Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 33      Главы: <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14. > 

    5. ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СОВЕТСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ АВТОРСКОМ ПРАВЕ

    Советское законодательство об авторском праве в период построения зрелого социалистического общества развивается двумя путями. Прежде всего в законодатель­стве об авторском праве, которое состоит, как известно, из общесоюзного законодательства и законодательства от­дельных союзных республик, возрастает роль общесоюз­ного элемента. Кроме того, авторско-правовое законода­тельство все больше «врастает» в гражданское законо­дательство, подчиняясь его общим нормам и положениям. Наряду с этим продолжается процесс отграничения зако­нодательства об авторском праве от смежных правовых институтов (изобретательское право, право на открытие, на промышленные образцы, на товарные знаки, трудовое право).

    Здесь мы рассмотрим лишь тенденцию увеличения роли общесоюзного законодательства по авторскому пра­ву, поскольку остальные тенденции развития законода­тельства будут рассмотрены в последующих главах.

    Статья 3 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик не упоминает среди отноше­ний, регулируемых гражданским законодательством Сою­за ССР, отношений, возникающих в связи с созданием произведений науки, литературы и искусства. Авторско-правовые отношения, таким образом, могут регулировать­ся республиканским законодательством, поскольку они не урегулированы законодательством общесоюзным. Общесо­юзное регулирование отношений в области авторского права содержится в разделе IV Основ. В развитие этих норм общесоюзного закона союзные республики включили в свои ГК особые разделы, посвященные авторскому пра­ву, в которых урегулирован широкий круг вопросов. Подзаконные же акты, регулирующие вопросы авторско­го права, являются как общесоюзными (например, типо­вые договоры, постановления о ставках авторского гоно­рара за использование в печати произведений изобрази­тельного искусства), так и республиканскими (например, постановления о ставках авторского вознаграждения за издание литературных произведений, за публичное испол­нение произведений, а также за использование в промыш­ленности произведений декоративно-прикладного искус­ства).

    47

     

    Интенсивный и широчайший культурный обмен меж­ду отдельными союзными республиками (проявляющий­ся, в частности, в многочисленных гастрольных поездках театров и исполнительских коллективов, в распростране­нии печатной продукции одной союзной республики на территории всех других союзных республик), единство планирования научной, культурной, издательской дея­тельности, реализуемое в общесоюзных масштабах, а так­же необходимость осуществления единой общесоюзной политики в области построения системы авторских прав па произведения пауки, литературы и искусства, явля­ющейся важной стороной заботы государства об охране, преумножепии и широком использовании духовных цен­ностей (ст. 27 Конституции СССР),— все это свидетельст­вует о целесообразности решения ряда принципиальных вопросов авторского права в общесоюзном законода­тельстве.

    Существующие республиканские нормативные акты по авторскому праву (например, соответствующие разделы ГК, постановления о выплате гонораров за издание про­изведений и о публичном исполнении) почти полностью совпадают. Это свидетельствует о том, что экономические и другие особенности отдельных союзных республик, по всей видимости, не вызывают необходимости принятия различных по своему содержанию актов и, следовательно, единое общесоюзное урегулирование данных вопросов возможно. Но в совпадении по существу республиканских норм проявляется еще одна особенность авторско-право-вого регулирования: из-за единства (в общегосударствен­ном масштабе) всех общественных отношений, связанных с созданием и использованием произведений пауки, лите­ратуры и искусства, нормы отдельных союзных республик должны быть согласованы, иначе они будут вступать в коллизию друг с другом, затруднять деятельность твор­ческих работников, создавать преимущества для авторов, работающих на территории отдельных республик, мешать обмену произведениями науки, литературы и искусства между республиками. Вот почему республиканские нормы не только могут, но и должны быть «унифицированны­ми». Путем урегулирования более широкого круга прин­ципиальных норм в общесоюзном законодательстве мы предлагаем лишь закрепить то, что уже существует па практике и к чему союзные республики пришли сами. При этом должны быть устранены отдельные неточности законодательства и противоречия между республикански-

    48

     

    ми нормами, ц также между общесоюзными it республи­канскими нормами.

    Нормы авторского права, содержащиеся в Основах гражданского законодательства. Основы содержат ряд норм, устанавливающих по сути дела принципы советско­го авторского права: понятие объекта, содержание охра­ны, изъятия из сферы действия исключительного права автора, срок действия авторского права. Вместе с тем в них указаны положения, регулирование которых отнесено к исключительной компетенции союзных республик либо к совместной компетенции Союза ССР и союзных рес­публик. Основы указывают пять случаев исключительной республиканской компетенции в области авторского пра­ва. Законодательство союзных республик, говорится в Ос­новах, устанавливает: пределы, в которых без согласия автора в научных, критических и некоторых других рабо­тах могут воспроизводиться отдельные изданные произ­ведения (ст. 103); случаи выплаты вознаграждения за публичное исполнение, если плата с посетителей не взи­мается (ст. 104); сокращенные сроки действия авторского права на фотографии и произведения прикладного искус­ства (ст. 105); круг прав авторов, не переходящих по на­следству (ст. 105); порядок выкупа авторского права го­сударством (ст. 106).

    Все эти нормы настолько важны для общегосударст­венного культурного оборота, что они вряд ли могут быть отнесены к исключительной республиканской компетен­ции. Возьмем, например, разные сроки действия автор­ского права для фотографических произведений, установ­ленные в разных союзных республиках. Так, ранее пуб­ликовавшиеся фотографии времен Великой Отечественной войны в настоящее время, как правило, не охраняются в Казахстане, поскольку срок их охраны в этой республи­ке составляет 10 лет с момента публикации в печати, и, напротив, как правило, охраняются в РСФСР (срок ох­раны — 25 лет со времени смерти автора). Естественно, что при издании альбома таких фотографий в Казахстане авторский гонорар не должен выплачиваться, а при изда­нии его в РСФСР следует начислять и выплачивать ав­торское вознаграждение. Таким образом, авторы получат или не получат вознаграждение в зависимости от того, где будет издаваться альбом по решению планирующих органов — в РСФСР или Казахстане. Теоретически, если изданный в Казахстане альбом будет распространяться на всей территории СССР, то авторы могут получить

    49

     

    'тасть причитающегося пм вознаграждения за использова­ние их произведении па топ территории, где отти охраня­ются авторским правом; практическое осуществление это­го правила будет, по-видимому, сопряжено с рядом труд­ностей.

    Поэтому несогласованность сроков охраны не может быть признана оправданной.

    В настоящее время любой неурегулированный или не­достаточно полно урегулированный в общесоюзном зако­нодательстве вопрос авторского права может быть уре­гулирован республиканским законодательством, если только законодательство прямо не отнесло его решение к общесоюзной компетенции. Таким образом, к совместной компетенции Союза ССР и союзных республик следует отнести подавляющее число вопросов авторского права. Естественно, что при этом возможны многочисленные коллизии между республиканскими нормами отдельных республик. Еще более сложные коллизии могут возникать при регулировании общесоюзным законодательством тех вопросов, которые ранее относились к сфере совместной компетенции и были решены в законодательстве отдель­ных союзных республик. Например, в случае разработки общесоюзного нормативного акта о правовом режиме про­изведений, созданных в порядке выполнения служебного задания, необходимо будет либо построить его так, чтобы он вобрал в себя действующие республиканские нормы (в частности, нормы ст. 481 ГК Казахской ССР), либо изменить норму ст. 100 Основ об отнесении этого вопро­са к совместной компетенции.

    В действующем законодательстве не совсем четко ре­шены и вопросы о нормах, относящихся к совместной компетенции Союза ССР и союзных республик. Так, ст. 100 Основ содержит два указания на такие нормы:

    законодательством Союза ССР и союзных республик мо­гут быть, во-первых, установлены «случаи и пределы» признания авторского права за юридическими лицами и, во-вторых, порядок использования произведений, создан­ных в порядке выполнения служебного задания, и случаи выплаты вознаграждения авторам таких произведений.

    Что касается авторского права юридических лиц, то поскольку эти положения не затрагивали (до сих пор) авторских прав отдельных граждан, можно согласиться с тем, чтобы установление соответствующих правил относи­лось к совместной компетенции Союза ССР и союзных республик.

    50

     

    Однако порядок использования произведении, создан­ных в связи с выполнен нем служебного задания, может быть только общесоюзным; в противном случае будут возникать многочисленные затруднения и недоразумения при использовании произведении, созданных в других союзных республиках.

    Соотношение Основ и гражданских кодексов. Граж­данские кодексы повторяют нормы Основ и по многим вопросам развивают и дополняют последние. Нельзя не отметить, что нормы ГК, относящиеся к авторскому пра­ву, тщательно отработаны и хорошо увязаны с соответ­ствующими нормами Основ. Тем не менее сравнение этих актов показывает, что между ними имеются существен­ные противоречия. Думается, что возникновение их ча­стично объясняется краткостью Основ; кроме того, оче­видно, что некоторые из этих противоречий порождены двуступенчатой системой построения законодательства об авторском праве, а также тем, что гражданские кодексы дорабатывались и принимались уже после принятия Основ.

    Приведем примеры таких противоречий.

    Статьи 4 и 96 Основ не предусматривают никаких формальностей для возникновения авторского права; бо­лее того, анализ этих норм позволяет сделать вывод о том, что авторское право должно возникать безотноси­тельно к соблюдению каких-либо формальностей. Между тем ст. 475 ГК, напротив, повторив норму ст. 96 Основ, предписывает формальности как условие возникновения авторских прав па фотографические произведения. Нали­цо явное противоречие между Основами и ГК.

    В соответствии со ст. 105 Основ авторское право име­ет строго определенный период действия — время жизни автора и 25 лет после его смерти. Между тем ст. 481 ГК устанавливает право па охрану неприкосновенности про­изведения независимо от истечения каких-либо сроков. Тем самым создается определенное противоречие.

    Наконец, ст. 493 ГК устанавливает возможность сво­бодного использования произведений для удовлетворения личных потребностей, а ст. 502 — возможность объявле­ния произведения достоянием государства. Аналогичных норм в Основах нет и из общих положений Основ они не вытекают. Если эти нормы представляют собой изъя­тия из сферы действия авторских прав, то мы опять стал­киваемся с противоречием между нормами Основ и нор­мами ГК.

    51

     

    Нормы, касающиеся типовых авторских договоров. Сложные практические вопросы возникают и в связи с отнесением к совместной компетенции Союза ССР и союз­ных республик вопроса о принятии типовых авторских договоров. Типовые договоры служат гарантией надлежа­щего соблюдения авторских прав и имеют силу закона:

    если в заключенный с автором конкретный договор будут включены какие-либо условия, ухудшающие положение авторов по сравнению с условиями типовых договоров, то эти условия считаются недействительными и заменяются нормами, установленными законом или типовым дого­вором.

    В отношении порядка принятия типовых договоров имеются указания как в общесоюзном, так и в респуб­ликанском законодательстве. В общесоюзном говорится, что типовые договоры об использовании произведений (издательский, постановочный, киносценарный и др.) утверждаются в порядке, установленном законодательст- , вом Союза ССР и союзных республик (ст. 101 Основ).;. Республиканское законодательство содержит по этому I вопросу более конкретные и точные указания: в ГК всех | союзных республик говорится, что типовые авторские договоры утверждаются по согласованию с заинтересован­ными ведомствами и творческими союзами в порядке, установленном  Советом  Министров соответствующей союзной республики (ст. 506 ГК). Таким образом, зако­нодательство допускает, что типовые договоры могут быть республиканскими. Республиканские договоры должны согласовываться с заинтересованными ведомствами и творческими союзами.

    На практике типовые авторские договоры стали по су­ти общесоюзными: уже в течение длительного времени никакие республиканские типовые авторские договоры не принимаются. Но в общесоюзном законодательстве во многих случаях отсутствуют нормы о том, что типовые авторские договоры утверждаются по согласованию с творческими союзами и заинтересованными организация­ми. Такое положение, на наш взгляд, нарушает демокра­тический порядок утверждения типовых авторских дого­воров, создает возможность принятия типовых авторских договоров ведомственным путем, без какого-либо согласо­вания с заинтересованными организациями. В этой связи представляется целесообразным, во-первых, отнести ут­верждение типовых авторских договоров к исключитель­ной компетенции Союза ССР и, во-вторых, указать, что

    52

     

    типовые авторские договоры утверждаются по согласова­нию с творческими союзами и заинтересованными орга­низациями.

    Нормы, относящиеся к авторскому вознаграждению. Статья 98 Основ относит утверждение ставок авторскою вознаграждения к совместной компетенции Союза ССР и союзных республик. На практике в течение продолжитель­ного времени ставки авторского вознаграждения за изда­ние произведений литературы и науки, публичное испол­нение произведений, а также использование в промышлен­ности произведений декоративно-прикладного искусства определяются в основном республиканскими постановле­ниями, в то время как ставки за художественно-графиче­ские работы для печати и за создание и воспроизведение произведений изобразительного искусства установлены общесоюзными нормами. Дать логическое объяснение такого разделения компетенции в настоящее время очень трудно. Действительно, чем можно объяснить, что автор [цтературпого текста, помещаемого в книге, получает воз­награждение по республиканским нормам, а автор иллюст­раций, содержащихся в той же книге,— по общесоюзным нормам?

    Вопрос о надлежащем уровне законодательства, каса­ющегося ставок авторского вознаграждения, становится особенно актуальным в связи с наличием практических трудностей, возникающих в том случае, если нормы о ставках авторского вознаграждения установлены респуб­ликанскими постановлениями. В качестве примера возь­мем республиканские постановления о ставках авторского вознаграждения за публичное исполнение произведений литературы и искусства. Эти постановления, во-первых, предусматривают, что в определенных случаях квалифика­ция публично исполняемых произведений (в частности, определение жанра произведения, признание произведе­ния многоактным и приравнивание произведения к ори­гинальному) производится республиканским министерст­вом культуры. На практике возникают случаи, когда та­кая квалификация не принимается во внимание при исполнении произведения на территории другой союзной республики, вследствие чего квалификация производит­ся органами Министерства культуры СССР, хотя подоб­ная возможность прямо не предусматривается в норма­тивных актах. Во-вторых, несмотря на то, что республи­канские постановления должны иметь территориально ограниченный характер и действовать только на террито-

    53

     

    рии соответствующей союзной республики, в некоторых вопросах они вынужденно выходят за пределы террито­рии отдельной союзной республики. Так, согласно респуб­ликанским постановлениям профессиональный театр, про­водящий гастроли на территории другой союзной респуб­лики, по общему правилу, выплачивает авторское вознаграждение не но месту фактического публичного исполнения произведений, а по рлесту своего постоянного нахождения; напротив, передвижные цирки обычно уп­лачивают авторское вознаграждение по мест^ своего вы­ступления, т. е. на территории других союзных республик.

    Целесообразность введения общесоюзных норм стано­вится особенно очевидной, если обратиться к действую­щим республиканским нормам о выплате единовременно­го вознаграждения за первое публичное исполнение произведений. Так, например, норма о передаче во Всесоюзное агентство по авторским правам уже оплачен­ного единовременным вознаграждением, по еще не испол-| пявшегося публично произведения для его размножения и распространения, конечно, имеет в виду размножение и распространение произведения на территории не только одной союзной республики, а всего Советского Союза. Все это свидетельствует о том, что многие нормы республи­канских постановлений об авторском вознаграждении за публичное исполнение произведений по сути дела имеют характер общесоюзных предписаний.

    Принятие общесоюзных норм по основным вопросам' выплаты авторского вознаграждения позволило бы также устранить неоправданные разнобоп между отдельными республиканскими нормами. В настоящее время во всех союзных республиках установлены, как правило, единооб­разные ставки оплаты за один авторский лист художест­венной литературы. Кроме того, размер вознаграждения зависит от числа выпущенных экземпляров (тиража из­дания). При этом за каждый выпущенный нормативный тираж автор получает установленное вознаграждение. Сами нормативные тиражи в разных союзных республи­ках различны: в РСФСР они в два-три раза превышают соответствующие нормативные тиражи других союзных республик; в Таджикской ССР, например, нормативные тиражи в два раза меньше, чем в РСФСР. Такое регули­рование не может считаться совершенным, так как одни авторы неоправданно получают слишком высокое вознаг­раждение, а другие—слишком низкое. Например, если художественная повесть издается в РСФСР тиражом в

    54

     

    14 тыс. экземпляров на татарском языке, то авторское вознаграждение будет выплачено за один тираж (норма тиража — 15 тыс.); если же художественная повесть бу­дет издана таким же тиражом в Таджикистане на таджик­ском языке, то авторское вознаграждение будет исчисле­но из расчета двух тиражей (норма тиража — 7 тыс.). К этому следует добавить и то, что указанные нормы тиражей установлены независимо от языка издания. Та­кое положение вряд ли может найти логическое объяс­нение.

    В этой связи представляется целесообразной разработ­ка единой общесоюзной системы авторского вознагражде­ния за издание произведений с введением единых обще­союзных ставок вознаграждения (разумеется, с учетом нидов и жанров произведений). Что же касается нормы тиража, то она могла бы определяться двояко, но обяза­тельно в зависимости от языка издания: либо в общесо­юзном порядке — в виде определенного процента от численности населения, читающего на этом языке, либо республиканскими актами — для издания на языках соот­ветствующих союзных республик.

    Предлагаемое общесоюзное регулирование принципи­альных вопросов авторского вознаграждения не исключа­ет решения отдельных вопросов республиканскими нор­мативными актами, в частности, если дело касается экономических, национальных или других особенностей республик (произведения особых жанров и т. п.).

    Возможны и другие решения вопроса, а именно: отне­сение всего законодательства об авторском праве к иск­лючительной компетенции Союза ССР. Кроме вышеупомя­нутых «внутренних» аргументов в пользу такого решения, следует указать на то, что авторское право отнесено к исключительной компетенции общенационального законо­дательства и во многих зарубежных странах, как социа­листических (Чехословакия, Югославия), так и капита­листических (Австрия, США, ФРР). При этом общесоюз­ное законодательство СССР могло бы установить, что отдельные ставки авторского вознаграждения определяют­ся республиканским законодательством.

    55

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 33      Главы: <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.