Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 33      Главы: <   27.  28.  29.  30.  31.  32.  33.

    3. ТИПОВЫЕ АВТОРСКИЕ ДОГОВОРЫ

    Действующее общесоюзное законодательство предус­матривает, что типовые договоры об использовании произведений утверждаются в порядке, установленном законодательством Союза ССР и союзных республик (ст. 101 Основ). В ГК союзных республик эта норма уточняется: за исключением тех случаев, когда законо­дательство СССР относит утверждение типовых догово­ров к ведению Союза ССР, типовые договоры должны утверждаться в порядке, установленном Советом Мини­стров соответствующей республики; в большинстве ГК союзных республик при этом указывается, что типовые договоры должны утверждаться по согласованию с заин­тересованными ведомствами и творческими союзами.

    Ни Совет Министров СССР, ни Советы Министров союзных республик не дали общих указаний о порядке утверждения типовых авторских договоров, что следует признать серьезным пробелом в законодательстве. В этой связи представляется целесообразным, чтобы норма об утверждении типовых договоров была отнесена к компе­тенции СССР.

    Утверждаются типовые авторские договоры общесоюз­ными ведомствами или министерствами. Правовыми

    и к искусственному удлинению сроков исковой давности. На самом деле обязанность организации уплатить вознаграждение возникает с момента истечения срока на использование, а сло­ва «по требованию автора» являются излишними.

    211

     

    основаниями для принятия типовых авторских договоров на использование тех или иных видов произведений оп­ределенными способами являются утвержденные Советом Министров СССР положения о соответствующих ведом­ствах. Так, в положении о Государственном комитете СССР по делам издательств, полиграфии и книжной тор­говли, утвержденном постановлением Совета Министров СССР от 19 октября 1973 г., указывается, что Госкомиз­дат СССР «разрабатывает совместно с заинтересованными ведомствами и организациями и утверждает типовой из­дательский договор» 7.

    В положениях о Гостелерадио СССР" и о Госкино СССР9 также указывается право этих ведомств утвер­ждать определенные типовые авторские договоры, одна­ко здесь не предусмотрено согласование этих договоров с заинтересованными организациями. Наконец, некоторые типовые авторские договоры были утверждены Минис­терством культуры СССР (по согласованию с соответст­вующими творческими союзами и Всесоюзным агентст­вом по авторским правам), хотя Положение о Минис­терстве культуры СССР, утвержденное постановлением Совета Министров СССР от 19 сентября 1969 г.10, не предусматривает права этого министерства утверждать такие договоры.

    Таким образом, в качестве общего правила действую­щее  законодательство устанавливает,  что  типовые авторские договоры являются республиканскими и ут­верждаются «по согласованию с заинтересованными ведомствами и творческими союзами», причем как исключение они могут утверждаться и в порядке, уста­новленном законодательством Союза ССР. На практике же применяется лишь это исключение, причем не для всех случаев указывается на необходимость согласования типовых договоров с творческими союзами.

    Если рассматривать этот укоренившийся порядок с формально-юридической точки зрения, то он вполне возможен, так как прямо не нарушает норм республи­канских законов (ГК): последние не устанавливают и не могут устанавливать порядка принятия типовых договоров в тех (исключительных) случаях, когда они утверждаются общесоюзным законодательством. Вместе

    7 СП СССР, 1973, № 23, ст. 130.

    8 Там же, 1971, № 5, ст. 36.

    9 Там же, 1974, № 2, ст. 11.

    10 Там же, 1969, № 22, ст. 130.

     

    с тем этот вопрос должен быть рассмотрен, исходя из смысла введения такой категории, как типовые автор­ские договоры.

    Правовая природа и социальный смысл типовых авторских договоров были раскрыты в правовой литера­туре (14, с. 136-139; 2, с. 169-170). Типовые догово­ры, как следует из самого их названия, предназначены для того, чтобы указать сторонам наиболее правильный, отвечающий и интересам общества, и интересам авто­ров, способ составления договоров, их содержание. Вместе с тем эти договоры служат правовой гарантией реального обеспечения авторских прав при использова­нии произведений. Ясно, что они не должны утверждать­ся без согласования с соответствующими творческими союзами.

    Более сложным с правовой точки зрения является вопрос о возможности утверждения общесоюзным мини­стерством или ведомством типовых авторских договоров при отсутствии прямого указания на такую возможность в актах, определяющих сферу их деятельности. Хотя может быть приведен аргумент о том, что принятие та­ких авторских договоров вытекает из общих положений, определяющих компетенцию того или иного органа, тем не менее могут возникать серьезные коллизии, например в случае принятия соответствующих республиканских типовых договоров.

    Таким образом, можно констатировать неполноту правового регулирования порядка утверждения типовых авторских договоров в действующем законодательстве и вместе с тем тот факт, что уже в течение длительного времени практически все действующие типовые догово­ры являются общесоюзными. Поскольку общесоюзный характер типовых авторских договоров не вызывает каких-либо недоразумений и трудностей, следует его узаконить.

    Именно в общесоюзном масштабе следовало бы ус­тановить порядок принятия типовых договоров и их основные черты. Отсюда логически следует и то, что содержащиеся в действующих ГК нормы, определяющие содержание авторских договоров (во многих случаях они включают в себя нормы, касающиеся типовых дого­воров), также должны быть перенесены в общесоюзное законодательство.

    В будущем целесообразно было бы более точно и полно урегулировать вопрос о порядке утверждения

    213

     

    типовых договоров. Представляется желательным устано­вить, что типовые договоры должны утверждаться обще­союзными ведомствами, которым подчиняются организа­ции-пользователи, а совместно с ними — также творчес­кими союзами, представляющими интересы авторов. Кроме того, совместно с творческими союзами утверж­дать типовые договоры должно и Всесоюзное агентство по авторским правам. Такое решение вопроса отразило бы специфику типовых авторских договоров, служащих гарантией обеспечения как интересов авторов, так и интересов организаций-пользователей.

    Нормативный характер типовых авторских договоров широко признается в юридической литературе (39, с. 737—740; 35, с. 124). Однако при этом не указыва­ется, что же является основанием для такого утверждения.

    Некоторое пояснение, относящееся к нормативному характеру типовых авторских договоров, мы находим в последней части ст. 101 Основ: «Условия заключенного с автором договора, ухудшающие его положение по сравнению с положением, установленным в законе или типовом договоре, недействительны и заменяются усло­виями, установленными законом или типовым договором».

    По сути дела в этой норме закона указывается на то, что любое условие конкретного договора должно быть сравнено с условиями типового договора. Если при этом будет обнаружено отступление конкретного догово­ра от типового договора, которое ухудшает положение автора по сравнению с тем, что установлено в типовом договоре, то применяется норма типового договора. Отсюда следует и то, что те нормы типового договора, изменение которых может влечь за собой ухудшение по­ложения автора, не являются императивными, поскольку можно отступать от них в сторону улучшения положения автора.

    Казалось бы, рассмотренная выше норма ст. 101 Основ позволяет сделать вывод, что типовые авторские договоры являются подзаконными нормативными актами, содержащими особые диспозитивпые нормы, причем спе--цифика этих норм состоит в том, что они могут быть изменены соглашением сторон только в сторону улуч­шения положения автора, а при попытках изменения этих норм в сторону ухудшения положения автора эти нормы выступают как императивные. При этом своим нормативным характером типовые авторские договоры отличаются от примерных форм договоров, которые по-

    214

     

    могают сторонам выработать условия договора, но не являются обязательными.

    Однако типовые авторские договоры содержат и та­кие нормы, наличие которых в конкретном договоре не улучшает, а отсутствие — не ухудшает положение авто­ра. Для примера можно сослаться на п. 8 Типового издательского договора на литературные произведения, который устанавливает обязанность автора доработать одобренное произведение или внести в него исправле­ния, если произведение нельзя выпустить в свет по об­стоятельствам, не зависящим от сторон, но оно может быть сделано пригодным к изданию путем доработки или исправления. Такими ;ке являются и некоторые другие нормы этого типового договора: обязанность авто­ра читать чистую корректуру произведения (п. 10), право издательства издать произведение любым тиражом (п. 11), обязанность автора представить справку о том, что произведение не является плановой работой (п. 12) и некоторые другие. Как быть в тех случаях, когда стороны забыли включить эти нормы в конкрет­ные договоры? Иными словами, следует ли считать те условия типовых авторских договоров, отсутствие кото­рых не ухудшает положение автора по сравнению с условиями типового договора, обычными диспозитивнымп нормами, подлежащими применению в тех случаях, ког­да стороны не выработали иных условий для конкрет­ного правоотношения?

    Поскольку рассматриваемые договоры являются типо­выми, а не примерными, представляется, что уже по дей­ствующему законодательству на этот вопрос следует дать положительный ответ. В будущем законодательстве следовало бы прямо указать на нормативный характер всех условий, включенных в типовые авторские договоры.

    Ныне действующая норма, содержащаяся в последней части ст. 101 Основ, запрещает ухудшать положение ав­тора не только по сравнению с типовым договором, по и по сравнению с тем, что предусмотрено законом. Однако принцип соответствия договора закону не явля­ется специфическим принципом авторского права, а по­тому можно сомневаться в необходимости этой нормы в законодательстве об авторском праве.

    Смысл нормы последней части ст. 101 Основ состоит в установлении возможности отступать от норм типового договора в сторону улучшения положения автора, а также в определении последствий включения в до-

    215

     

    говор условий, ухудшающих положение автора по сравне­нию с законом или типовым договором: в этом случае договор не теряет силу, а заменяются лишь его отдель­ные положения.

    Учитывая приведенный выше анализ, в будущем за­конодательстве норму, касающуюся существа типовых договоров, целесообразно было бы изложить следующим образом: «Типовые авторские договоры утверждаются совместно заинтересованными министерствами (ведомст­вами), творческими союзами, а также авторско-правовы-ми организациями GCCP. Авторский договор может содер­жать условия, не предусмотренные законом или типовым договором, либо отступающие от условий типового догово­ра. Условия авторского договора, ухудшающие положение автора по сравнению с положениями, установленными в законе или типовом договоре, недействительны и заме­няются условиями, установленными законом или типовым договором; при этом сам договор сохраняет силу. Условия типового договора подлежат применению и в тех слу­чаях, когда они не включены в авторский договор».

    В вышеприведенном анализе мы исходим из того, что нормы типового договора носят диспозитивный харак­тер, поскольку они могут быть изменены в сторону улучшения положения автора. Такое мнение является господствующим в литературе.

    Существует и противоположное мнение, причем от­мечается недопустимость любых отклонений от типового договора (35, с. 126-129; 53, с. 100-101). При этом В. Г. Камышев говорит об императивном характере как норм закона, так и норм типового договора. В качестве примера императивной нормы он приводит норму о ставке гонорара и (справедливо) отмечает, что указа­ние в договоре ставки, превышающей максимально до­пустимую законом ставку, является недействительным. Но он не приводит примера отступления от такой нормы типового договора, которая не совпадает с нормой зако­на, и не представляет доказательств того, что отступле­ние от такой нормы в конкретном договоре было бы недействительным. Мнение В. Г. Камышева об импера­тивном характере всех норм типового договора опровер­гается наличием действующей нормы ст. 101 Основ, не подтверждается оно и практикой, которая знает большое число отступлений от норм типового договора, улучша­ющих положение автора.

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 33      Главы: <   27.  28.  29.  30.  31.  32.  33.





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.