§ 3. Уголовно-правовой анализ убийств по найму

§ 3. Уголовно-правовой анализ убийств по найму

184
0

Уголовно-правовой анализ позволяет определить специфику и
признаки, отличающие заказные убийства от

57

других видов убийств. Как указывал А.А. Герцензон, уголовное
право и криминология «действуют» сообща и любые преступления
исследуются в единстве их уголовно-правовых и криминологических характеристик1.

Следовательно, представляет большой интерес
уголовно-правовой анализ п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку
уголовная ответственность именно за убийство по найму предусматривается впервые
со времен Петровских военных Артикулей от 26 апреля 1715 года. В Артикуле 161
говорится: «А ежели ж кто для прибыли или в надежде к какой прибыли
договоритца, найметца или даст себя подкупить, или готова себя учинит кого
убить смертно, тогда оный крупно с тем, кто его нанял, подкупил или упросил,
колесом разломам, и тела их на колеса положены быть имеют»2.

УК РСФСР 1960 года проводил определенное различие между
видами убийств, т.к. отдельно предусматривалась ответственность за умышленное
убийство и отдельно за неосторожное. Впрочем, самого понятия умышленного
убийства в законе не содержалось.

В отличие от этого, принятый в 1996 году УК РФ в ч. 1 ст.
105 определяет убийство как умышленное причинение смерти другому человеку.
Иными словами законодатель принципиально изменил свой подход к неосторожному
убийству, по сути ликвидировав такое понятие. Вполне логично, что действия,
повлекшие за собой смерть другого человека по неосторожности УК РФ определяются
как «причинение смерти по неосторожности» (ст. 109 УК РФ). Таким
образом, под убийством по действующему законодательству понимается умышленное,
т.е. осознанное и целенаправленное лишение жизни одним человеком другого.

Претерпела существенные изменения структура статей УК,
устанавливающих ответственность за убийство. Так, в УК РСФСР 1960 года
присутствовало несколько статей, связанных с ответственностью за убийство, как
с отягчающими обстоятельствами, так и без таковых. Например, ст. 102 УК РСФСР предусматривала
ответственность за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах.

58

В действующем УК РФ ответственность за убийство
предусматривается в одной статье (ст. 105 УК РФ). В то же время возникает
вопрос, насколько удобна подобная юридическая конструкция, и всегда ли она себя
оправдывает? Ответ на него выходит за пределы настоящей работы, однако,
определенные мысли по этому поводу, применительно к убийствам по найму будут
высказаны ниже.

При этом вышеприведенное утверждение не входит в противоречие
с тем, что в качестве самостоятельных составов в УК РФ выделены убийство
матерью новорожденного ребенка (ст. 106), убийство, совершенное в состоянии
аффекта (ст. 107), убийство, совершенное при превышении пределов необходимой
обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего
преступление (ст. 108). Дело в том, что очевидно .законодатель, стремясь
унифицировать понятие убийства, в то же время справедливо полагал, что
существуют специфические случаи, хотя формально подпадающие под признаки
убийства, однако, по сути, носящие экстремальный характер, прежде всего для
самого убийцы, поскольку умысел на причинение смерти другому человеку возникает
в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического
расстройства, а равно неясной ситуации, вызванной угрозой жизни для самого
убийцы. Именно в этих случаях унифицированное понятие убийства, в частности,
применительно к наказанию за содеянное, не может быть применено. Если
сравнивать ст. ст. 106 — 108 УК РФ и ст. 105 УК РФ, то можно убедиться в
правоте вышесказанного.

Следовательно, самостоятельные составы убийства,
предусмотренные в УК РФ, не противоречат общему стремлению законодателя к
унификации понятия убийства.

Ст. 105 УК РФ (убийство) состоит из двух самостоятельных
составов: основного (без отягчающих обстоятельств), предусмотренного в ч. 1; и
квалифицированного (с отягчающими обстоятельствами), предусмотренного в ч. 2.
Наибольший интерес представляет, естественно, квалифицированный состав, где в
качестве отягчающих в настоящее время предусматривается 13 различных
обстоятельств (в действительности больше, поскольку в некоторых подпунктах,
например «к», «л», описывается не одно, а несколько
отягчающих обстоятельств).

59

Одно из квалифицирующих обстоятельств, — это убийство,
совершенное по найму (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ). На самом деле,
помимо указанного отягчающего обстоятельства, сюда включены еще: убийство,
совершенное из корыстных побуждений; сопряженное с разбоем; вымогательством;
бандитизмом. Тем не менее, в первую очередь, следует обратить внимание на
убийство по найму.

До конца 1980-ых годов случаи убийств по найму, как уже
говорилось, были относительно редки. Вместе с тем, когда такие убийства
совершались, их квалифицировали по п.п. «а» (убийство из корыстных
побуждений) и/или «н» (убийство, совершенное по предварительному
сговору, группой лиц) ст. 102 УК РСФСР. В дальнейшем, очевидно, складывалась
ситуация, при которой законодательная неопределенность в отношении наемных
убийств оказывала крайне негативное влияние на ухудшающуюся криминогенную
обстановку. В этих условиях 29 апреля 1993 года был принят Федеральный закон
«О внесении изменений и дополнений в УК РСФСР, УПК РСФСР и ИТК
РСФСР», в котором в ст. 102 УК (умышленное убийство) в качестве дополнения
был внесен подпункт «н», где как квалифицирующий признак убийства
расценивалось «умышленное убийство совершенное, по предварительному
сговору группой лиц». Очевидно, что эта законодательная конструкция
явилась промежуточным этапом к последующей формулировке «убийства,
совершенного по найму», которая и была принята в ныне действующем УК РФ.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ №1 от 27 января
1999 года «О судебной практике по делам об убийстве» отмечалось, что
под убийством по найму понимается убийство, обусловленное получением
исполнителем преступления материального или иного вознаграждения1.

Представляется интересным практика рассмотрения Верховным
Судом РФ дел о заказных убийствах. По данным, полученным автором в Верховном
Суде, за период с января по 15 сентября 1997 года поступило и было рассмотрено
в кассационном порядке 28 дел о заказных убийствах, из них: 26 — с приговорами,
в том числе 25 с обвинительными,

60

1 — с оправдательным, и 2 дела — с частными протестами1. Из
справки о практике рассмотрения Верховным Судом РФ дел о «серийных» и
«заказных» убийствах в кассационном и надзорном порядках следует, что
карательная практика соответствует требованиям закона. Наказания назначались
заказчикам в пределах от 8 до 12 лет лишения свободы, исполнителям — от 10 до
15 лет лишения свободы. Также отмечалось, что государственные обвинители по
большинству дел в суде занимали правильные позиции. Изменения, которые
вносились в приговоры по некоторым делам по заключениям прокуроров кассационных
отделов, не касались существа обвинения и меры наказания. В то же время по 3
делам кассационная инстанция Верховного Суда РФ отменила обвинительные
приговоры с направлениями дел на новое расследование.

За указанный период Президиумом Верховного Суда РФ было
пересмотрено в порядке надзора 6 дел о заказных убийствах, при этом 5 — по
протестам Председателя Верховного Суда РФ, из которых удовлетворены 4, и одно
дело по протесту заместителя Генерального прокурора РФ, который также был
удовлетворен.

По протестам заместителей Председателя Верховного Суда РФ
принимались решения: о переквалификации действий осужденных, об исключении
признания особо опасным рецидивистом, о направлении дела на новое кассационное
рассмотрение, о переквалификации действий, о замене смертной казни на пожизненное
лишение свободы.

Таким образом, можно констатировать, что убийство по найму
признано в качестве самостоятельного состава преступления. Представляется что
это вполне обоснованно, поскольку дело здесь не в частных научных спорах о
необходимости существования такого состава. Дело в общественной опасности
личности наемного убийцы и заказчика этого преступления, в общественной
опасности способов совершения наемных убийств. Именно через призму указанных
обстоятельств и следует оценивать законодательную конструкцию убийства,
совершенного по найму.

61

Субъектом убийства по найму является вменяемое, достигшее
14-летнего возраста физическое лицо. Между тем, для рассматриваемого вида
убийств необходимо, чтобы в качестве субъекта преступления выступали минимум
двое человек: заказчик и исполнитель, между которыми должна быть установлена
определенная взаимосвязь, а именно исполнитель убийства должен быть нанят для
совершения конкретного убийства конкретного человека.

На практике бывают случаи, когда заказчики убийства нанимают
в качестве исполнителя лицо, не достигшее 14-летнего возраста. Представляется,
что в этом случае заказчик должен отвечать и как исполнитель, и как
подстрекатель, а также ему должна быть вменена ст. 150 УК РФ (вовлечение
несовершеннолетнего в преступную деятельность). По тем же правилам должен
отвечать заказчик, если нанятым им убийца был невменяемым лицом.

В уголовно-правовой науке подобные конструкции принято
называть «посредственным исполнителем».

Более важен, сложен и интересен вопрос об институте
соучастия применительно к убийствам по найму. В ст. ст. 11-13 УК РФ говорится,
что уголовной ответственности подлежат граждане РФ, иностранные граждане и лица
без гражданства. В некоторых раскрытых уголовных делах фигурировали исполнители
заказных убийств из стран бывшего СССР, которые сразу после совершения
преступления покидали территорию РФ, о чем уже ранее говорилось. Это затрудняет
раскрытие преступлений по горячим следам и создает значительные препятствия в
расследовании и розыске преступников.

Исполнителем рассматриваемого преступления признается лицо,
непосредственно действовавшее с умыслом, направленным на совершение убийства,
либо непосредственно участвовавшее в его совершении с соисполнителями, а также
лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не
подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других
обстоятельств, предусмотренных УК РФ.

Организатором преступления признается лицо, организовавшее
совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо,
создавшее организованную группу или преступное сообщество либо руководившее
ими.

62

Пособником признается лицо, способствовавшее совершению
преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств и орудий
совершения преступления либо устранением препятствий, заранее обещавшее скрыть
преступника, средства или орудия совершения преступления и т.п. Пособник может
содействовать как исполнителю, так и другим соучастникам.

Подстрекателем признается лицо, склонившее исполнителя к
совершению убийства путем подкупа. С одной стороны, некоторые авторы
обоснованно утверждают, что действия заказчика убийства подпадают под признаки
подстрекателя, когда исполнитель склоняется к убийству путем подкупа (ч. 4 ст.
33 УК РФ)1. С другой стороны, убийство по найму предполагает, что одно лицо
совершает преступление в интересах другого лица. Другими словами, роль
подстрекателя и исполнителя в этом случае обозначена в диспозиции п.
«з» ч. 2. ст. 105 УК РФ. А когда возникает конкуренция общей и
специальной нормы уголовного закона, должна применяться специальная норма.
«Специальный состав, — писал еще А.Н. Трайнин, — … берет верх над
родовым. Родовой состав … сохраняется в резерве для тех случаев, которые
специальным составом не охватываются»2.

Таким образом, хотя и в постановлении Пленума ВС РФ «О
судебной практике по делам об убийстве» указывается, что «лица,
организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или
оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по
соответствующей части ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ»3, нам
представляется, что при квалификации содеянного, как убийство по найму,
достаточно указания на п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и дополнительная
ссылка на ч. 4 ст. 33 УК РФ не требуется.

Необходимо отметить, что побудительные мотивы заказчика не
имеют решающего значения, если убийца по найму совершает преступление из
корыстных побуждений. Например, заказчик может желать смерти из чувства

63

мести, ревности, зависти, по отношению к которым исполнитель
абсолютно нейтрален (тем более что в большинстве случаев до получения, так
называемого «заказа» исполнитель ничего не знает о своей будущей
жертве).

Вместе с тем, возникает вопрос, как квалифицировать действия
исполнителя, если помимо корыстных мотивов в его действиях будут присутствовать
и иные побудительные причины? Например, если исполнитель получает
«заказ» на убийство человека, к которому он испытывает острое чувство
неприязни, а возможно даже желает ему отомстить за что-либо, или же которому он
должен (разумеется, последний случай наиболее абстрактен) определенную сумму
денег.

Представляется, что решающим фактором должен выступать факт
найма убийцы, и его согласие совершить преступление за определенное
вознаграждение, услугу или по другим причинам (об этом будет сказано ниже).
Исходя из этого, иные, возникшие после найма, побудительные причины у
исполнителя также не могут иметь существенного значения для квалификации
содеянного по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, хотя и должны учитываться
при назначении наказания.

Что же касается других соучастников, то, как было показано
выше их роль в совершении убийства по найму должна оцениваться по общим
правилам. Например, если между нанимателем и исполнителем убийства появляется
промежуточное звено, которое непосредственно занимается подготовкой убийства и
передает исполнителю пожелания заказчика, его действия надлежит квалифицировать
как пособничество. Если же наниматель не ограничивается подстрекательством
исполнителя, но и сам руководит организацией убийства, то постепенно из
«простого» заказчика, он превращается в организатора преступления.

Подстрекатель отличается от организатора преступления тем,
что он не вовлекает в совершение преступления других лиц и не руководит его
совершением, не объединяет соучастников и не руководит их действиями.

Практика показывает, что в некоторых уголовных делах
личности соучастников совпадают, например исполнителя и организатора:
исполнитель лично разрабатывает план совершения преступления, занимается
поиском оружия преступления, т.е. совершает действия, свойственные организатору
преступления.

64

Форма соучастия в заказных убийствах определяется, как
сложное соучастие — каждый соучастник выполняет заранее определенную ему роль.
После возникновения умысла на совершение убийства заказчик лично или через
посредников занимается поисками исполнителя либо лица, готового взять на себя
организацию убийства. На время совершения убийства у подстрекателя имеется
алиби, исполнители, покидая место совершения преступления, скрывают следы
преступления, которые могут свидетельствовать против них, а пособник скрывает
преступника или совершает иные противозаконные действия. Профессиональная
организация, четкое разграничение ролей между соучастниками является гарантией
реализации преступного плана и повышает вероятность избежания преступниками
уголовной ответственности.

Субъективный критерий соучастия определяется, как соучастие
с предварительным сговором — соучастники заранее договариваются о совершении
убийства. Эта категория соучастников представляет повышенную опасность, так как
существует высокая степень согласованности действий между соучастниками и ведет
к успешной реализации преступного замысла, а возможность сопротивления жертвы
сведена к минимуму.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ №1 от 27 января
1999 года, о котором говорилось выше, сказано, что по каждому делу об убийстве
обязательно должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ
причинения смерти, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильной
правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания1. В
том числе, необходимо учитывать орудие преступления, количество и локализацию
телесных повреждений, например, ранения жизненно важных органов человека, а
также предшествующие преступлению и последующее поведение виновного, и его
взаимоотношения с потерпевшим. Все вышеизложенное, безусловно, относится и к
убийствам по найму.

Субъективная сторона убийств по найму характеризуется
умышленной виной в форме прямого умысла. Это означает, что и заказчик, и
исполнитель осознавали общественную

65

опасность своих действий, предвидели их наступление и желали
этого. Как справедливо отметил С.В. Бородин: «предвидение неизбежности
смерти является содержанием прямого умысла»1. Осознание виновным
общественной опасности совершаемых им действий и предвидение неизбежности или
возможности наступления смерти жертвы называется интеллектуальным элементом
прямого умысла убийств по найму. Волевой элемент убийств по найму состоит из
желания заказчика и исполнителя наступления смерти жертвы.

О наличии прямого умысла у заказчика и исполнителя
свидетельствуют следующие обстоятельства: 1) наличие определенного плана
(конкретизированный умысел). Заранее обдуманный умысел выражается в том, что
между возникновением намерения совершить преступление и фактическим его
совершением существует значительный временной интервал. Указанный временной
разрыв обусловливается тщательной организацией совершения убийства, выбором
способа совершения (мастерство которого оттачивается месяцами и годами), путей
преодоления возможных препятствий, ликвидацией следов преступления и т.п.
Составляющим элементом подобного плана является внезапность нападения на
жертву, которая, как правило, либо хорошо охраняется, либо находится начеку,
предполагая потенциальную возможность нападения; 2) наличие специальных знаний
о жертве преступления. Прежде чем составлять план убийства, обычно тщательно
собираются сведения о жертве: привычки, распорядок дня, пристрастия, когда, как
приходит и уходит с работы и т.п.; 3) применение общественно опасных средств
для убийства. Абсолютное большинство убийств по найму совершается с применением
огнестрельного оружия. Кроме того, широкое распространение получили случаи
применения взрывных устройств, а также ядов. Создается впечатление, что
заказчики и исполнители при желании добиться результата готовы не
останавливаться ни перед чем: взрываются лифты и лестничные площадки,
автомобили, в центре города устраиваются настоящие перестрелки из автоматов и
т.п. Наряду с высоким профессионализмом исполнителей (например, убийство О.
Квантришвили)

66

следует отметить и исключительный цинизм не только их, но и
заказчиков, для которых не имеет значения не только жизнь определенной ими
жертвы, но и жизнь остальных людей (например, убийство Кивилиди, когда
пострадал не только он сам, но и его секретарь, которая никаким образом не была
связана с предпринимателем и смерть которой явилась, как бы,
«побочным» непредвиденным результатом); 4) угроза и предупреждение
жертвы о возможной расправе. При этом сам факт угрозы еще не означает наличия
прямой связи с последующим убийством. Иногда подобная угроза служит прикрытием
(«ширмой») истинного заказчика преступления и его исполнителя. Тем не
менее, очевидно, что, угрожая, исполнитель и заказчик убийства имеют целью
психологически воздействовать на жертву, что свидетельствует о безусловном
вполне определенном крайне негативном намерении в отношении этой жертвы; 5)
локализация ранений, направленных на нарушение функций жизненно важных органов,
влекущих за собой смерть потерпевшего, также свидетельствует о прямом умысле у
исполнителя убийства по найму; 6) наконец, наличие как минимум двух
соучастников, подстрекателя и исполнителя или, по-другому, заказчика и исполнителя.
Причем, оба соучастника в одинаковой степени заинтересованы в наступлении
смерти намеченной жертвы. Причины такой заинтересованности, как правило, у
заказчика и исполнителя не совпадают, поскольку действиями исполнителя
руководят корыстные побуждения, а заказчик может желать смерти потерпевшему по
разным причинам.

Определение причин, по которым совершаются убийства по найму
связано с установлением мотива убийства. При этом, мотив, как побудительная
причина, несомненно, должен учитываться при решении вопроса о квалификации
совершенного убийства, а также при назначении наказания. Представляется
очевидным, что у исполнителя должен присутствовать корыстный мотив. В тех
случаях, когда исполнитель берет деньги и совершает убийство, руководствуясь
иными причинами (месть, ревность, зависть) на квалификацию содеянного это не
должно оказывать никакого значения, хотя и должно учитываться при вынесении
приговора. Такую позицию можно обосновать, в том числе и тем, что, беря деньги,
исполнитель подкрепляет первопричину своего намерения совершить

67

убийство жаждой наживы. Кстати, вполне возможно, что
«заказ» совершить убийство, подкрепленный солидным денежным
вознаграждением, может служить и катализатором преступления (например, если
человек хотел совершить убийство из мести, но до последнего момента сомневался
в неизбежности исполнения своего намерения).

Впрочем, в механизме совершения преступления центральным
элементом считается не исполнение преступления, а установка на его совершение,
планирование или принятие решения о совершении преступления. Данное
обстоятельство входит в противоречие с тем, что было только что высказано.
Однако, представляется, что это не в коей мере не означает отказа от
вышеизложенного, а скорее, свидетельствует о диалектическом единстве борьбы
противоположностей.

Объектом рассматриваемого преступления является жизнь
человека, которая состоит из биологических процессов, обеспечивающих
жизнедеятельность человека, включая общественные отношения, охраняющие его
жизнь. При этом если в медицине начало жизни связывают с моментом зачатия, т.е.
оплодотворения мужской половой клеткой женской яйцеклетки, то в
уголовно-правовой науке жизнь понимается как некий временной процесс, в течение
которого человек родился и еще не умер. Считается общепризнанным момент
условного начала жизни, — это начало физиологических родов.

Более сложным является вопрос о моменте смерти. Дело в том,
что оживить (или, как говорят медицинские работники «завести») сердце
умершего человека можно не только через несколько десятков минут, но даже через
несколько часов после остановки. Впрочем, кора головного мозга при обычных
условиях гибнет через 5-7 минут после прекращения работы сердца, а согласно
Федеральному закону РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека»
от 22 декабря 1992 года, заключение о смерти дается на основе констатации
необратимой гибели всего головного мозга. Таким образом, даже если человек
находится в состоянии комы и ясно, что никакие реанимационные мероприятия не
приведут к естественному его существованию, тем не менее, он не может считаться
умершим.

68

На практике имели место случаи, когда исполнители заказного
убийства по ошибке (так называемая, ошибка в объекте) убивали другого человека.
Как утверждает С.В. Бородин1, ошибка в таких случаях происходит в личности
потерпевшего, а не в объекте, поэтому на квалификацию содеянного, указанная
ошибка не должна оказывать никакого влияния. Представляется, что с этим следует
согласится.

Объективная сторона убийства по найму выражается в самом
процессе лишения жизни другого человека. Другими словами, объективная сторона
убийства по найму -это внешняя сторона преступления, происходящего во времени и
в пространстве, которое характеризуется следующими признаками: 1) самим фактом
убийства (общественно опасное деяние); 2) смертью жертвы (общественно опасные
последствия); 3) причинной связью между совершенным преступлением и общественно
опасными последствиями. Очевидно, что в случае убийства по найму признаки
объективной стороны преступления подлежат обязательному установлению в каждом
конкретном уголовном деле.

Убийство по найму совершается путем нанесения ранений
жизненно важным органам человека, причем, как правило, опосредованно,
посредством огнестрельного (чаще всего), холодного оружия, взрывных устройств,
ядов. Впрочем, в целях маскировки под убийство из хулиганских побуждений,
иногда убийство по найму совершается группой подростков, которые, якобы
придравшись к случайному прохожему, избивают его кулаками, палками, нанося
смертельные побои.

Способ совершения убийства по найму, таким образом, играет
существенную роль для правильной квалификации содеянного. Например, если
исполнитель заказного убийства прибегает к помощи взрывных устройств, в
результате чего гибнет не только тот человек, за убийство которого были получены
деньги, но и другие люди (например, жители подъезда, где был взорван лифт),
содеянное следует квалифицировать не только как убийство по найму, но и как
убийство, совершенное общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК
РФ). По этим же правилам

69

следует квалифицировать случаи, когда исполнитель совершает
заказное убийство, расстреливая намеченную жертву из автомата в городе на
улице, где полно прохожих. Также способ совершения убийства будет иметь
квалифицирующее значение, если исполнитель не просто убивает жертву, а делает
это умышленно изощренно, с особой жестокостью (хотя на практике такие случаи
довольно редки и скорее свидетельствуют не об особой социальной опасности
личности убийцы, а скорее об отсутствии у него необходимых навыков. Например, в
одном случае исполнитель заказного убийства был найден по объявлению в газете,
в котором он рекламировал себя в качестве исполнителя «рискованных
предложений». Однако в действительности он не обладал не только хоть
какими-нибудь элементарными познаниями, но и даже физически был развит весьма
посредственно. В результате, во время убийства он неумело наносил жертве
многочисленные удары молотком по голове и другим частям тела, превратив
убийство в настоящую пытку. Кстати, убить он так и не сумел, поэтому заказчик
преступления был вынужден сам вмешаться и завершить начатое, тем самым,
превратившись из подстрекателя в соисполнителя).

В любом случае способ совершения убийства по найму
чрезвычайно важен и имеет принципиальное значение для вынесения справедливого
приговора.

Наступление смерти потерпевшего, как следствие преступных
действий заказчика и исполнителя, является обязательным признаком объективной
стороны убийства по найму. В противном случае, если смерть не наступила по
независящим от исполнителя и заказчика причинам, действия виновных следует
квалифицировать по общим правилам как покушение на убийство по найму (со
ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК РФ). Кстати, если исполнитель убийства по найму вдруг
добровольно отказался от доведения преступления до конца, он, согласно ст. 31
УК РФ освобождается от уголовной ответственности, если в фактически совершенном
им деянии, не содержится состава другого преступления. При этом, заказчик
наемного убийства от ответственности не освобождается, и его действия
квалифицируются как покушение на убийство (ч. 3 ст. 30 УК РФ). На практике
подобные случаи, хотя и редко, но встречаются.

70

По каждому делу об убийстве по найму необходимо установить,
что смерть потерпевшего является следствием вполне определенных действий
исполнителя в конкретной обстановке. Иными словами, необходимо совершенно точно
установить причинную связь между действиями исполнителя и наступлением смерти
жертвы, в отношении которой поступил «заказ». При этом, устанавливая
указанную связь необходимо иметь ввиду, что: 1) причинная связь устанавливается
не только между наступлением смерти и непосредственными телодвижениями
преступника, но и действиями различных механизмов, стихийных сил природы,
животных, которые умело, были использованы исполнителем в целях причинения
смертельных ранений потерпевшему; 2) действия исполнителя могут быть признаны
причиной смерти только в том случае, если они явились необходимыми и
достаточными условиями для лишения жизни потерпевшего, без чего смерть не могла
наступить; 3) действия исполнителя, являющиеся необходимым условием наступления
преступного результата, могут считаться причиной смерти только в том случае,
если смерть с необходимостью вытекала из этих действий, а не явилась
порождением случайных факторов, лишь внешне связанных с преступным результатом.
Например, исполнитель поджидал намеченную жертву в подъезде с оружием в руках,
а жертва на его глазах гибнет под колесами случайного автомобиля рядом с домом.
Кстати, весьма любопытно будет разобрать в этом случае квалификацию содеянного
соучастниками, особенно если исполнитель выдает волю случая за свои
непосредственные действия и требует от заказчика оговоренный ранее гонорар.
Представляется, что заказчик убийства при описанных выше обстоятельствах будет
отвечать за покушение на убийство по найму (ч. 3 ст. 30 УК РФ), а исполнитель —
не только за приготовление (ч. 1 ст. 30 УК РФ), но и за мошенничество (ч. 1 ст.
159 УК РФ).

Необходимо особо подчеркнуть, что, во-первых, способ
совершения убийства по найму на квалификацию действий заказчика не влияет, если
только он заранее не оговаривался как одно из обязательных условий совершения
преступления. На практике, как правило, способ убийства заказчика интересует
только в двух случаях: если смерть жертвы предпочтительнее выдать за несчастный
случай, или если само убийство желательно преподнести

71

как следствие разбоя, хулиганских действий и т.п. И,
во-вторых, для признания убийства по найму оконченным, не имеет значения,
достиг ли исполнитель корыстного, а заказчик корыстного или иного результата.
Речь в данном случае идет о том, что не имеет значения, получил ли в результате
убийства те выгоды заказчик, на которые он рассчитывал (например, в результате
устранения конкурента или, наоборот, партнера по предпринимательской
деятельности), и получил ли исполнитель оговоренную сумму денег или иных
ценностей (или получил, но не все).

Специфика убийства по найму, помимо прочего, заключается и в
том, что о возможном его совершении потенциальные жертвы догадывались или даже
знали. Об этом свидетельствуют и многочисленные угрозы, которые предшествуют
убийству, и внушительная охрана, которая обычно сопровождает жертву и обычно не
может спасти ее от трагического финала, поскольку и даже охранники
американского Президента говорят, что они гарантируют полную безопасность
только от второй пули.

Речь идет о том, что виктимологический аспект
рассматриваемой проблемы чрезвычайно важен и довольно часто именно в личности
жертвы заказного убийства, его поведении, межличностных взаимоотношениях лежит
ключ к разгадке самого преступления. Впрочем, рассмотрение указанных вопросов
требует отдельного, специального изучения.

Таким образом, убийство по найму можно определить как
убийство, совершенное специально нанятым для этого преступления человеком,
действующим, прежде всего в интересах заказчика из корыстных побуждений,
способом наиболее вероятным для безусловного лишения жизни потерпевшего.

Исходя из вышеизложенного, уголовно-правовой анализ убийств
по найму (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ) свидетельствует, что возможности
совершенствования конструкции самой нормы УК РФ не в полной мере использованы.
Следует согласиться с высказанным мнением о том, что УК РФ 1996 года был принят
несколько поспешно, поскольку в законодательный процесс вмешался политический
аспект (выборы Президента в июне 1996 года)1.

72

Прежде всего, следует отметить, что соединение в единой
формулировке и корыстных побуждений, и найма, и разбоя, и вымогательства и
бандитизма не вполне удачно. Более того, не совсем понятно, почему наемные
убийства рассматриваются законодателем в качестве однопорядковых по отношению к
разбою, вымогательству и бандитизму. Да и соотношение наемных убийств и убийств
из корыстных побуждений также вызывает много вопросов. Очевидно, что характер
наемных убийств априори предполагает корыстную направленность (во всяком случае
исполнитель наемного убийства, и это можно сказать общепринятое среди
правоведов мнение, действует исключительно из корыстных побуждений). Да и
подстрекатель (заказчик) убийства по найму, если понимать под корыстью не
только желание получить деньги, но и также определенную материальную выгоду,
скорее всего, преследуют все-таки корыстную цель. Корысть — это выгода,
материальная польза. Корыстолюбие, т.е. реализация корысти, — это стремление к
личной выгоде, наживе, жадность1. Кстати, вряд ли можно согласится и с тем
мнением, что если убийство по найму совершается в отношении должника, в связи с
неуплатой им долга, то в этом случае действия виновных следует квалифицировать,
как совершенные из мести2.

Представляется, что центральным элементом, о чем уже
говорилось, является факт найма убийцы. Кроме того, даже в описанном выше
случае отсутствие корыстной направленности у заказчика преступления вовсе
неочевидно. Скорее наоборот, поскольку последствия его действий носят
устрашающий характер для остальных должников, следовательно, личная выгода
очевидна, т.к. другие потенциальные жертвы поспешат лучше расплатиться, чем
расстаться с жизнью.

Таким образом, законодательная конструкция убийств по найму
предполагает возникновение на практике множество проблемных случаев, связанных
с правильной квалификацией совершенных преступлений, тем более, что некоторые
заказные убийства заказчик и исполнитель пытаются маскировать под, если так
можно сказать,

73

обычные убийства. Очевидно, что исполнителю наемного
убийства выгоднее представить совершенное преступление как обычное убийство,
т.к. в этом случае не будет квалифицирующих признаков. Между тем, разница в
санкциях между ч. 1 и ч. 2 ст. 105 УК РФ составляет до 15 лет лишения свободы в
первом случае и до смертной казни (на исполнение которого действует мораторий)
и пожизненного лишения свободы, — во втором.

Кроме того, исполнители наемных убийств скрывают имена
заказчиков и вследствие страха перед ними (особенно, если заказчиком выступает
известный в преступном мире человек, возглавляющий одно из преступных
сообществ), а также в связи с тем, что за совершенное преступление им обещано
значительное денежное вознаграждение, выплата которого может быть обусловлена
последующим молчанием на следствии и в суде. Например, в одном случае
исполнителю было поручено убить проштрафившегося должника, что, и было сделано.
Причем, само убийство происходило на глазах у многих свидетелей в авторемонтной
мастерской, когда исполнитель придрался к жертве и после непродолжительной
ссоры убил ее ударом ножа. Примечательно, что все это, включая публичный
характер убийства, было оговорено в «контракте» между исполнителем и
заказчиком, именно для того, чтобы отвести возможные подозрения от нанимателя.
Следовательно, заказчик и исполнитель заранее договорились, что исполнителя
убийства осудят, и он будет отбывать наказание, что также входило в назначенную
цену. Более того, пока исполнитель отбывал наказание за совершенное убийство
(естественно, без отягчающих обстоятельств, поскольку имя заказчика нигде не
фигурировало), заказчик через посредников всячески помогал его семье, чтобы ни
жена, ни ребенок, ни в чем, ни нуждались, что также было оговорено заранее.

К сожалению, в некоторых случаях неправильной квалификации
убийств по найму способствует и низкопрофессиональные качества работников
правоохранительных органов. Происходит это в тех случаях, когда установление
связи между заказчиком и исполнителем затруднено, и работники
правоохранительных органов, не желая нарушать установленные законом сроки
следствия, и не имея навыков, а иногда и желания, к полному раскрытию
преступления и изобличению всех виновных в его

74

совершении, ограничиваются тем, что предъявляют обвинение
только исполнителю преступления, представляя все дело, как обычное,
неквалифицированное убийство.

Очевидно, что такая практика не только порочна, но и опасна.
Речь идет не просто о неправильной квалификации совершенного преступления, но и
о том, что социально опасная личность, каким безусловно является заказчик
наемного убийства, уходит от ответственности и чувствует себя абсолютно
безнаказанно.

Таким образом, убийство по найму выходит за пределы п.
«з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как оно весьма опосредованно соотносится
с другими квалифицирующими признаками, предусмотренными здесь же. Так,
во-первых, отличительной чертой наемного убийства является наличие
специфического соучастника преступления, каким является заказчик. Во-вторых,
весьма любопытна и роль исполнителя, поскольку вряд ли найдется другой
преступник, относящийся к жизни своей жертвы, как к средству обогащения, будучи
столь нигилистически нейтрален, утверждающий своим поведением: «здесь нет
ничего личного, только работа». В-третьих, отношения найма между
заказчиком и исполнителем также обладают отличительными чертами. Иногда как
приказ о совершении преступления понимаются слова начальника о том, что с тем
или иным человеком «стало невозможно работать». Кстати, в этом случае
вряд ли можно согласиться с высказанным мнением о том, что «если согласие
лица убить человека продиктовано иными побуждениями,…то оно несет
ответственность за так называемое «простое» убийство по ч. 1 ст. 105
УК РФ»1.

Э. Побегайло совершенно прав, когда утверждает, что
действия, например, служащего частной охранной структуры, выполняющего приказ
начальника об устранении несговорчивого конкурента, не получая за это
материального вознаграждения, а руководствующегося только своеобразным
пониманием «служебного долга» или по мотивам солидарности, следует
расценивать как убийство, совершенное по найму. При этом согласие на убийство в
этом случае выступает как стремление к определенной личной выгоде, которая
может выражаться либо в получении

75

более высокого социального статуса, либо в установлении
более тесной связи с начальником.

В-четвертых, исполнитель заказного убийства получает
вознаграждение от нанимателя, в то время как в случаях убийств из корыстных
побуждений, а равно сопряженных с разбоем, вымогательством и бандитизмом
корыстная цель достигается именно благодаря общим действиям соисполнителей, у
которых нет финансиста, обеспечивающего им выплату денежного гонорара.
Например, своими действиями они гарантируют добычу определенных ценностей.

Следовательно, убийство, совершенное по найму принципиально
отличается от других видов убийств, поскольку оно совершается специально
нанятым для этого нейтральным человеком, которого не интересуют взаимоотношения
между заказчиком и жертвой, и который лишь стремится к личной выгоде. Иначе
говоря, приходиться признать, что именно роль исполнителя является той
отличительной чертой, которая позволяет определить существенную специфику и
особенность убийств по найму.

На основании изложенного, напрашивается вывод о том, что в
настоящее время назрела необходимость в разработке и принятии в качестве
дополнения в УК РФ самостоятельной статьи, устанавливающей ответственность за
совершение убийства по найму. Потребность в этом обусловлена следующими
обстоятельствами: 1) необходимо разграничить ответственность за убийство из
корыстных побуждений, сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом от
убийства по найму; 2) более четко и выпукло определить роль заказчика и
исполнителя; 3) наконец, не стоит принижать криминологический, общепревентивный
аспект проблемы, так как убийство по найму в п. «з» ч. 2 ст. 105 УК
РФ сформулировано среди прочих квалифицирующих обстоятельств весьма расплывчато
и нечетко, оно, если можно так сказать, не акцентировано, не «бросается в
глаза».

Исходя из этого, было бы целесообразно рассмотреть вопрос о
введении новой статьи в УК РФ, которая устанавливала бы ответственность за
совершение наемного убийства. Представляется, что это могла бы быть ст. 105-1 в
следующей редакции:

Статья 105-1. Убийство, совершенное по найму

76

1. Убийство, совершенное по найму, —

наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати
лет либо смертной казнью или пожизненным лишением свободы.

2. Убийство, совершенное по найму, способом опасным для
жизни многих людей, либо способом, маскирующим убийство под несчастный случай
или под другие преступления, а равно двух и более лиц, —

наказывается лишением свободы на срок от пятнадцати до
двадцати лет либо смертной казнью или пожизненным лишением свободы.

Предлагая указанную редакцию ст. 105-1 УК РФ необходимо
иметь в виду, что: 1) цель этого нововведения состоит в акцентировании
общественного внимания к наемным убийствам; 2) следует ужесточить репрессивные
меры воздействия на преступников, старающихся замаскировать совершенные наемные
убийства под другие преступления; 3) необходимо вполне четко разграничить
понятия наемничества, которое дается в ст. 359 УК РФ, в разделе Преступления
против мира и безопасности человечества и убийств, совершенных по найму; 4)
принятие новой статьи не должно нарушить сложившуюся структуру УК.

Введение нового состава связано: во-первых, с реализацией
новой уголовной политики, и необходимо для анализа и адекватной оценки
состояния преступности в стране в целом и в отдельных регионах, повышения
эффективности борьбы с ней; во-вторых, введение нового состава связано с
совершенствованием некоторых положений уголовного права — введение
конкретизирующей нормы в УК РФ, определением дифференцированной ответственности
соучастников убийства по найму (заказчика, исполнителя и т.д.), отграничением
от других схожих видов убийств (например, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ),
оценкой общественной опасности личностей по соответствующим признакам
объективного и субъективного характера, наличием отягчающих обстоятельств;
в-третьих, принятие этого состава связано с разработкой и конкретизацией уже
используемых форм и методов предупреждения, раскрытия и расследования
преступлений применительно к специфике убийств по найму, а так же деятельности
субъектов данного вида преступления.

77

Суммируя вышеизложенное, отметим, что теоретическая
разработка и анализ состояния заказных убийств имеет важное практическое
значение для правоохранительных органов.

Таким образом, предварительные выводы, на которые хотелось
бы обратить внимание, применительно к уголовно-правовому анализу убийств по
найму, заключаются в следующем:

Убийство по найму относительно новый состав преступления,
изучение специфики правоприменительной деятельности которого требует
постоянного внимания правоведов.

Основные элементы уголовно-правовой конструкции убийств по
найму схожи с другими преступлениями против жизни и здоровья людей, но есть и
существенные особенности, касающиеся, прежде всего, вопросов соучастия в
изучаемом преступлении.

Способ совершения убийств по найму довольно часто выступает
стержнеобразующим началом и именно по нему убийства относят к категории
«заказных» работники правоохранительных органов.

Представляется необходимым продолжить работу по
совершенствованию законодательного закрепления ответственности за убийство по
найму и, прежде всего, ввести отдельную статью, которая бы так и называлась:

Статья 105-1. Убийство, совершенное по найму.

78

1 Герцензон А.А. Уголовное право и социология. М., 1970, с.
46-50.

2 Российское законодательство Х — ХХ в.в.. М., Юрид. лит.,
т. 4. 1986, с. 358.

1 Комментарий к постановлению Пленума ВС РФ по уголовным
делам., Под ред. В.М. Лебедева, Б.Н. Топорнина. М., Юрист, 1999, с, 244

1 Справка о практике рассмотрения Верховным Судом РФ дел о
«серийных» и «заказных» убийствах в кассационном и
надзорном порядках от 29 сентября 997 г., проанализированная автором в
Верховном Суде РФ.

1 Уголовное право России (Общая часть). Под ред. А.И.
Рарога., М., 1998, с. 161-162.

2 Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М.,
Юрист, 1999., с. 220.

3 Комментарий к постановлениям Пленума ВС РФ по уголовным
делам. Под ред. В.М. Лебедева, Б.Н. Топорнина. М., Юрист, 1999, с. 244.

1 Комментарий к постановлениям Пленума ВС РФ по уголовным
делам. Под ред. В.М. Лебедева, Б.Н. Топорнина, М., Юрист, 1999, с. 240.

1 Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и
наказание по российскому праву. М., Юрист, 1994., с. 25.

1 Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и
наказание по российскому праву. М., Юрист, 1994, с. 19.

1 Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовный кодекс РФ(Общий
комментарий и сравнительная таблица). М., ЮрИнформ, 1996, с. 25.

1 Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., Русский язык,
1990, с. 229.

2 Уголовное право России. (Общая часть). Под ред. А.И.
Рарога. М., 1996, с. 23.

1 Уголовное право России. (Общая часть). Под ред. А.И.
Рарога. М., 1996, с. 23.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ