4.2. Проблема классификации мер уголовно-процессуального принуждения

4.2. Проблема классификации мер уголовно-процессуального принуждения

45
0

Раскрывая юридическую природу принуждения в уголовном
процессе, представляется оправданным остановиться и на классификации мер
уголовно-процессуального принуждения, тем более что единого подхода к решению
этой проблемы нет.

В первую очередь нам бы хотелось уделить внимание сферам
применения мер уголовно-процессуального принуждения, в соответствии с которыми
можно было бы и разграничить эти меры:

1) сфера доказывания — проведение следственных действий по
обнаружению и проверке доказательств вопреки желанию, а иногда и

71

при явном противодействии соответствующих участников
уголовного процесса. Имеются в виду случаи принудительного производства обыска,
выемки, осмотра, освидетельствования, а также вызов лиц на допросы и для
участия в проведении других следственных действий вопреки их желанию. Указанные
процессуальные действия сами по себе, как уже обосновывалось нами ранее, — не
меры принуждения, а лишь правоприменительные комплексы, в рамках которых
возможно, но не обязательно принуждение;

2) сфера обеспечения законности процессуальных правоприме-нителъных
актов:

— аннулирование, полное или частичное, незаконных актов
дозна-вателя, следователя, прокурора, суда — правовосстановительная мера;

— вынесение частного определения (постановления), если был
нарушен закон [62];

— отстранение следователя, дознавателя от расследования
ввиду допущенных ими нарушений;

3) сфера реагирования на противоправное поведение — штрафные
меры в отношении участников процесса и иных лиц, нарушивших
уголовно-процессуальный закон (например, наложение взыскания на лицо,
нарушающее порядок в зале судебного заседания, и др.), дополняемые в ряде
случаев возможностью применения санкций других отраслей права;

4) сфера гарантий прав личности — принуждение участника
процесса к осуществлению его процессуальных обязанностей (например,
принудительная защита несовершеннолетних и лиц с психическими и физическими
недостатками и др.);

5) сфера превенции:

— меры пресечения (в соответствии со ст. 116 УПК РБ это:
подписка о невыезде и надлежащем поведении, личное поручительство, передача
военнослужащих под наблюдение командования воинской части, отдача
несовершеннолетних под присмотр, залог, домашний арест, заключение под стражу)
[63];

-иныемеры процессуального принуждения (согласно ст. 128 УПК
РБ это: обязательство о явке, привод, временное отстранение от должности,
наложение ареста на имущество).

Кроме данной классификации мер процессуального принуждения
по сферам их применения, существует и ряд других. Так, например, Ю.Д.Лившиц
различает:

1) меры пресечения;

2) меры по обнаружению и изъятию доказательств;

3) меры, обеспечивающие порядок в судебном заседании.

72

Однако Ю.Д.Лившиц не упоминает такие меры, как
правово-сстановительные в виде отмены и изменения незаконных процессуальных
актов. В сфере превенции он ограничивается мерами пресечения [64, с. 6].

З.Ф.Коврига при делении мер процессуального принуждения
ограничивается двумя большими группами:

1) средства пресечения (меры пресечения, отобрание
обязательства о явке, задержание, привод, розыск, этапирование, отстранение
обвиняемого от должности);

2) средства обеспечения (обыск, выемка, помещение лиц в
медицинские учреждения, наложение ареста на имущество) [59, с. 29-30].

Близок к излагаемой классификации и В.М.Корнуков,
подразделяя меры принуждения на две группы:

1) меры, обеспечивающие участие и надлежащее поведение
обвиняемого и других лиц в уголовном процессе (меры пресечения, отобрание
обязательства о явке, задержание, привод, отстранение обвиняемого от
должности);

2) меры, обеспечивающие обнаружение, изъятие и исследование
доказательств (обыск, выемка, освидетельствование, получение образцов для
сравнительного исследования, помещение лиц в медицинские учреждения) [57, с.
25].

Нам представляется, что наиболее полной и исчерпывающей
классификацией является разграничение мер уголовно-процессуального принуждения
в соответствии с охранительной функцией права, которая проявляет себя в трех
основных формах:

— юридическая ответственность;

— меры защиты правопорядка;

— превентивные меры.

Принуждение может осуществляться в каждой из этих форм.
Однако следует отметить, что такое решение вопроса далеко не бесспорно, так как
среди юристов существуют серьезные разногласия в понимании этих форм охраны
правопорядка и нахождения критериев для их разграничения. Тем не менее,
представляется оправданным рассмотреть более подробно виды мер процессуального
принуждения в соответствии с именно такой классификацией.

Одной из форм уголовно-процессуального принуждения является
юридическая ответственность. Юридическая ответственность — это определенное
взыскание, наказание, налагаемое компетентными органами государства на лицо,
которое (как правило) виновно, нарушило закон, не выполнило возложенную на него
правовую обязанность, и поэтому его поведение подвергнуто от имени государства
публичному

73

осуждению, на лицо возложена дополнительная обязанность
штрафного характера, выражающаяся в обременения, лишениях, ограничениях,
которые лицо должно претерпеть.

Как вид юридической ответственности выделяют
уголовно-про-цессуальную ответственность, которую одни ученые сводят к
частностям в виде штрафов, налагаемых на участников процесса, удалений из зала
судебного заседания [57, с. 10], другие же расширяют ее, распространяя на
принуждение, связанное с аннулированием незаконных и необоснованных
процессуальных актов, и даже на применение мер пресечения [65, с. 7; 59, с.
31-32].

Существует мнение, что процессуальной ответственности не
существует. Многие юристы, перечисляя виды юридической ответственности, в свои
перечни ответственность процессуальную вообще не включают [66, с. 46; 67, с.
187; 68, с. 8].

Следует отметить, что среди юристов было распространено
мнение, что ответственность — это реакция общества и государства только на
противоправное, виновное поведение лица, заключающаяся в официальном порицании
этого лица, наложении на него определенных ограничений, лишений, применении
наказания за нарушение обязанностей.

Однако в последнее время появилось более широкое понятие
ответственности, состоящей из двух компонентов: позитивной и негативной.
Некоторые ученые утверждают, что позитивная ответственность возникает с момента
возложения на гражданина каких-либо обязанностей [69, с. 67-70; 70, с. 72-78;
71, с. 23-24].

Человек несет ответственность за добросовестное исполнение
своих обязанностей. Формы выражения позитивной ответственности — одобрение,
вознаграждение, которые, по мнению этих авторов, являются санкциями
положительного характера. Позитивная ответственность переходит в негативную,
если лицо виновно, не выполнит возложенную на него обязанность. В понимании
негативной ответственности сторонники этой концепции не выходят за пределы
традиционных представлений.

Так, Г.Н. Ветрова считает, что уголовно-процессуальная
ответственность — это «обязательство участников процесса отчитываться в своих
действиях по исполнению процессуальных обязанностей и принять на себя вину за
возможные последствия неисполнения». Она полагает, что уголовно-процессуальная
ответственность возникает с момента возложения процессуальной обязанности, а не
с момента ее нарушения; участник процесса несет позитивную ответственность за
добросовестное исполнение своих обязанностей и негативную — за их виновное
нарушение [65, с. 8; 72, с. 128].

74

Считает неубедительными доводы в пользу существования
позитивной ответственности и С.Н.Братусь: «Термин ответственность — это омоним,
обозначающий совершенно разные понятия «негативной» и «позитивной»
ответственности».

Ответственность — это ответная реакция государства только на
такое поведение лица, которое приносит обществу вред. Ответственность за
уголовно-процессуальное правонарушение — это официальная отрицательная оценка
поведения лица, виновного в неисполнении закона, влекущая невыгодные для него
последствия. Ответственность за процессуальное правонарушение всегда
представляет собой реализацию санкции только штрафного характера. Основание
ответственности — опасное для общества и потому запрещенное законом деяние
(действие или бездействие), именуемое процессуальным правонарушением. В
уголовном процессе ответственность наступает лишь за виновное нарушение закона
(умысел или неосторожность). Процессуальное правонарушение нередко образует
состав уголовного преступления (например, отказ или уклонение свидетеля,
потерпевшего от дачи показаний — ст. 402 УК РБ) или дисциплинарного проступка
(например, небрежность следователя, выразившаяся в превышении установленных
законом сроков расследования). Уголовно-процессуальное право почти не
располагает собственными санкциями штрафного характера, поэтому наказание
процессуальных правонарушителей происходит преимущественно путем наложения на
них уголовной, административной, дисциплинарной ответственности.

Таким образом, ответственность в уголовном процессе — это
публичный упрек лицу за виновное нарушение им норм уголовно-процессуального
закона, сопровождаемый применением санкций штрафного характера, относящихся к
разным отраслям права, в целях защиты процессуального правопорядка и наказания
виновных, что влечет для последних невыгодные последствия.

В тесном взаимодействии с ответственностью находятся меры
защиты правопорядка, иными словами: принудительное исполнение основной (не
штрафной) обязанности в правоотношении. Иногда меры защиты, как и юридическая
ответственность, тоже могут применяться в связи с правонарушением
(неисполнением обязанности), их применение тоже возможно в виде реализации
санкции правовой нормы. Поэтому юридическая ответственность и меры защиты
правопорядка так тесно переплетаются, что порой их невозможно отличить. Однако
отличие есть. Оно заключается в том, что меры защиты правопорядка служат
реализации первично возникшего правоотношения, принудительному

75

исполнению обязанности в нем во имя восстановления
правопорядка, без наложения на лицо какого-либо наказания, взыскания. В то
время как ответственность возникает как вторичное правоотношение, которое
оказалось нереализованным из-за негативной позиции обязанного лица. Главная
цель мер защиты — не осудить, не покарать, а устранить препятствия в нормальном
развитии правоотношений путем применения принуждения к лицу, не выполняющему
свои обязанности.

Таким образом, можно сделать вывод: под мерами защиты
правопорядка следует понимать применение компетентными органами государства
правовосстановительных санкций и других принудительных мер для восстановления
нарушенного правопорядка, обеспечения исполнения обязанностей, возложенных на
участников уголовного процесса, чтобы способствовать реализации прав,
осуществление которых по тем или иным причинам затруднительно.

К мерам защиты правопорядка относятся:

1) принудительное осуществление обязанности участника
процесса в его уголовно-процессуальном правоотношении с органом, ответственным
за уголовное дело, т.е., осуществление следственного действия вопреки воле и
желанию субъекта;

2) аннулирование незаконных и необоснованных процессуальных
актов;

3) частные определения как один из способов реагирования на
нарушения закона в процессуальной деятельности;

4) отстранение дознавателя, следователя, прокурора от
дальнейшего ведения дознания, следствия;

5) отводы должностных лиц, ответственных за уголовное дело,
в случаях, когда они согласно закону не могут выполнять свои обязанности.

И.Л.Петрухин дополняет этот перечень, относя к
принудительным мерам защиты правопорядка принудительное осуществление
субъективного права [73, с. 68]. Он считает, что государство в ряде случаев
заинтересовано в том, чтобы субъективное право было реализовано вопреки воле
его обладателя, т.е. под принуждением.

При этом, по его мнению, субъективное право не превращается
в обязанность. Речь идет лишь об обязательной реализации права в случаях, когда
субъект его по возрасту, из-за психических недостатков или в силу иных причин
не в состоянии понять значение предоставленной ему правовой возможности для
защиты собственных законных интересов.

Нельзя не согласиться с этим мнением. Поскольку, с одной
стороны, конечно же, свободная личность не может быть принуждаема к

76

реализации своих субъективных прав. Она сама по своему
усмотрению решает, воспользоваться ей своими правами или добровольно отказаться
от их осуществления. Казалось бы, принуждение недопустимо в этих случаях, так
как оно означает навязывание чужой воли лицу, способному принимать правильное
решение в защиту своих интересов. Но, с другой стороны, не всякая личность
способна понять, что предоставленное ей субъективное право служит ее же
интересам. Такой субъект не вполне свободен в своем выборе нужного варианта
поведения. Он может допустить ошибку, отказавшись от реализации своего
субъективного права, и причинить вред своим же интересам. В этих случаях
государство должно пойти на помощь лицу, добиваясь реализации субъективного
права. Примером такой принудительной меры защиты правопорядка могут служить
предусмотренные законом случаи обязательного участия защитника по уголовному
делу — ст. 45 УПК РБ.

Третья группа принудительных мер — превентивные меры,
имеющие задачей предупредить противоправные или иные нежелательные, с точки
зрения государства, действия участников уголовного процесса. Превенция в праве
— это предупреждение отклоняющегося от нормы поведения физических и юридических
лиц, недопущение предполагаемых вредных последствий, которые можно заранее
предвидеть. Понятие превенции широко распространено в юридических науках.
Принято говорить об общем (т.е., на всех граждан) и частном (на конкретного
правонарушителя) превентивном воздействии уголовного, административного,
дисциплинарного наказания, которое в определенной мере удерживает других лиц от
совершения новых правонарушений.

В какой-то мере превентивный характер имеют и меры защиты
правопорядка (например, возвращение дела для доследования, чтобы не допустить
вынесения ошибочного приговора, или отмена незаконного приговора, чтобы
предупредить вынесение других подобных приговоров), а также меры юридической
ответственности (например, удаление из зала судебного заседания лица,
нарушающего порядок, чтобы пресечь его недопустимое поведение и предупредить
аналогичные нарушения со стороны других граждан). Превентивные меры в уголовном
процессе чаще всего применяются для предотвращения нежелательного поведения
конкретного лица (частная превенция), а не для устрашения других граждан (общая
превенция), поскольку мерами наказания они не являются.

Превентивные меры лишены элементов кары. Их цели сводятся
только к тому, чтобы обеспечить решение задач уголовного процесса,

77

если этому могут помешать лица, подлежащие впоследствии
привлечению к уголовной ответственности.

Понятие, основания и порядок применения превентивных мер
процессуального принуждения впервые, в отличие от УПК 1960 г., четко и подробно
описываются в отдельном разделе (IV) УПК РБ 1999 г, который так и называется:
«Меры процессуального принуждения».

К принудительным превентивным мерам у голо
вно-процессуального характера в соответствии с УПК РБ относятся:

1) задержание (гл. 12 УПК РБ);

2) меры пресечения (гл. 13 УПК РБ):

— подписка о невыезде и надлежащем поведении;

-личное поручительство;

— передача военнослужащих под наблюдение командования
воинской части;

— отдача несовершеннолетних под присмотр;

— домашний арест;

— заключение под стражу;

3) иные меры процессуального принуждения (гл. 14 УПК РБ):

— обязательство о явке;

— привод;

— временное отстранение от должности;

— наложение ареста на имущество [74].

Общим для этих мер является то, что они имеют целью в
принудительном порядке предупредить противоправное или иное нежелательное, с
точки зрения достижения задач процесса, поведение соответствующих участников
уголовного процесса.

Следует отметить, что перечисленные выше превентивные меры
принудительного характера могут применяться только в отношении подозреваемого и
обвиняемого по уголовному делу.

Часть 2 ст. 128 УПК РБ оговаривает, что в случаях,
предусмотренных законом, орган уголовного преследования или суд вправе
применить к потерпевшему, свидетелю и другим лицам, участвующим в уголовном
процессе, меры процессуального принуждения в виде:

— обязательства о явке;

— привода;

— денежного взыскания.

Приведенный нами анализ в части подробной регламентации мер
процессуального принуждения преследовал цель четко обозначить место и роль у
голо вно-процессуального принуждения в процессе доказывания. Думается, что рациональное
использование всех

78

предусмотренных законодателем мер принуждения по уголовному
делу позволяет реализовать задачи уголовного процесса.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ