Этика поведения адвоката при конфликте интересов клиентов

Этика поведения адвоката при конфликте интересов клиентов

121
0

Мы уже указывали ранее на то, что одним из факторов,
влияющих на решение вопроса о возможности или невозможности принятия адвокатом
поручения по делу, является то обстоятельство, что адвокат по данному делу
ранее уже оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат
интересам лица, обратившегося с просьбой о ведении дела. На самом деле, этот
конкретный случай можно назвать лишь вершиной того огромного айсберга, который
представляет собой конгломерат сложных и разноплановых этических проблем,
обусловленных конфликтом интересов клиентов, которые желали бы воспользоваться
или пользуются услугами одного адвоката.

То, что рассматриваемый нами вопрос отнюдь не является
теоретическим, вряд ли нужно кому-либо доказывать. Для любого клиента крайне
важно, чтобы решения и свобода действий избранного им адвоката не являлись
предметом каких-либо других интересов, обязанностей или обязательств
последнего. Конфликт интересов, прежде всего, опасен и не желателен с той точки
зрения, что способен оказать влияние на решение адвоката либо содержание его
совета. Если же решения адвоката, его советы и свобода его действий от имени
клиента являются зависимыми от обстоятельств, вызванных данным конфликтом,
создается реальная угроза того, что клиенту или его делам может быть нанесен
серьезный ущерб.

Интересно, что для клиента часто представляется крайне
неприятным не только сам конфликт интересов у адвоката, но даже подозрение на
то, что он может возникнуть. Вот лишь один пример ситуации, возникшей буквально
за несколько месяцев до написания этой книги. В адвокатское бюро обратилась
женщина с просьбой представлять ее интересы в весьма запутанном споре о разделе
совместно нажитого имущества. Как то раз, выходя из здания, в котором
расположено бюро, она столкнулась со своим бывшим мужем. В панике она позвонила
старшему партнеру бюро, чтобы выяснить, как это так, два адвоката бюро ведут одно
и то же дело с разных сторон. Ситуация была крайне неприятная. Потом, правда,
удалось выяснить, что ее бывший муж приходил в это здание вовсе не в
адвокатское бюро, а в другую фирму (не юридическую), располагавшуюся по тому же
адресу.

Итак, общее правило относительно действий адвоката в
ситуации возникновения конфликта интересов можно сформулировать следующим
образом: адвокат не должен консультировать или одновременно представлять
интересы противоположных сторон в споре, а также каким-либо образом действовать
по вопросу, в котором присутствует или вероятно может присутствовать конфликт
интересов сторон, если только такие действия не были однозначно одобрены обеими
сторонами. При этом, на наш взгляд, в случае возникновения дисциплинарных
разбирательствах, обусловленных нарушениями настоящего правила, бремя
доказывания доброй воли и того факта, что клиентам были даны все необходимые
разъяснения относительно возможности возникновения конфликта интересов, а
также, что соответствующее одобрение с их стороны было получено, должен нести
адвокат.

Вместе с тем, следует признать, что явный открытый конфликт
интересов явление почти уникальное. Не станет же здравомыслящий адвокат,
проконсультировав одну из сторон в споре сегодня, назавтра консультировать
вторую. Хотя, с другой стороны, в России, особенно в глубинке, весьма часто
встречаются ситуации, когда на целый район есть только одна юрконсультация, в
которой работают три-четыре адвоката и в силу разных причин (болезнь адвоката,
отпуск, занятость в длительном процессе) в течение нескольких дней прием
населения ведет один и тот же адвокат. А, скажем, каждому из двух разводящихся
супругов нужна консультация. Ну, нет другого адвоката. Как быть? Мы полагаем,
что вне зависимости от обстоятельств, адвокат императивно обязан либо отказать
второму супругу в консультации, либо сразу же сообщить ему, что он уже
консультировал первого супруга и предложить, если они пожелают, придти на
совместную консультацию. Против такого требования могут быть высказаны
возражения в том смысле, что Конституция РФ гарантирует всем гражданам право на
квалифицированную юридическую помощь, а мы предлагаем, фактически, одному из
обратившихся в ней отказать. Во-первых, будем помнить, что все-таки ситуация не
типичная. А во-вторых, и это, разумеется важнее, подчеркнем, что Конституция
гарантирует право на квалифицированную юридическую помощь, что с нашей точки
зрения, подразумевает ее предоставление в строгом соответствии с определенными
правилами (о которых мы и ведем речь). Ведь и хорошее лекарство, если его
неправильно назначать, может принести большой вред…

Значительно чаще в адвокатской практике встречается скрытый,
неочевидный конфликт интересов. Как то раз один адвокат оказался в такой
ситуации. Он вел дело по иску высокопоставленного чиновника к известному
журналисту о защите чести и достоинства. Процесс принял затяжной характер. За
это время журналист опубликовал еще ряд статей, посвященных уже другим
чиновникам и политикам, одна из которых также вызвала заявление к нему
аналогичного иска. В это же время он продолжал процесс со своей бывшей женой о
расторжении брака и разделе совместно нажитого имущества. Надо заметить, что
этого адвоката и журналиста уже в течение нескольких лет связывали приятельские
отношения. Журналист обратился к адвокату с просьбой представлять его интересы
по второму делу о защите чести и достоинства и по бракоразводному делу. Адвокат
ответил отказом. Вот такая история. Рассмотрим ее теперь с точки зрения
интересующей нас проблемы.

Мог ли адвокат принять поручение по делу против своего пусть
и не близкого, но приятеля, может, точнее сказать — доброго знакомого. С нашей
точки зрения — мог. Вспомним поговорку — «дружба — дружбой, служба —
службой». Действительно, нельзя смешивать личные отношения адвоката с его
профессиональными обязанностями. Да и с точки зрения не только адвокатской
этики, но и «общечеловеческой» этики в таких действиях адвоката
ничего предосудительного нет. Лучшим доказательством тому может служить хотя бы
тот факт, что журналист обратился к нему с просьбой принять ведение его новых
дел. То есть не обиделся, посчитал поведение адвоката правильным.

А мог ли адвокат принять поручение по одному из этих новых
дел журналиста. Мы считаем, что нет. Читатель, полагаем, придерживается той же
точки зрения. А почему? Разве в законе по этому поводу что-либо сказано? Нет.
Казалось бы, есть вопрос, и мы рассматриваем его с позиции того, как
регулируется в этом случае поведение адвоката обязательными к применению
нормативными актами. Однако, абсолютно очевидно, что в практической
профессиональной деятельности недостаточно руководствоваться только законом.
Нельзя полагаться также и лишь на здравый смысл. Это еще один, попутный,
пример, иллюстрирующий необходимость принятия этического кодекса, дабы, помимо
законодательных норм, можно было бы руководствоваться и им, а не здравым
смыслом, который, кстати, каждый понимает по своему.

По нашему глубокому убеждению, адвокат поступил правильно,
отказав журналисту в принятии его поручения в момент, когда он ведет против
журналиста дело, пусть даже абсолютно не связанное с предлагаемым ему
поручением. Он не мог сохранить доверие своего клиента-чиновника, не имел бы
полного доверия и журналиста, который не забыл бы и на эмоциональном уровне не
мог бы смириться с тем, что «его» адвокат в какие-то моменты времени
работает против него. Клиент-чиновник и вовсе бы мог подумать, что его адвоката
перекупили. Поскольку все эти дела имели достаточно широкую огласку, со всей
уверенностью можно сказать, что в глазах общественного мнения, которому нет
никакого дела, что законом подобное поведение адвоката никак не запрещено,
адвокат выглядел бы человеком крайне непринципиальным.

А будет ли являться допустимым с точки зрения
профессиональной этики адвоката принятие им поручения по делу, в котором с противной
стороны задействовано лицо, ранее являвшееся клиентом этого адвоката? В этом
вопросе должна быть достигнута предельная ясность. Однозначно, что адвокат не
должен участвовать в деле против своего бывшего клиента, если это дело как-либо
связано или вытекает из того дела, где он представлял интересы этого клиента.
Вместе с тем, полагаем, что адвокат может принять новое дело, если оно не имеет
никакой связи с прежним и если лицо, против которого оно направлено, уже на
протяжении определенного промежутка времени не является клиентом данного
адвоката. В частности, Д.П.Ватман в свое время писал: «Не вправе адвокат
принимать поручение и на ведение гражданского дела работников предприятия или
учреждения против этой организации, даже если договор на юридическое
обслуживание уже прекращен, но спорное отношение возникло в период действия
этого договора. Если же гражданский спор возник после прекращения
юрисконсультских отношений, нравственных препятствий для ведения адвокатом
такого дела не имеется, так как обслуживание организации по срочному договору
не создает такой тесной связи между нею и адвокатом-юрисконсультом, как это
имеет место в отношениях адвоката со своим клиентами-гражданами.»
(Д.П.Ватман, указ.соч., с.10). Думается, что в приведенном высказывании Д.П.
Ватман был не прав в том отношении, что отрицал возможность возникновения
доверительных отношений между адвокатом и его клиентом при правовом
обслуживании организации. Очевидно, что адвокат, оказывающий юридическую помощь
юридическому лицу, действует через уполномоченных физических лиц этой
организации — директора, членов совета директоров, акционеров, бухгалтера и
т.п. Установление нормального человеческого контакта между ними является как
необходимой предпосылкой для продуктивной совместной работы, так и следствием
таковой. При этом адвокат, как и при юридическом обслуживании им граждан,
становится обладателем конфиденциальной, личной, коммерческой информации,
касающейся этого клиента. Таким образом, с нашей точки зрения, решение проблемы
возможности ведения адвокатом дела против своего бывшего клиента не может
зависеть от того, является ли этот клиент физическим или юридическим лицом.
Безусловно, что клиент должен быть всегда уверен в том, что переданная им
своему адвокату конфиденциальная информация никогда и ни при
каких-обстоятельствах не может быть прямо или косвенно использована против него
(подробнее об этом мы поговорим в специальном разделе этой книги, посвященном
проблеме сохранения конфиденциальности).

Полагаем, что определенный выход из этой ситуации может
состоять в установлении некого «срока давности», в течение которого
адвокат не вправе выступать в деле против своего бывшего клиента, а также
закреплении однозначного установления, что в любом случае, ни сразу, ни через
пять лет адвокат не должен сознательно допускать разглашение конфиденциальной
информации, ставшей ему известной в связи с юридической помощью, оказанной им
первому клиенту. Исключить же полностью возможность принятия адвокатом дела,
направленного против его бывшего клиента, на наш взгляд, является
нецелесообразным и нереальным, поскольку, к примеру, в Москве мы довольно скоро
имели бы ситуацию, когда мало кто из бизнес-адвокатов мог бы принять поручение
на стороне более или менее крупного банка или коммерческой структуры в их споре
друг с другом. За последние 8-10 лет, с некоторым преувеличением, можно
сказать, что каждый московский бизнес-адвокат хотя бы раз консультировал каждую
из крупных московских коммерческих структур (возможно и потому, что и тех, и
других в Москве не так много…).

Позволим себе привести еще один пример, на наш взгляд,
весьма показательный с нескольких точек зрения. Адвокатское бюро заключило
договор на абонементное обслуживание с одним акционерным обществом. Полтора
года никаких проблем не возникало. Но вот однажды, когда два основных акционера
что-то не поделили, один из них пришел к одному из партнеров бюро, а другой —
ко второму. По странному стечению обстоятельств это произошло абсолютно
одновременно! Выходя от адвокатов, они столкнулись в коридоре. Эта ситуация
вполне бы напоминала сценарий плохого фильма, если бы все так не происходило в
действительности. Закончилась эта история вполне благополучно: президент бюро
пригласил к себе обоих адвокатов и обоих акционеров, провел «открытую
консультацию», что, в итоге, позволило клиентам найти компромисс. Однако,
к сожалению, не всегда проблему конфликта интересов удается разрешить так
просто и благополучно — примирив враждующие стороны. Как правило, подобные
ситуации крайне болезненно переживаются как клиентами, так и их адвокатами,
попавшими в такую «передрягу».

В приведенном нами примере конфликт интересов возник между
двумя физическими лицами, каждый из которых ранее, до возникновения этого
конфликта, работал с адвокатами бюро в качестве полномочного представителя
акционерного общества. С аналогичными проблемами сталкивается адвокат,
обслуживающий организацию, и в случае возникновения разногласий между этой
организацией и лицом, являющимся (или ранее являвшимся) его руководителем,
главным бухгалтером, иным ответственным должностным лицом. Весьма вероятна
ситуация, когда к адвокату обращается, например, генеральный директор
акционерного общества с просьбой предоставлять юридическую помощь этому
коммерческому предприятию. По прошествии какого-то времени в силу тех или иных
причин, общее собрание акционеров расторгает контракт с генеральным директором.
Генеральный директор, полагая основания расторжения контракта неправомерными,
обращается с иском в суд. Может ли адвокат в этом споре представлять интересы
акционерного общества? А интересы генерального директора? Думается, что ответ
должен зависеть не только от того факта, кто ранее оплачивал предыдущую работу
адвоката — гендиректор из своих собственных средств или общество со своего
расчетного счета. Это был бы чересчур механистический подход. Представляется,
что ответ надо искать в другой плоскости — кто, на самом деле, являлся клиентом
данного адвоката: гендиректор с проблемами его организации, или сама
организация, интересы которой представлял гендиректор.

Считаем, что для установления полной ясности в этом вопросе
адвокат с самого начала должен четко определить и обозначить, кто именно
является его клиентом и, соответственно, чьи интересы, в первую очередь, он
будет отстаивать и защищать. С нашей точки зрения, определенное значение в этом
смысле может иметь то обстоятельство, кто непосредственно обратился к адвокату,
кто «договаривался» с ним. Если, например, адвоката пригласил один из
акционеров, то, несмотря на постоянны рабочий контакт адвоката с гендиректором,
он вправе представлять интересы акционерного общества (и, соответственно,
интересы обратившегося к нему акционера) против этого должностного лица. Если
же наоборот, первоначально, именно гендиректор привлек адвоката к работе в
обществе, то именно его — генерального директора интересы и позиции адвокат
должен представлять в суде. Как читатель уже понял из сказанного, количество
вариантов в подобной и схожих ситуациях весьма велико.

Возможно, в этой связи, было бы правильным предложить для
формулирования нормы в Кодексе профессиональной этики следующий принцип: при
возникновении конфликта между организацией, с которой адвоката связывают
договорные отношения и ее должностным лицом, с которым адвокат систематически
осуществлял профессиональные контакты в силу вышеназванного договора, адвокат
обязан отказаться от принятия поручения как с той так и с другой стороны спора.
Может быть здесь следовало бы уточнить, что такой запрет перестает действовать
в случае, если с момента последнего «контакта» с обеими сторонами
прошло более одного года, а само спорное правоотношение возникло в период,
когда адвокат уже не оказывал юридической помощи организации или генеральному
директору.

Приведенный нами ранее пример о конфликте интересов,
возникшем между двумя акционерами, представляет определенный интерес и с той
точки зрения, что иллюстрирует еще один, новый, аспект рассматриваемой нами
проблемы, связанный с появлением новых форм адвокатских образований —
адвокатских фирм и бюро. В практике работы адвокатских фирм и бюро в большинстве
случаев стороной по договору с клиентом является не адвокат, а именно бюро или
фирма. (Заметим, что такое положение дел точно соответствует действующему
законодательству об адвокатуре, но, на самом деле, является абсолютно
неразумным. Клиент приходит к конкретному адвокату, законодатель определяет
права и обязанности именно конкретного адвоката перед клиентом, фактически,
юридическую помощь оказывает именно адвокат, и почему в этой ситуации надо
настаивать на заключении договора с адвокатской организацией, имеется в виду
при разработке нового закона об адвокатуре, для нас остается не вполне
понятным). Клиент, заключив договор с адвокатской фирмой (бюро), разумеется
вправе рассчитывать, что эта фирма не заключит договор с его оппонентом. Ну,
действительно, как клиент может доверять своему адвокату, если его партнер ( а
кто их разберет, как они там внутри фирмы могут друг с другом договориться?..)
представляет интересы противника этого клиента. Вспомним, что принцип доверия —
важнейший элемент во взаимоотношениях адвокат — клиент. Таким образом, мы
сталкиваемся с совершенно новой проблемой. Дело уже не только в том, чтобы сам
адвокат избегал конфликта интересов, применительно к его индивидуальной
практике, а в том, чтобы избегать конфликта интересов между клиентами одного
адвокатского бюро (фирмы). Применительно к практике работы адвокатских фирм и
бюро следует иметь в виду, что конфликтующие интересы в данном случае включают
в себя (но не ограничиваются) обязательства не только одного конкретного адвоката,
но и в равной степени его партнеров или профессиональных помощников адвоката по
отношению к любому другому клиенту, вовлеченному в данный конфликт (или
сделку), включая обязательства по обмену информацией.

Предположим, что осознать наличие конфликта интересов не так
уж трудно. Основная проблема, как правило, заключается в другом — как его
заблаговременно выявить и предотвратить? Прежде всего, принимая то или иное
поручение, адвокату надлежит предпринять все необходимые меры к тому, чтобы
быстро и компетентно выявить наличие или возможность возникновения в будущем
конфликта интересов. Пользуясь этой информацией, клиент, обратившийся за
помощью к адвокату, сможет принять обдуманное решение относительно возможности
и целесообразности дальнейшей работы этого адвоката по данному делу. В солидных
западных юридических фирмах существует четкий порядок, помогающий адвокату
избежать ситуации возникновения конфликта интересов. Как только кто-либо из
адвокатов принял поручение по делу, он рассылает по фирме меморандум, в котором
извещает своих коллег (партнеров, ассоциаторов, помощников) о том, кто стал его
новым клиентом и по какому делу. С одной стороны, этот меморандум позволяет
моментально выявить реальный конфликт интересов, если кто-либо из коллег уже
принял дело (допустим, по какой-то причине меморандум коллеги уже работающего
по данному делу прошел мимо внимания первого адвоката). С другой стороны, такой
меморандум послужит предупреждением коллегам о том, что в возникшем споре фирма
(бюро) уже представляет интересы одной из сторон.

При всей опасности, которую может таить в себе выявленный
(реальный или потенциальный) конфликт интересов между клиентами, тем не менее
наличие такого конфликта еще не означает, что адвокат в обязательном порядке
«выходит из дела». В конечном счете — это решает клиент. Приходится
признать, что в определенных случаях интересы клиентов в большей степени
оказываются соблюдены и защищены при том, что оба они пользуются услугами
одного и того же адвоката (адвокатской фирмы). Дело заключается в том, что
зачастую существенное влияние на принятие клиентом решения о целесообразности
дальнейшей работы с избранным им адвокатом оказывают иные не менее важные, с
его точки зрения, факторы: например, возможность заключения соглашения с другим
адвокатом, имеющим аналогичный и достаточный опыт, ожидаемые дополнительные
расходы, потеря времени и иные неудобства, связанные с привлечением другого
адвоката, неосведомленность последнего в делах клиента либо незнакомство с
самим клиентом и т.д. Задача адвоката в этом случае состоит в том, чтобы клиент
не просто знал о наличии конфликта интересов, но и четко понимал, в чем он
заключается, и принимал решение с учетом всех обстоятельств.

Действительно, может сложится ситуация, когда по тем или
иным причинам клиент не хочет обращаться к другому адвокату, а этому полностью
доверяет, несмотря на возникший конфликт. Теперь уже очередь адвоката решать, в
какой степени он сможет сохранить беспристрастность и свободу в принятии
решений, если он согласиться представлять данного клиента при наличии конфликта
интересов с другим его клиентом. При принятии такого решения адвокату
необходимо руководствоваться следующими правилами.

Возможно, что интересы обратившихся к нему за помощью лиц
фактически совпадают, и конфликт интересов существует лишь в потенции
(например, случаи совместного приобретения недвижимости, учреждение
товарищества или акционерного общества и т.д.) В качестве примера можно
привести и тот случай, когда два клиента, пользующиеся услугами одного адвоката
или одной и той же юридической фирмы, планируют заключение совместной
коммерческой сделки и обратились к адвокату с просьбой осуществлять юридическое
сопровождение намечаемого контракта. Адвокат в этом случае обязан
проинформировать всех обратившихся о сложившейся ситуации и, во избежании
конфликтов в будущем, получить от каждого клиента согласие (желательно —
письменное) на свое участие в деле в интересах всех сторон. Адвокат также
обязан предупредить каждого клиента о том, что в подобной ситуации его, как представителя
обеих (или более) сторон, не следует посвящать в ту информацию, которая для
одной из сторон является строго конфиденциальной и не подлежащей разглашению
другим участникам сделки. Соблюдение этого условия представляется важным на
случай проявления скрытого (потенциального) конфликта интересов и невозможности
его мирного разрешения. Полагаем, что при развитии такого «сценария»,
адвокат имеет право консультировать своих клиентов только лишь по бесспорным
правовым вопросам. От иных правовых консультаций по данному делу он должен
полностью отказаться и по возможности передать клиентов другим адвокатам. В
качестве альтернативного варианта и только при условии, что соответствующая
общая договоренность была достигнута при принятии адвокатом поручения, адвокат
может передать второго клиента другому адвокату и продолжить консультирование
первого клиента. Адвокат может продолжить свое участие в деле и в том случае,
если проявившиеся между его клиентами противоречия относятся не к правовой
позиции в предполагаемой сделке, а сугубо к вопросам бизнеса и оба клиента
являются достаточно компетентными в этой области, способными устранить такие
разногласия путем прямых переговоров без участия адвоката.

В тех же случаях, когда адвоката просят действовать в
интересах более чем одного клиента в сделке, когда конфликт интересов между
сторонами объективно присутствует, хотя на момент обращения к адвокату еще и не
проявил себя в виде спора (например, между продавцом и покупателем,
залогодателем и залогодержателем и т.п.), адвокату следует рекомендовать обеим
сторонам раздельное представление интересов.

Раздельное представление интересов следует рекомендовать
сторонам и в том случае, если один из обратившихся к адвокату клиентов является
лицом, с которым у адвоката имеются продолжительные отношения по поводу
оказания юридической помощи и в интересах кого данный адвокат обычно действует.

Правило о конфликте интересов может быть проигнорировано
адвокатом в том случае, когда стороны, одна из которых является его клиентом,
определили его в качестве третейского судьи, сделав это в установленном законом
порядке. В данном случае, адвокат действует не как «частный
поверенный» одной из сторон, а как независимый юрист, обоюдно избранный
сторонами.

Адвокатская этика

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ