§ 2. Понятие и виды тактических приемов в криминалистике

§ 2. Понятие и виды тактических приемов в криминалистике

115
0

Задачей криминалистической тактики является раз­работка на
основе закона, передовой практики и новей­ших достижений науки приемов,
обеспечивающих дос-

тижение эффективных результатов в деятельности орга­нов
расследования и суда путем ее оптимизации’.

В этом выражается прикладное значение кримина­листической
тактики, призванной всемерно содейство­вать правоохранительным органам в
решении их прак­тических задач по раскрытию, расследованию и судеб­ному
разбирательству уголовных дел, а также по установлению и устранению
обстоятельств, способство­вавших совершению преступлений.

Тактический прием—это наиболее рациональный, и эффективный
способ действия или поведения лица, производящего дознание, следователя,
прокурора, су­дьи, избираемый ими в соответствии с решением, при­нимаемым н-а
основе всесторонней, полной и объектив­ной оценки данной ситуации.

Ситуативный характер тактических приемов, их за­висимость от
различных обстоятельств, возникающих в ходе производства предварительного или
судебного следствия в целом либо при проведении -отдельных следственных
действий, обусловливают необходимость разработки самых различн-ых тактических
приемов. Ис­пользование каждого из них целесообразно и эффектив­но не во всех
случаях, а лишь при наличии опреде­ленной следственной ситуации. Поэтому в
арсенале криминалистической тактики имеется такой набор такти­ческих приемов,
который позволяет выбрать из них наи­более рациональный и эффективный для
данной следст­венной ситуации. Возможность выбора тактического приема
определяет его рекомендательный характер. «Тактический прием,—справедливо
отмечает А. Н. Ва­сильев,—это научная рекомендация, к применению ко­торой
следователь подходит творчески, имея возмож­ность выбора, руководствуясь
оценкой следственной си­туации и соображениями целесообразности»2.

Многообразие тактических приемов порождает проб­лему их
классификации. Необходимость группировки тактических приемов по определенным
признакам обус­ловливается двумя причинами. Одна из них прагмати­ческого
характера. Классификация должна быть полез-

‘ Оптимизация деятельности здесь понимается в широком смыс­ле,
включающем не только благоприятные условия ее осуществле­ния, но и сами
рациональные способы д.ействия.

2 Криминалистика. М., 1971, с. 255.

ной правоохранительным органам, облегчать им выбор нужного
тактического приема для применения его в со­ответствующей следственной
ситуации. Другая — науч­но-познавательного характера. Классификация должна
способствовать теоретическому исследованию природы различных тактических
приемов, познанию закономер­ностей, обусловливающих эффект их применения.

«Признаки, по которым производится классификация предметов,
— как пишет Д. П. Горский, — должны быть наиболее полезными для отыскания вещей
и для выяс­нения других свойств классифицируемых предметов»’.

Классификация, являясь инструментом познания, иг­рает важную
роль в выделении из общей совокупности тактических приемов тех из них, которые по
призн-акам сходства могут быть объединены в самостоятельные группы.

Классификация тактических приемов может быть произведена по
различным признакам. Мы остановимся на классификации, производимой по наиболее
сущест­венным из них. В этом аспекте весьма важной пред­ставляется группировка
тактических приемов по их при­надлежности к структурным элементам криминалисти­ческой
тактики и по источнику их формирования.

Классификация по первому признаку обусловлена системным
характером как самой науки криминалисти­ки в целом, так и ее составных частей
(компонентов), одной из которых является криминалистическая такти­ка. Структура
последней в свою очередь состоит из раз­личных систем взаимосвязанных
тактических приемов, выступающих ее элементами.

Правомерность анализа содержания криминалисти­ческой науки
на основе понятий «система», «структура», «элемент» у криминалистов не вызывает
сомнений2. Правомерен этот подход и к анализу содержания кри­миналистической
тактики. Он позволяет обосновать ука­занный выше способ классификации
тактических прие­мов.

Суть системного подхода состоит в том, что объекты изучаются
преимущественно под углом зрения внутрен-

‘ Горский Д. П. Логика. М., 1963, с. 86.

2 О структурно-системном подходе к содержанию криминали­стической
науки см., в частности: Белкин Р. С., Винберг А. И. Криминалистика.
Общетеоретические проблемы.

144

них и внешних системных свойств и связей, которые
обусловливают целостность объекта, его устойчивость, внутреннюю организацию и
функционирование именно как определенного целого, а также под углом зрения их
многомерности и иерархии, когда целостный объект на­ряду с другими объектами
рассматривается как часть или элемент целого более высокого порядка’.

Рассмотрение криминалистической тактики как объ­екта,
представляющего многообразное и сложное внутри себя расчлененное единство,
состоящее из взаимо-связанных элементов, позволяет определить ее место и
значение в системе науки криминалистики. Являясь не­обходимым компонентом,
занимающим самостоятельное место в этой системе, криминалистическая тактика при
своем развитии и изменении оказывает влияние на раз­витие и изменение остальных
компонентов криминала стики и всей системы в целом.

«При системном исследовании, — отмечает В. Н. Садовский, —
описание элементов анализируемого объекта производится не само по себе, а лишь
в связи и с учетом их «места» в целом. Элементы рассматриваются как
относительно неделимые — неделимые только в рамках данной задачи и данного
анализируемого объекта. Свойства объекта как целого определяются н-е только и
не столько свойствами его отдельных элементов, сколько свойствами его
структуры, особыми интегративными связями рассматриваемого объекта.
Исследование объ­екта как системы в методологическом плане неотдели­мо от
анализа условий его существования и от анализа среды системы»2.

Применительно к криминалистической тактике таки­ми условиями
выступают условия существования ее в рамках юридической науки, каковой является
кримина­листика, а средой — другие компоненты криминалисти­ки (общая теория
криминалистики, техника и методика расследования отдельных видов преступлений),
с кото­рыми криминалистическая тактика находится в струк­турной связи и
характер отношений между которыми носит системный, т. е. целостный характер.

‘ См.: Яковлева Э. В. Системный метод и материалистиче­ская
диалектика. — В сб.: Диалектика познания и современная нау­ка. М„ 1973, с. 203.

Садовский В. Н. Основания общей теории систем. М., 1974, с.
18, 19.

10 Заказ
1671                                                           145

Однако сам по себе системный подход в изучении объекта имеет
в виду не только представление системы как некоей совокупности элементов, но
также и наличке дифференцированное™ объекта или его расчленение*. В системном
подходе, таким образом, диалектически сливаются интеграция и дифференциация,
синтез и ана­лиз. Это позволяет аналитическим путем дифференци­ровать
совокупность входящих в содержание кримина­листической тактики приемов в
зависимости от их отно-симости к тому или иному ее структурному элементу.

В содержание системы криминалистической тактики на первом ее
уровне входят пять структурных элемен­тов, отражающих различные направления
деятельности, для которой наукой разрабатываются тактические прие­мы.
Соответственно с этим классифицируются и тактиче­ские приемы:

1) по выдвижению следственных и судебных версий;

2) по планированию предварительного и судебного следствия и
проверке версий;

3) по организации взаимодействия следователя и ра­ботников
милиции при расследовании и предупрежде-к-ия преступлений;

4) по привлечению общественности к участию в рас­крытии
преступлений, а также для выявления и устра­нения причин и условий,
способствовавших совершению преступлений;

5) по подготовке и проведению следственных и су-дебкых
действий.

Внутри каждого структурного элемента возможно дальнейшее
дробление тактических приемов и класси­фикация их уже по признаку
принадлежности к раз­личным элементам, составляющим структуру тактики данного
вида деятельности. Здесь идет речь о классифи­кации н-а втором уровне системы.

Так, тактические приемы по выдвижению кримина­листических
версий могут быть подразделены на прие­мы построения общих и частных,
ретросказательных и предсказательных версий.

Тактические приемы по планированию подразделя­ются,
например, на приемы планирования предвари­тельного (судебного) следствия по
делу в целом или

‘ См.: Зелькина О. С. Системно-структурный анализ оско;!-ных
категорий диалектики. Саратов, 1970, с. 35.

146

различных его этапов, планирования расследования
преступления, совершенного группой лиц, планирования расследования
многоэпизодного дела, планирования рас­следования, осуществляемого группой
следователей, и т. д.

По структурным же признакам могут быть класси­фицированы на
втором уровне системы тактические приемы действий, относящиеся к организации взаимо­действия
следователя и работников милиции, привлече­нию общественности к раскрытию и
предупреждению преступлений, производству отдельных следственных (судебных)
действий. Применительно к последним гово­рят о тактике осмотра, обыска,
допроса, следственного эксперимента и т. д.

Если проанализировать структуру тактики производ­ства
отдельных следственных (судебных) действий, то в ней можно выделить элементы,
по относимости к ко­торым классифицируются тактические приемы на треть­ем
уровне системы.

Например, тактика осмотра по его объекту подраз­деляется н-а
тактики осмотра места происшествия, ве­щественных доказательств, документов,
трупа, живых лиц (освидетельствование).

В отношении тактики допроса по его субъекту прие­мы
подразделяются на тактики допроса обвиняемого (подсудимого), потерпевшего,
свидетеля, несовершенно­летних.

Классификация тактических приемов по второму су­щественному
признаку обусловлена источниками их формирования, определяющими
естественно-научную природу тактико-криминалистических рекомендаций.

При разработке тактических приемов привлекаются данные
главным образом научной организации труда (НОТ), логики и психологии. В
соответствии с этим так­тические приемы классифицируются на: 1) основанные на
данных научной организации труда (НОТ); 2) осно­ванные на данных логики; 3)
основанные на данных психологии’.

Научная организация труда—отрасль знания, кото­рая ныне
успешно развивается, а ее рекомендации н-ахо-

‘ Приведенная классификация была предложена А. Н. Василье­вым
(см.: Васильев А. Н. Тактический прием—основа следст­венной тактики.—«Соц.
законность», 1974, № 4, с. 45),

дят применение во всех видах сложной деятельности, в том
числе и в деятельности правоохранительных орга­нов. Изучая закономерные связи и
взаимозависимости, существующие между методами и условиями труда, с одной
стороны, и повышением производительности труда, сохранением здоровья работника
— с другой, НОТ разрабатывает рекомендации по совершенствова­нию труда с целью
повышения его эффективности при максимальной экономии рабочего времени и
человече­ской энергии4.

Формулируемые в этом аспекте рекомендации НОТ направлен-ы на
рационализацию труда следователя, ли­ца, производящего дознание, прокурора,
судьи, на опти­мизацию условий этого труда и повышение его эффек­тивности2.

Применение этих рекомендаций на практике повы­шает
организационный уровень деятельности по раскры­тию преступления, расследованию
и рассмотрению уго­ловного дела.

Организационными считаются та деятельность и тот труд, в
которых все действия, осуществляемые с опре­деленной целью, упорядочены,
приведены в систему, соответствующую обстоятельствам места и времени. Ре­комендации
НОТ в этом отношении оказываются весь­ма полезными. Направленные на
рациональную органи­зацию труда в процессе предварительного и судебного
следствия, они реализуются через приемы кримина­листической тактики,
способствуя успешному решению задач уголовного судопроизводства.

На базе данных научной организации труда разра­ботан целый
комплекс тактических рекомендаций, каса­ющихся общей организации
предварительного и судеб­ного следствия и проведения отдельных следственных
действий. В него входят все виды планирования дея-

‘ См.: Михайлов А. И., Соя-Серко Л. А., Соловь­ев А. Б.
Научная организация труда следователя. М., !974, с. 6—7.

2 Наиболее глубоко в настоящее время разработаны проблемы
нгучной организации труда следователя (см.: С о я-С е р к о Л. А. К вопросу
научной организации труда следователей.— В сб.: Воп­росы борьбы с
преступяостью, 1968, № 8; Горский Г. Ф. Науч­ные основы организации и
деятельности следственного аппарата в СССР. Воронеж, 1970; Порубов Н. И.
Научная оргакизация труда следователя. Минск, 1970; Михайлов А. И., Соя-Сер-к о
Л. А., Соловьев А. Б. Научная организация труда следо­вателя).

148

тельности по уголовному делу, а также способы при­влечения,
разделения и кооперирования усилий участ­вующих в раскрытии, расследовании и
предупреждении преступления следователей, работников милиции и представителей
общественности.

Данные логики используются при разработке такти­ческих приемов
по применению методов познания в про­цессе предварительного и судебного
следствия. Такие логические категории, как анализ и синтез, индукция и
дедукция, аналогия, гипотеза и другие, находят широ­кое применение в
деятельности следователя и судьи.

К числу важнейших тактических приемов, основан­ных на
логике, относятся следственная и судебная вер­сии. Являясь разновидностью
гипотезы, эти логические приемы, приспособленные к условиям
уголовно-процес-суальной деятельности, приобрели специфические черты важного
инструмента познания расследуемых по уго­ловному делу фактов.

Версия играет организующую роль в исследовании фактических
данных по уголовному делу, определяет направление их поисков.
Криминалистической тактикой разработан комплекс рекомендаций по выдвижению и
проверке версий.

По мнению Л. Н. Васильева, следственная версия — это
единственный пока тактический прием, основанный на логике. Кроме него, как он
полагает, в стадии ста­новления находится еще один тактический прием, кото-рый
предлагается условно назвать «следственной индук­цией». Суть этого приема
состоит в том, что путем индуктивного умозаключения на основе совокупности
признаков, относящихся к выявленному в результате следственного действия
обстоятельству, делается вывод, что обстоятельство установлено*.

Такой прием, основанный на индукции, действитель­но часто
используется в процессе познания расследуе­мых по уголовному делу фактов.
Однако думается, что с таким же правом тактическим можно считать и позна­вательный
прием, основанный на дедукции.

Основанием дедукции как логической формы умоза-.. ключения
всегда выступает общее суждение (достовер­ное или проблематичное). Им может
быть любое сужде-

‘ См.: Васильев А. Н. Тактический прием—основа следст­венной
тактики.—«Соц. законность», 1974, № 4, с. 45.

ние, имеющее характер научного положения, фиксирую­щего
закономерность или определенную зависимость между теми или ин-ыми явлениями,
либо «приблизитель­ные обобщения», накопленные следственной практикой. Так, к
дедуктивным относятся выводы следователя о причинной связи между расследуемым
преступлением и отдельными, выявленными в процессе производства следственных
действии фактами. Например, известно, что на одежде убийцы часто остаются следы
крови. Это — «приблизительное обобщение», выступающее об< щим положением. При осмотре одежды подозреваемого в убийстве следователь обнаруживает бурые пятна. На основе дедуктивного умозаключения делается вывод — это могут быть пятна, образованные кровью убитого. Установленный таким путем факт носит проблематич­ный характер, но является достаточным основанием для его проверки с помощью других следственных действий.

По своему характеру, обусловленному спецификой сферы, в
которой применяется этот прием, его целесооб­разно назвать «следствен-ной
дедукцией».

Может возникнуть вопрос о правомерности отнесе­ния
следственной индукции и следственной дедукции к тактическим приемам. Являясь
формами логического мышления, они проявляются во всех случаях познава­тельной
деятельности. Однако несомненно и то, что ис­пользование этих форм мышления в
познавательной деятельности следователя и судьи приобретает специфи­ческие
черты, обусловленные характером процессуаль­ного действия и ситуацией, в
которой оно производится. Поэтому названные логические приемы приобретают
тактический характер.

В криминалистической тактике находит применен-ие и такая
логическая форма, как аналогия. На ней осно­ван тактический прием, получивший
название «следст­венная реконструкция»1. Суть этого тактического приема состоит
в воссоздании первоначального состояния об­становки или отдельного объекта, его
признаков с целью решения задач расследования2. Необходимость в приме-

‘ Термин «реконструкция» в данном случае носит условный ха­рактер,
так как в криминалистике в него вкладывается иной смысл, не связанный с коренной
перестройкой и преобразованием.

2 См.: Лузгин И. М. Методологические проблемы расследова­ния.
М., 1973, с. 167.

нении названного тактического приема, который явля­ется
одним из способов моделирования, возникает при производстве следственных и
судебных экспериментов и в некоторых других следственных действиях.

Воссоздавая обстановку или условия, в которых про­изводится
эксперимент, или же моделируя объект, с ко­торым производятся опытные действия,
следователь и судья воспроизводят их по аналогии с обстановкой, ус­ловиями и
объектом, имевшими место в действительно­сти, н-о нарушенными или утраченными.
Когда же объ­ект существует в натуре, но экспериментирование с ним исключается
(например, по нравственным причинам). изготовляется макет — его модель,
аналогичная подлин­ному объекту.

В данном случае речь идет об аналогии, поскольку в
результате реконструкции воспроизводятся обстановка, условия и объект, лишь
сходные с первоначальными. Воссоздать «то же самое» явление нельзя. Поэтому в
следственном эксперименте даже при высоком уровне точности воспроизведения
обстановки и условий он-и не будут «теми же самыми», при которых имел место про­веряемый
факт. Следовательно, результаты эксперимен­та также будут представлять факт
лишь аналогичный, сходный по определенным признакам с прежним собы­тием,
явлением.

Следственная реконструкция применяется иногда также при
осмотре места происшествия в случаях, ког­да его обстановка оказывается
почему-либо нарушенной и ее приходится восстанавливать по показаниям
обви-няемого, потерпевшего или свидетелей. При этом ана­логия не обязательно
должна соблюдаться в отношении всех деталей места происшествия. Сходство бывает
дос­таточным в пределах, в которых это нужно для уста­новления того или иного
расследуемого факта (напри-мер, для установления расположения предметов на мес­те
происшествия и расстояний между ними).

Следует отметить, что до сих пор данные логики а
криминалистической тактике использовались главным образом при разработке
логических методов позн-ания г, процессе судебного доказывания вообще*. Между
тем представляется, что применительно к отдельным следст-

См., например: Эйсман А. А. Логика доказывания.

венным действиям также можно говорить об их логике. Так,
можно говорить о логике осмотра, логике обыска, допроса и т. д., на основе
которых должны разрабаты­ваться специальные тактические приемы. В частности,
таким приемом является, например, анализ информа­ции, добываемой следователем в
процессе осмотра мес» та происшествия, обыска, допроса и т. д.
Криминалиста кой разработаны рекомендации по применению приемов анализа с
учетом специфики получения информации в условиях каждого из названных действий.

Важное место в формировании тактических приемов занимают
данные психологии. Эти данные находят при< менение не прямо, а опосредованно через судебную псич хологию, которая исследует пути и средства формиро­вания и направления психической деятельности участ­ников уголовного процесса, изучает эти психические закономерности в целях их наиболее успешного исполь­зования для решения задач уголовного судопроизвод" ства1.

Разработанные психологические основы следственной тактики и
производства различных следственных действий являются теми теоретическими
положениями, которые выступают необходимым психологическим фун­даментом при
исследовании проблем криминалистической тактики и разработке тактических
приемов.

В психологическом плане криминалистическая так­тика — это
выбор лицом, ведущим процесс, такого по­ведения, которое обеспечивает
надлежащий психологи­ческий «климат», наилучший психологический контакт,
наиболее выигрышное положение в конфликтной ситуа­ции2.

Специфика тактических приемов, основанных на дан­ных
психологии, неразрывно связана с характером и 4)ормами деятельности следователя
и судьи. В самом общем виде эта деятельность может рассматриваться как
основанный на определенных правоотношениях про­цесс взаимодействия лица,
ведущего судопроизводство, с участвующими в деле лицами.

* См : Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей.
М., 1967, с. 10.

2 См.: Отблеск В. Е. О психологической стороне следственной
тактики.—В сб.: Вопросы судебной психологии. М., 1971, с. 68.

152

Отсюда вытекает проблема управляющей и организующей роли
следователя при расследовании преступлений и судьи—при рассмотрении уголовных
дел в суде, проблема общения, воздействия и психологического контакта.
Управлять — значит оказывать соответствую­щее воздействие на людей посредством
различных ме­тодов и средств. В сфере уголовного процесса возмож­ность
эффективного управления (руководства) лицами, участвующими в расследовании и
судебном рассмотре­нии уголовных дел, обеспечивается необходимыми пол­номочиями,
которыми по закону наделены следователь и судья и которые они не вправе
превышать ни при ка­ких обстоятельствах.

Взаимодействие на предварительном следствии’ меж­ду лицом,
ведущим судопроизводство, и его участника­ми в самом общем виде имеет два
аспекта: 1) взаимо­действие между осуществляющими функции расследо­вания
должностными лицами и 2) взаимодействие следователя с остальными участниками
процесса, осо­бенно с теми, которые, занимая различное процессуаль­ное
положение, являются «носителями» информации о преступлении (обвиняемый,
потерпевший, свидетель).

В первом аспекте имеется в виду взаимодействие следователя и
общение его с другими следователями при осуществлении им руководства в процессе
рассле­дования преступления, производимого группой следова­телей, а также с
работниками милиции, ведущими опе­ративно-розыскную работу по делу и
выполняющими по­ручения следователя.

Процессуальная и организационная стороны этого
взаимодействия, как уже указывалось, разработаны до­статочно глубоко, что же
касается психологической ос­новы этого взаимодействия, то она все еще остается
вне поля зрения исследователей.

Между тем в зависимости от того, как будет отно­ситься
следователь-руководитель к этим участникам расследования и как они будут
относиться к нему, ка­ковы будут психологическая атмосфера, психологиче­ский
настрой взаимоотношений между ними, в немалой

* Взаимодействие и общение судьи с участниками уголовного
процесса в стадии судебного разбирательства имеет свои особен­ности, которые
здесь не рассматриваются.

степени зависит и авторитет следователя как руководи­теля
группы, оперативность и добросовестность выпол­нения его поручений и указаний
другими участни­ками.

Эта проблема в равной мере актуальна как для рас­следования
по делу в целом, так и применительно к производству отдельных следственных
действий, в ко­торых участвует несколько лиц. Осмотр места происше­ствия,
обыск, следственный эксперимент будут более ус­пешными, если, например, с
самого начала следователь сможет устранить необоснованные притязания кого-ли­бо
из участников на «лидерство» в определении такти­ки проведения указанных
действий, в расстановке и координации сил. Решен-ие этой задачи, имеющей в оп­ределенной
степени психологический характер, должно быть таким, чтобы исключить
возникновение конфликт­ной ситуации и сохранить обстановку взаимопонимания и
активной взаимопомощи.

Рекомендации, касающиеся создания благоприятной для
расследования психологической обстановки, не раз­работаны, а они, как
представляется, должны разраба­тываться с учетом закономерностей
психологической совместимости участников такого рода микроколлекти­вов.

Второй аспект взаимодействия следователя с участ­никами
уголовного процесса непосредственно связан с его поисковой деятельностью,
заключающейся, как изве­стно, в собирании информации о событии преступления и
лицах, его совершивших. Поиск необходимой инфор­мации для решения задач
уголовного судопроизводства составляет основное содержание деятельности следова­теля.
Разработка тактических приемов, применяемых в этой деятельности, ведется давно.
Значительное место среди них занимают тактические приемы, основанные на данных
психологии. Обусловлено это тем, что поиск и собирание следователем информации
неизбежно вклю­чают в себя целенаправленное общение с лицами, уча­ствующими в
производстве следственных действий. В процессе общения следователь оказывает на
них оп­ределенное психологическое воздействие, но в той же ме­ре он и сам
подвержен такому воздействию со стороны указанных лиц.

Возникающее здесь взаимодействие должно основы­ваться на
психологическом контакте. Однако как его

154

достичь? По этому вопросу криминалистикой разработа­ны
многочисленные рекомендации.

Установление психологического контакта между сле­дователем и
другими участниками уголовно-процессу-альной деятельности является тактическим
приемом, на­ходящим применение главным образом в коммуникатив­ных следственных
действиях, задача которых состоит в получении необходимой информации
посредством обще­ния’. К числу таких действий относятся главным обра­зом
допросы и проверка показаний на месте. Именно при их проведении особенно важно,
чтобы между следо­вателем, с одной стороны, и допрашиваемыми лицами
(подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим, свидетеля­ми) — с другой, были
установлены такие психологиче­ские отношения, при которых бы допрашиваемый не
ук­лонялся от общения с допрашивающим, не замыкался, не молчал, а проникся
желанием дать правдивые пока­зания2.

Установление психологического контакта можно рас­сматривать
в качестве определяющего тактического приема среди тех из них, которые
относятся к тактике допроса. Этот контакт является необходимым условием либо
конечной целью применения других тактических приемов, основанных на данных
психологии и обеспе­чивающих достижение целей получения информации.

Так, тактические приемы, разработанные для оказа­ния помощи
допрашиваемому в припоминании забытых фактов и правильном их воспроизведении,
дадут поло­жительный эффект при их применении, если будет уста­новлен
психологический контакт. Положительное психо­логическое воздействие на
допрашиваемого сформирует у него готовность «мобилизовать» свою память. И нао­борот,
применение указанных приемов при отсутствии контакта и наличии негативной
позиции допрашиваемо­го к усилиям следователя окажется безрезультатным.

Разработанные на основе данных психологии разно­образные
тактические приемы по устранению индиффе­рентного или отрицательного отношения
допрашивае­мых (особенно подозреваемых и обвиняемых) к дости-

‘ См.: Васильев В. А. Юридическая психология. Л., 1974, с.
24.

2 См: Васильев А. Н., Кармеева Л. М. Тактика допроса. М.,
1970,’с. 76.

жению истины по уголовному делу, по преодолению их желания
ввести в заблуждение следователя наряду со своими непосредственными
специальными целями имеют общую цель — установить психологический контакт.

С учетом данных психологии разработай ряд прие­мов,
используемых в тактике производства таких след­ственных действий, как осмотр,
обыск, следственный эк­сперимент и др. В основе этих приемов лежат законо­мерности,
относящиеся к психологии поведения челове­ка в разных ситуациях. «Обстановку
места происшест­вия,—пишет А. Р. Ратинов,—можно рассматривать как
овеществленную психологию участников расследуе­мого события на этом плацдарме.
Его изучение позво­ляет с большей или меньшей степенью вероятности су­дить о
психических особенностях преступника»’. Широ­ко известны рекомендации о
необходимости наблюдать за поведением обыскиваемого, чтобы получить необхо­димую
информацию о местонахождении спрятанных предметов. Эти рекомендации также
разработаны с уче­том психологии поведения обыскиваемого, который по­мимо своей
воли часто либо приближается к «опасному месту», либо удаляется от него.

Разработка тактических приемов «психологической группы»
предполагает использование данных, относя­щихся к психологии не только лиц,
привлекаемых для участия в уголовном процессе, но и лиц, ведущих су­допроизводство.

Изложенные классификации тактических приемов, разумеется, не
претендуют на исчерпывающее рассмот­рение и решение всех вопросов, возникающих
в преде­лах каждой классификации. Но представляется, что аб­солютизация
какой-либо одной из них, например пред­ложение разрабатывать и излагать в
учебной литерату­ре тактические приемы только в соответствии с класси­фикацией
по источникам их формирования2, является неоправданной. Каждая из классификаций
представля­ется конструктивной с точки зрения возможностей рас­ширения научного
поиска, совершенствования тактиче­ских приемов и внедрения их в практику.

‘ Р а т и и о в А. Р. Судебная психология для следователей,
с. 254. 2 См.; Васильев А. Н. Тактический прием—основа следст­венной тактики.
—«Соц. законность», 1974, № 4, с. 44, 45.

156

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ