8. Сообщение прокурору о задержании

8. Сообщение прокурору о задержании

64
0

В соответствии со ст. 4 Положения орган дознания или
следователь обязан в течение 24 часов сделать письменное сообщение прокурору о
всяком случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления. Закон
не содержит требований, предъявляемых к содержанию  сообщения.  По  сложившейся
практике в нем указываются число, месяц, год, час и минуты задержания, фамилия,
имя, отчество, год и дата рождения, место работы и должность задержанного, а
также излагается формулировка подозрения и статья УК, предусматривающая
преступные действия, в которых он подозревается. Обязательно описываются
основания и мотивы задержания, а также сообщается о месте содержания
задержанного. Сообщение подписывается следователем или лицом, производящим
дознание.

Кому направляется сообщение? В Положении говорится, что
прокурору, но не сказано, какому. По смыслу ч. 4 ст. 32 Основ сообщение надо
направлять по территориальное^ тому прокурору, который на основании ст. 30
Закона СССР «О прокуратуре СССР» вправе решать вопрос о даче санкции на арест.

Существует мнение, что «направление сообщения прокурору не
следует ставить в зависимость от проведения следственных действий по проверке
личности задержанного и обстоятельств дела* ^. Поэтому «когда задержание
произведено, орган дознания или следователь в каждом случае должны стремиться
немедленно известить об этом прокурора…»^. Этот вывод не основан на законе.
Уведомление нужно прокурору для проверки обоснованности задержания и разрешения
вопроса о даче санкции на арест. В связи с этим закон позволяет направить
уведомление не сразу после задержания, а спустя некоторое время, необходимое
для совершения проверочных действий, но не позднее 24 часов.

Если к моменту направления прокурору упомянутого сооб’ щения
имеются материалы для постановки перед ним вопроса о даче санкции ма арест
задержанного, то одновременно следует направить и эти материалы, в том числе
постановление о применении заключения под стражу в качестве меры
пресечения».

Возникает вопрос, распространяется ли данная рекомендация на
органы дознания. Постановка вопроса вызвана тем, что полномочия органа дознания
на совершение следственных действий по делам о преступлениях, по которым
обязательно предварительное следствие, ограничены перечнем, содержащимся в ст.
29 Основ. Иначе говоря, закон запрещает органу дознания со-

^ Л. П. Гуляге. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения
уголовного дела и предварительного расследования М, 1976, с. 78—79. » Гдл*
же, с. 78. » См. Л. В. Фрдмк. Задержание н арест подоэревщемого. Душанбе,
1963,

с. 44.

‘Ж@

вершать следственные действия, не указанные в перечне, в
частности применять меру пресечения.

Но если анализировать ст. 29 Основ не изолированно, а в
связи со ст. 32 Основ, то указанный запрет не может рассматриваться как
безоговорочный. Право органа дознания применять к задержанному меру пресечения
заложено в правовом регулировании задержания: Закон, требуя, чтобы орган
дознания о произведенном задержании сообщал прокурору для разрешения им вопроса
о санкции на арест задержанного, тем самым предполагает, что орган дознания
вправе вынести постановление о заключении лод стражу в качестве меры пресечения
и представить его прокурору для санкционирования.

Право органа дознания на применение меры пресечения
определяется и целью задержания. Именно потому, что задержание производится для
разрешения вопроса о применении к задержанному меры пресечения в виде
заключения под стражу, органу дознания приходится ставить этот вопрос перед
прокурором.

Наконец, следует иметь в виду, что орган дознания по делам о
преступлениях, по которым обязательно производство предварительного следствия,
вправе вести дознание не более 10 суток с момента возбуждения уголовного дела
(ст. 121 У ПК РСФСР). Значит, если лицо задержано органом дознания сразу после
возбуждения уголовного дела и нуждается в дальнейшей изоляции, то производство
дознания в течение 10 суток становится возможным лишь тогда, когда орган
дознания обладает правом применять к задержанному меру пресечения.

Все сказанное позволяет нам утвердительно ответить на ранее
поставленный вопрос.

Перечисленные процессуальных условия правомерности
задержания сохраняют свое значение и при производстве по делам
несовершеннолетних. Однако в последнем случае применение некоторых из них
связано с рядом особенностей.

Предусмотренные законом основания задержания являются
едиными как в отношении совершеннолетних, тАк и несовершеннолетних,
подозреваемых в совершении преступлений. Однако УПК ряда союзных республик
предусматривают, что задержание при наличии указанных в законе оснований может
применяться к несовершеннолетним лишь в исключительных случаях, когда это
вызывается тяжестью совершенного преступления^.

Настоящие ограничения вызваны возрастными особенностями
лица, подозреваемого в преступлении. Имеется в виду, что помещение его в ИВС
может травмировать неокрепшую психику подростка, вызвать взаимное негативное
влияние несовершеннолетних во время их пребывания в местах содержания за-

держанных. Поэтому требуется проявить особую осторожность
при решении вопроса о задержании несовершеннолетнего. Применять данную меру
процессуального принуждения к подростку следует лишь тогда, когда имеющиеся
основания задержания и данные о характере преступления и личности подозреваемого
указывают на недопустимость оставления несовершеннолетнего

на свободе.

Вместе с тем следует предостеречь против отказа в применении
задержания к несовершеннолетнему, когда это является единственно возможным
средством достижения тех целей, которые присущи данному действию.

Ранее отмечалось, что УПК ряда союзных республик допускают
применение задержания к несовершеннолетним (при наличии указанных в законе
оснований) лишь в исключительных случаях, когда это вызывается тяжестью
совершенного преступления.

В 1972 г. Основы уголовного законодательства Союза ССР и
союзных республик, а также УК союзных республик были дополнены ст. 7 ‘, где
предусматривается исчерпывающий перечень тяжких преступлений.  Соответственно
по другим преступлениям, как, например, предусмотренным ст. 144 УК РСФСР
(Кража), ч. 1 ст. 145 УК РСФСР (Грабеж), ч. 1 ст. 206 УКРСФСР (Хулиганство),
ст. 191’ УК РСФСР (Сопротивление работнику милиции или народному дружиннику),
не указанным в этом перечне, задержание несовершеннолетнего производиться не
может.

Однако норма УПК, связывающая применение задержания к
несовершеннолетнему с тяжестью преступления, установлена до 1972 г. и имела в виду не только определенные виды преступных действий, но и другие обстоятельства,
свидетельствующие о тяжести преступления, например дерзость. Поэтому
ограничи-‘вать применение задержания к несовершеннолетнему только перечнем
преступлений, содержащихся в упомянутой ст. 7’, нет оснований.

Задержание — мера процессуальная, обусловленная
потребностями производства по уголовному делу. На необходимость ее применения к
несовершеннолетнему  могут указывать  не только тяжесть преступления, но и ряд
таких  обстоятельств, относящихся к преступлению или личности подозреваемого,
как повторность преступления», дерзость преступных действий, отсутствие
постоянного места жительства и т. д. ^

С учетом изложенного  нам  представляется, что
законодательный опыт союзных республик, которые ограничили приме-

« На это указывается в УПК РСФСР (ст. 393), Украинской (ст.
434), Таджикской (ст. 91), Туркмехккой  (ст. 132), Киргизской (ст. 78) союзных
республик.

* На это имеется прямое указание в ст. 78 УПК Киргизской
ССР. в» См. Я. Я. Гукоескдл, Л. /f. Долгоао, Г. Af. МымАКоемыЛ. Расследование и
судебное разбирательство дел о преступлениях несовершеннолетних М., 1974, с.
5&-67.

нение задержания к несовершеннолетним исключительными
случаями, заслуживает внимания и распространения. Но понятию «исключительные
случаи» следует придать несколько более широкую трактовку, чем это имеет место
в ст. 393 УПК РСФСР и соответствующих статьях УПК некоторых других союзных
республик.

Определенную специфику имеет и протокол задержания
несовершеннолетних. Помимо общих данных, излагаемых во всех протоколах
задержания, в нем следует также указать день, месяц и год рождения
несовершеннолетнего. Это необходимо для того, чтобы было видно, что подросток к
моменту задержания достиг возраста, с которого законом установлена уголовная
ответственность за совершенное им преступление. Кроме того, в протоколе
задержания несовершеннолетнего, помимо оснований и мотивов, следует указать и
те исключительные обстоятельства, о которых говорится в ст. 393 УПК РСФСР и
соответствующих статьях других союзных республик.

Несовершеннолетние, задержанные по подозрению в совершении
преступления, содержатся отдельно от взрослых. В исключительных случаях с
санкции  прокурора в камерах, где содержатся несовершеннолетние, допускается
содержание взрослых (ст. 9 Положения),

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ