§ 1. Социально-психологические особенности личности наемного убийцы

§ 1. Социально-психологические особенности личности наемного убийцы

140
0

Личность преступника представляет собой совокупность
негативных личностно-структурных психических качеств, характерных для
преступников определенной криминальной направленности1.

Личность наемных убийц сравнительно недавно стала предметом
серьезного изучения отечественными криминологами и на сегодняшний день
рассматривается в рамках профессиональной преступности. Личность наемного
убийцы, как было указано выше, новшество для специального рецидива, который
впоследствии перерастает в профессиональную преступность. Если ранее считалось,
что убийства сами по себе не могут быть источником наживы, то на сегодняшний
день «профессия» наемного убийцы является одной из самых
высокооплачиваемых.

Личность преступника, обычно рассматривается применительно к
трем составляющим ее элементам: социально-демографической, биологической и
психологической. При этом принято начинать описание личности с социально
демографических показателей: пол, возраст, образование, наличие судимости,
характер и длительность преступного поведения и т.д.

Абсолютное большинство лиц совершающих наемные убийства
составляют мужчины — более 90%. Остальные соответственно составляют женщины.
Как свидетельствует практика и научная литература, привлечение заказчиками
женщин или несовершеннолетних к убийству за вознаграждение носит исключительный
характер. Это объясняется следующими причинами:

во-первых, исторически сложилось, что убийства — это
«поле деятельности» мужчин, которые легче соглашаются на убийство, в
отличие от женщин, и, следовательно заказчикам проще обращаться к
представителям мужского пола с подобным предложением;

во-вторых, мужчины сильнее женщин, а так как большинство
жертв также мужчины, при устранении которых, в случае выхода ситуации из-под
контроля может потребоваться применение физического насилия для доведения
преступления до логического завершения, поэтому целесообразно нанимать мужчин;

79

в-третьих, как правило, профессиональные наемные убийцы —
это лица прошедшие военную службу, имеющие навыки владения оружием.

В то же время необходимо отметить, что с дальнейшим
распространением в России убийств по найму, наметилась тенденция привлечения в
качестве непосредственных исполнителей преступления женщин. Так, например, по
сообщению ИТАР-ТАСС от 27 сентября 2001 года в Москве сотрудниками милиции была
опознана и задержана 20-летняя жительница города Железнодорожный Лариса Рощина,
подозреваемая в совершении нескольких заказных убийств.

Как справедливо полагает Ю.М. Антонян, «убийства
являются той сферой, в которой всегда проявляли свою активность и
женщины1».

В то же время, применительно к убийствам по найму женщины
более активны в роли заказчиц. В первой главе приводился пример об адвокате
Васиной, специализировавшейся на рассмотрении уголовных дел, нанявшей студента
из Казани для убийства соседки по коммунальной квартире, в целях завладения
жилплощадью жертвы. В другом случае Р. в целях продажи квартиры, записанной на
имя сына, наняла за восемь тысяч американских долларов двух лиц для убийства
собственного сына2. Подобных примеров достаточно много.

Изученные нами уголовные дела показали, что наемные убийства
совершались лицами в основном в возрасте 20 — 35 лет. Именно в этом в возрасте
наблюдается высокая степень социальной активности, что выражается в стремлении
личности проявить свой потенциал в какой либо области и найти место в жизни,
что, в свою очередь, часто сопровождается неудачами, фактическими и мнимыми
переживаниями и негативными факторами. Как говорит Ю.М. Антонян, «в
возрасте 20 — 40 лет выясняется, в какой мере и как может управлять человек
своим поведением, своими инстинктами, влечениями и страстями, насколько

80

усвоил он социальные, в первую очередь нравственные нормы,
стали ли они регулятором его поведения»1.

Нередки случаи, когда среди наемных убийц встречаются
несовершеннолетние. Характерной особенностью постсоветской преступности стало
ее омоложение. Как справедливо отмечает В.Н. Кудрявцев, «подростками стали
совершаться такие тяжкие преступления, как бандитизм, захват заложников,
перевозка и продажа наркотиков и даже заказные убийства»2. Так, например,
с целью завладеть квартирой своей бабушки, двадцатилетний житель Алматы Кожин
приехал в Уштобе, нанял за 1000 тенге пятнадцатилетнего Бортеева, который
ударом молотка лишил жизни семидесятилетнюю женщину.

В другом случае заказчик использовал 11-летнюю девочку из
неблагополучной семьи. Ее привлекли к соучастию различными обещаниями, отдали
шприц, наполненный ядовитым раствором, и уговорили уколоть указанного ими
человека. Что она и сделала: незаметно подкралась к жертве и попыталась сделать
инъекцию3.

Привлечение в качестве непосредственных исполнителей
несовершеннолетних мотивируется следующими обстоятельствами:

во-первых, дети допрашиваются в присутствии законных
представителей, и специфические методы и способы, которые используются
следователями на допросах других лиц, не могут быть применены к детям;

во-вторых, маловероятно, что подростки достаточно
информированы о личности организаторов преступления и иными данными, чтобы
помочь следствию;

в-третьих, несовершеннолетним значительно легче приблизиться
к потенциальной жертве, тем более, если она хорошо охраняется;

в-четвертых, затраты на услуги несовершеннолетних убийц
невелики;

в-пятых, в случае необходимости от малолетних киллеров легко
избавиться.

81

Такие дети, как правило, беспризорники или из
неблагополучных семей, для которых характерны отсутствие одного из родителей,
злоупотребление родителями алкоголем или наркотиками, насилие в отношении
детей, отсутствие контроля за детьми, неприязненные отношения с отчимом
(мачехой) и т.д.

Исполнителей наемных убийств по возрастному критерию
целесообразно разделить на две группы:

а) отличающиеся наибольшей криминогенностью, лица в возрасте
20 — 35 лет;

б) иные.

Первая группа является самой многочисленной и наиболее
социально опасной. Это обусловлено тем, что:

во-первых, это, как правило, лица прошедшие воинскую службу
или имеющие криминальный опыт, навыки владения оружием, организаторские
способности планирования и совершения преступлений;

во-вторых, физическая активность приходится как раз на
возрастной период от 18 до 35 лет;

в-третьих, с каждым годом возрастает число безработных
именно среди молодежи, с одной стороны, а с другой — вокруг много соблазнов,
которые возможно удовлетворить, только имея значительную сумму денег, взять
которые безработному молодому человеку негде;

в-четвертых, у молодых людей, особенно прошедших службу в
«горячих точках» наблюдается определенный элемент ненависти к
зажиточным людям, состояние которых добыто, чаще всего, не совсем законными
средствами. Поэтому иногда им достаточно только определенного толчка (например,
в виде обещанного денежного гонорара) для того, чтобы они решились взяться за
убийства по найму.

Наемные убийцы как представители насильственной
преступности, подпадают под общий образовательный портрет насильственного
преступника. Так среди всех преступников виновных в убийствах и нанесении
тяжких телесных повреждений 70% имеют среднее образование, 15% — среднее
профессиональное образование, 2% — высшее образование1. Однако, учитывая тот
факт, что среди профессиональных наемных убийц часто встречаются бывшие или
ныне действующие военнослужащие, а также

82

спортсмены, можно гипотетически предположить, что доля лиц с
высшим образованием среди киллеров больше, чем среди представителей иных
категорий насильственных преступников.

Судимость, характер и длительность преступного поведения
наемных убийц есть специфическая сторона рассматриваемой категории
преступлений.

Материалы изученных автором уголовных дел показывают, что
большинство осужденных за совершение наемных убийств имели судимость. По
характеру и количеству судимостей, наемных убийц можно классифицировать на
«дилетантов» и многопрофильных или переквалифицировавшихся.

В первую группу входят лица, ранее не, судимые и имеющие
одну судимость, как правило, за иные тяжкие преступления. Во вторую группу,
более многочисленную по сравнению с первой, лица, имеющие две и более
судимости. Применительно к убийствам по найму приходится говорить об общем
рецидиве. Характер и длительность преступного поведения лиц совершающих
убийства по найму не ограничивается лишь совершением указанных преступлений.
Большинство киллеров были осуждены за иные виды преступлений, как правило,
корыстные или насильственные. Значительную часть в рядах наемных убийц занимают
лица в недавнем прошлом освободившиеся из мест лишения свободы (осужденные за
иные тяжкие преступления) и остро нуждающиеся в денежных средствах, чем и
оправдывают свое согласие на наемное убийство. Однако для профессиональной
преступности характерен специальный рецидив, о котором применительно к заказным
убийствам говорить рано, поскольку:

во-первых, профессия наемного убийцы, как новый вид
профессиональной преступности получил распространение за последние 10 — 12 лет,
а за указанное преступление минимальный срок наказания согласно действующему
законодательству составляет 8 лет;

во-вторых, расследование убийств совершенных
профессиональными убийцами, в большинстве случаев занимает достаточно
длительный период времени, и даже как свидетельствует практика, в некоторых
случаях несколько лет, что не позволяет должным образом проследить динамику
совершения ими однородных преступлений;

83

в-третьих, высокий уровень конспирации «киллеров»
и низкий уровень раскрытия заказных убийств, также является препятствием для
ведения статистики рецидива наемных убийц. Например, уникальный случай
произошел в Мексике. Полиция Мексики идентифицировала среди заключенных киллера
по прозвищу «Лягушка». Преступник был арестован в ходе перестрелки в
городе Тихуана. По данным прокуратуры, киллер, настоящее имя которого Хосе
Умберто Родригес Бануэлос, сделал пластическую операцию по имплантированию
волос и оттяжке жира, в результате чего сбросил более 40 килограммов. Единственным опознавательным знаком преступника стал шрам от пули на правой ягодице.

Таким образом, приходится признать, что для всестороннего
анализа специального рецидива заказных убийств еще нет достаточных данных, что
связано с отсутствием исследований посвященных проблеме рецидива и характере
судимостей в сфере заказных убийств. Впрочем, с течением времени, что
характерно для профессиональной преступности в целом, убийствам по найму, с
нашей точки зрения, будут присущи признаки специального рецидива.

Надо отметить, что большинство профессиональных наемных
убийц трудоустроены в целях конспирации, и убийства являются основным
источником доходов. Трудоустроенность носит формальный характер, соответственно
сфера легальной занятости достаточно широка, и выбор конкретной деятельности не
имеет принципиального значения.

Среди так называемых «пассивных» наемных убийц и
«дилетантов» (которые будут описаны ниже) встречаются как
трудоустроенные, так и безработные. Однако как в первом, так и во втором
случаях наемные убийцы мотивируют свои преступные действия корыстной
направленностью — рост безработицы, мизерный размер оплаты труда, инфляция и
т.д. Более точные и аргументированные данные приводить не представляется
возможным, так как проводить исследования по проблемам трудоустройства наемных
убийц преждевременно. Следовательно, на сегодняшний день целесообразно
рассматривать вопрос трудоустройства киллеров в рамках причинного комплекса.

Интересными представляются такие социально-демографические
показатели наемных убийц как гражданство

84

и место жительства. Как показывает практика расследования
убийств по найму, среди них встречаются исполнители, приглашаемые из других
городов или республик, о чем уже говорилось. Так, например, оперативниками
московского РУБОПа в 1997 году была задержана преступная группа, состоящая из
организатора убийства, киллера, специально вызванного с Украины и торговца
оружием, у которого за 1200 долларов США был куплен пистолет марки
«ТТ» с глушителем1. Согласно ст. 11 УК РФ «лицо, совершившее
преступление на территории Российской Федерации, подлежит уголовной
ответственности по настоящему Кодексу». Вопрос экстрадиции исполнителей
является достаточно проблематичным и придает убийствам по найму с киллерами,
прибывшими из других стран международный характер.

Таким образом, резюмируя социально-демографические
показатели личности наемного убийцы, отметим, что:

во-первых, убийства по найму в целом является преступностью
мужской;

во-вторых, в указанном выше возрастном периоде (20 — 35 лет)
в силу индивидуальных психических особенностей человека, под давлением
социальных факторов у определенной категории людей наблюдаются внутренние
противоречия, выражающиеся в совершении насильственных преступлений, включая и
заказные убийства;

в-третьих, как было показано выше, профессиональная
деятельность наемных убийц в дальнейшем будет происходить в рамках специального
рецидива.

Ранее говорилось, что, как показывает практика, большинство
наемных убийц — это лица прошедшие военную службу в Вооруженных силах,
принимавшие участие в военных конфликтах, бывшие или действующие сотрудники
спецслужб или отрядов специально назначения, спортсмены-стрелки и т.д. При этом
к ответственности такие лица привлекаются редко.

Исключением из этого общего правила могут служить следующие
примеры. Некто Э., совершивший убийство Питерского предпринимателя Дмитриева,
служил в Афганистане в полку особого назначения, специальность — снайпер,
награжден боевыми наградами за успешно проведенные операции, инструктор по
рукопашному бою. В

85

момент убийства Э. произвел пять точных выстрелов в сердце и
голову потерпевшего, а затем контрольный выстрел в затылок. Ушел с места
преступления незамеченным. Преступление было раскрыто по классической схеме
«кому выгодно», и заказчик был раскрыт. Исполнитель был задержан,
т.к. был знаком с заказчиком, который и выдал всех соучастников преступления.

Киллер Р., совершивший убийство известного московского
бизнесмена З., также служил в Афганистане. Перед убийством он долгое время вел
наблюдение за жертвой для выяснения его распорядка дня. Приготовление к
преступлению велось достаточно грамотно, однако заказчик неожиданно потребовал
совершить убийство раньше оговоренного срока, что привело к спонтанной
реализации преступного плана. Киллер произвел шесть выстрелов в жертву в упор,
из которых одна пуля попала в голову, две в грудь, одна в руку, одна в плечо,
одна в живот. Такая разбросанность при стрельбе в упор говорит или о
непрофессионализме, или о возбужденном состоянии исполнителя, вызванное
требованием ускорить совершение преступления. Р. совершил убийство в офисе
жертвы, не надев маски, зная, что там находится секретарь, и оставил в живых
свидетеля преступления.

Социально-демографические особенности личности преступника
характеризуют его внешнюю сторону. Далее, будет сделана попытка, описать
некоторые грани внутренней стороны личности наемного убийцы, т.к. раскрыть
полностью внутреннюю сторону человека не представляется возможным потому, что
каждый киллер представляет собой индивидуальный случай, в котором сочетаются
переплетение комплекса взаимосвязанных мотивов, подтолкнувших человека на
преступный путь.

Процесс социализации преступного человека отличен от
аналогичного процесса обычного, нормального человека. В процессе социализации
личности корыстного убийцы происходит нравственное помешательство, что
вырабатывает у субъекта искаженные потребности. В свою очередь наличие дефектов
в психике человека предполагает удовлетворение искаженных потребностей
насильственными методами.

С криминологической точки зрения интересные представляется
не сам факт совершения убийства по найму, а момент принятия решения о
совершении данного

86

преступления. Самовыражение является доминирующей
потребностью человеческой натуры. Профессиональный киллер выражает свое
«Я» посредством своей деятельности, через то, чему его обучали или
через свои способности.

В основе человеческого поведения лежат его потребности и
желания. Содержание субъективных психологических черт личности предопределяет
содержание интересов, потребностей и влечений, а также способов их
удовлетворения. Вышесказанное характерно для всех насильственных преступников.
Отличие заключается в том, что побудило человека совершить преступление. Под
побуждением в данном случае понимается не причина преступного поведения, а
психическое состояние человека не только в момент совершения преступления, но и
в период приготовления к преступлению. Исходя из вышесказанного, можно выделить
две группы насильственных преступников:

а) совершающих преступление спонтанно или импульсивно, в
эффектном или ином возбужденном состоянии, при совершении которого субъект
теряет контроль над собой;

б) совершающих преднамеренные, заранее подготовленные преступления.

Ко второй группе относятся корыстно-насильственные
преступники, в том числе и наемные убийцы, которым свойственна рациональность,
обдуманность и взвешенность действий, в то время как поведение насильственных
преступников первой группы, определяется неосознанными влечениями и
побуждениями.

Давление негативных социальных факторов в единстве не
вызывают потребности в совершении преступления, тем более такого тяжкого как
убийство. То, что один человек совершает разбой, второй убийство по найму, а
третий является законопослушным гражданином и для него неприемлемо или он не
способен совершить противоправные деяния свидетельствует о
личностно-структурной предопределенности. По мнению Ф.Й. Галля, можно
определить в мозгу места, откуда исходят побуждения к убийству, кражам1.
Характер и способности наемного убийцы, склонность к совершению убийства
вырабатываются

87

в, так называемый, «переходный период», когда
незначительные конфликтные ситуации разрешаются насильственными методами.
Указанным методам иногда присуща особая жестокость, хитрость и нечестность.
Так, например, Л., отбывающий наказание за убийства, совершенные по найму,
рассказал автору в процессе интервьюирования: «…в детстве, занимаясь в
секции бокса, меня поставили в спарринг с более крупным партнером, который в
бою сломал мне нос. Я. решил разобраться с обидчиком «по-уличному» и,
осознавая, что физически не способен с ним справиться, подстерег его, внезапно
напал на него и стал избивать палкой». Как говорит Ю.М. Антонян, имея в
виду наемных убийц: «…их подготовка началась еще в подростковых драках,
совершенствовалась в преступных действиях организованных групп, при выполнении
заданий по наказанию неугодных группам людей, при насилии над молодыми
солдатами или «козлами отпущения» в исправительных колониях»1.

Под давлением внешних факторов раскол в психике личности
преступника происходит не произвольно, а предопределен самой структурой
личности. Для совершения убийства необходима генетическая или иная
физиологическая предрасположенность. Ее можно условно разделить на:

а) скрытую — когда человек не подозревает о своей
способности лишить человека жизни, соглашается не сразу, после долгих
колебаний;

б) открытую — когда человек осознает, что совершение
убийства для его натуры не чуждо, соглашается без колебаний и сомнений, тем
более за вознаграждение.

Таким образом, можно отметить, что в механизме
индивидуального преступного поведения наемного убийцы решающее значение
занимает предрасположенность к убийству, что порождает все вытекающие в
результате совершения преступления последствия при наличии «заказа»
на убийство.

В период с 19 по 29 июня 2001 года автор проводил
интервьюирование лиц, осужденных за убийство, совершенное по найму в
исправительных учреждениях Вологодской области. К сожалению, удалось пообщаться
лишь с двумя осужденными, поскольку:

88

во-первых, в процессе поиска исправительных учреждений, где
отбывают наказание убийцы по найму, создавало определенные проблемы п.
«з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, в котором помимо убийств по найму
предусмотрены другие квалифицированные виды корытных убийств;

во-вторых, число осужденных профессиональных наемных убийц
невелико;

в-третьих, не все наемные убийцы, отбывающие наказание,
согласились на просьбу администрации колонии быть интервьюированными.

Целью данного исследования, было выяснить подробности
процесса воспитания, физического развития, психического состояния, а также
уровень интеллектуального развития и причины, побудившие интервьюированных
пойти на убийство по найму.

Первый респондент Ш. 59 года рождения, ранее судимый за
кражу (1 год), совершил убийство женщины и ребенка по найму, в составе группы
из трех человек. Забегая вперед, отметим, что заказчик дал исполнителям
заведомо ложную информацию о количестве лиц, находящихся в квартире жертвы. В
начале он сказал, что необходимо убить женщину. Затем непосредственно перед
совершением преступления сказал, что в квартире находится взрослая племянница
главной жертвы, которую также необходимо убить. Однако вместо племянницы в
квартире находился ее малолетний племянник, о чем знал заказчик и в смерти
которого он также был заинтересован.

Ш. вырос в полной семье, отец инвалид ВОВ, мать работала на
мебельной фабрике. В детстве два раза получал черепно-мозговые травмы.
Занимался футболом и легкой атлетикой. Образование средне техническое. Служил в
армии в строительном батальоне. До совершения убийства работал в речном
пароходстве. Семейное положение — развелся из-за осуждения, имеет двоих
дочерей. Отношения в школе с окружающими были нормальные. Алкогольными напитками
не злоупотреблял. Отношение к животным нормальное. Любимые герои, комедийные
киноактеры, Луи де Фюнес, Фернандель, Ж.П. Бельмондо. Навыками владения оружия
не обладает. Оружие держал в руках только во время принятия присяги в армии.
Согласие на совершение убийства за плату дал после недолгих раздумий во время
совместного с заказчиком распития алкогольных напитков. Оружие при себе не
имел, у одного

89

из соучастников была «заточка». Жалость к жертве
не испытывал.

В данном случае можно представить субъективное мнение о
личности Ш., которое строится как на данных интервью, так и на материалах
уголовного дела. Об уровне морального разложения и искаженности потребностей
данного субъекта свидетельствует то, как он быстро согласился на совершение
убийства, и за какую цену — 1 000 000 недоменированных рублей (1994 год). Эти
факты говорят об отсутствии ценностных ориентации, неспособности к
рациональному мышлению, что характерно для «бытового киллера» (двое
других соучастников получили за совершение убийства 4000 и 3000 долларов США
соответственно, о чем Ш. стало известно в ходе следствия).

Интересным представляется эпизод с убийством ребенка.
Женщину убили, нанеся ей 14 ранений, предварительно закрыв ребенка в другой
комнате. На убийство ребенка решились не сразу. Однако после долгих раздумий
решили убить его как свидетеля преступления. Ш. и его соучастники по очереди
наносили ранения «заточкой» в сердце со стороны спины. Затем для
убедительности один из соучастников нанес проникающее ранение черепа с
затылочной области. Как видим, убийство ребенка совершено с особой жестокостью.
Однако тот факт, что ранения наносились со стороны спины, свидетельствует:
во-первых, о неспособности смотреть ребенку в лицо в момент убийства;
во-вторых, о том, что во внутренней психологической борьбе победу одержали
низменные качества человека, что свидетельствуют о его моральном разложении.

Наконец, на вопрос раскаивается ли он в содеянном, ответил,
что да. Жалеет, что потерял семью. Был задержан по «наводке»
соучастников. Жалеет, что попался. Винит в случившемся себя и государство,
причем государство в первую очередь.

Второй респондент, некто Л. 1972 года рождения, ранее
судимый за кражу и хулиганство, совершил два убийства по найму в возрасте 25
лет. Интервал между заказами составил 3 месяца. Образование — 8 классов, ПТУ
(газоэлектросварщик) не закончил из-за злоупотребления алкоголем. Пил много в
детстве, пробовал также наркотики, но не алкоголик и не наркоман. Не женат.
Вырос в неполной семье: отец имел 2 или 3 судимости, в семье не

90

жил, мать, с 11 лет отчим, с которым не складывались
отношения, сводный брат. Ушел из дома в 15 лет из-за отчима. Начал воровать с
15 лет. Был осужден в 16 лет, получил 8,5 лет колонии. Соответственно в армии
не служил. Отношения в школе с одноклассниками и учителями были хорошими,
однако, в детстве часто дрался. По собственному признанию обидчивый, но не
злопамятный, способен к мести и при необходимости к насилию, но с другой
стороны утверждал, что в целом не агрессивен. Стремление к лидерству отсутствуют,
про себя сказал, что он добрый, а лидер должен быть жестоким. В детстве читал
Дюма, Купера, Пушкина, Шота Руставели. Последняя книга Д. Карнеги «Учебник
жизни», прочитал в тюрьме и назвал ее «руководством для начинающего
мошенника». Любимый фильм «Гений Дзюдо». Близких друзей нет,
круг знакомых — в основном осужденные. Коммуникабелен.

На вопрос, почему стал киллером, ответил, что только вышел
из тюрьмы, тяжело было устроиться на работу. Пытался работать строителем,
шинномонтажником, однако судимость вызывала негативное отношение к нему со
стороны начальства. Остро нуждался в деньгах, и знакомые предложили совершить
убийство за 15000 рублей. Признался, что согласился не сразу, размышлял 2 -3
дня. Первый убитый был конкурентом заказчика по бизнесу, второй — должником
(эти сведения стали ему известны в ходе следствия). Отношение к жертвам
безразличное, жалости к ним не испытывал. Раскаивается, чистосердечно во всем
признался и помогал на следствии, винит в случившемся в первую очередь самого
себя, а также государство. На вопрос, почему его поймали, ответил, что предали.
По материалам дела заказчик преступления был арестован по другому уголовному
делу, и на допросе сознался также и в подстрекательстве к убийству своего
конкурента и выдал исполнителя Л. В случае если бы все можно было бы вернуть
назад отметил, что не пошел бы по старому пути, однако жалеет, что попался.

Таким образом, в данном случае можно говорить о с
несостоявшемся профессиональном убийце, которому помешало своевременное, во
многом случайное вмешательство правоохранительных органов. Оружие Л. получил от
заказчика (пистолет системы «Вальтер» с глушителем) и впервые
попробовал оружие в действии за несколько недель

91

до совершения убийства. Хотя Л., как говорилось выше, не
служил в армии и не имел навыков владения оружием, и кроме того, оставил у себя
орудие преступления, а не бросил его на месте преступления, в его
профессионализме не приходиться сомневаться.

По рассказу самого Л., а также из материалов уголовного дела
стало известно, что:

а) оплата за исполнение убийств было основным источником
дохода осужденного;

б) относился к убийству, как к работе, о чем свидетельствует
ответ Л. на вопрос, возникали ли сомнения или желание отказаться: «Надо
было делать, раз согласился и взял аванс». Согласился на второе убийство
также из-за денег, тем более при наличии недавнего опыта;

в) в первом случае убийству предшествовала слежка в целях
выяснения времени и мест частого пребывания жертвы;

г) во втором случае Л. познакомился с жертвой, вошел в доверие,
пригласил в уединенное место и хладнокровно убил;

д) личностью жертв не интересовался, как он сам признался:
«чем меньше знаешь, тем спокойнее убивается»;

е) тщательная подготовка к совершению преступлений, которые
долгое время не удавалось раскрыть. Как уже говорилось, данные уголовные дела
были раскрыты благодаря случайному стечению обстоятельств — заказчик был
привлечен к уголовной ответственности за другие преступления, однако на допросе
рассказал и про рассматриваемые убийства, совершенные Л.

Следует отметить тот факт, что Л. не избавился от орудия
преступления, и использовал его во втором случае. Объяснил он это тем, что это
«мужское начало, исторически сложившаяся страсть мужчин к оружию».
Однако, представляется, что это объясняется иными причинами:

во-первых, тем, что оружие попало к нему впервые и в том
мире, в котором он оказался после отбывания наказания с огнестрельным оружием
чувствуешь себя спокойнее (что свидетельствует о его криминальной ориентации);

во-вторых, намерением осуществлять в дальнейшем преступный
промысел;

92

в-третьих, у него отсутствовали достаточные навыки владения
оружием и он, вероятно, намеревался совершенствоваться в данной области.

На вопрос, почему не пошел воровать, а решился на убийство,
ответил: «не было таких вариантов, чтобы столько заработать за один
раз». В то же время отметил, что, выйдя из тюрьмы «попал совсем в
другой мир», в котором он остался не у дел, «а у дел были халявщики,
что они лучше меня что ли, их не жалко убивать, а простого рабочего, который честно
пашет, не убью и не отниму последний кусок хлеба».

В ходе интервьюирования сложилось впечатление о Л., как о
хладнокровной, расчетливой и эгоистической личности с целенаправленными
ориентирами. Также хотелось бы отметить, что Л. дал согласие на интервью при
условии разрешения администрацией тюрьмы возникшей у него проблемы. Далее, в
ходе разговора, усыпив бдительность охраны, подбежал к соседней камере
(интервью с Л. проходило в коридоре), и что-то устно передал другому
осужденному, за что получил замечание.

Таким образом, в данном примере личность наемного убийцы
характеризуется не только корыстной мотивацией, но негативным отношением к
более обеспеченной группе населения, расчетливостью, эмоциональной холодностью
— «чем меньше знаешь, тем спокойнее убивается».

Следовательно, наемный убийца — это эмоционально холодная
личность. Ю.М. Антонян утверждает, что эмоциональная холодность «исключает
сопереживание, идентификацию с людьми, умение поставить себя на их место. Такая
особенность присуща практически всем наемным убийцам, действующим как на
большом расстоянии, так и вблизи»1. На наш взгляд, эмоционально холодное
отношение к потерпевшему следует понимать несколько в ином ракурсе. Безусловно,
большинству наемных убийц присуща неспособность идентификации с другими людьми.
Эмоции таких людей поверхностны, что объясняет отсутствие сопереживания
потерпевшему. Однако у определенной доли представителей рассматриваемой
«профессии» эмоциональная холодность выражается в стремлении быть не
информированными о личности жертвы, ее личной

93

жизни (наличие малолетних детей, беременной жене и т.п.),
физическом состоянии (инвалид, престарелое или несовершеннолетнее лицо,
беременная женщина). Желание быть не информированным вызвана тем, что
исполнитель преступления пытается абстрагироваться от окружающей
действительности и оправдать себя перед самим собой.

Один из проинтервьюированных наемных убийц отметил, что по
своей природе он не способен поднять руку на ребенка или женщину и не принял бы
заказ на совершение убийства женщины, тем более ребенка — это его правила.
Характерно, что этот же осужденный, совершивший два заказных убийства, заявил,
что угрызений совести не испытывает, подчеркивая, что обе жертвы были
представителями криминального мира. Однако, впоследствии, на стадии
предварительного расследования узнав, что у жертвы через несколько дней после
убийства должна была состояться свадьба, подчеркнул: «Если бы я знал,
скорее всего, отказался бы».

Другой осужденный за убийство, совершенное по найму,
рассказал:

«Получив заказ на убийство женщины и информацию от
заказчика о том, что жертва находится дома одна, в составе группы из 3 человек
вооруженной холодным оружием, я направился по указанному адресу. Открыв
бесшумно входную дверь, с помощью связки ключей, мы ворвались в квартиру и
убили женщину. Однако в квартире кроме женщины находился ее 9-летний племянник,
которому после долгих раздумий нанесли смертельные ранения шилом в затылок,
проткнув кость».

Последний пример целесообразно рассмотреть подробнее. На
первый взгляд исполнитель из корыстных побуждений дает согласие на убийство за
определенную сумму. Однако механизм данного преступного поведения
сопровождается следующими психологическими процессами. Лишение жизни женщины
носило умышленный, преднамеренный, хладнокровный характер. Согласие убить
человека говорит о предрасположенности, способности на применение насилия в
отношении человека, что свидетельствует о наличии дефектов в психике личности
наемного убийцы. Получая гонорар, преступник осознает, что он «обязан»
совершить оговоренное преступление, и обратного пути нет, что также
свидетельствует о «запрограммированности»

94

на совершение убийства. Колебания в принятии решения
убийства ребенка свидетельствуют о внутренней борьбе в душе наемных убийц.
Совесть представляет собой выражение способности личности осуществлять
нравственный самоконтроль, самостоятельно формулировать для себя нравственные
обязанности, требовать от себя их выполнения и производить самооценку
совершаемых поступков1. Однако деятельность совести в структуре личности
преступника носит неэффективный характер. Об этом свидетельствует результат
внутреннего конфликта в структуре личности между запретом и потребностью в
убийстве случайно оказавшегося свидетеля. Способ совершения описанного
преступления отражает гипертрофированную отчужденность и дефективность
структуры психики личности, что выражается:

во-первых, в не способности к идентификации и сочувствию;

и, во-вторых, в рациональном отношении субъекта к
собственным действиям.

В другом случае убийство молодой девушки путем подкупа
совершил некто Ф., который дал согласие на исполнение преступления «без
долгих раздумий». Ф. руководствовался корыстной мотивацией, а нравственная
сторона преступного акта была для него явлением отчужденным.

Следовательно, уровень эмоциональной отчужденности и
безразличия наемного убийцы определяется степенью доминирования совести в
структуре его личности.

Таким образом, значительная роль в структуре личности
наемного убийцы, отведена такой нравственной категории как совесть. Внутри
человека происходит конфликт между потребностями (как физиологическими, так и
жизненными) с одной стороны и совестью с другой, как внутренним регулятором
сознания добра и зла, нравственной ответственности за свое поведение. Как
известно у насильственных преступников неразвито (искажено) понятие чувства
ответственности. В свое время Зигмунд Фрейд утверждал: «Я чувствую
склонность что-то сделать, что обещает мне наслаждение, но отказываюсь от этого
на основании того, что совесть мне этого не позволяет.

95

Или, поддавшись чрезмерному желанию наслаждения, я делаю
что-то, против чего поднимается голос совести, и после проступка моя совесть
наказывает меня»1.

Следовательно, можно утверждать, что в структуре личности
наемного убийцы при наличии совести, как регулятора нравственного поведения и
осознания окружающей среды, ослаблено функционирование внутренних препятствий
против стремлений к достижению преступных замыслов.

По степени нравственной и психической деформированности
наемных убийц можно разделить на:

а) пассивных — совершающих преступление в целях разового
заработка;

б) активных — превративших убийства совершаемые путем
подкупа в свою профессию.

Хотелось бы отметить, что в процессе совершения преступления
у представителей первой группы может продолжиться процесс деградации моральных
установок и психики. Следовательно, в случае продолжения преступной
деятельности в качестве киллера, представители первой группы переходят во
вторую.

По уровню преступной образованности, уровню профессионализма
и целей, которые ставят перед собой наемные убийцы, принимая «заказ»,
их можно разделить на:

а) единопрофильных — убийц-профессионалов,
специализирующихся исключительно на заказных убийствах;

б) многопрофильных профессиональных преступников,
совершающих различные виды преступлений, в том числе и наемные убийства;

в) дилетантов — для которых убийство за вознаграждение это
не постоянный источник доходов, а возможность подработать.

Пассивные и дилетанты, в отличие от других типов наемных
убийц, характеризуются отсутствием активной преступной воли.

По способам совершения убийства исполнителей следует
разделить на:

а) стрелков — лиц, совершающих убийства из огнестрельного
оружия;

96

б) снайперов — лиц, совершающих убийства с дальнего
расстояния, с применением оружия с оптическим прицелом;

в) «подрывников» — лиц, совершающих убийства с
применением взрывных устройств или взрывчатых веществ. В некоторых случаях, так
называемые «подрывники» это лица, не имеющие опыта работы с взрывными
устройствами или взрывчатыми веществами. Они используют
«некачественные» самодельные устройства или изготовленные третьими
лицами орудия преступления, что порой, не всегда приводит к желаемому
результату. Вероятно, именно вышесказанным объясняются случаи преждевременного
или позднего срабатывания взрывного устройства, неточный расчет мощности орудия
преступления, что не привело к смерти жертвы, и т.д.;

г) иные — это лица, совершающие заказные убийства с помощью
холодного оружия, металлических, деревянных предметов, электрических приборов,
автотранспорта, ядов и иных химических веществ, а также лица маскирующие
убийства под самоубийства или несчастные случаи.

Профессиональных наемных убийц также можно квалифицировать
на:

а) специалистов высокого класса, бывших или ныне действующих
военнослужащих, работников правоохранительных органов, спортсменов-стрелков
(довольно часто, как говорилось выше, встречаются представители видов спорта,
связанных со стрельбой). Так, по словам следователей, большим спросом на
«рынке наемных убийц» пользуются биатлонисты. По утверждению А.И.
Гурова «…настоящих профессионалов весьма немного — человек 20 — 30,
имена которых мало кто знает, но те, кто знает, берегут их как зеницу
ока»1;

б) не специалистов, но лиц с преступными ориентирами
насильственного характера, состоящих в рядах преступных группировок, так
называемых «легионеров» (лиц состоящих в рядах ОПГ для совершения
убийств и нанесения тяжких телесных повреждений), квалификация которых
формируется в процессе преступной деятельности. Именно рассматриваемые
преступники составляют преобладающую часть представителей наемных убийц;

97

в) третью группу составляют так называемые
«одноразовые» киллеры, которые привлекаются для совершения бытовых
заказных убийств. После их привлечения к другим заказным убийствам, их, как
правило, после этого устраняют.

Отношение профессиональных киллеров, которым свойственно
гипертрофированное нравственное помешательство, к своей преступной профессии,
можно описать словами К. Маркса и Ф. Энгельса: «ореол святости вообще
перестал окружать все отношения старого общества, т.к. они превратились в чисто
денежные отношения. Точно также все так называемые высшие виды труда —
умственный, художественный и т.д. — превратились в предмет торговли и лишились,
таким образом своего прежнего ореола»1.

Мотивационная сфера наемных убийц представляет собой
полимативацию — сочетание насильственной и корыстной направленности. Как
справедливо отмечает В.В. Лунеев, «мотивационная сфера является
«центром» внутренней структуры личности, интегрирующей ее
активность»2.

Как видно, наемные убийцы, имея специфические черты, также
имеют особенности, характерные для иных представителей корыстных убийц.
Холодный расчет присущ и другим видам корыстно-насильственных преступников,
однако специфика профессиональной деятельности, иной подход к своей
деятельности проводит отличительную черту между киллерами и другими корыстными
убийцами. В процессе социализации личности потенциального наемного убийцы
складываются факторы, которые не характерны для корыстных убийц:

а) отсутствие страха, хладнокровие, эгоизм, страсть к
рискованным действиям, стремление добиться цели любыми способами;

б) отсутствие агрессивности.

В свою очередь другие корыстные убийцы характеризуются
большей степени агрессивностью, склонны к конфликтам вследствие повышенной
ранимости и тревожности. В отличие от корыстного убийцы киллер проявляет

98

агрессию и насилие, как правило, только на
«работе».

На основании вышесказанного можно констатировать, что
социально-психологический портрет наемного убийцы не аналогичен портрету
корыстно-насильственного преступника. По мнению Г. Беккера, «человек не
потому становится преступником, что его мотивация отличается от мотивации
других людей, а потому, что из анализа затрат и выгод от своих действий он делает
иные выводы для принятия решений»1. Профессиональные наемные убийцы, в
свою очередь:

во-первых, характеризуются моральной, психологической и
физической предрасположенностью к совершению убийств;

во-вторых, способны контролировать свои эмоции и чувства и
не проявлять агрессию в обыденных ситуациях; эмоционально они абсолютно
холодны;

в-третьих, ищут не только выгоду (что характерно для других
видов корыстных убийц), а делают ту работу, которой они обучались и
соответственно которую умеют делать очень хорошо;

в-четвертых, стремятся совместить в своей работе состояние
риска и высокие гонорары, получая в определенной степени моральное
удовлетворение от проделанной работы, тем самым, осознавая свою
«значимость в обществе», что они востребованы определенной частью
общества;

в-пятых, являются, как следует из проведенного автором
интервьюирования, социально-запущенными личностями, воспитавшимся в
неблагополучных семьях и не получившими должного образования;

в-шестых, их возраст является наиболее криминогенно-активным;

в-седьмых, в основном наемные убийцы являются мужчинами,
хорошо развитыми физически и берегущие свое здоровье;

в-восьмых, абстрагируются от потерпевших, ищут
самооправдание своим действиям и считают, что причиняют вред людям, которые
этого заслужили. В значительной степени профессиональным наемным убийцам присущ
синдром «робингудства».

99

Резюмируя вышесказанное, можно сказать, что профессиональный
наемный убийца представляет собой эмоционально отчужденную личность, которой
характерны рациональные позиции и установки, психической организации которой
присущи наличие дефектов, с искаженным духовным и ценностным потенциалом,
совершающий убийство в интересах заказчика, исключительно в целях получения
материального вознаграждения.

В то же время, следует отметить существенные отличия в
определении «бытового киллера». «Бытовой киллер» — это
личность с низким морально-ценностным уровнем, не способная к рациональному
мышлению, адекватному анализу затрат и выгод от своих действий, совершающая как
убийства, так и иные насильственные преступления для достижения корыстных
целей.

100

1 Криминология. Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. М.,
Юрист, 1999, с. 602.

1 Антонян Ю.М. Психология убийства. М., Юрист, 1997, с. 138.

2 См.: Московский комсомолец, 16 марта 2000, с. 1.

1 Антонин Ю.М. Психология убийства. М., Юрист, 1997, с. 139.

2 Кудрявцев В.Н. Преступность и нравы переходного общества.
М., ГАРДАРИКИ, 2002, с. 97-98.

3 См.: Мир новостей, 5 июня 2001, с. 9.

1 Криминология. Под ред. А.И. Долговой, М., НОРМА, 1999, с.
446.

1 См.: Совершенно секретно, 2001, № 1, с. 38.

1 Иншаков С.М. Зарубежная криминология. М., НОРМА, 1997, с.
49.

1 Антонян Ю.М. Психология убийства. М., Юрист, 1997, с. 80.

1 Антонян Ю.М. Психология убийства. М., Юрист, 1997, с.
81-82.

1 Советский энциклопедический словарь. Под ред. A.M.
Прохорова. М., 1981., с. 1242.

1 Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. М., 1995, с. 336.

1 См.: Новая Газета, 2001, № 6, с. 8.

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., М., 1957, т. 6, с 601.

2 Лунеев В.В. Преступное поведение, мотивация,
прогнозирование, профилактика. М., 1980, с. 51.

1 Шнайдер Г.Й. Криминология. М, 1994, с. 239.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ