Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 33      Главы: <   14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.  22.  23.  24. > 

    2. ИНЫЕ СУБЪЕКТЫ АВТОРСКОГО ПРАВА

    Наследники. Авторское право переходит по наследст­ву. При этом применяются общие правила наследственно­го права об определении крута наследников, о наследни­

     

    цах по закону и по завещанию, об обязательной доле ц т. п. Наследники, таким образом, являются субъектами авторского права.

    Вместе с тем наследование авторского права имеет некоторые специфические черты, которые мы кратко рассмотрим.

    Прежде всего отметим, что переходящие по наслед­ству авторские права не подлежат имущественной оцен­ке. В этой связи возникает вопрос о том, действует ли при этом правило об обязательной доле, а если такое правило действует, то как оно применяется.

    Как известно, правило об обязательной доле состоит в том, что несовершеннолетние и нетрудоспособные на­следники первой очереди по закону обязательно, незави­симо от завещания, должны получить не менее '/з причи­тающейся им по закону доли (ст. 535 ГК). При опреде­лении размера этой доли, разумеется, должна быть произведена имущественная оценка наследства.

    Возможны три различных ответа на поставленный вопрос.

    Во-первых, переходящее по наследству авторское пра­во может быть оценено условно. Так, в литературе ука­зывалось на возможность предоставления в качестве обя­зательной доли права на получение вознаграждения, если наследники, имеющие право на получение обяза­тельной доли, лишены наследства по завещанию, или если их доля неправомерно уменьшена (53, с. 126—127). Но такой подход означал бы производство очень неточной имущественной оценки авторских прав.

    Во-вторых, мыслим и такой подход, при котором ав­торские права по завещанию могут перейти к любому лицу, без учета интересов наследников, имеющих право на обязательную долю, и тогда права последних будут обеспечиваться только за счет подлежащего оценке иму­щества. Но, очевидно, что при этом не будут учтены правила ст. 535 ГК.

    Нам представляется правильным третий подход: пра-нило об обязательной доле должно применяться к на­следованию авторских прав независимо от наследования остального имущества: несовершеннолетние и нетрудо­способные наследники первой очереди всегда должны по­лучать не менее '^/з причитающейся им по закону доли в наследстве авторского права.

    Наследование авторского права на произведение со­авторов имеет свои особенности. Этот вопрос регулиру-

    125

     

    ется ст. 497 ГК. В пыне действующей редакции эта статья лишь повторяет нормы ст. 496 ГК, из которой яс­но, что авторское право па любое произведение (зна­чит, и на коллективное) переходит по наследству и что любое авторское право (значит, и на коллективное произведение) действует в течение установленного в за­коне срока. Поэтому мы полагаем, что нормы ст. 497 ГК в дальнейшем могут быть исключены из законодатель­ства.

    Если коллективное произведении образует одно не­раздельное целое, то после истечения срока действия авторского права одного из наследников, права на ис­пользование произведения осуществляются остальными соавторами. Точно так же реализуются правомочия по охране имени и неприкосновенности произведения. По сути дела все эти правомочия являются неделимыми. Действующее законодательство, однако, не содержит от­пета на вопрос о том, что должно происходить с долей вознаграждения, причитающейся тому соавтору, срок действия авторского права которого истек.

    В редакции ст. 497 ГК, которая действовала до 1 июня 1973 г., содержалась норма, устанавливающая, что после истечения срока действия авторского права одного соавтора перешедшее к наследникам право на долю вознаграждения за использование коллективного произведения прекращается. Эта норма исключала при­менение к наследованию авторского права в данном слу­чае правила о приращении наследственных долей (ст. 551 ГК). Поскольку эта норма исключена из зако­на, опираясь на правило исторического толкования норм права, следует прийти к выводу о том, что ныне правило приращения наследственных долей должно применяться к рассмотренному случаю (т. е. при наличии неделимого соавторства).

    При раздельном соавторстве доля того соавтора, чье авторское право прекратилось, не должна прирастать к долям остальных авторов, а напротив, должна переходить к государству и в соответствии со ст. 552 ГК — прекра­щаться.

    Правопреемники. Указание на то, что авторское пра­во может принадлежать правопреемникам, было включено в действующее советское законодательство в 1973 г. В действующих правовых нормах встречается как выра­жение «авторы, их наследники и иные правопреемники» (ст. 477 ГК), так и выражение «авторы и их правопреем­

     

    ники» (ст. 478 ГК). В последнем случае наследники включаются в понятие правопреемников'.

    Вопрос о том, может ли авторское право перейти к другому лицу в порядке правопреемства (кроме случаев наследования) на протяжении почти тридцати лет про­должает оставаться дискуссионным в советской правовой литературе.

    В разное время сторонниками непередаваемости автор­ских прав (и следовательно — невозможности правопре­емства) выступали И. А. Грингольц, Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц и В. А. Дозорцев. Напротив, М. В. Гор­дон, В. И. Серебровский, М. И. Никитина, В. П. Гриба­нов, Ю. Г. Матвеев считают авторские права передавае­мыми.

    Если исходить из действующего законодательства, ко­торое прямо упоминает среди субъектов авторского пра­ва «правопреемников» авторов и предусматривает, что по одному из двух существующих типов авторских до­говоров — лицензионному — автор (или его правопреем­ник) передает организации право использовать произве­дение (ст. 503 ГК), то переход, преемство авторских прав трудно отрицать. Тем не менее сторонники непередавае­мости авторских прав полагают, что по авторскому дого­вору, если автор и передает контрагенту какие-либо пра­ва, то эти права являются относительными и не затра­гивают остающихся у автора в полном объеме абсолютных авторских прав; очевидно, сторонники этой точки зрения полагают, что само слово «правопреемник» было введено в советское авторское право лишь в связи с присоединением Советского Союза ко Всемирной конвенции об авторском праве и лишь для случаев перехода авторских прав за границей.

    Мы считаем, что нет никаких оснований так узко тол­ковать введенное в советское законодательство указание на правопреемство. Что касается теории перехода по ав­торскому договору только относительных прав при сохра­нении у автора абсолютных прав, то этот вопрос будет подробно рассмотрен в гл. VII. Здесь же отметим, что даже сторонники теории непередаваемости авторских прав признают, что автор не может осуществлять своих абсолютных авторских прав в тех пределах, в которых он

    4 В некоторых статьях ГК говорится лишь об авторах, а наслед­ники и правопреемники не упоминаются. Следует полагать, что если прямо не указано иного, то в понятие «автор» включаются наследники и правопреемники (иное мнение см.: 40, с. 594).

    127

     

    передал но договору «относительное» право. Значит, два этих права оказываются взаимосвязанными, а точнее — относительное право является способом реализации абсо­лютного права.

    На практике в качестве правопреемников выступают юридические лица, а почти единственным основанием правопреемства являются авторские договоры. При этом содержание авторского права правопреемников находится в прямой правовой зависимости от содержания первона­чального авторского права (73, с. 88), поскольку автор не может передать больше того, чем он обладает сам. Ра­зумеется, что в порядке правопреемства не могут приоб­ретаться личные неимущественные права (право авторст­ва) и право на имя; вопрос о праве на неприкосновен­ность произведения будет рассмотрен особо.

    Авторское право юридических лиц. Проблемы, касаю­щиеся авторского права юридических лиц (могут ли юри­дические лица быть носителями первоначального и произ­водного авторского права, каково содержание этого права, каково соотношение авторских прав юридического лица и авторских прав отдельных граждан и т. п.), уже давно яв­ляются дискуссионными в советской правовой литературе. Однако, поскольку развернувшиеся дискуссии основыва­лись на ранее действовавшем законодательстве, без учета изменений, внесенных в 1973—1974 гг., мы ограничимся анализом действующих правовых норм.

    Возможность наличия у юридических лиц авторских прав зафиксирована в ст. 484 ГК, которая гласит: «За юридическими лицами авторское право признается в слу­чаях и пределах, установленных законодательством Союза ССР и настоящим Кодексом. Эти положения не распрост­раняются на приобретение юридическими лицами автор­ских прав по договору».

    Первая фраза этой статьи устанавливает возможность закрепления за юридическим лицом первоначального ав­торского права, а вторая фраза — возможность наличия у юридического лица производных авторских прав.

    Случаи, когда первоначальное авторское право принад­лежит юридическому лицу, устанавливаются законода­тельством Союза ССР и гражданскими кодексами союз­ных республик. Общесоюзное законодательство не пред­усматривает таких случаев, а ГК закрепляет, во-первых, за организацией, выпустившей в свет научный сборник, энциклопедический словарь, журнал и другое периоди­ческое издание, авторское право на это издание в целом;

    128

     

    во-вторых, за предприятием, осуществившим съемку ки­нофильма или телефильма, а за радио- и телевизионными организациями, передающими радио- и телевизионные пе­редачи,— авторское право на указанные произведения (ст. 485, 486 ГК).

    Произведения, первоначальное авторское право на ко­торые закрепляется за юридическими лицами, представ­ляют собой сложные объекты, в создании которых прини­мали участие авторы отдельных работ, входящих состав­ными частями в целое произведение (например, автор статьи, помещаемой в энциклопедический словарь), а так­же многие штатные сотрудники организаций (редакция журнала и т. п.). Таким образом, эти произведения яв­ляются составными — они включают в себя многие про­изведения отдельных граждан; вместе с тем в них заклю­чен элемент организационного труда сотрудников юриди­ческого лица.

    Первоначальное авторское право юридического лица возникает на тот объект, который не является предметом авторского права какого-либо отдельного автора. Более того, авторские права на отдельные произведения, вошед­шие составной частью в общее произведение, сохраняют­ся за авторами отдельных произведений. Так, автор статьи, помещенной в журнале, сохраняет за собой автор­ское право на свою статью. Это значит, что для последу­ющего использования этой статьи (отдельно или в соста­ве номера журнала) требуется согласие автора статьи. В чем же тогда состоит существо первоначального автор­ского права юридического лица? Закон па этот вопрос от­вета не дает, если не считать нормы ст. 498 ГК, в соот­ветствии с которой первоначальное авторское право юридического лица имеет бессрочный характер.

    Интересно отметить следующее: несмотря на то, что в рассматриваемых случаях законодатель закрепляет за юридическими лицами авторские права, нигде в законе юридические лица не названы авторами. Поэтому вряд ли следует распространять на юридические лица, пользую­щиеся первоначальным авторским правом, те права, кото­рые предоставлены авторам произведений. Практика по считает первоначальное авторское право юридического лица имущественным правом.

    Вместе с тем несомненно, что юридические лица имеют определенные «права авторства» и «право на имя» в отношении создаваемых или публикуемых ими произве­дений. Так, название киностудии ставится па каждой ко-

    129

     

    пии кинофильма (или телефильма); на каждом экземпля­ре научного журнала ставится название издательства или «гриф» соответствующей организации. Но свидетельству­ет ли это о наличии особых авторских правомочий у этих юридических лиц, которые отсутствуют у остальных ор­ганизаций, подготовивших издание произведения или в рамках которых произведение было создано? Ведь и на­учно-исследовательский институт, создавший научный от­чет, проставляет на нем свое наименование; название издательства проставляется не только на энциклопедиче­ском словаре, но и на любой издаваемой этим издатель­ством книге.

    Таким образом, следует прийти к выводу, что юриди­ческие лица, обладающие по закону первоначальным ав­торским правом, не имеют никаких особых правомочий, касающихся авторства и авторского имени.

    Обладают ли эти юридические лица какими-либо ины­ми личными неимущественными правами, например пра­вом на неприкосновенность? В литературе отмечалось, что киностудия имеет право на неприкосновенность в отно­шении выпущенной кинокартины; правда, при этом ого­варивается, что это право имеет практическое значение лишь для охраны целостности советских фильмов при их демонстрации за границей (10, с. 64).

    Практика не знает случаев, когда во внутреннем обо­роте киностудия заявляла бы протесты по поводу наруше­ния своего «права на неприкосновенность»; в этих случа­ях (обычно это различные купюры, вносимые в фильм) претензию предъявляют отдельные авторы, принимавшие творческое участие в создании фильма,— режиссер или сценарист. Предъявление же претензии за рубежом осно­вывалось бы, очевидно, на нормах иностранного права, а не советского права, и потому этот вопрос не имеет отношения к проблеме наличия у юридического лица права на неприкосновенность.

    Мы не находим оснований закреплять за организацией, выпустившей в свот, например, энциклопедический сло­варь, особого права па неприкосновенность этого словаря. Для практических целей вполне достаточно тех правомо­чий на неприкосновенность, которые закреплены автор­ским правом за авторами отдельных статей, вошедших в этот словарь.

    Не имеют рассматриваемые юридические лица ника­ких авторских правомочий и при использовании произве­дений. В тех случаях, когда произведение, па которое су-

    130

     

    ществует первоначальное авторское право юридического лица, продается или передастся другому лицу (другой ор­ганизации) , авторское право юридического лица не прояв­ляется, стороны как бы забывают о его существовании.

    В частности, передача в торговую сеть энциклопедиче­ских словарей (на которые существуют «авторские права» издательств) оформляется совершенно так же, как и пе­редача других книжных изданий (в отношении которых у издательств пет особых авторских прав). Никак не про< является авторское право на использование произведений и у киностудий в отношении кинофильмов. Вот почему нельзя согласиться с высказанным в литературе мне­нием, будто «из правомочий, составляющих авторское право юридического лица, наиболее важным является право использования произведения» (12, с. 91). Если в та­ких случаях и заключаются договоры между организация­ми об использовании материальных носителей произведе­ний, то они не рассматриваются в качестве авторских до­говоров.

    Первоначальное авторское право юридических лиц не имеет значения и для договоров международного характе­ра, несмотря на то, что в последние годы произведения, авторские права на которые советское законодательство закрепляет за юридическими лицами, стали объектом про­дажи за рубеж. Мы имеем в виду случаи продажи за ру­беж авторских прав па издание в переводе на иностран­ные языки советских журналов и некоторых иных перио­дических изданий целиком («от корки до корки»). Как известно, в настоящее время свыше 200 советских журна­лов (в основном научных) целиком переводятся и изда­ются за рубежом несколькими иностранными фирмами. Поступающий за такую уступку авторских прав гонорар не делится между разными обладателями прав — между редакцией журнала и авторами, а поступает целиком в пользу отдельных авторов. Такое решение нам представ­ляется полностью соответствующим советскому законода­тельству.

    Таким образом, следует отметить, что первоначальное авторское право юридических лиц не имеет практическо­го значения. Более того, оно вряд ли может быть обос­новано теоретически: почему надо закреплять авторское право за редакцией журнала, в то время как пе призна­ется никакого авторского права издательства на заказан­ное им, тщательно отредактированное и впервые выпу­щенное в свет произведение отдельного автора?

    131

     

    Принятые в последние годы законы об авторском пра­ве зарубежных стран также не допускают возможности признания первоначального авторского права за юридиче­скими лицами (исключение составляют нормы, касающие­ся служебных произведений).

    Все это, по нашему мнению, свидетельствует о целе­сообразности исключения из советского законодательства норм о закреплении за юридическими лицами первона­чальных авторских прав.

    Юридические лица могут иметь производные авторские права, приобретенные ими по договору. Содержание и объем этих прав устанавливаются законом (ст. 503, 506, 508, 509, 516 ГК), типовыми авторскими договорами и конкретными договорами. При этом имеется в виду, что сама возможность приобретения юридическими лицами ав­торских прав по договору, а также объем приобретаемых прав определяются их специальной правоспособностью.

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 33      Главы: <   14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.  22.  23.  24. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.