Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 40      Главы: <   23.  24.  25.  26.  27.  28.  29.  30.  31.  32.  33. > 

    4.1. Соотношение недействительности сделок и публичного порядка

     

    Одно из наиболее распространенных заблуждений в науке международного частного права - это отождествление институтов недействительности сделок и оговорки о публичном порядке либо признание недействительности сделок в качестве основания для применения оговорки о публичном порядке.

    Названные подходы были обозначены еще в первых российских исследованиях по международному частному праву. Так, Ф.Ф.Мартенс отмечал, что в вопросе применения публичного порядка правильнее придерживаться следующего руководящего начала: "Суд не может признать законным и охранять такое право, которое прямо объявляется незаконным и безнравственным законами"*(110). Как подчеркивает Б.Э.Нольде, проблема действительности договоров и актов легла в казуистичной форме в основу законодательного закрепления учения о публичном порядке*(111). В соответствии со ст. 707 Устава гражданского судопроизводства Российской империи устанавливалось, что договоры и акты, совершенные в иностранном государстве, признаются действительными, если только заключающаяся в них сделка не противна общественному порядку и не воспрещена законами империи.

    Аналогичный законодательный подход нашел отражение и в первых советских законах. Украинским (п. 8) и белорусским (п. 17) Положениями об иностранцах было определено, что содержание сделок и актов, совершенных иностранцами между собой и с украинскими (белорусскими) гражданами, признается законным и исполнение по ним допускается на территории УССР и БССР постольку, поскольку таковое не запрещено законами УССР и БССР.

    В современных исследованиях, посвященных проблематике публичного порядка, указание на непосредственную связь указанного порядка с недействительностью правоотношений также не редкость.

    А.П.Белов по этому поводу подчеркивает: "Публичный порядок касается в основном "незаконности"... частных договоров и решений международных третейских судов, не соответствующих основным императивным нормам страны, где он применяется"*(112).

    Л.П.Ануфриева в качестве примера законодательного закрепления оговорки о публичном порядке приводит законодательство Китая: ст. 9 Закона о международных хозяйственных договорах, в соответствии с которой контракты, нарушающие общественные интересы КНР, являются ничтожными, и ст. 6 (1) Положения о регулировании хозяйственных договоров с участием иностранных предприятий особой экономической зоны Шеньжень, устанавливающая, что контракты, которые наносят ущерб суверенитету, государственным и общественным интересам, ничтожны*(113).

    Западная доктрина также использует институт недействительности для применения оговорки о публичном порядке. В своем исследовании В.М.Корецкий указывает, что во времена рабовладельческого Юга американское правосудие использовало оговорку о публичном порядке для признания браков белых с неграми недействительными*(114).

    По мнению Д.Чешира и П.Норта, "сделка, действительная в силу ее иностранного lex cause, не должна отвергаться судом по соображениям публичного порядка, если ее принудительное осуществление не нарушает какого-либо морального, социального или экономического принципа, столь неприкосновенного с английской точки зрения, что требуется его поддержание любой ценой и без всякого исключения"*(115). Продолжая мысль ученых, логично предположить, что, соответственно, недействительность сделки, в силу ее иностранного lex cause, является основанием применения оговорки о публичном порядке.

    Вывод, к которому пришли К.Цвайгерт и Х.Кетц, состоит в том, что "если договор не противоречит публичному порядку или добрым нравам, то его действительность не зависит от его содержания"*(116).

    Вместе с тем категории публичного порядка и недействительность правоотношений - это самостоятельные явления, не находящиеся в непосредственной причинно-следственной связи. Недействительность правоотношений - это специфические юридические отношения, существующие неразрывно от самого правоотношения, его природы и происхождения. Не может быть недействительности правоотношения независимо от него самого. Действительность является необходимым условием существования правоотношения. В основе недействительности правоотношения не могут лежать общественные отношения, так как они не могут быть недействительными.

    Однако юридической формой существования общественных отношений являются правоотношения. Наличие этой формы, ее соответствие праву, регулирующему общественные отношения, имеет юридический характер, в силу чего недействительность правоотношений имеет юридическую природу. В то же время категория публичного порядка как самостоятельное правовое явление призвано обеспечить реализацию публичных интересов национальной системы в международных частных отношениях. Указанное правовое явление непосредственно соприкасается с межсистемным явлением, коим выступает международное частное отношение. Его предметом выступает именно международное частное отношение, а не специфическое юридическое общественное отношение - правоотношение из недействительности сделки.

    Публичный порядок не соприкасается непосредственно с правоотношением в стадии его формирования. Именно поэтому он не может служить основанием его действительности. Соприкосновение происходит при осуществлении правоотношения, реализации основанных на нем прав и обязанностей. То есть правовое отношение, выполняя служебную роль, обеспечивает нормативное упорядочение общественных отношений в интересах соответствующей национальной правовой системы. Но управляющее воздействие оказывает только действительное правоотношение. Недействительное либо вообще не порождает правового результата (ничтожные сделки), либо порождает уязвимое правоотношение (оспоримые сделки). Оговорка же о публичном порядке не призвана оказывать регулирующее воздействие на международное частное отношение. У нее роль пассивная, она призвана исключить осуществление уже существующего действительного правоотношения с иностранным элементом. Причем действительного с точки зрения национальных правовых систем, регулирующих конкретное международное частное отношение.

    Нетрудно предположить ситуацию, когда правоотношение, действительное в соответствии с одной правовой системой, не может быть осуществлено в силу действия оговорки о публичном порядке другой национальной правовой системы. И наоборот, это же правоотношение, недействительное в соответствии с третьей национальной правовой системой, не обусловливает применение к ней указанной оговорки. Такое возможно в силу того, что вопросы действительности (недействительности) и применения оговорки о публичном порядке могут регулироваться различными правовыми системами, что и обусловливает вышеназванные варианты. И в этом существенная разница отношений действительности (недействительности) правоотношений с природой оговорки о публичном порядке.

    Категория действительности как правовое явление призвана квалифицировать существование правового отношения. Основания действительности оказывают активное воздействие на существо правоотношения и его осуществление. Категория же публичного порядка призвана обеспечить реализацию исключительных национальных интересов посредством предотвращения осуществления действительного правоотношения в национальной правовой системе. Однако это не говорит, что в результате воздействия публичного порядка правоотношение исчезает. У него присутствуют все основания его действительности. И если в силу применения оговорки о публичном порядке оно не может быть осуществлено в одной правовой системе, оставаясь при этом действительным, то такая возможность не исключена в рамках иной национальной правовой системы. Речь в этом случае может идти об определении правовой системы, свойственной этому правоотношению. Необязательно это должна быть правовая система публичного порядка lex fori. Один из наиболее распространенных подходов в вопросе определения применимого права и действительности правоотношения - это его действительность по праву, с которым оно имеет наиболее тесную связь.

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 40      Главы: <   23.  24.  25.  26.  27.  28.  29.  30.  31.  32.  33. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.