§ 4. Смешанное бездействие

§ 4. Смешанное бездействие

69
0

Вопрос о смешанном бездействии практически не обсуждался в
юридической литературе. Более того, многие вообще не знают понятия «смешанного
бездействия» или понимают его иначе, — а отсюда и неразработанность проблемы.

Н.С.Таганцев исследовал взаимосвязь действия и бездействия,
их сходство, различие и смешанные формы, определяя смешанное взаимодействие с
помощью субъективной стороны преступления, когда имеет место различное
психическое отношение к действию и к бездействию. Руководствуясь таким
подходом, он называет смешанным невмешательством такое поведение лица, когда
его предшествующие активные действия были с субъективной стороны юридически
безразличны или неосторожны (например, бросил непогашенную спичку), а
последующее невмешательство умышленно (по возникшему умыслу не стал тушить
пожар, имея такую возможность). В отличие от смешанного невмешательства
указанный автор выделяет простое невмешательство, когда виновный, хотя и стоит
в стороне от совершающегося события, возникшего вне всякого его
непосредственного участия, но может своевременным вмешательством предупредить
преступные результаты1.

Но, как нам представляется, указанный подход в корне
неверен. Нельзя определять понятия объективной стороны с помощью признаков
субъективной стороны.

Некоторые современные авторы определяют смешанное
бездействие совсем просто. Так, по мнению авторов учебника «Уголовное право.
Общая часть» под редакцией И.Я.Козаченко и З.А.Незнамова, именно «составы
преступления, объективная сторона которых может состоять и в действии, и в
бездействии представляют собой смешанное бездействие»2.

Но такое понятие, скорее всего, следовало бы назвать
смешанной нормой, а не смешанным бездействием.

П.И.Гришаев под «смешанным бездействием» понимает случаи,
когда «лицо выполняет только часть возложенных на него правовых обязанностей, а
другую часть не выполняет совсем либо выполняет не до конца и ненадлежащим
образом»3. Так же определяет понятие смешанного бездействия В.Е.Мельникова. Она
пишет: «В уголовном праве применяется понятие смешанного бездействия. Это
случаи, ко-

1 Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. ]. С. 265-268,
272-275. 1 Уголовное право России. Общая часть / Под ред. И.Я.Козаченко,
З.А.Незнамова. С. 148. Советское уголовное право. Часть Общая / Под ред.
П.И.Гришаева. С. 89.

63

гда уголовно-правовое бездействие, имея сложный характер, не
всегда выражается в абсолютно пассивном поведении. Закон предусматривает
уголовную ответственность и в тех случаях, когда лицо, осуществляя возложенные
на него правовые обязанности, выполняет их либо не до конца, либо ненадлежащим
образом»’.

Но при бездействии нас не интересует, что сделал виновный —
нас интересует, что он не сделал. Выполнение им части обязанностей безразлично
для права; право наказывает бездействующего за ту часть, которая им не
выполнена.

Н.Д.Дурманов, А.А.Пионтковский, Г.В.Тимейко понимают под
«смешанным бездействием» наступление в результате его общественно опасных
последствий или, как они пишут, «материальное преступление, совершенное путем
бездействия»2.

Так, Г.В.Тимейко даже разделял смешанное бездействие на два
вида:

1)                 непредотвращение вреда, причиненного
внешними силами, возникшими самостоятельно и действовавшими независимо от
виновного;

2)                         непредотвращение вреда,
причиненного внешними силами, возникшего в результате предшествующих невиновных
действий данного лица’.

Но такое понимание смешанного бездействия, не говоря уже о
том, что оно расходится с традиционным пониманием, неверно по существу, так как
последствий, причиненных бездействием, как мы это постараемся доказать далее,
быть не может.

Интересна позиция Н.И.Панова, который рассматривает
смешанное бездействие как «сочетание активного (действие) и пассивного
(бездействие) поведения, когда активные действия выступают в качестве
обстоятельства (способа), обеспечивающего осуществление бездействия»4.

Такое, действительно, возможно, но вряд ли правильно
называть это смешанным бездействием. Ниже мы рассмотрим этот вопрос чуть
подробнее.

Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под ред.
Б.В.Здраво-мыслова. С. 139.

2 Советское уголовное право. Учебник. Общая часть / Под ред.
В.Д.Меньшагина, Н.Д.Дурманова, Г.А.Кригера. С. 138: Курс советского уголовного
права / Под ред. А.Л.Пионтковского. М., 1970. Г. 2. С. 152; Тимейко Г.В. Общее
учение об объективной стороне преступления. С. 65.

Тимейко Г.В. Проблемы общего учения об объективной стороне
преступления: Ав-тореф. дисс… д-ра юрид. наук. М. 1986. С. 18. 4 Панов //.//.
Способ совершения преступления и уголовная ответственность. С. 18.

64

Под термином «смешанное бездействие», на наш взгляд, следует
понимать комбинацию действия и бездействия, т. е. те случаи, когда, создав
своей предшествующей деятельностью опасность наступления вредного последствия,
лицо не предотвращает ее. Для уяснения его природы и границ рассмотрим
несколько уголовных дел, взятых из практики судов.

7. Вечером 12 февраля 2000 г. Жгилев и Щебеньков из
хулиганских побуждений избили потерпевшего Н. с причинением тяжкого вреда
здоровью, опасного для жизни человека. После избиения они ос-тавши потерпевшего
без помощи лежащим на земле.

Суд первой инстанции квалифицировал действия осужденных по
п. «а», «в» ч. 3 ст. 111 УК РФ и ст. 125 УК РФ.

Суд кассационной инстанции отменил приговор в отношении
Жгилева и Щебенькова в части, касающейся их осуждения по ст. 125 УК РФ, и
уголовное дело в этой части прекратил, мотивировав свое решение следующим.

Лицо, умышленно причинившее потерпевшему тяжкий вред
здоровью, не может нести ответственность за оставление его в опасности’.

2.                     Суд Петроградского района г.
Ленинграда осудил. Г.Круглову по ст. 172 УК РСФСР (ст. 293 УК РФ) за
преступление, совершенное при следующих обстоятельствах.

Круглова, работая медсестрой в детских яслях №386
Петроградского райздравотдела, принесла в ванную комнату мыть двухлетнего
Акундинова С. и оставила его в ванной при включенной горячей воде. В результате
ее халатности, как сказано в приговоре, ребенок получил термический ожог
горячей водой обеих ног, т. е. тяжкие телесные повреждения (причинение тяжкого
вреда здоровью)».

3.                    Работая начальником гаража, Муиптский
на служебной автомашине поехал за запасными частями. В пути следования он
со-вершил наезд на несовершеннолетнего Долгова, помощи которому не оказал и,
оставив его в опасном для жизни состоянии с тяжкими телесными повреждениями в
холодное зимнее время, с места происшествия скрылся. Факт наезда на Долгова
автомашиной под управлением Мушинского материалами дела подтвержден, хотя не
установлена его вина в этом.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР
отменича оправдательный приговор районного суда по ч. 2 ст. 127

‘ Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N» 1. С. 15.

» Дело № 1-638 // Архив Петроградского районного суда
г. Ленинграда за 1980 г.

5 Заказ
№701
65

УК РСФСР (ст. 125 УК РФ), и дело было передано на новое
судебное расам отрен ие1.

Общее для всех этих преступлений состоит в том, что
объективная сторона их представляет комбинацию действия и бездействия. Различие
заключается в субъективной стороне, причем вина определяется отдельно к
действию и бездействию.

Если вина к действию умышленная, с чем мы имеем дело в
первом примере, то ответственность за бездействие не определяется — она
наступает целиком за действие. Иное решение страдало бы логической несообразностью.
Право, запрещая причинение преступных последствий, и в то же время наказывающее
лицо еще за их непредотвращение, не могло бы выполнять своей предупредительной
функции. Такое право при кажущейся высокой репрессивности имело бы весьма
низкий «коэффициент полезного действия».

Данное теоретическое положение имеет важное значение для
сугубо практического вопроса: квалификации преступных деяний, состоящих из
действия и бездействия. Например, когда посягательство на здоровье
сопровождается оставлением потерпевшего в опасном для жизни состоянии. Нужна ли
в данном случае дополнительная квалификация по ст. 125 УК РФ?

Хотя действие и бездействие образуют самостоятельные составы
преступлений, однако в силу их внутреннего единства должны рассматриваться как
одно преступление и ответственность должна наступать только за действие.

Президиум Красноярского краевого суда прямо указал: «При
осуждении лица по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР (ст. 111 УК РФ) дополнительной
квалификации действий виновного, оставившего потерпевшего в беспомощном
состоянии, не требуется»2.

Во втором примере (дело Кругловой) вина к действию —
неосторожная. Поставив ребенка в ванну и включив горячую воду, Круг-лова не
предвидела возможность наступления опасных последствий, хотя могла и должна
была предвидеть. Поэтому необходимо квалифицировать ее действия по п. 1 ст. 114
УК РСФСР (ч. 2 ст. 118 УК РФ) как неосторожное причинение тяжкого телесного
повреждения (тяжкого вреда здоровью) вследствие ненадлежащего исполнения лицом
своих профессиональных обязанностей.

В третьем примере (дело Мушинского) вины к действию — наезда
на пешехода — вообще нет. Здесь поставление в опасность слу-

1                        Сборник постановлений Президиума и
определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. М.,
1981. С. 194-195.

2             Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1982. X» 1.

66

жит квалифицирующим признаком бездействия — оставления в
опасности и должно квалифицироваться по ч. 2 ст. 127 УК РСФСР (ст. 125 УК РФ).

Как видим, вина к действию может быть различной (ее даже
может не быть). Точно так же может быть различной и вина к бездействию (но если
ее нет — нет и смешанного бездействия).

Можно сделать вывод, что по субъективной стороне к
смешанному бездействию относятся все случаи комбинации действия и бездействия,
за исключением умышленного действия и невиновного бездействия. Однако при
совпадении формы вины к тому и другому, т. е. когда вина остается неизменной с
момента действия (второй пример), также нет смешанного бездействия, а
ответственность наступает за преступное действие.

На первый взгляд, такое понимание смешанного действия
кажется несколько усложненным. На самом деле никакой сложности нет: при
отсутствии вины к бездействию нет и его самого (так как бездействие —
юридическое понятие); при единстве вины невозможно вычленить бездействие —
такого рода поведение мы рассматриваем как деятельность.

Сложности появляются, когда мы будем квалифицировать
подобные деяния.

Возьмем, к примеру, случай, когда действие совершается
невиновно, а бездействие умышленно. К примеру, водитель, не нарушая правил
дорожного движения, сбил пешехода и уехал. Здесь первая стадия в развитии
явления представляет собой полную противоположность второй: первая состоит из
активной деятельности, но лишена субъективной виновности; наоборот, вторая по
внешнему проявлению есть недеятельность, но заключает в себе все элементы
субъективной виновности. Таким образом, весь факт представляется по внешности
как бы состоящим из соединения положительного действия и бездействия, из которых
первое является непреступным, а второе, наоборот, преступным1.

Для обоснования ответственности за смешанное бездействие в
этом случае А.С.Горелик вынужден прибегнуть к так называемой «последующей
вине», т. е. вине, которая с обратной силой переносится на предшествующую
положительную деятельность. Он пишет: «Ответственность наступает в этом случае
в соответствии с формой вины, которая имелась при последующем бездействии,
однако моментом начала развития причинной связи является первоначальное
действие; таким образом, получается разрыв во времени между моментом воз-

1 Сергеевский Н.Д. Русское уголовное право. Часть Общая.
Петроград, 1915. С. 296.

67

никновения объективного и субъективного условий
ответственности: вина следует за деянием»1.

Но конструкция предшествующей вины, как и конструкция вины
последующей является искусственной, созданной специально для решения
определенного вопроса. Нельзя, однако, относиться с доверием к понятиям,
специально создаваемым для достижения заранее намеченной цели. В этом случае
задача не разрешается, а решение подгоняется под ответ. Мы уже неоднократно
подчеркивали принцип единства субъективного и объективного в деянии человека.
Исходя из этого принципа, не может быть разрыва между объективным поведением и
виной.

Правильное решение представляется нам следующим.

Если предшествующее действие было лишено субъективной
виновности, то ответственность за результат должна быть решительно отвергнута.
Ответственность наступает только за само бездействие. Объяснение очень простое:
для признания деяния преступлением необходимо наличие как объективной, так и
субъективной стороны: если предшествующее действие лишено последнего,
ответственность за него исключается.

Если же предшествующее действие было неосторожным,
ответственность наступает как за действие, так и за бездействие. Объективным
основанием ответственности за последствие всегда является действие. Такое
действие представляет собой поставление в опасность.

В настоящее время в УК РФ нет статьи, предусматривающей
ответственность за поставление в опасность, хотя общественная опасность его
несомненна: неосторожное обращение с огнем, ядовитыми или взрывчатыми
веществами, стрельба на многолюдных улицах могут привести к весьма тяжким
последствиям. Сейчас такие действия квалифицируются по различным статьям
Уголовного кодекса, большей частью предусматривающим нарушение специальных
правил (ст. 143, 215-220, 236, 247-249, 253, 255,257, 262 УК РФ). Но они могут
квалифицироваться как оставление в опасности (ст. 125 УК РФ) и даже как
хулиганство (ст. 213 УК РФ), например, при стрельбе на городских улицах.

Путь, по которому пошел законодатель, перечисляя конкретные
составы поставлення в опасность, по нашему мнению, не продуктивен. С течением
времени, особенно в современных условиях научно-технической революции,
возникают или могут возникать все новые виды поставлення в опасность. Такой
путь чреват опасностью загромождения Уголовного кодекса большим числом статей,
да и вряд ли

‘ Горелик А.С. Уголовная ответственность за оставление в
опасности. С. 170-174. 68

вообще возможно перечислить все из них. Поэтому мы
поддерживаем предложение, выдвинутое еще в начале 60-х гг., о введении в
Уголовный кодекс общей статьи о поставлений в опасность’.

При понимании смешанного бездействия как комбинации действия
и бездействия возникает вопрос об отличии его от бездействия путем действия,
тем более что некоторые авторы эти понятия отождествляют2.

При бездействии путем действия последнее является способом
реализации бездействия, — оно не имеет самостоятельного уголовно-правового
значения. И действие, и бездействие совершаются как бы одновременно — они
неотделимы друг от друга. Субъективная виновность направлена лишь на одно из
них — на бездействие.

Хрестоматийным примером в данном случае является ст. 339 УК
РФ «Уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни
или иными способами». Имеются и другие примеры. На современном этапе развития
нашего общества совершается значительное количество преступлений, состоящих в
уклонении от уплаты налогов путем включения в документы заведомо искаженных
данных о доходах и расходах либо иным способом, что нашло отражение в ст. 198 и
199 УК РФ.

При смешанном бездействии ни действие не является способом
совершения бездействия, ни бездействие не составляет части действия. Действие
всегда предшествует бездействию; не совпадает и субъективное отношение к
каждому из них.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ