ОКАЗАНИЕ АДВОКАТУРОЙ БЕСПЛАТНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ: АКТУАЛЬНЫЕ ТРАДИЦИИ

ОКАЗАНИЕ АДВОКАТУРОЙ БЕСПЛАТНОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ: АКТУАЛЬНЫЕ ТРАДИЦИИ

82
0

А.С. ТАРАН

Таран А.С., доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики
СамГУ, кандидат юридических наук, доцент.

Оказание российской адвокатурой бесплатной юридической
помощи уходит корнями в пореформенное дореволюционное законодательство.
Учреждение судебных установлений 1864 г. предусматривало обязанность присяжных
поверенных вести дела на безвозмездной основе. Данную обязанность по
гражданским делам на поверенных возлагали исполнительные органы адвокатского
сообщества — Советы присяжных поверенных <*>, защиту по уголовным делам —
председатели судов. При этом было предусмотрено, что присяжные поверенные на
безвозмездной основе участвуют не в любом судопроизводстве, а только в
«общих судебных установлениях, не в мировых… и только при рассмотрении
дел по существу, а не в частном или кассационном порядке. Они защищают
подсудимых… в окружном суде, в Судебной Палате, в уголовном кассационном
департаменте Правительствующего Сената (когда он действует в качестве
апелляционной инстанции), в особых присутствиях Правительствующего Совета и
Судебной Палаты для обсуждения дел о государственных преступлениях, в Верховном
суде и в военно-окружных и военно-морских судах» <**>.

———————————

<*> Далее также — Советы.

<**> Макалинский П.В. С.-Петербургская присяжная
адвокатура. Деятельность С.-Петербургского Совета и общих собраний присяжных
поверенных за 22 года (1866 — 1888) // Адвокат в уголовном процессе / Под ред.
и с предисл. д.ю.н., проф. П.А. Лупинской. Сост. С.Н. Гаврилова. М.: Новый
Юрист, 1997. С. 320.

Современники высоко оценивали значение данной сферы
деятельности присяжной адвокатуры. Уже тогда было очевидно, оно выходит далеко
за пределы производства по конкретному делу. На это обращали внимание сами
Советы, признавая, что «обязанность ведения дел по праву бедности и защиты
по уголовным делам по назначению от Суда представляется одной из самых важных
функций присяжной адвокатуры» <*>. Данное направление деятельности
присяжных поверенных рассматривали как «повинность общественного
характера» <**>, как труд, обусловленный наличием у них определенного
социального статуса, выступающего водоразделом «между адвокатурой как
сословием… и между ходатаями как защитниками частных интересов»
<***>.

———————————

<*> Правила адвокатской профессии в России: Опыт
систематизации и обобщения постановлений Советов присяжных поверенных по
вопросам профессиональной этики. Составил член Совета присяжных поверенных
округа Московской судебной палаты А.Н. Марков. М., 1913 г. Фрагмент N 514 /
Отв. ред. Ю.В. Тихонравов. М.: Статут, 2003. С. 166.

<**> Правила адвокатской профессии в России…
Фрагмент N 526. С. 168.

<***> Там же. Фрагмент N 514. С. 166.

Безусловно, эта же идея положена в основу возложения на
адвокатуру обязанности по оказанию бесплатной юридической помощи населению и в
наше время. К сожалению, сейчас на страницах печати, научных конференциях,
семинарах, «круглых столах» поднимаются многочисленные проблемы,
связанные с реализацией данного правового института <*>. Среди них —
неоказание адвокатами такой помощи лицам, в ней нуждающимся, по гражданским
делам, неполнота, некачественность защиты по назначению. Нами была изучена
дисциплинарная практика Палаты адвокатов Самарской области <**> за 2003
г., результаты обобщения которой также свидетельствуют об актуальности данного
вопроса.

———————————

<*> См.: Конин В.В. Профессиональная этика в
деятельности адвоката // Федеральное законодательство об адвокатуре: практика
применения и проблемы совершенствования: Материалы Международной
научно-практической конференции. Екатеринбург, 13 июля 2004 г. Екатеринбург:
Издательство Уральского университета, 2004. С. 160 — 162; Поляков С. За
«бесплатно» адвокат выполнит лишь роль огородного пугала //
Российская юстиция. 2002. N 5. С. 13; Соболева А. Бесплатная юридическая
помощь: российская практика и стандарты Совета Европы // Российская юстиция.
2003. N 5. С. 37 — 38; Российская юстиция. 2003. N 6. С. 12 — 14.

23 — 24 ноября 2004 г. в г. Москва состоялся «круглый
стол» «Предоставление бесплатной юридической помощи в Российской
Федерации: законодательство и практика», организованный фондом
«ИНДЕМ».

<**> Далее также — ПАСО или Палата.

Так, в 2003 г. были привлечены к дисциплинарной
ответственности 10 адвокатов, осуществлявших защиту в порядке ст. ст. 50, 51
УПК РФ. При этом к 8 адвокатам было применено замечание, 1 адвокату объявлен
выговор, еще 1 был лишен адвокатского статуса. Чтобы можно было оценить данные
цифры, достаточно указать, что это составляет почти 1/3 от общего количества
адвокатов, привлеченных к дисциплинарной ответственности за указанный период, и
чуть меньше половины от числа адвокатов, привлеченных к ответственности за
ненадлежащее выполнение своих профессиональных обязанностей при оказании
юридической помощи гражданам по уголовным делам.

В свете сложившейся в настоящее время ситуации особенно
актуальным является анализ практики реализации исследуемого правового института
в период его становления, проблем, возникавших в то время, а также накопленного
опыта по их разрешению.

Прежде всего следует отметить, что Советы демонстрировали
особое внимание к деятельности присяжных поверенных по оказанию бесплатной
юридической помощи, проявляя нетерпимость даже к малозначительным на первый
взгляд проступкам. В одном из своих решений Московский Совет прямо указал, что
«ответственность за небрежное, халатное отношение к защите, полученной от
суда, еще серьезнее, ибо если в защите по соглашению доверитель имеет
возможность выбрать поверенного, то при назначении подсудимому защитника от
суда ему выбора нет» <*>.

———————————

<*> Макалинский П.В. Указ. соч. С. 338.

То, что к оказанию присяжными поверенными юридической помощи
«по праву бедности» Советы предъявляли повышенные требования, видно
также из определения ими критериев допустимости отказа в принятии и исполнении
поручения. Советы прямо указывали, что при рассмотрении вопроса о правомерности
отказа присяжного поверенного от ведения дела «оценка этих причин должна
быть более строгою, чем в делах по соглашению» <1>. Признавалось,
что, насколько бы ни были серьезны причины, самостоятельно, без разрешения
Совета, присяжный поверенный не вправе сложить с себя полномочия <2>. В
отличие от защиты по соглашению, где избранный подсудимым защитник мог всегда
отказаться от принятой им обязанности, назначенный защитник согласно ст. 568
Устава уголовного судопроизводства мог это сделать только с согласия
председателя соответствующего суда. Советы признавали, что для отказа от
данного присяжному поверенному поручения необходимо представление достаточных
для этого причин <3>, причем в отличие от общих правил считалось
недопустимым отказаться от ведения дела по мотивам личной неприязни к клиенту
<4>, а также по мотивам несостоятельности требований последнего
<5>. Кроме того, устанавливалась обязанность вести такие дела лично и запрещалось
передоверие этой обязанности другим лицам: как помощникам, так и другим
присяжным поверенным <6>.

———————————

<1> Правила адвокатской профессии в России… Фрагмент
N 521. С. 167.

<2> См.: Там же. Фрагменты NN 524, 526. С. 168.

<3> См.: Макалинский П.В. Указ. соч. С. 322.

<4> См.: Правила адвокатской профессии в России…
Фрагмент N 533. С. 171.

<5> См.: Там же. Фрагменты NN 522, 523. С. 167 — 168.

<6> См.: Там же. Фрагменты NN 526, 527, 528. С. 169.

Изучение опубликованной дисциплинарной практики того времени
показывает, что перед Советами возникало много вопросов, перекликающихся с
современными проблемами в сфере оказания адвокатурой бесплатной юридической
помощи населению.

Одной из них является определение надлежащего объема такой
помощи.

Прежде всего следует отметить тот факт, что формально
действующее законодательство не предусматривает никаких особенностей в
процессуальном статусе адвоката, оказывающего юридическую помощь населению
бесплатно. Напротив, в Кодексе профессиональной этики адвоката <*>
содержится прямое указание на то, что «обязанности адвоката… при
оказании им юридической помощи доверителям бесплатно или по назначению органов
дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда в случаях,
предусмотренных федеральным законом, не отличаются от обязанностей при оказании
юридической помощи за гонорар» (ч. 8 ст. 10).

———————————

<*> Далее также — КПЭА или Кодекс.

Однако если анализировать существующую практику защиты по
назначению, то очевидно, что фактический объем оказываемой при этом юридической
помощи намного меньше, чем при защите по соглашению. В определенной части это
обусловлено законодательством, которое, предусматривая оплату работы адвоката,
исходя из участия его в суде или при производстве предварительного
расследования, упустило такие важные адвокатские действия, как ознакомление с
материалами дела, консультирование доверителя, посещение его в следственном
изоляторе, составление жалоб и т.д. Не компенсируются таким адвокатам и транспортные
расходы, расходы по привлечению специалистов, на снятие ксерокопий с материалов
дела. Это приводит к отказу адвокатов выполнять соответствующие полномочия, что
вызывает нарекания со стороны доверителей.

Так, адвокат М., осуществлявший защиту в порядке ст. 51 УПК
РФ, был обвинен гражданкой И. в том, что отказался снимать ксерокопии с дела,
указав, что сделает это только за дополнительную плату. Квалификационная
комиссия и Совет ПАСО не усмотрели в действиях адвоката М. нарушений норм
профессиональной этики.

Такой подход к данному вопросу в целом соответствует
традициям российской адвокатуры. В 1892 г. Московский Совет присяжных
поверенных признал, что «на присяжном поверенном, назначенном по праву
бедности, не лежит обязанность производить расходы по делу из собственных
средств, равно не может быть вменено ему в обязанность и разыскание необходимых
документов» <*>, было установлено также, что тот «не обязан
выезжать на осмотр далеко за пределы того города, в котором он живет, не получив
на то необходимых средств» <**>.

———————————

<*> Правила адвокатской профессии в России… Фрагмент
N 540. С. 172.

<**> Там же. Фрагмент N 520. С. 167.

Вместе с тем существующая сейчас практика, когда адвокаты,
приступая к защите по назначению, не проводят свидание с подзащитным и не
знакомятся с материалами дела <*>, в свое время категорически осуждалась
Советами. Ими было признано, что присяжные поверенные обязаны исполнять
возложенные судом поручения тщательно и добросовестно, а первым условием такого
исполнения является изучение дела, приготовление к защите. При этом в одном из
своих решений Санкт-Петербургский Совет указал, что одно только ознакомление с
материалами дела, без свидания и личной беседы с подзащитным, не означает
надлежащей подготовки к защите. Он не принял доводов поверенного в свое
оправдание, настаивавшего на том, что дело являлось очевидным и подсудимый
признал свою вину, указав, что «один просмотр дела без объяснения с
подсудимым в большей части случаев недостаточен для решения вопроса о пределах
и направлении защиты, так как при сознании подсудимого защитнику необходимо
выслушать подробный рассказ о его причинах и мотивах преступления»
<**>.

———————————

<*> Об этом свидетельствуют, в частности, результаты
опроса самих адвокатов, проведенного Центром содействия правосудию при Фонде
«ИНДЕМ» и Инициативой «Право общественных интересов»,
обнародованные на уже упомянутом «круглом столе».

<**> Макалинский П.В. Указ. соч. С. 332 — 333.

Следует положительно оценить такой подход дореволюционной
адвокатуры к данной проблеме. К сожалению, выявлявшиеся в дисциплинарной
практике ПАСО факты неосуществления адвокатами полномочий данного рода не
получали соответствующей оценки.

За исследованный нами период неоказание адвокатом юридической
помощи в надлежащем объеме повлекло привлечение к дисциплинарной
ответственности только в одном случае, являющемся примером грубого неисполнения
профессионального долга: адвокат Н., осуществлявший в порядке ст. 51 УПК РФ
защиту С., отрицающей свою виновность в совершении преступления, не явился на
оглашение приговора и не ознакомился с протоколом судебного заседания. Вопреки
интересам доверительницы, признанной виновной в совершении преступления,
предусмотренного п. п. «а, б, в» ч. 2 ст. 163 УК РФ, с назначением
наказания в виде 5 лет 6 месяцев лишения свободы, адвокат Н. кассационную
жалобу не подал.

В дальнейшем Самарский областной суд по кассационной жалобе
другого осужденного приговор, вынесенный в отношении С., отменил в связи с
существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, допущенными при
рассмотрении дела судом первой инстанции.

Показательно, что сам адвокат Н. в своей объяснительной
указал, что не считал себя обязанным явиться на оглашение приговора, поскольку
участвовал в деле по назначению.

По результатам рассмотрения данного дисциплинарного
производства Совет ПАСО прекратил статус адвоката Н.

Такой подход полностью отвечает традициям дореволюционной
адвокатуры, где было признано, что «присяжный поверенный, назначенный для
ведения дела лица, пользующегося правом бедности, не может считать исполненными
до конца свои обязанности до тех пор, пока порученное ему дело не получит
окончательного разрешения по существу» <*>. Оценивая аналогичное
поведение адвоката, не явившегося на оглашение приговора, Московский Совет
указал, что «нравственный долг во многих случаях обязывает его не покидать
подсудимого в самую тяжкую для него минуту всего уголовного процесса»
<**>. В другом постановлении этот же Совет отметил, что задача защитника
подсудимого на суде не ограничивается произнесением защитительной речи и
заявления относительно применения меры наказания, и роль его не заканчивается с
окончанием судебного заседания. Он должен «предпринять все от него
зависящее, чтобы обжаловать приговор, вынесенный с нарушением закона»
<***>.

———————————

<*> Правила адвокатской профессии в России… Фрагмент
N 531. С. 170 — 171.

<**> Макалинский П.В. Указ. соч. С. 338.

<***> См.: Там же. С. 338 — 339.

Помимо проблемы сокращения объема юридической помощи,
оказываемой адвокатами по назначению, неминуемо встает и вопрос о ее качестве.

Как показало изучение дисциплинарной практики ПАСО, именно
для адвокатов, осуществляющих юридическую помощь по назначению, характерны
грубые недостатки в работе, явные недоработки в защите, очевидны
недобросовестное выполнение своих обязанностей, пассивность в представлении
интересов доверителей.

Так, например, адвокат Н., зная о самооговоре своего
доверителя — обвиняемого А., не отстаивал его невиновность, удостоверял ход и
содержание следственных действий, производимых с участием последнего без
каких-либо оговорок и замечаний, за что был привлечен Советом ПАСО к
дисциплинарной ответственности в виде выговора.

Другой пример — дисциплинарное производство в отношении
адвоката П., который, осуществляя в порядке ст. 51 УПК РФ защиту подсудимого
Ш., не признавшего себя виновным в умышленном убийстве и настаивавшего на
наличии алиби, в судебной речи просил квалифицировать действия своего
подзащитного как причинение смерти по неосторожности. Совет ПАСО возложил на
адвоката дисциплинарную ответственность в виде замечания.

Если обратиться к практике дореволюционной адвокатуры, то
можно легко убедиться в том, что Советы присяжных поверенных качеству
бесплатной юридической помощи уделяли повышенное внимание. Отмечалось, что
данные обязанности «должны исполняться строгим образом. Промедление и
небрежность в этих делах совершенно недопустимы» <*>. Присяжным
поверенным было рекомендовано при осуществлении данной деятельности «быть
особенно аккуратными и осторожными, дабы не навлекать на сословие тяжких
обвинений, подрывающих честь и деловую репутацию» <**>. При этом
Советы, которым принадлежало право и обязанность следить за правильным
исполнением присяжными поверенными своего долга, установили систему контроля за
качеством защиты по назначению. В частности, Санкт-Петербургский Совет обязал
каждого присяжного поверенного, который вел дела по его поручению, сообщать о
результатах работы по завершении дела <***>.

———————————

<*> Правила адвокатской профессии в России… Фрагмент
N 514. С. 166.

<**> Там же. Фрагмент N 515. С. 166.

<***> См.: Там же. Фрагмент N 532. С. 171.

Как показало изучение дисциплинарной практики ПАСО, самым
распространенным проступком адвокатов, допускаемым при осуществлении защиты по
назначению, является неявка без уважительных причин на дежурство, производство
отдельных следственных действий, судебное разбирательство. Очевидно, адвокаты
игнорируют требования ч. 3 ст. 10, ч. 1 ст. 14 КПЭА, отдавая предпочтение
выполнению более высокооплачиваемых поручений и не утруждая себя
предварительным уведомлением о невозможности своего участия в производстве
следственных действий и судебном разбирательстве.

Проблема неявок присяжных поверенных, назначенных судом, на
судебное заседание была знакома и в дореволюционной России <*>. Дабы
предупредить такие ситуации, Санкт-Петербургский Совет принял указание о том,
что в случае невозможности вести защиту по назначению суда в указанное
повесткой время присяжные поверенные обязаны были по возможности немедленно и
не позднее трех дней с момента получения повестки уведомить об этом тот суд, от
которого поступило назначение. В противном случае защита считалась принятой, и
уже на самом присяжном поверенном лежала обязанность заменить себя товарищем по
корпорации <**>. Кроме того, в целях предотвращения необоснованного
уклонения присяжного поверенного от защиты данный Совет призвал суды уведомлять
его о каждом случае неявки защитника на заседание <***>.

———————————

<*> См.: Там же. Фрагмент N 517. С. 166.

<**> См.: Макалинский П.В. Указ. соч. С. 330 — 331.

<***> См.: Там же. С. 330.

В настоящее время защита по назначению порождает весьма
спорное с этической точки зрения поведение адвокатов: навязывание своим
подзащитным платной юридической помощи, что зачастую сопровождается сокрытием
полученных доходов. Нередки случаи, когда адвокаты не просто предлагают своим
подзащитным заключить с ними соглашение, а практически вымогают их сделать это.
В этой связи показательными являются материалы дисциплинарного производства по
представлению следователя СУ при УВД Тольятти Г. В нем указывалось, что адвокат
Н., вызванный в порядке ст. 51 УПК РФ, перед задержанной К. в присутствии
следователя заявил, что отказывается участвовать в допросе, так как ему платят
только 212 рублей. Подозреваемая пообещала заплатить в будущем, но адвокат
заявил, что «в кредит не работает».

К представлению следователя было приложено заявление К. об
отказе от услуг адвоката Н., мотивированное высказанным адвокатом нежеланием
работать без соглашения и отсутствием у К. денег на оплату его услуг.

В объяснениях адвокат Н. отрицал факт отказа от защиты, но
признал, что при обсуждении с К. перспектив ее дела он указал на то, что его не
устраивает оплата, которую он будет получать от государства.

В действиях адвоката Н. не были установлены нарушения норм
профессиональной этики. Вместе с тем, на наш взгляд, Квалификационная комиссия
ПАСО могла дать оценку установленному факту: тому, что адвокат прямо указал
клиентке, что качество его работы будет зависеть исключительно от размера
гонорара. Очевидно, это заявление адвоката Н. и послужило основанием для отказа
от его услуг. Также не была дана оценка тому, что адвокат до допроса не
реализовал своего права на свидание с подзащитной.

Это только один пример из целого ряда аналогичных дел,
которые показывают, что в настоящее время исполнительные органы адвокатского
сообщества достаточно лояльно относятся к ситуациям, когда адвокат,
приглашенный осуществлять юридическую помощь на безвозмездной основе,
инициирует заключение соглашения, в результате чего между ним и его подзащитным
возникают материальные обязательства. Между тем запрет на склонение доверителя
по делу, по которому адвокат был назначен, в договорные отношения был
установлен еще в решениях Советов присяжных поверенных. В частности, в одном из
них было прямо указано, что «при назначении Судом или Советом Присяжных
Поверенных… присяжный поверенный не вправе входить со своим доверителем в соглашение
о добровольном вознаграждении» <*>. Следует при этом, однако,
оговориться, что Советы признавали допустимым для поверенных принимать денежное
вознаграждение от доверителей по завершении дела.

———————————

<*> Правила адвокатской профессии в России… Фрагмент
N 541. С. 172.

Так, установив, что назначенный судом присяжный поверенный
позволил себе за три дня до заседания в записке, обращенной к клиенту, указать
о необходимости произвести денежную уплату за его труд, Харьковский Совет осудил
эти действия, признав, что записка эта могла давать подсудимому основание к
предположению, что исполнение защиты ставится поверенным в зависимость от
исполнения подсудимым своего обещания — произвести за защиту оплату — и в таком
случае посылка записки подсудимому со стороны присяжного поверенного имела
целью превратить безусловную его обязанность, возложенную не него председателем
суда, в условную, зависящую от получения за труд денежного вознаграждения
<*>. Обосновывая аналогичную позицию, Санкт-Петербургский Совет по одному
из дел указал, что «заставить подсудимого предложить гонорар защитнику,
назначенному ему судом и еще не оказавшему ему за нетерпением дела никакой
существенной услуги, может вызвать только недоверие к добросовестности защитника,
опасение того, что защита даровая будет недоброкачественная и что защитника
надобно задобрить, чтобы он усерднее действовал. В интересах сословия присяжных
поверенных следует противодействовать возникновению и распространению подобных
понятий в публике и взять за правило, что защитник не по выбору, а по
назначению суда не в праве до решения дела получать гонорар или обязательство о
платеже гонорара от клиента, и это правило, по мнению Совета, устранит всякие
на будущее время предположения о том, что на способ ведения защиты может иметь
какое-либо влияние то обстоятельство, вознаграждаема она или не
вознаграждаема» <**>.

———————————

<*> См.: Макалинский П.В. Указ. соч. С. 340; Правила
адвокатской профессии в России… Фрагмент N 539. С. 172.

<**> Макалинский П.В. Указ. соч. С. 325.

Мы затронули только некоторые проблемы, существовавшие в
реализации адвокатурой права граждан на бесплатную юридическую помощь в
дореволюционной России, многие из которых известны и сегодня: ненадлежащий
объем, качество оказываемой юридической помощи, неявка адвокатов на
производство процессуальных действий и т.д.

Очевидно, что многие решения Советов присяжных поверенных
могли бы стать образцом для решения аналогичных вопросов сегодня. Так,
показательными являются пристальное внимание, уделявшееся ими данной сфере
деятельности адвокатуры, установление более суровых требований и мер
дисциплинарной ответственности к присяжным поверенным, осуществляющим оказание
бесплатной юридической помощи, негативное отношение к фактам инициирования ими
договорных отношений с доверителями. Очевидно также, что назрел вопрос о
необходимости помимо так называемого последующего контроля в виде проверки и
рассмотрения поступивших сообщений и заявлений о ненадлежащем выполнении
адвокатами своих обязанностей по оказанию бесплатной юридической помощи
установить дополнительные контрольные механизмы за исполнением ими своего
профессионального долга в этой сфере. И здесь опять же в качестве ориентира
может выступить практика Советов присяжных поверенных.

Название документа

«РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В ПРОФИЛАКТИКЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ»

(А.Э. Дубоносова)

(«Адвокатская практика», 2005, N 6)

Дата

16.11.2005

Источник публикации

«Адвокатская практика», 2005, N 6

Автор

ДУБОНОСОВА А.Э.

Примечание к документу

Текст документа

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ