§ 1. Издательский договор

§ 1. Издательский договор

39
0

Понятие издательского договора

Издательский
договор представляет собой наиболее часто встречающийся вид соглашений,
заключаемых между автором и издательскими предприятиями по поводу использования
авторского права. В силу этого договора автор и издательство осуществляют
выпуск книги. Реализация литературных произведений, их размножение и
распространение производятся, за редкими исключениями, на основе издательских
договоров.

В издательских
соглашениях устанавливается порядок совместных действий автора и издательства.
Поэтому в таком договоре всегда существует элемент солидарности интересов обеих
сторон. Заключая издательский договор, издательство не только содействует автору
в деле выпуска в свет его произведений, но и исполняет общегосударственную
задачу по доведению литературных произведений до советских читателей. Для
характеристики издательских предприятий важно то, что советские издательства
выполняют огромную политическую задачу.

В. И. Ленин в
1919 году в отчете Центрального Комитета VIII съезду РКП (б) говорил о том, что
Коммунистическая партия «…первый раз в истории использует современную
типографскую крупнокапиталистическую технику не для буржуазии, а для рабочих и
крестьян»1. Советские издательства являются поэтому не просто хозяйственными
предприятиями, а представляют собой организации, созданные для политического
просвещения и культурного развития масс. Через издательские организации
Коммунистическая партия и Советское правительство осуществляют за-

1 В. И. Л е н и
н, Соч., т. 29, стр. 142.

131

оту о дальнейшем
подъеме культурного уровня советского народа.

Издательский
договор призван установить правовые формы отношений между издательствами и
авторами, определить взаимные права и обязанности издательства и автора по
достижению общей цели. Вместе с тем издательский договор позволяет автору
обеспечить свои имущественные и личные интересы, связанные с распространением
книг; поэтому такой договор выступает как отношение гражданского права.

Природа издательского договора

В юридической
литературе представлял всегда значительный интерес вопрос о природе
издательского договора и о его месте среди иных договоров гражданского права.
По поводу природы издательского договора было высказано много разного рода
точек зрения, из которых только некоторые представляют сейчас научный интерес.

Для
характеристики советского издательского договора, конечно, совершенно
непригодны те теории, которые выдвигались и выдвигаются сейчас в литературе
капиталистических стран.

В странах
капитала выяснение характера издательского договора связано тесным образом со
стремлением приспособить эту характеристику к интересам капиталистических
предпринимателей. Так, господствовавшая в буржуазной литературе теория
авторского права как права собственности приводила к тому, что и издательский
договор рассматривался как договор об отчуждении права собственности на
принадлежащую автору вещь1. Практически такое истолкование приводило к тому,
что и все вопросы о заключении издательских договоров решались подобно тому,
как решались вопросы отчуждения частной собственности.

Появление в
буржуазной литературе теорий, говоривших об авторском праве как об особом
исключительном праве промышленного предприятия, подобном праву на фирму или на
товарный знак, привело к созданию теории издательского договора, сравнившего
этот договор с «лицензионными соглашениями», то есть договорами, направленными
на предоставление промышленным предприятиям особых разрешений на пользование чужим
исключительным правом. Такая теория в свое время была обоснована в работах
русского цивилиста Г. Ф. Шершеневича2.

1 Для истории
издательских договоров в буржуазном обществе представляет интерес та форма, в
которой, например, облечен был договор Т. Г. Шевченко с издателем на выпуск в
свет «Кобзаря». Сторонам пришлось подписать. договор об уступке книги «в вечное
и потомственное владение» книгопродавцу Лисенкову. Спор о действительности
такого соглашения возник в результате того, что соглашение это не было, как то
требовалось по закону, «занесено в маклерские книги» и не сделаны были по
поводу такой уступки объявление (см. Г. Ф. Шершеневич, Авторское право на
литературное произведение, Казань, 1891, стр. 222).

2 См. Г. Ф. Шершеневич, Авторское право на литературное произведение, Казань, 1891, стр. 249.

132

Стремления скрыть
истинные отношения капиталиста-издателя и автора приводят к тому, что в
буржуазной литературе создаются даже теории, которые рассматривают издательский
договор, как договор товарищества, утверждая, что якобы издатель и автор
вступают в отношения по совместному извлечению доходов от выпуска в свет
произведения 1.

В советском праве
были в свое время сделаны некоторые попытки возродить в скрытом виде буржуазные
теории издательского договора, «приспособив» их к положениям советского права.
Так совершенно не отвечает характеру издательского договора в СССР то общее
определение, которое в своей работе предлагал некогда И.Я.Хейфец. Он отмечал,
что по издательскому договору «автор уступает… свои правомочия особому
предприятию — издательству, которое в силу своей технической организации и
хозяйственного опыта предоставляет некоторую гарантию целесообразного
извлечения материальной выгоды из отчуждаемого права2. Это определение
совершенно не соответствует той политической роли, которую призвано играть в
отношении выпускаемых им изданий советское издательское предприятие. Автор
обращается к такому издательству совсем не потому, что это предприятие «в силу
своей технической организации способно обеспечить извлечение материальной
выгоды». Издательский договор нельзя вообще сводить к отчуждению авторского
права, ибо по такому договору издательство не только приобретает правомочия
автора, но берет на себя целый ряд обязательств, в частности, издательство
обязано дать политическую и деловую оценку произведения, принять меры к изданию
и распространению среди читателей изданного произведения. По издательскому
договору издательство обязано уплатить автору вознаграждение, но это по
существу лишь отраженный результат того, что через издательство, принимающее
произведение для передачи обществу, автор получает вознаграждение, которое ему
следует за использование обществом результатов его труда.

1 Английское
право склонно рассматривать издателя в качестве агента, оказывающего услугу
автору, либо «партнера», который совместно с автором осуществляет издание,
французская практика знает особое понятие издательского договора «за счет
автора», по такому договору на автора может падать часть риска и расходов по
изданию.

Истинный характер
издательского договора в капиталистических странах показывают недавние события
в Англии. Союз владельцев издательств (Pablichers Association) обратился ко
всем членам этого союза с предложением впредь включать в издательские договоры
условие о том, что автор уступает издателю право на доходы, которые могут быть
получены от иных форм использования издаваемого произведения, как то: при
инсценировках, радиопередачах и т. п. Председатель союза авторов в открытом
письме в газету «Times» выразил протест против этих действий, справедливо
указав на то, что «картель издателей» стремится присвоить себе доходы, не
имеющие никакого отношения к деятельности издательства, (см. «Droit dauteur» 1955 г. № 5, стр. 75).

2 И. Я. Хейфец,
Авторское право, изд. Советское законодательство, 1931, стр. 119.

133

Издательский
договор по внешней, правовой, форме строится как возмездное соглашение
издательства и автора, однако издательство в СССР действует в таких случаях
прежде всего в качестве культурно-просветительной организации. Только
совместная деятельность издательства и автора приводит к такой степени
реализации процесса передачи произведения обществу, при которой полезность
произведения становится ясной и выявляются признаки, по которым автору можно
начислить вознаграждение за использование произведения.

Столь же неточно
сводить издательский договор к соглашению о выдаче разрешения на издание
произведения. Сторонники такой теории говорят о лицензионном характере
издательского договора1. На деле издательский договор не может быть сведен к
соглашению о лицензии, ибо издательство не просто получает разрешение на
использование авторского права, но берет на себя и определенные обязательства
по совместному с автором выпуску произведения в свет.

Не может иметь
для советского права значение и какое-либо приравнение издательского договора к
одному из видов договорных отношений, указанных Гражданским кодексом. До
издания Основ авторского права у нас на практике были попытки приравнять
издательские договоры к правоотношениям из числа предусмотренных Гражданским
кодексом. Так, ссылались иногда на то, что этот договор представляет собой
договор подряда или поручения 2. Иногда, желая подчеркнуть наличие общих
интересов и совместных действий автора и издательства, сравнивали договор
издательский с договором товарищества. Однако и такое сравнение не могло быть
полезным, ибо оно отрывало характеристику издательского договора от основных
его задач, не отмечало правовых результатов издательского договора и не
выявляло специфических особенностей издательского договора в советском праве.

Не может быть
признано правильным также и сравнение издательского договора с трудовым
договором. Хотя в силу авторского права создатель произведения получает особые
правомочия, в частности право на вознаграждение за использование обществом
результатов своего труда, однако уравнение отношений по изда-

1 Так, М. И.
Никитина отмечала, что «автор не уступает издательству права на издание
произведения и не отчуждает его, а лишь разрешает издательству издавать произведение».
(См. М. И. Никитина, Издательский договор на литературное произведение в
советском авторском праве, автореферат кандидатской диссертации, М., 1954, стр.
6).

Существо
издательского договора заключается не только в разрешении на издание произведения.
Разрешение на издание это лишь одно и притом не самое главное следствие
договора, по которому производится реализация прав автора,

2 Такой характер
носит договор, по которому учреждение, например, исследовательский институт,
поручает типографии или издательству выпустить в свет произведения ряда
авторов. В этом случае можно сравнить данный договор с поручением или даже
подрядом, но именно такой договор нельзя называть издательским.

134

тельскому
договору с отношениями трудовыми не представляется возможным.

Конечно, могут
существовать отношения смешанного типа. Так в случаях, когда автор создал
произведение в процессе своей служебной деятельности, можно говорить о наличии
трудовых отношений.

Определение
издательского договора должно производиться на основе характеристики
особенностей советского авторского права. Поскольку советское авторское право
не может рассматриваться ни как право собственности на новое произведение, ни
как исключительное промышленное право, нет оснований сводить определение издательского
договора к одному из типов договоров, приспособленных для регулирования
имущественных отношений в гражданском праве. Авторское право представляет собой
особый комплекс имущественных и личных прав автора, возникающих в связи с
результатами его творческой деятельности. Автору в СССР предоставляется не
только возможность создать новое произведение социалистической культуры, но и
возможность такое произведение довести до сведения общества. Для обеспечения
этого за автором признаются имущественные и личные права.

Издательский
договор должен быть по своим общественно-политическим и юридическим результатам
отнесен к особой группе договоров гражданского права. Эту группу составляют
договоры, имеющие своей целью реализовать особый порядок деятельности творческих
работников по созданию новых произведений социалистической культуры и по их
передаче для использования обществом. Такая группа договоров может быть названа
группой договоров по реализации авторских прав. В этих договорах главное
состоит ведь не в том, что они заключаются с авторами произведений. Самое
существование в них, в частности в договоре издательском, заключается в том,
что результатом этого договора является реализация автором при помощи
издательства права на передачу обществу результатов творчества, а это ведь
является основанием всякого авторского права в социалистическом обществе 1.

Таким образом,
можно сказать, что издательский договор в советском праве—это соглашение автора
с издательством о реализации личных и имущественных прав автора, имеющее целью
передать в пользование общества созданное автором полезное произведение путем
размножения и распространения этого произведения. Это определение содержит
указания не на все, а только на основные характерные черты издательского
договора. Быть может, оно не подходит под чисто формальный характер
определений, обычно даваемых договорам

l По этим
соображениям в будущем Гражданском кодексе СССР целесообразнее эти договоры
излагать не в обязательственном праве, а в связи и вслед за нормами авторского
права.

136

и гражданском
праве с указанием прав и обязанностей сторон, однако такое определение содержит
предпосылки всех характерных условий издательского договора.

Из приведенного
определения видно, что издательский договор является договором двусторонним. По
этому договору известные права и обязанности несут обе стороны, как
издательство, так и автор. Передача произведения социалистическому обществу
совершается совместными действиями обоих участников соглашения. Поэтому речь
идет не о простой передаче авторских прав и об установлении обязанностей по
выпуску книги. На издательство возлагаются обязанности, которые установлены
договором, но обусловлены также и общеполитическими задачами по осуществлению
культурной работы.

Определение
издательского договора содержится в ст. 17 Закона РСФСР в несколько сокращенном
виде. Здесь сказано лишь, Что по издательскому договору «автор уступает на
определенный срок исключительное право на издание произведения», и издатель
«обязывается издать и принять все зависящие от него меры к распространению
этого произведения»2.

Это определение,
помимо своего сокращенного характера, несколько устарело. Оно создалось в то
время, когда еще могли существовать издательские отношения с частными
издательствами.

Для второй
главной фазы развития советского государства такие определения закона являются
уже слишком узкими и формальными. Вот почему желательно более широкое изложение
задач автора и социалистических издательских организаций в самом определении
договора.

Регулирование издательского договора в советском праве

Основы авторского
права содержат, правда, только общие указания на то, что авторские права могут
быть отчуждаемы по издательскому договору. В силу ст. 17 Основ авторского
права, установление норм, регулирующих издательский договор, возлагается на
законодательства союзных республик. Эти законы содержат значительное количество
статей, специально посвященных регулированию издательского договора. Сюда
относятся ст. ст. 18—29 Закона РСФСР, ст. ст. 17—29 Закона УССР3.

1 Издательства
выполняют ряд обязанностей даже при отсутствии договоров с авторами. Они
обязаны, например, рассматривать рукописи, к ним поступившие. Указания
Министерства культуры СССР устанавливают трехмесячный срок для дачи авторам
ответа по поводу таких поступивших «самотеком» рукописей. Конечно, нарушение
издательством этого срока не создает никаких гражданско-правовых обязанностей
издательства перед автором. Это — общественно-политический долг издательства.

2 В ст. 475 ГК
Азербайджанской ССР указывается также обязанность издательства выпустить
произведение за свой счет.

3 В
капиталистических странах законы по большей части мало говорят об издательском
договоре. Отсутствие специальных правил об издательских договорах очень выгодно
для издательских предприятий. Издательства сами вырабатывают выгодные им
формуляры договоров и навязывают их авторам.

136

Наиболее
эффективным методом регулирования издательского договора является создание
особого, утвержденного правительственными органами типового издательского
договора. Статья 26 закона РСФСР возложила в свое время на Наркомпрос и
Наркомторг РСФСР обязанность издать типовой издательский договор. При этом было
установлено и правовое значение такого, договора для лиц, являющихся сторонами
по издательскому договору. Закон не устанавливает обязательности применения
именно такого текста договора, какой был утвержден в качестве типового.
Издательства и авторы могут пользоваться иными текстами. Однако типовой
издательский договор в силу ч. 2 ст. 26 Закона РСФСР является тем минимумом прав,
который при всяком заключении договора представляется автору. Если в конкретном
издательском договоре оказались включенными условия, которые клонятся к
ухудшению положения автора по сравнению с типовым договором, то такие условия
или оговорки признаются не имеющими силы, а установленные ими права и
обязанности сторон определяются в таких случаях нормами соответствующих статей
типового договора.

В РСФСР типовой
издательский договор утвержден Наркомпросом и Наркомторгом РСФСР еще в 1929
году1. Текст Типового издательского договора в УССР утвержден постановлением
СНК УССР от 6 октября 1944 г.2

По форме
изложения типовые договоры как в РСФСР, так и в УССР построены как чисто
договорные акты. Этим они отличаются от системы Основных условий поставки.
Вместе с тем по характеру действия типовые договоры содержат материал
нормативного порядка. В судебной практике нетрудно встретить случаи, когда
определения Верховного суда СССР обосновываются ссылками на нормы типового
издательского договора. Он применяется таким образом и в качестве нормы
субсидиарной в тех случаях, когда договор заключен, но условий по тому или
иному вопросу не установлено. Применяется он также и в качестве императивной
нормы, если условия договора не соответствуют типовому договору и притом ухудшают
положение автора. Типовой договор следует также применять к отношениям,
возникающим в тех случаях, когда произведение издано без соглашения с автором.

Нормы типового
издательского договора подлежат применению к соглашениям независимо от того,
как это соглашение названо самими сторонами. Если по содержанию своему такое
соглашение предполагает передачу правомочий по авторскому праву на издание и
распространение произведения, то договор должен быть квалифицирован как
издательский и к нему применены

1 Текст типового
издательского договора по РСФСР опубликован в журнале «Еженедельник Наркомпроса
РСФСР» 1929 г. №. 16—17.

2 «Збірник чинних
законів, указів Президії Верховної Радиї постанов Уряду Української Радянської
Соціалістичної республіки», Киів, 1949, т. 1, стр. 113.

137

нормы типового
договора. В деле по иску Редакционно-издательского бюро Ленинградского
горвнуторга к гр-ну Пастеру было установлено, что стороны назвали свой договор
«трудовым соглашением». Между тем по содержанию договора ответчик получил
задание изготовить для последующего издания юбилейный фотографический альбом.
При рассмотрении дела народный суд считал этот договор «авторским», областной
суд квалифицировал его как «трудовой договор». Верховный суд СССР признал, что
по своему содержанию договор этот является издательским, и применил при
разрешении спора нормы типового издательского соглашения1.

Таким образом
типовой издательский договор следует считать нормативным актом, имеющим
обязательный характер во всех случаях, когда соглашения сторон могут ухудшить
положение автора 2.

Типовые
издательские договоры существуют не по всем союзным республикам. На практике в
случае отсутствия в данной республике особого типового договора применяются
положения типового издательского договора РСФСР. В будущем следует считать
желательным создание единого для всего СССР типового издательского договора 3.

Типовые
издательские договоры по своему содержанию имеют в виду отношения по поводу
литературных произведений.

Особых вариантов
типового издательского договора для произведения музыкального и произведения
изобразительного искусства пока не издано.

Однако практика
показала 4, что желательно было бы для таких случаев установить особый вариант
типового договора, тем более что до настоящего времени не издано и правил
относительно содержания издательского договора на музыкальные произведения и на
произведения изобразительного искусства.

Пока такого
договора нет, судебная практика считает возможным применение типового
издательского договора на литературные произведения к издательским договорам и
на иные виды произведений. Так, в приведенном выше определении по делу
Редакционно-издательского бюро Ленинградского горвнуторга с гр-ном Пастером
Верховный суд СССР без особых оговорок при-

1 «Сборник
постановлений Пленума и определений коллегий Верховного суда СССР, второе
полугодие 1939 г.», Юриздат, 1941, стр. 121.

2 Так, в
определении по делу по иску издательства Главсевморпути к гр-ну
Осипову-Куперману Верховный суд СССР отметил, что «типовой издательский
договор… является обязательным во взаимоотношениях издательств с авторами»
(«Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного суда СССР 1944 г.», Юриздат, 1948, стр. 333).

3 Типовой
издательский договор подвергнут пересмотру на Всесоюзном совещании работников
издательств и полиграфических предприятий. Проект нового договора представлен
на утверждение Министерства культуры СССР (см. «Советская культура» 20 февраля 1955 г.).

4 См. Г. М. Танин, Договор художественного заказа «Советское государство и право» 1948 г. № 2.

136

менил правила
типового издательского договора на литературные произведения к договорным
отношениям об издании фотографического произведения.

Виды издательских договоров

Издательские
договоры могут быть заключены во многих вариантах. Законы об авторском праве
говорят о двух основных разновидностях такого договора. Договор может быть
заключен на произведение уже готовое к печати; он может быть также заключен и
на произведение, которое-автор только еще должен написать. Во втором случае
разновидность издательского договора носит название «литературного заказа».

В такой же мере
возможен издательский договор, осложненный элементами заказа, и для
произведений изобретательного искусства. Для такого случая твердо вошел в
практику термин «художественный заказ»1.

Во всех случаях,
когда издательские отношения осложняются:

условиями о
заказе на написание произведения, совместная работа автора и издательства
начинается на несколько более ранней, чем при обычном издательском договоре,
стадии создания произведения. При литературном заказе стороны договариваются о
выпуске в свет произведения, которое еще не создано автором. Автор совместно с
издательством устанавливает в таких случаях самый план написания произведения.
Автор получает по такому литературному заказу известные гарантии того, что
произведение, которое будет им создано, будет включено в план издательства и
таким образом будет скоро после его создания напечатано.

Практика
показала, что система договоров литературного и художественного заказа имеет и свои
отрицательные стороны. В работе многих издательств наблюдались случаи, когда
договоры литературного или художественного заказа заключались без
предварительного выяснения степени готовности автора к написанию произведения.
Авторы иногда подавали при заключении договора издательству только
предварительную заявку, не дающую представления о характере и содержании
будущего произведения. В области художественного заказа также наблюдались
случаи, когда авторы брали на себя обязательства, которые они не могли успешно
выполнить.

В связи с этим
издательским организациям следует пользоваться формой литературного заказа с
осторожностью. Специальное постановление ЦК ВКП(б) от 13 июля 1940 г. «О работе Гослитиздата и тематическом плане издания художественной литературы на 1940 г.» 2 отметило, что это издательство применяло не-

1 Это выражение
не совсем точно отражает характер договора. Под названием «художественного
заказа» иногда встречаются на практике договоры, в которых речь идет о создании
оригинала произведения изобразительного искусства без предположения об издании
репродукции с такого произведения.

2 См. Сборник документов «О партийной и советской печати». 1954,. стр. 481.

правильный
порядок заключения договоров с авторами на основе одних лишь «творческих заявок».
В результате оказывались в портфеле издательства негодные рукописи, а
издательство несло иногда значительные материальные убытки.

Это не значит,
что система литературных заказов не может вообще применяться. Постановление
Совета Министров РСФСР от 15 июля 1947 г. № 521 говорит о том, что издательствам разрешается заключение предварительных договоров с авторами литературных
заказов на написание литературно-художественных произведений и критических
работ и выдача по этим соглашениям. авторам авансов 1. Значительное применение
имеет договор литературного заказа при написании учебников и учебных пособий.

К обоим видам
издательского договора применяются нормы типового договора. Для договора
литературного заказа условия договора осложняются включением некоторых статей,
которые для договора на готовое произведение применения не имеют. В практике
большинства издательств применяется два типа формуляров для издательских
договоров: один для договора на готовые произведения, другой для литературных
заказов.

Следует отметить,
что не всякий выпуск в свет произведения осуществляется на основе издательских
договоров.

Нет издательских
договоров в тех случаях, когда выпуск в свет произведений осуществляется
издательством или иной организацией на основании специального договора с
юридическим лицом, имеющим производное право на выпуск произведения. Так,
институт может заключить с издательством соглашение, по которому издательство
берет на себя печатание сборника научных работ сотрудников института; это будет
договор, который можно назвать соглашением об издательском заказе.

В тех случаях,
когда произведение создано автором в процессе выполнения служебных обязанностей
и может быть, следовательно, выпущено соответствующей организацией без
издательского договора с автором, заключение такого издательского договора
недопустимо. Если подобный договор заключен, он должен быть по суду признан
недействительным. Так, Верховный суд СССР признал недействительным договор,
заключенный Центральным конструкторским бюро Министерства судостроительной
промышленности с гражданином Л., по написанию и выпуску работы «Справочник
конструктора». На суде было установлено, что работа эта выполнялась в плановом
порядке за счет специально отпущенных госбюджетных средств, и Л. обязан был по
своему служебному положению выполнить эти работы, не имея права на
вознаграждение сверх выплачиваемого по службе должностного оклада 2.

1 Текст этого
постановления см. Л. М. Азов и С. А. Ш а ц и л л о. Авторское право на
литературные произведения, Госюриздат, 1953, стр. 85.

2 См. определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 28 мая 1953 г. по делу № 03/1224 по иску Л. к Центральному конструкторскому бюро о взыскании авторского
гонорара.

140

Стороны по издательскому договору

Из общего
определения издательского договора следует, что это договор, в котором
участвуют две стороны, именуемые обычно «издательство» и «автор»,

«Издательством» в
качестве стороны по договору мы называем чаще всего такую организацию, которая
и по своим постоянным функциям является издательской организацией. Однако это
не всегда так. В качестве издателя по договору могут выступить и иные
организации. Может быть «издателем» по договору высшее учебное заведение. Может
выступить в роли издателя любая организация, которая по ходу выполнения своих
функций должна размножить и распространить какое-либо специальное произведение.
Любое хозяйственное министерство, например, может выпустить сборник руководящих
указаний или основные условия поставки продукции по своей специальности.

Особые
издательские организации в СССР чрезвычайно многочисленны. Право издательской
деятельности предоставлено Конституцией СССР государственным, кооперативным,
партийным, профсоюзным, комсомольским издательствам и издательствам
добровольных обществ и научных организаций. Для выполнения важных политических
задач по выпуску книжной продукции существуют многочисленные издательства двух
типов. Некоторые издательства именуются универсальными, ибо они призваны
выпускать книжную продукцию по многочисленным отраслям;

другого типа
издательства называются специализированными или отраслевыми — они призваны
выпускать книги по одной или нескольким близким отраслям знаний1. Каждое
издательство заключает издательские договоры в пределах своей отрасли работы на
основе утвержденных для него планов выпуска книжной продукции.

В процессе
практической работы издательств возникает вопрос о пределах их полномочий на
заключение издательских договоров. Как и для всякого юридического лица в
советском гражданском праве, в отношении издательств действует начало
специальной правоспособности. Юридическое лицо управомочено вступать только в
те отношения, которые входят в круг его деятельности по уставу или положению о
нем.

Естественно,
возникает вопрос о том, может ли соображение о такой специальной
правоспособности повлечь за собой недействительность издательского договора,
заключенного специализированным издательством вне предела своей отрасли работы.

В литературе было
высказано мнение о том, что такие договоры следует считать «внеуставными», а,
следовательно, и недействительными2.

1 О типах
издательств и об их структуре см. М. А. Морозов, Советские книжные издательства
и организация их работы, изд. ВПШ, 1951, стр. 12 и ел.

2 Насколько можно
судить по автореферату, такую точку зрения развивал в своей диссертации А. И. В
а к с б е p г. Издательский договор по советскому гражданскому праву. М., 1953,
стр. 7.

t41

Бывают попытки
издательских работников ориентироваться же на книги по профилю издательской
работы, а руководствоваться соображениями о коммерческой выгоде издания или
иными не деловыми соображениями. В литературе сообщен интересный случай о том,
как «Углетехиздат» включил в свой план издания книгу «Наставление по служебному
собаководству»1.

Сделки
внеуставные являются недействительными в силу ст. 30 ГК. Судить о внеуставном
характере сделок бывает практически очень трудно. В отношении всякой
организации «допускается совершение и таких сделок, которые, хотя и не входят в
основное содержание деятельности данной организации, но все-таки… не выходят
из общих рамок, которые вырисовываются в соответствии с целью деятельности этой
организации»2. Для суждения о недействительности внеуставного издательского
договора практически следует изучать вопрос и о том, насколько добросовестно
действовали стороны по договору.

Сложные отношения
возникают также и в том случае, когда выпуск в свет произведения производится
двумя организациями. Это имеет место при выпуске трудов исследовательского
института через соответствующее издательство. В таких случаях возникает вопрос
о том, какое же из этих учреждений следует рассматривать как издательство.

В некоторых
случаях организация, которая считает нужным выпуск в свет произведения, лишь
подготавливает соответствующую работу, ведет переговоры с автором и рекомендует
издательству заключить на произведение издательский договор. В таких случаях
роль издательства по договору полностью выполняет та издательская организация,
которая вступила в договорные отношения с автором. В случае споров по выплате
гонорара иск должен быть предъявлен к издательству, а не к организации, ведшей
подготовительную работу. В деле по, иску Мартынова к Цутранпросу3 судебные
органы признали соответчиком по делу издательство «Транспечать», ибо это
издательство по рекомендации Цутранпроса заключило с автором договор на выпуск
в свет произведения. Правильней было бы в этом случае признать издательство
единственным ответчиком и освободить от такой ответственности Цутранпрос.

Иная картина
может сложиться между двумя организациями тогда, когда учреждение,
подготовившее издание, выступает само перед издательством в качестве
«издателя», заключившего соглашение с автором произведения. В таких случаях
издательство берет на себя только выполнение технических функций по раз-

1 См. М. А. Морозов. Советские книжные издательства и организация их работы, изд. ВПШ, 1951.

2 И. Б. Новицкий,
Сделки. Исковая давность, Госюриздат, 1954, стр. 83.

3 См, определение Гражданской кассационной коллегии Верховного суда РСФСР по делу по иску гр-на
Мартынова к Цутранпросу и Транспечати, № 34109. «Судебная практика РСФСР» 1928 г. № 13, стр. 10.

ллножению и
распространению произведения. Можно такой тип договора назвать скорее договором
об издательском заказе, так как издательство выступает в этих отношениях скорее
как исполнитель заказа. В этом варианте договорных отношений все правовые связи
с автором возникают не у издательства, а у того учреждения, которое подготовило
и выпускает произведение. Это учреждение явится с точки зрения права
«издателем» в правоотношениях с автором произведения.

Вторая сторона по
издательскому договору носит обобщающее наименование «автор». Чаще всего здесь
выступает в качестве стороны действительный автор произведения. Вполне
возможно, однако, что стороною по договору окажется не автор произведения, а его
правопреемники. Так может быть заключен договор с наследниками автора, которые
приобрели после смерти автора право распоряжаться его авторскими правомочиями
и, следовательно, право заключать издательские договоры.

Конечно, по
договору с наследниками автора, не могут быть установлены некоторые
обязанности, которые может выполнить только сам автор, например, обязанность
вносить поправки на основании замечаний редактора. Не всегда наследники автора
могут взять на себя обязанность держать авторскую корректуру. Все же договор с
такими наследниками является договором издательским, так как наследники эти
передают издательству право на выпуск в свет произведения, и устанавливается
обязанность издательства реализовать предусмотренное договором издание.

При заключении
договора с правоприемниками автора издательство должно проверить правомочия
этих лиц. Так, в отношении наследников автора издательство может потребовать
представления доказательств прав наследования.

Несколько
осложняются вопросы заключения издательского договора также в случаях, когда
произведение принадлежит соавторам. В этом случае все соавторы должны
участвовать в заключении издательского договора. Не обеспечивает интересов
издательства имеющаяся иногда практика, при которой договор заключается с одним
лицом (редактором издания). Это одно лицо фактически не может самостоятельно
отвечать за исполнение договора, особенно при литературном заказе, а
действительные авторы, не подписавшие договора, не могут быть ответчиками в
случае нарушения условий договора. При наличии нескольких соавторов по одному
договору действует общее правило ст. ст. 115 и 116 ГК, то есть соавторы
отвечают перед издательством в порядке долевом, если солидарная ответственность
не предусмотрена специально договором1.

Форма издательского договора

Для издательского
договора установлена в качестве обязательной письменная форма. Статья 16

1 Иная точка
зрения о солидарной ответственности в этом случае высказана в работе Л. М.
Азова «Пересмотреть типовой издательский договор» {«Социалистическая
законность» 1949 г. № 11).

143

Основ говорит о
том, что издательский договор должен быть совершен в письменной форме и
содержать точное указание характера и условий использования авторского права.

Исключение
относительно письменной формы издательского договора сделано в примечании к той
же статье только для издательских договоров на произведения, публикуемые в
периодической печати и для статей, печатаемых в энциклопедических словарях i.

Последствия
несоблюдения письменной формы указаны в ст. 16 Основ авторского права. Как и
для всех гражданских правоотношений, тут применяются правила ст. 136 ГК, то
есть при отсутствии письменного договора,, в случае спора, наличие договора.
может быть доказано иными письменными документами. Не допустимы свидетельские показания
для установления факта заключения издательского договора. Если факт заключения
издательского договора не вызывает спора, либо если есть доказательства его
заключения, то отсутствие письменной формы договора не препятствует тому, чтобы
такой договор считать действительным 2.

Судебная практика
предъявляет большие требования к доказательствам по поводу существования
издательского договора, если нет по этому поводу письменного документа. Так, не
может служить доказательством то обстоятельство, что рукопись или иное
произведение были переданы издательству и фактически у него находились. Иногда
на это ссылаются авторы, представившие свои рукописи издательству без
предварительного заключения договора. Гражданин Н. прислал по своей инициативе
в издательство «Московский рабочий» статью и вскоре узнал, что она была набрана
для октябрьского номера журнала. Статья, однако, напечатана не была, и автор
предъявил иск о взыскании гонорара, считая, что издательское соглашение уже
было заключено. Верховный суд РСФСР совершенно основательно отказал в этом иске
и указал в своем определении, что «до напечатания рукописи, если каким-либо
иным путем автор не был извещен редакцией о принятии его рукописи, таковая
принятой считаться. не может и следовательно соглашения между автором и
издателем не существует» 3.

Таким образом,
практика не считает доказательством наличия издательского договора факт
прохождения рукописи в издатель-

1 А. И. Ваксберг
предлагает распространить обязанность письменной формы и на договоры по поводу
произведений, публикуемых в периодической. печати и в словарях (см.
«Издательский договор по советскому гражданскому праву», автореферат
кандидатской диссертации, М., 1953 г. стр. 9).

2 Издательства
применяют иногда для заключения договоров с художниками по оформлению книг не
бланки издательских договоров, а особые, формы заказов. Такой заказ,
подписанный одним лишь издательством, может служить доказательством
существования издательского договора (форму такого заказа см. В. А. Марку с.
Основы организации и экономики книгоиздательского дела, М., 1955, стр. 286).

3 «Судебная
практика РСФСР» 1927 г. № 11, стр. 7.

144

стве и подготовку
ее к печати. Иное решение вопроса лишало бы издательства возможности работать с
автором над рукописью, ибо каждое такое действие связывало бы издательство и
могло бы быть расценено как фактическое вступление в Издательские отношения.

Выпуск в свет
произведения без заключенного предварительно издательского договора не может
рассматриваться как нарушение авторского права, если автор сам представил
произведение в издательство с целью его использования. Если издательство
напечатало произведение прежде, чем был заключен договор, то это лишь обязывает
издательство к выполнению тех действий, которые предусматривались бы
издательским договором.

Со своей стороны
автор, передавший фактически свою рукопись издательству и не получивший
сообщения о ее принятии к изданию, свободен в своих действиях. Он может то же
произведение передать иному издательству и заключать с ним издательский
договор. Конечно, автор обязан выждать некоторое время, пока станет возможным
получить ответ от первого издательства. Срок для такого ответа не установлен ни
законом, ни практикой. Лишь ст. 481 ГК Азербайджанской ССР устанавливает, что
автор, пославший в периодическое издание статью с предложением заключить
издательский договор на основании ст. 132 ГК связан своим предложением на срок
нормально необходимый для получения ответа. Такое правило вполне рационально,
ибо избавляет издательство от опасения, что та же работа направлена в иные
органы печати и может быть уже опубликована.

Обязательным
условием издательского договора является установление предмета договора. В
договоре должно быть точно указано, какое именно произведение является объектом
договорных отношений. Характер сведений по поводу предмета издательского
договора должен быть различен в договоре на готовое произведение и в договоре
литературного заказа. Для первого вида отношений достаточно указать
наименование произведения и дать общую характеристику данного издания. Для
договоров литературного заказа обязательно указание детальных данных
относительно требований, которые должны быть предъявлены к произведению. При
этом может быть либо дано в самом договоре перечисление таких условий, либо
может быть в договоре сделана ссылка на предварительно согласованный проект или
план литературного произведения, программу написания учебника и т. п.

Права сторон по издательскому договору

Сдача автором
рукописи и принятие ее издательством является первым шагом к выполнению издательского
договора. Автор обязан передать издательству рукопись своего произведения в
таком состоянии, чтобы издательство могло над этой рукописью работать. В
договорах на готовое произведение передача рукописи производится часто
одновременно с подписанием договора, а иногда рукопись фак-

145

тически передана
издательству уже до оформления договора. В договорах литературного заказа
устанавливается срок сдачи ру-1 копией после подписания договора. В
издательских договорах на произведения изобразительного искусства автор обязан
соответственно сдать для репродукции либо оригинал своего произведения, либо
экземпляр одобренной им для этой цели копии («эталон»).

Обязанности
автора передать свое произведение соответствуют обязанность и право
издательства получить это произведение. В договорах говорится иногда о
«принятии» от автора произведения. Однако с точки зрения права «принятие»
обозначает несколько более позднюю стадию действий издательства. Принятие
связывается в издательских отношениях с одобрением рукописи. На первой же
стадии дело идет только о получении экземпляра рукописи. Факт получения этой
рукописи должен быть удостоверен надлежащей распиской, дабы не было спора по
поводу времени поступления рукописи в издательство..

Существенное
значение для исполнения издательского договора имеет то, что одновременно с
передачей рукописи автор передает Издательству также и правомочия на издание
произведения. По издательскому договору к издательству переходят, конечно, не
все правомочия автора, а только те, которые необходимы для осуществления
издания. Автор передает издательству те правомочия из числа своих
«исключительных прав», которые заключаются в праве выпускать свое произведение
в свет. Тем самым автор на период действия издательского договора ограничивает
свои права по выпуску в свет произведения.

Права автора
передаются по издательскому договору на определенный в договоре срок. Такой
срок действия договора должен быть указан в самом тексте соглашения. По самому
своему характеру издательский договор по советскому праву должен быть срочным1.
Полная переуступка по издательскому договору производиться не может.

В связи с этим
законы союзных республик устанавливают предельные сроки действия издательских
договоров. Для РСФСР Таким предельным сроком является четыре года (ст. 19). В
УССР закон не установил максимального срока действия издательского? договора2.
Практически, однако, и тут издательские договоры заключались всегда на
определенный срок. В типовом издательской

l Совершенно иное
положение со сроками издательских договоров имеет место в капиталистических
странах. Там преобладает стремление к бессрочным или очень длительным
издательским договорам, что, конечно, на руку капиталистическим фирмам. В
Швейцарском обязательственном законе, который ре-| .гулирует и издательский
договор, установлено, например (ст. 381), что издательский договор передает
права издателю на столько времени, сколько необходимо для выполнения договора.

2 Предельный срок
действия издательского договора для иных союзных республик установлен: для БССР
— 2 года, для Грузинской ССР и для Туркменской ССР — 5 лет.

договоре
предельный срок установлен по УССР в три года. Если правило о предельных сроках
окажется нарушенным и договор заключен на более длительный срок, то договор
сохраняет свою силу, но только следует считать его действующим лишь на
предельный срок.

Предельные сроки
действия издательского договора по РСФСР, как это видно из ч. 4 ст. 19 типового
договора, не подлежат применению к издательским договорам на произведения
музыкально-драматические, на произведения изобразительных искусств и
фотографии. В этом случае договор, следовательно, может быть и не ограничен
сроком. По УССР предельного срока для издательского договора на всякие иные,
кроме литературных произведений, не установлено. Следовательно, для таких
произведений должна действовать общая норма ст. 18 Закона УССР, по которой
возможно заключение издательских договоров с социалистическими организациями
без ограничения срока.

В силу ст. 15
типового договора автор берет на себя обязательство во все время действия
издательского договора не выпускать то произведение, которое является предметом
издательского договора, в ином издательстве. Издательский договор обладает,
таким образом, характером исключительности. Только один издательский договор
может существовать одновременно на одно и то же произведение. Правда, это лишь
общее правило. Исключения возможны в силу соглашения сторон. Автор может в
самом издательском договоре оговорить свое право на выпуск того же произведения
в иных издательствах во время действия первого договора. Может он и во время
действия издательского договора получить от издательства специальное разрешение
на заключение иного издательского договора.

Помимо этого еще
в двух случаях заранее устанавливаются изъятия из общего начала об
исключительности издательского договора. Прежде всего особый порядок установлен
для автора при выпуске им полного собрания своих сочинений. Статья 17 Закона
РСФСР разрешает автору включать в полное собрание своих сочинений те
произведения, которые уже являются предметом издательского договора.
Разрешается также публиковать произведение, на которое заключен издательский
договор, в повременной печати, в сборниках и в альманахах. При этом в каждом
номере журнала или альманаха не может быть опубликовано более двух с половиной
печатных листов произведения (примечание к ст. 15 типового договора РСФСР).

В силу
издательского договора передается издательству только право на издание
произведения. Поэтому все прочие права

1 Практика очень
широко понимает в таких случаях «издание». Сюда входит выпуск в свет
произведения не только типографским способом. Выпуск на стеклографе, в форме
фоторепродукции, литографии также является изданием произведения, см. «Сборник
постановлений Пленума и определений коллегий Верховного суда СССР 1940 г.», Госюриздат, 1841, стр. 281.

использования
произведения остаются за автором. Заключение договора на издание не может
препятствовать автору заключать договор на грамзапись исполнения этого же
произведения. Автор сохраняет также самостоятельное право выступать в защиту
своих прав в случае нарушения их третьими лицами. Так, незаконный выпуск в свет
произведения иным издательством может служить основанием для требования как со
стороны самого автора, так и со стороны издательства, имеющего с автором
договор.

На практике
возникает иногда вопрос о возможности для издательства осуществить дальнейшую
передачу приобретенных от автора прав иному издательству. Такого рода
распоряжение издательским договором не предполагается. Статья 24 Закона РСФСР
допускает такую переуступку с письменного согласия автора. Типовой издательский
договор допускает подобную переуступку без особого разрешения автора, когда
переуступка связана с реорганизацией издательского предприятия, изменением
редакционного плана, например, при передаче части издательских планов по
профилю издательства иной издательской организации.

Порядок сдачи и принятия рукописи

Для издательского
договора на готовое произведение особого срока сдачи рукописи не
устанавливается, так как рукопись здесь передана издательству и одобрена им еще
до заключения договора. В договоре литературного заказа должен быть указан
точный срок сдачи произведения. В типовом договоре установлены только некоторые
льготные для автора правила по сдаче. Так, невыгодные для автора последствия
несдачи рукописи наступают не в первый же день после окончания срока. Статья 16
типового договора устанавливает для автора некоторую отсрочку. Автор может
сдать рукопись, если размер ее менее десяти авторских листов, в течение месяца,
а если размер более десяти авторских листов, то даже в течение двух месяцев
после наступления срока, установленного в издательском договоре. Эта льгота
представляет собой известного рода поправку на неточности, которые могут иметь
место при расчете времени, нужного для изготовления произведения.

При установлении
факта сдачи рукописи бывают споры по поводу того, сдана ли вообще рукопись.
Иногда по самому характеру договора рукопись должна быть представлена не
непосредственно издательству, а той организации, которая подготовляет издание.
Так, при написании учебника часто устанавливается правило, по которому рукопись
должна быть представлена не непосредственно издательству, а тому институту,
«под маркой» которого выходит учебник. В этом случае сдача рукописи институту
равносильна передаче ее издательству и является основанием для того, чтобы
считать обязанность автора выполненной.

Условие о том,
что рукопись должна быть передана не самому издательству, а организации или
лицу, специально на это уполно-

148

моченному, должно
быть прямо оговорено в издательском договоре. На практике авторы иногда
злоупотребляют возможностью передать рукопись не издательству, а организации,
связанной с изданием или будущему редактору произведения, с тем, чтобы получить
еще некоторое время для доработки рукописи. Судебная практика не считает такую
передачу правомерной, если об этом нет прямых указаний в договоре. Так, по иску
гражданина С. к издательству «Наша газета» было установлено, что автор сдал
рукопись не издательству непосредственно, а культсектору ЦК профсоюза, в
котором он работал. Верховный суд РСФСР пришел к выводу, что такая передача не
является выполнением условий договора со стороны автора1. В другом деле автор
передал свою рукопись в установленный срок не издательству, а тому специалисту,
которого он считал возможным рецензентом по работе, ибо этот специалист работал
внештатным редактором издательства. На суде выяснилось, что отношения автора с
рецензентом носили частный характер и последний не имел полномочия на получение
или оценку рукописи со стороны издательства. Поэтому Верховный суд СССР счел
договор нарушенным автором2.

Сдача рукописи
издательству (при договоре литературного заказа) приводит к возникновению
обязанности издательства принять, а также проверить качество рукописи,
соответствие ее условиям договора и, в случае если такое соответствие будет
установлено, одобрить эту рукопись. Это одобрение имеет существенное значение
для дальнейшей судьбы договора. Оно означает признание того, что автор по
литературному заказу свои обязательства выполнил, и это далее связывает уже
издательство, которое обязано выпустить в свет такую одобренную рукопись.

На практике
вопрос о том, одобрена рукопись или нет, вызывает споры. Поэтому приходится
проводить четкое разграничение между простым получением рукописи и ее принятием
(одобрением).

Нормы типового
издательского договора исходят из предположения о том, что автор не может быть
неограниченно связан ожиданием ответа издательства по поводу качественной
оценки его работы. Вот почему ст. 7 типового договора устанавливает специальные
условия, при которых автор вправе считать свою рукопись одобренной. Для
выяснения вопроса об одобрении рукописи устанавливается срок в 14 дней с
добавлением трех дней на каждый авторский лист произведения со дня сдачи
рукописи издательству.

Более того, идя
навстречу автору, типовой договор устанавливает своеобразное предположение об
одобрении рукописи, если в

1 См. «Судебная практика РСФСР» 1931 г. № 15, стр. 4.

2 См. определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 9 мая 1951 г. по делу по иску научно-исследовательского института к С. о взыскании 1101 руб.

149

установленный
срок не последует никакого ответа. В силу ст. 7 типового договора издательство
может в установленный для этого срок направить автору мотивированный письменный
отказ принять рукопись по соображениям ее непригодности. Может оно в этот же
срок сообщить автору в письменной форме об исправлениях и переделках, которые
должны быть произведены в рукописи. Если ни одного из извещений такого рода не
последует, автор имеет право считать, что рукопись принята (одобрена)
издательством.

На деле иногда
издательство продолжает работу над рукописью и только через некоторое время
после установленного срока решает для себя вопрос о ее одобрении. Все же и в
этом случае днем одобрения рукописи судебная практика считает тот день, когда
истек предельный срок для сообщения автору отрицательного ответа по поводу
рукописи1.

Особые сроки
устанавливаются типовым договором для тех случаев, когда рукопись по характеру
своему должна быть одобрена не только издательством, но также и иными
организациями. Примечание 2 к ст. 7 типового договора прямо указывает на то.
что время нахождения рукописи в такой организации удлиняет срок дачи автору
ответа на все время, пока там находится рукопись и сверх того еще на две
недели. Этот же порядок применяется и при передаче рукописи на одобрение
Министерству высшего образования, если дело идет об учебнике для вузов и
Министерству народного просвещения, если дело идет об учебнике, который
готовится для средней школы.

Отказ
издательства от одобрения рукописи по мотивам, относящимся к достоинствам
произведения, не является бесспорным решением вопроса2. Автор не лишен права
обратиться в судебные органы и доказать, что рукопись отвечает требованиям,
предусмотренным в договоре литературного заказа. Суд путем экспертизы может
установить эти обстоятельства и признать договорные условия выполненными
автором.

Судебная практика
считает возможным самый детальный анализ представленного произведения для того,
чтобы выяснить, в какой мере справедливы те соображения, по которым
издательство не приняло рукописи. Основным обстоятельством, которое решает
вопрос о правомерности такого отказа, является для суда сообра-

1 В деле по иску
К. к Географгизу возник вопрос о необходимости точно установить new одобрения
рукописи. Рукопись была вручена издательству 2 августа 1947 г., срок для ответа истек 20 октября 1947 г. Издательство оформило одобрение рукописи только 23
января 1948 г. Верховный суд СССР признал, что срок одобрения рукописи следует
считать наступившим 20 октября 1947 г. и с этого момента наступило право автора
на получение гонорара (см. определение Судебной коллегии по гражданским делам
Верховного суда СССР от 23 июня 1949 г. по делу № 36/603 по иску К. к
Географгизу о взыскании 29700 руб.).

2 Предметом
судебного рассмотрения не могут быть вопросы, связанные с тем, что книга,
предназначенная служить учебником, не получит одобрения Министерства
просвещения или Министерства высшего образования.

150

жение о том,
насколько автор выполнил условия литературного или художественного заказа. Суд
проверяет, не скрываются ли за ссылками на качество представленного
произведения иные соображения, которые повели к отказу от принятия рукописи.

В одном из дел
подобного рода было установлено, что отказ от принятия рукописи был вызван
соображениями производственно-финансовыми, а не относящимися к качеству
представленной автором работы. Суд признал, что изменения плана работы
издательства не могут сами по себе служить основанием для отказа от тех
обязательств, которые издательство взяло на себя по договору с автором.

Суд имеет право
произвести проверку отзывов, полученных по поводу произведения, и, если будет
установлено, что издательство отрицательных отзывов не получило, суд признает
отказ от принятия рукописи неправомерным. Так было отменено решение суда первой
инстанции об отказе в иске автору Я. к Московскому инженерно-экономическому
институту, ибо на представленную автором рукопись не было отрицательных
отзывов, и поэтому отказ от издания рукописи являлся неосновательным.

В наиболее ясной
форме эти соображения суда указаны по делу И. с фабрикой диапозитивных фильмов:
плановые и хозяйственные соображения издательства должны учитываться при заключении
договора, а не в последней стадии его исполнения. Издательство может, конечно,
регулировать выпуск продукции в пределах сроков, установленных законом,
сообразуясь со своим производственным планом, но это регулирование не должно
отражаться на материальных интересах автора, который вправе требовать полной
оплаты труда, поскольку последний принят.

Права и
обязанности сторон по выполнению издательского договора не ограничиваются
обязанностью автора представить рукопись и обязанностью издательства дать ей
оценку и в случае одобрения пустить ее в набор. Самой существенной частью
совместной работы является деятельность по подготовке рукописи к печати.

Автор обязан
представить издательству рукопись в готовом для издания виде, однако ни одна
рукопись не может быть пущена в печать без большой и вдумчивой работы
редактора.

Конечно, редактор
не должен подменять собою автора. Порочной является практика некоторых
издательств, когда от автора принимаются рукописи, не готовые для окончательной
обработки, когда редакторы начинают «дорабатывать», «дотягивать» рукопись за
автора. При недоработанности рукописи издательство должно возвращать рукопись
автору для завершения работы. Требовательность к рукописи должна быть
повышенной, а оценка ее квалифицированной 1.

l Об этих
требованиях к организации работы по выпуску книг много говорили в своих
выступлениях участники Всесоюзного совещания работников издательств и
полиграфических Предприятий товарищи Гриднев, Чугаев, Морозов. Никулин (см.
«Советская культура» 16, 17, 18 февраля 1955 г.).

151

Вместе с тем
издательство должно так организовать работу над рукописью, чтобы не затягивать
сроки издания, чтобы в редакционной работе не было большого количества
инстанций, через которые рукопись должна пройти.

В случае
надобности издательство имеет право и обязано потребовать, чтобы автор исправил
или доработал рукопись. Иногда издательство не отвергает рукопись, но
предлагает автору внести в нее исправления или добавления. Предложение по этому
поводу для автора не всегда обязательно.

Если автор против
таких предложений не возражает, то ему должен быть предоставлен срок для
проведения этой работы. Статья 8 типового договора не устанавливает
определенного срока для таких доработок, она говорит только о предоставлении
автору «достаточного для этого срока». Этот пробел в типовом договоре был
восполнен судебной практикой. Практика Верховного суда СССР установила, что
срок этот не может быть неограниченным. По одному спору, дошедшему до
Верховного суда СССР, было отмечено, что автор уклонялся в течение двух с
половиной лет от исправления недостатков произведения. Суд признал, что срок
для исправления «не может превышать срока, предусмотренного договором для
составления труда»1.

После вторичного
представления исправленной рукописи вновь вступают в силу условия,
установленные для ее рассмотрения и одобрения. При этом сокращается лишь вдвое
срок, который предоставлен издательству для сообщения автору ответа.

Выпуск в свет произведения по издательскому договору

После того как
издательство одобрило произведение, наступает обязанность издательства
выпустить это произведение в свет. По советскому праву выпуск произведений
является не только правом издательства, но и его обязанностью. Поэтому
издательство не может ограничиться исполнением своих материальных обязательств
перед автором и не приступать к выпуску произведения.

Эта особенность
издательского договора, как договора о реализации авторского права, резко
отличает договор с издательством в советском праве от издательских договоров
капиталистического общества. Для капиталистического издательства договор с
автором — это только одна из возможностей получить прибыль. Поэтому
издательство требует, чтобы ему была предоставлена возможность в любой момент
отказаться от напечатания произведения, если по соображениям выгоды такой
выпуск произведения окажется для издательства неудобным.

В советском праве
издательство и автор несут ответственность перед обществом за выпуск
произведения. Поэтому отношения

1 Определение
Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 18 марта 1950 г. по делу № 36/266 по иску Управления скульптурно-художественных предприятий художественного
фонда СССР к К. о расторжении договора.

152

издательства и
автора не могут ограничиваться вопросами о выплате гонорара. Автор, передавая
издательству произведение, заинтересован в том, чтобы результат его труда стал
достоянием общества. Поэтому он вправе требовать от издательства выполнения
обязательства по выпуску в свет одобренного издательством произведения.

Статья 22 Закона
РСФСР говорит о том, что издательство обязано выпустить в свет произведение.
Для исполнения этой обязанности законом установлен срок, который может быть
сокращен в конкретном договоре. Предельный срок для выпуска в свет произведения
установлен в РСФСР для периодических изданий и для книг размером до пяти
печатных листов—в шесть месяцев, для литературных произведений размером До
десяти печатных листов — один год, для прочих литературных произведений — два
года.

Несколько иной
метод регулирования сроков выпуска в свет произведения установлен в
законодательстве УССР. Тут установлены сроки выпуска только на тот случай, если
в издательском договоре такие сроки не записаны. При этом для периодических
изданий и книг размером до пяти печатных листов срок выпуска установлен в шесть
месяцев, для изданий до десяти печатных листов, а также для учебников и
репродукций произведений изобразительного искусства — один год, и для остальных
изданий — два года. Сроки, устанавливаемые в конкретных издательских договорах,
не могут превышать эти сроки более чем в полтора раза. Таким образом, в Законе
УССР (ст. 19) вместо системы предельных сроков, принятых в РСФСР, действуют
сроки, установленные субсидиарно, с тем, что сроки эти могут быть либо
уменьшены договором, либо увеличены соглашением сторон, но не более чем в
полтора раза.

Сроки,
установленные для выпуска в свет произведения, исчисляются со дня заключения
договора, если даже принятие рукописи произошло до этого момента. При договорах
литературного заказа срок считается с момента фактического принятия рукописи.

Если издательство
не выполнит своих обязательств по выпуску в свет произведения, то автору
предоставляется право получить гонорар в размере, предусмотренном за выпуск
произведения. Кроме того, для издания произведения издательство имеет
дополнительный срок в размере, равном половине основного срока на выпуск
произведения. Если выпуск не будет осуществлен и в этот срок, то автор может
потребовать расторжения договора и возвращения рукописи.

Выпуск
произведения в свет происходит при прямом участии автора. На автора, в
частности, возлагается обязанность проверять набор произведения или, как
говорят, в этом случае «держать корректуру». Обязанность держать Корректуру
предусмотрена ст. 17 типового договора. Здесь предусматривается двустороннее

153

обязательство по
корректуре. Автор обязан держать корректуру;

и в свою очередь
имеет право требовать, чтобы ему такая корректура была предоставлена. Вместе с
тем вполне возможно по соглашению сторон такое положение, при котором
корректура будет осуществлена аппаратом издательства (без авторской правки).

Для держания
корректуры автору предоставляется определенный срок. Для этого автору
предоставляется один день на каждый авторский лист, при этом время на пересылку
корректурных листов во внимание не принимается. Если автор задержит
корректурные листы на время более установленного срока, то у издательства могут
возникнуть обязанности по уплате типографии за простой.

Убытки, связанные
с оплатой простоев типографии, издательство может отнести за счет автора.
Правда, типовой договор ограничивает размеры такого возмеще

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ