособия и монографии, посвященные проблемам
теории криминалистической взрывотехники2. Была защищена первая докторская
диссертация, частично касающаяся криминалистических проблем исследования
взрывных и пиротехнических устройств63.

В 1998 г. вышло из печати учебное пособие, посвященное
методике расследования преступлений, совершенных с применением взрывных
устройств, написанное автором данной работы64.

Конец XX в. и первые два года нового столетия прошли под
знаком активизации исследований в области теоретических основ и методик
расследования преступлений, связанных с использованием взрывчатых веществ и
взрывных устройств65.

В 2002 г. автор этой работы и его ученик Д.В. Тишин
опубликовали первое научно-практическое пособие по методике расследования
заведомо ложного сообщения о якобы готовящемся взрыве66.

Так в криминалистике сложилась ситуация, для разрешения
которой потребовалось создание криминалистической теории, в рамках которой
изучались бы закономерности возникновения, собирания, проверки и реализации в
уголовном процессе информации о взрывчатых веществах, взрывных устройствах и
следах их криминального применения.

Предпосылками создания данной теории послужили следующие
факторы: достижения в области современной общей теории криминалистики67;все
более активизирующийся процесс интеграции и дифференциации криминалистических
знаний;значительный прогресс в деле развития системы частных криминалистических
теорий (учение о криминалистической регистрации, криминалистическое учение о
холодном оружии, криминалистическая одорология, криминалистическая ситуалогия,
криминалистическая диагностика и т. д.)68; проявление очевидной тенденции роста
случаев использования взрывчатых веществ и взрывных устройств в качестве
средств совершения преступлений; необходимость повышения эффективности
собирания и исследования взрывчатых веществ, взрывных устройств и следов их
применения в практике правоохранительных органов;

бурное развитие смежных отраслей знания (физики взрыва,
химии, взрывного дела и т. д.) и их успешная адаптация в криминалистике; логика
и закономерный характер непрекращающегося процесса развития научных знаний.

Все это вместе взятое и позволяет судить о закономерном
характере, во-первых, возникновения и развития рассматриваемой области науки;
во-вторых, преобладания в ней первоначально сугубо технического аспекта с
последующим выходом ее на более глубокие, многоплановые, адекватные
комплексному характеру структуры потребностей оперативно-розыскной,
судебно-экспертной и следственной практики позиции.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ