Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 33      Главы: <   11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.  21. > 

    2. ПРАВОВАЯ ОХРАНА НАУЧНЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ

    В настоящее время прямой правовой охраны научных результатов в СССР не установлено. В советской юри­дической литературе были даны определения научного результата, приведены примерные перечни таких резуль­татов и сделаны предложения о введении их правовой охраны.

    Еще в 1966 г. А. М. Гарибян в своей кандидатском диссертации указывал на то, что научное творчество включает в себя следующие компоненты, или научные результаты: постановку научной проблемы, разработку научного метода, выяснение фактов проведения систематп-яяцитт, разработку гипотезы пли тоорип (13. г. 5—6).

     

    В. Я. Ионас относит к числу научных результатов (он'называетих научными достижениями) проблему, специальный метод научного исследования, научный факт, систематизацию, интерпретацию, эксперимент, ги­потезу, теорию (27, с. 107—116).

    Е. Л. Белиловский делит научные результаты на окончательные(к ним он относит открытия, изобрете­ния, организационно-нормативные предложения, методы научного исследования) и промежуточные, куда вклю­чаются: постановка научной проблемы, гипотеза, научный аргумент (4, с. 8).

    Несмотря на некоторые различия, которые выявляют­ся при сравнении этих перечней, принципиальных рас­хождений между ними пет — во всех случаях научный результат понимается как результат умственного труда человека, предназначенный для использования общест­вом в качестве элемента научных знаний.

    Наиболее важные научные результаты — открытия, изобретения и рационализаторские предложения — уже получают прямую правовую охрану. Кроме того, науч­ным результатом можно считать все, что составляет содержание научной работы (монографии, статьи, отчета о научном исследовании и т. п.). Представляется, что после этих пояснений само понятие научного результата становится совершенно ясным. Вместе с тем следует предостеречь от ошибки смешения научных результатов с научными произведениями, которые, как известно, охраняются авторским правом.

    Как вытекает из ст. 475 ГК, к числу охраняемых произведений относятся письменные научные произведе­ния, планы, эскизы и пластические произведения, отно­сящиеся к науке и технике. Кроме того, в этой статье ГК приводятся и другие многочисленные произведения, которые могут относиться как к числу произведений литературы и искусства, так и к числу произведений науки — речи, переводы, кинофильмы, чертежи, фотогра­фические произведения и т. д. Вообще, следует отме­тить, что приводимый перечень возможных предметов авторского права в основном дает классификацию автор­ских произведений ^па основе_внешних_^ЕМ_их_выра-жения, _а__не_на "основе их содержания. Сами жезти_ внешние формы одинаковы для всех произведений. Отсю-да можно сделать вывод, что авторское право "охраняет, например, фотографическое произведение, недависимо от того, запечатлено шгп в пом произведение науки или

    104

     

    произведение искусства, а перевод — независимо от того, является ли он научным или художественным.

    Вместе с тем по своей сути произведения науки (в это понятие включаются и произведения научной ли­тературы) значительно отличаются от произведений художественной литературы и искусства: содержание , научных произведений выражено системой понятий, •л_ содержание художественных произведении — системой у ооддзо_в_ Это различие было бы несущественным, если бы п])оизведепия науки не обладали: еще одной особенностью:

    [работу автора над формой произведения науки можно оторвать от работы над содержанием, в то время как при сбитни произведений литв]эатуры_ и искусства зтого сде-лать_ чо.чъзя ,(5. с. 75). Иными словами, у произведения ( науки содержание (научный результат) имеет свое соб-> ствепное существование, независимое от формы произве-) деищя, в котором оно воплощено.                        ^

    Отсюда следуют несколько важнейших практических выводов: содержание научного^роизведения может быть ^"^-'i-i^oJiJIli^i"1^11'^^     причем автором содержания научного произведения может быть одно_липа, а автором формы этого произведения — другое лицо.

    Примерами, когда содержанию научного произведения придается новая форма, являются произведения научно-популярной литературы, а также учебники по различ­ным отраслям науки: все эти произведения обычно ос­нованы па научных положениях, ранее включенных в другие произведения, причем часто — созданные другими авторами. Что же защищает авторское право в научных произведениях — само содержание." сочетание содержания с формой ^ложения^ или^ только форму произведения? ^ Следует обратить внимание на одну особенность пост-роения законодательства об авторском праве: оно дает охрану всем оригинальным (творческим^ произведениям с момента их создания; советское авторское право не знает системы регистрации произведений, проверки их сущест­ва. Эта особенность авторского права имеет особое зна­чение для произведений науки: дело в том, что науч­ные понятия, составляющие содержание произведений пауки, могут быть открыты различными учеными, ра­ботающими независимо друг от друга, параллельно. Следовательно, если бы авторское право охраняло толь­ко содержание произведения, вне связи с его формой, то оно несомненно должно было бы установить какой-либо порядок определения первенства (приоритета) и

    105

     

    новизны содержания в этих произведениях. Целесообраз­но отметит}., что в тех правовых институтах, где право охраняет содержание независимо от формы его изложе­ния, а именно — в праве на открытия и в изобретатель­ском праве — установлен и строгий порядок определения первенства (приоритета), и подробные правила проверки новизны. Напротив, в авторском праве нет понятия при­оритета, и попытки введения этого понятия в действую­щее законодательство не могут привести к успеху. "^

    Вся деятельность ученых направлена на получение новых научных результатов. Эти научные результаты первоначально воплощаются в научные произведения (отчеты о научно-исследовательских работах, научные статьи, доклады и т. п.). После этого полученные науч­ные результаты используются другими учеными либо как часть новых научных результатов, либо как их под­готовительная стадия.

    Когда один ученый ^использует в своем научном про­изведении мысли, идеи, выводы и прочие научные ре­зультаты других ученых, то он обычно указывает автора и использованный источник. Такого указания требует научная этика. Однако заимствование чужих научных результатов при создании собственного научного про­изведения зачастую не сопровождается заимствованием формы изложения и в этих случаях оно не регулирует­ся авторским правом, которое, как известно, обязывает давать ссылки на другие работы лишь при воспроизве­дении в научных п критических работах, а также в учебных изданиях отдельных изданных произведений пауки и отрывков из них (ст. 103 Основ).

    Научные результаты или, иначе говоря, элементы, образующие содержание любого научного произведения, в авторском праве самостоятельного юридического зна­чения не имеют; на это уже указывалось в правовой литературе: «литературное авторское право не знает какого-то особого права на идею, мысль данного произ­ведения» (48, с. 137: 27, с. 87). Если бы на эти эле­менты содержания закреплялось право авторства, то в число авторов учебника, в котором излагается сущность какого-либо изобретения, должен был бы включаться автор этого изобретения и т. п.

    Таким образом, следует прийти к выводу, что автор­ское право охраняет в научных произведениях не со­держание, а их форму. Охраяа формы произведения является вполне достаточной для произведений литера-

    106

     

    туры и искусства, но, как мы показали, не всегда до­статочна для научных произведений. Именно поэтому в юридической литературе было сделано несколько пред­ложений об охране научных результатов.

    Первоначально такое предложение было сделано Е. Л. Белиловским (4 и 5); затем оно было поддер-жано и далее разработано В. Я. Ионасом (27 и 28). Эти предложения исходят из того, что наряду с косвен­ной охраной научных результатов авторским правом (в составе научных произведений) и наряду с прямой охраной некоторых научных результатов (охрана откры­тий и изобретений) советское законодательство должно включать нормы, предусматривающие прямую охрану иных научных результатов. Введение такой охраны пред­ставляется нам целесообразным по следующим основа­ниям:

    1) косвенная охрана в рамках авторского права не дает возможности охраны научных идей, что чрезвы­чайно важно для авторов-разработчиков;

    2) прямая охрана научных результатов распростра­няется только на некоторые из них (открытия, изобре­тения, рационализаторские предложения) и не касается других важных для развития науки результатов.

    Таким образом, на наш взгляд имеется обществен­ный интерес введения прямой, правовой охраны научных результатов^ Что касается содержанияпредполагаемой охраны научных результатов, то этот вопрос^ еще мало , исследован в советской литературе.

    Е. Л. Белиловскии предлагает охранять научные ре­зультаты «по модели изобретений и открытии», причем «в процессе расширения сферы действия прямой охраны научных результатов, изобретательское право как науч­ная дисциплина может трансформироваться в право ля научный результат»(4, с. 13). При этом следует иметь в виду, что по мнению Е. Л. Белиловского, изобрета­тельское право должно включать в себя и право на на­учные открытия.

    Поскольку и открытия, и изобретения охраняются ь СССР на основе проверки новизны и централизованной регистрации, то реализация вышеуказанного предложе­ния означала бы проверку (очевидно, на основе заявок) всех научных результатов, число которых может в сотни раз превышать число изобретений.

    Если эта функция будет поручена одному цептра.-и,-ному органу, то на него придется непомерно большая

    107

     

    нагрузка; распределение же этой функции между разны­ми организациями (учреждения и институты Академии наук СССР, министерства, ведомства и т. п.) может повлечь за собой как ведомственный подход, так и боль­шие трудности в связи с наличием большого количества межведомственных научных результатов.

    Даже если вопрос о введении проверки и регистрации научных результатов будет решен, то дальнейшая их охрана по модели изобретательского права оказывается невозможной, поскольку очень большое число научных результатов в отличие от изобретений не предназначено для использования в производственной деятельности.

    В. Я. Ионас полагает, что поскольку «защита прав научных работников и обеспечение объективной аттеста­ции научных работников невозможны» в рамках авторского права, то поэтому следует ввести охрану научных ре­зультатов, которая бы существовала наряду с авторским правом, правом на открытия и изобретательским правом. По его мнению в Основы следовало бы ввести особый раздел под рубрикой «Право на научный результат». который состоял бы из следующих двух статей.

    «I. Автор научного достижения, не являющегося от­крытием, имеет право требовать признания его авторст­ва на научное достижение. Это право подтверждается удостоверением, выдаваемым организацией (предприяти­ем), в котором автор работает или работал в прошлом, либо публикацией.

    2. Споры об авторстве (соавторстве) на научное дости­жение разрешаются судом» (27, с. 117).

    Ни В. Я. Ионас, ни другие авторы упомянутых ра­бот не анализируют вопроса о содержании предлагае­мого права авторства на научные результаты. Между тем вопрос этот представляется чрезвычайно важным, поскольку новое право авторства должно определенным образом сочетаться с правом авторства на научное про­изведение, на открытие или на изобретение.

    По нашему мнению, при определении содержания пра-на авторства на научный результат следует, во_^первых» i\ исходить из того, что это право не должно уменьшать охраны, предоставляемой в настоящее время научным произведениям на основе авторского права: новый институт мог бы даже несколько расширить и дополнить охрану по авторскому праву. Иными словами, установ-ление прямой правовой охраны научных результатов не должно уменьшать косвенной правовой охраны, которой

    108

     

    пользуются научные результаты, входящие в состав научных произведении^^-—

    Во-вторых, содержание права на научный результат должно соответствовать тем морально-этическим нормам, которые сложились в научной среде и широко применя­ются на практике в настоящее время, несмотря на то, что эти нормы не закреплены правом^^,-

    Ныне среди ученых фактически применяется система учета научного вклада того или иного ученого в общую систему научных знаний не только на основе написанного им самим (количество и объем публикаций того или ино­го ученого), но и па основе ссылок на его работы, содер­жащиеся в работах других ученых. Целесообразность уче­та этого показателя научных ссылок получает все большее признание в среде научных работников.

    Учет научных ссылок (как уже отмечалось, в боль­шинстве случаев это и есть учет научных результатов) уже ведется в научной среде. Мы имеем в виду перио­дические тома «Science Citation Index» (Индекс науч­ных ссылок), которые издаются Информационным цент­ром в Филадельфии (США). На основе этого индекса можно установить, сколько ссылок в научных публикаци­ях имеется на труды того или иного ученого, и тем са­мым определить, сколько раз в науке использовались научные результаты, научные идеи того или иного уче­ного. Развернутые предложения по изучению и широко­му применению этого «критерия цитируемое™» уже были сделаны в советской печати.

    Вместе с тем практике известны многочисленные случаи, когда при использовании предшествующих науч­ных результатов на них не дается ссылок. В настоящее время такое использование прошлых научных результа­тов является нарушением морально-этических норм. По­скольку при охране личных прав правовые нормы долж­ны совпадать с нормами морали, представляется вполне обоснованным в рассматриваемом случае ввести особое право на оформление ссылкой используемого научного результата.

    Право авторства на научный результат должно, по нашему мнению, состоять в том, что любое лицо может использовать этот результат в своих научных произве­дениях. но при каждом таком использовании возникает обязанность дать ссылку на этот научный результат" Предлагаемое право авторства(которое можно назвать также правом на указание имени в виде научной ссыл-

    109

     

    ки) и основанный на нем новый институт гражданского права подвел бы правовую базу под сложившуюся прак­тику использования научных идей.

    Возможно, «показатель числа ссылок» мог бы стать одним из определяющих факторов и при аттестации /- научных работников, и при решении вопросов о при­своении им ученых степеней и знаний.

    В печати отмечалось, что в США показатель цитиру-емости уже вошел в методики формальной оценки твор­ческого вклада сотрудников. Вместе с тем известно, что показатель цитируемости хотя и позволяет в определен­ной степени оценить качество работы, но такая оценка зачастую оказывается несовершенной в связи с отсутстви­ем полной информации, в связи с субъективным подходом к подбору цитат, а также в связи с тем, что ранее сделан­ный крупномасштабный научный вклад того или иного ученого быстро становится «общим достоянием» и перво­источник более не указывается.

    Сложнее вопрос о том, должно ли «право на научный результат» порождать какие-либо имущественные права. Нам представляется, что это право имеет достаточно вес-кие основания для того, чтобы быть включенным в зако­нодательство, даже если оно~не будет порождать имущест­венных правомочий.

    Мы полагаем, что нет никакой необходимости в ус­тановлении правовой охраны и выдачи удостоверений на те научные результаты, которые не были опубликованы, поскольку, как правило, использованы обществом могут быть лишь те научные результаты, которые доведены до сведения неопределенного круга лиц. Приоритет в пра­ве на научные результаты мог бы устанавливаться по­средством публикации (включая сюда передачу рукописи в библиотеку, на депонирование и т. п.).

    Если правовая охрана будет распространяться только на опубликованные научные результаты, то вообще отпадает необходимость в их регистрации или выдаче особых удостоверений, как это предлагалось В. Я. Иона-сом. Вместо этого можно бы ограничиться правилом о том, что научный результат, помещаемый впервые в научном произведении, должен быть выделен в качестве такового, например, посредством особого шрифта, подчер­кивания и т. п.

    (По нашему мнению право на научный результат дол-^ жно распространяться только на научно-литературную ^ форму использования таких результатов; оно не должно \

    ИО

     

    затрагивать случаев производственно-технического во­площения (в приборе, механизме, технологическом про­цессе и т. п.) Таким образом, это право не затронет сферы действия изобретательского права, хотя, очевидно, в него должно быть включено право на открытие.

    В заключение нельзя не отметить, что высказанные выше предположения о введении прямой правовой охра­ны научных результатов, к которым присоединился и автор настоящей работы (63, с. 66—76), подверглись критике в советской юридической литературе.

    Так, В. А. Дозорцев отмечает, что «охрана средст­вами авторского права существа научных достижений не только невозможна, но и нецелесообразна — в этой сфе­ре решающее значенйе^имЙот^нбрмы морали, а не пра­ва» (21,с. 7).

    Действительно, в рамках авторского права такая ох­рана нецелесообразна,— она должна быть вынесена за сферу действия авторского права. Точно так же верно и то, что здесь большое значение имеют нормы морали. Но поскольку нормы морали, как мы показали, могут и даже должны сочетаться с нормами права, этот аргумент не доказывает невозможности установления прямой пра­вовой охраны научных результатов.

    В. А. Рассудовский высказал мнение о том, что «попытка обосновать особое субъективное право на на­учный результат, на научное достижение (В. Я. Ионас) потерпела неудачу», ибо «само оформление такого права создало бы искусственные препятствия на пути общест­венного использования достижений научной мысли» (67, с. 22; см. также 65, с. 86).

    Противником введения охраны научных результатов выступил и И. А. Зенин, отметивший «отсутствие реаль­ной потребности и практической возможности введения прямой охраны всех видов научных результатов», объек-тивную невозможность установления монополии на_раз-личные~~гипотезы, отсутствиепотребности «в интересах науки» выделять научные результаты из произведений науки и практическую невыполнимость проведения экс­пертизы научной ценности и достоверности научных ре­зультатов (24, с. 66—69).

    Эти доводы не представляются убедительными; они являются верными и ценными, поскольку указывают, как не надо строить охрану научных результатов, но они не доказывают нецелесообразности или невозможности вве­дения самой такой охраны.

    111

     

    Представляется, что самым веским доводом в пользу введения прямой правовой охраны научных результатов является практика научных публикаций. Под влиянием морально-этических норм, требующих давать ссылку на ученых-предшественников (а эта практика является очень широкой; случаи отступления от этих норм мора­ли все же являются редкими исключениями), такие ссыл­ки приводятся как при прямом цитировании, так и при использовании лишь содержания научного произведения. А это значит, что указания на работы предшественников определяются ныне не только нормами авторского права.

    Более того, при определении состава авторов научных публикаций (главным образом статей) используются не только критерии авторского права, но и критерии автор­ства на сами научные результаты. Так, некоторые уче­ные различают следующие пять частей научной работы:

    1) определение научного направления; 2) постановка за­дачи; 3) сбор материала; 4) обработка материала; 5) на­писание статьи. Широко распространено мнение, что лицо считается соавтором статьи, если оно участвует в двух разделах работы. При этом право на соавторство имеет лицо, поставившее задачу или определившее идейную часть научной работы5.--"--""'

    Если научная статья связана с открытием или изо­бретением, то в качестве ее соавторов обычно указывают­ся все авторы открытия или изобретения, а последние определяются по авторству на элементы содержания от­крытия или изобретения, а не на элементы формы опи­сания к диплому на открытие или к авторскому свиде­тельству на изобретение. Тем самым изобретательское право оказывает косвенное влияние на состав авторов некоторых научных произведений.

    Наконец, нельзя не отметить практики и установок ВАК по этому важному вопросу. Как известно, п. 39 По­ложения о порядке присуждения ученых степеней и при­своения ученых званий, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 29 декабря 1975 г. °, предус­матривает, что соискатель обязан давать ссылки на авто­ра и источник, откуда он заимствует материал и отдель­ные результаты. Соискатель обязан отмечать в примеча­ниях к диссертации, какие идеи и разработки из коллективных работ принадлежат не ему (соискателю),

    5 Воронцов Н. Н. О соавторстве и соавторах.—Химия и жизнь, 1980, № 11, с. 20.

    6 СП СССР, 1976, № 3, ст. 14.

    112

     

    а его соавторам. Отсюда следует, что ВАК СССР требует установления авторства на элементы содержания произ­ведения.

    Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что про- i блема прямой^ правовой охраны научных результатов яв- \jv^ ляется чрезвычайно актуальной.

    Практические предложения о прямой правовой охра­не научных результатов могли Пы быть реализованы пу­тем введения в Основы вслед за разделом IV «Авторское право» нового раздела: «Право на научные результаты».^ Автор научного результата (открытия, изобретения, тео­рии, гипотезы и т. п.) пользуется правом авторства на этот результат при использовании его в литературном произведении, независимо от формы выражения этого ре­зультата.

    При использовании в произведении научных резуль­татов, полученных другими лицами, должно быть дано указание на автора научного результата и на источник заимствования.

    Такое указание не является обязательным в следую­щих случаях:

    1) если произведение представляет собой учебник, учебное пособие или популярное изложение;

    2) если после первого опубликования научного резуль­тата прошло свыше пяти лет.

    Совет Министров СССР может установить иные тре­бования к указаниям на научные результаты в отпоте-птти отдельных категорий произведений.

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 33      Главы: <   11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.  21. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.