Глава 3. Виды ответственности за нарушение предпринимательских договоров

Глава 3. Виды ответственности за нарушение предпринимательских договоров

267
0

 

 Поскольку
предприниматель действует одновременно в двух сферах — публично-правовой и
частной, последствия его негативного поведения проявляются в каждой из них.
Так, в публичной сфере существует правило, в силу которого к предприятиям и
организациям, нарушившим нормы законодательства о государственном регулировании
цен, применяются санкции в виде взыскания всей суммы излишне полученной выручки *(65). Аналогичное правило специально установлено для
субъектов естественных монополий (транспортировка нефти и нефтепродуктов по
магистральным трубопроводам, железнодорожные перевозки, передача электроэнергии
и т.п.), которые должны по предписаниям государственных органов, занятых
регулированием таких монополий, перечислять в федеральный бюджет прибыль,
необоснованно полученную от завышения цен *(66).

 Санкции такого
рода принято называть экономическими, но наряду с ними существуют еще и
административные в виде, например, штрафа, налагаемого на должностных лиц и
организации за нарушение обязательных требований государственных стандартов,
причем не только при реализации продукции, но и при ее использовании, хранении
и транспортировке (ст. 19.19 Кодекса РФ об административных правонарушениях).

 Применение государственной властью названных и иных санкций
совсем не исключает частно-правовой ответственности субъектов
предпринимательства за нарушение договоров. Гражданский кодекс РФ
предусматривает две формы данной ответственности: возмещение убытков и уплату
неустойки.

 Убытки
традиционно делятся на реальный ущерб, который иногда именуют положительным
ущербом, и упущенную выгоду, для которой существует еще одно равнозначное
наименование — неполученные доходы. Реальный ущерб — это, во-первых, фактически
понесенные стороной расходы, возникшие в результате нарушения договора ее
контрагентом. Покупатель, например, отправил свой автотранспорт за товаром на
склад поставщика, однако автомобили вернулись порожними за отсутствием товара.
Для предъявления требования к поставщику покупатель должен документально
подтвердить факт уже понесенных расходов. Но реальный ущерб, во-вторых, может
быть выражен в расходах, которые придется понести в будущем для устранения
последствий нарушения договора. Если на транспортное предприятие были завезены
горюче-смазочные материалы низкого качества, то без ремонта двигателей не
обойтись, однако для предъявления иска к поставщику нет необходимости ожидать
окончания ремонтных работ, достаточно обосновать их стоимость.

 Под упущенной
выгодой понимают доходы, которые были бы получены кредитором при обычных
условиях, если бы обязательство не оказалось нарушено должником. При
определении этих доходов ст. 393 ГК предписывает учитывать принятые для их
получения меры и сделанные с этой целью приготовления. Кроме того, размер
неполученного дохода должен определяться с учетом разумных затрат, которые
пришлось бы понести кредитору, если бы обязательство было исполнено надлежаще.
Иными словами, если товар не был произведен и продан по причине просрочки
поставки сырья, то при определении неполученных доходов следует взять за основу
цену реализации товара, предусмотренную договором с покупателем, за вычетом
расходов на сырье и затрат, связанных с производством *(67).

 На практике
арбитражные суды в конечном счете отказывают в удовлетворении требований,
связанных со взысканием неполученных доходов. Камнем преткновения служат
трудности с доказыванием истцами размера упущенной выгоды и причинной связи
между ее возникновением и нарушением договора.

 Обратимся к
нескольким спорам по этому поводу. Сельхозпредприятие заключило договор с
поставщиком на поставку в июне 1999 г. двух комплектов оборудования
кормозаготовительных комплексов с расходными материалами для заготовки сенажа.
Предоплата была произведена, но передача комплексов задержана. Покупатель
потребовал возместить упущенную выгоду, поскольку он не смог реализовать сено,
однако суд ему в этом отказал за отсутствием доказательств наличия убытков *(68). Иначе говоря, истец не доказал, что в его
намерения входили заготовка и продажа сена, и что с этой целью он сделал
соответствующие приготовления. Факт приобретения им комплексов для заготовки
сенажа, по-видимому, не мог служить подтверждением данных приготовлений.

 Между
АТС и банком был заключен кредитный договор; полученные средства АТС
использовала для телефонизации населенных пунктов. Поскольку кредит был выдан
банком не полностью, АТС потребовала возмещения упущенной выгоды, возникшей в
связи с тем, что телефонизация поселка Жилкино была задержана, а это привело к
недополучению абонентской платы. Отменяя решение об удовлетворении иска, ВАС РФ
указал, что в нем не указаны мотивы, на основании которых был сделан вывод о
том, что именно недополученная заемщиком часть кредита предназначалась для
установки оборудования, необходимого для телефонизации поселка, и что
неполучение этой суммы причинило истцу ущерб в виде упущенной выгоды *(69). Тем самым ВАС РФ поставил задачу, которую вряд ли
разрешил бы и царь Соломон. В самом деле, как ответить на вопрос, для чего
предназначалось то, чего не было?

 Банк ненадлежаще
исполнял обязательства истца по договору банковского счета: имели место
просрочки в оплате платежных поручений и их неисполнение. Истцом заявлено
требование о возмещении неполученных доходов от инвестиций в государственные
краткосрочные облигации (ГКО) ввиду неисполнения банком двух платежных
поручений: в августе 1995-го и декабре 1996 г. о перечислении денег ЗАО
«Предприятие «Инвест-проект». С последним истец имел договоры от
1 августа 1996 г. о совместной инвестиционной деятельности на рынке ценных
бумаг и от 1 января 1997 г. на проведение операций с ГКО.
«Инвест-проект» представил справку о полученных истцом доходах от
инвестиций в ГКО с августа 1996-го по январь 1997 г. Отменяя решение об
удовлетворении иска, ВАС РФ отметил, что истец не представил документов в
подтверждение заявленных требований, а те, что имеются, не доказывают наличие
причинной связи между действиями банка и убытками.

 Наиболее
любопытен для анализа последний из приводимых здесь судебных сюжетов. Его суть
заключалась в том, что должник не уплатил по векселю предприятию общественной
организации при Московском обществе инвалидов фирме «Спинорт». Наряду
с другими фирма выдвинула требование о возмещении неполученных доходов,
возникших в связи с тем, что она за отсутствием средств была лишена возможности
приобрести по заключенному с изготовителем договору вибровытяжные устройства, а
затем продать их с выгодой для себя покупателям, с которыми также имелись
договоры. Фирмой «Спинорт», по мнению ВАС, не доказано то
обстоятельство, что единственным источником средств для оплаты по договору на
приобретение устройств могла быть только сумма, подлежащая получению по
векселю, и у истца отсутствовала возможность привлечь заемные средства для
расчетов с изготовителем. Говоря иначе, «Спинорт» не доказала свое
плохое финансовое состояние. Но даже если бы ей это удалось, то чем могла бы
она подтвердить тот факт, что никто не предоставил бы ей заем?

 Отсюда можно
сделать вывод, что всякий истец, который требует возмещения упущенной выгоды,
попадает в заведомо проигрышное положение, а закрепленное в ст. 15 ГК право
требовать полного возмещения причиненных убытков на самом деле сводится к
реальному ущербу. Политика арбитражных судов применительно к этой категории
споров изменится не раньше чем того потребуют рыночные преобразования экономики
и на этом фоне появится современная методика расчета убытков или аналогичный ей
документ, воспринятый арбитражной практикой.

 Существует,
однако, предусмотренное ст. 400 ГК законодательное ограничение права на полное
возмещение убытков, т.е. ограниченная ответственность по отдельным видам
обязательств и по обязательствам, связанным с определенного рода деятельностью.
Так, железнодорожный перевозчик возмещает ущерб, причиненный при перевозке
груза, лишь в размере утраченного или недостающего груза, а его ответственность
за просрочку доставки ограничена размером платы за перевозку
*(70). Энергоснабжающая организация, нарушившая договор, несет перед
абонентом ответственность в пределах возмещения реального ущерба. В том же
объеме отвечает ссудодатель по договору безвозмездного пользования имуществом.

 Причины, по
которым законодатель установил ограниченную ответственность первых двух
субъектов и последнего, неодинаковы. Поскольку ссудодатель не получает от
договора никакой выгоды, было бы несправедливо возложить на него
ответственность за нарушения в полном объеме. Что касается перевозчика и
энергоснабжающих организаций, то при громадном количестве клиентуры введение
для них неограниченной ответственности привело бы их к банкротству либо
выдвинуло вопрос о повышении взимаемой с клиентуры платы.

 Другая,
помимо убытков, форма ответственности, состоит во взыскании с нарушителя
обязательства неустойки, под которой понимается определенная законом или
договором денежная сумма, уплачиваемая должником кредитору в случае
неисполнения или ненадлежащего исполнения договора. В подавляющем большинстве
случаев неустойка устанавливается в договоре, но если она предусмотрена
законом, то носит императивный характер и применяется в отношениях сторон
независимо от того, говорится о ней в договоре или нет. Такова, например,
неустойка за невыполнение в срок государственного контракта на поставку
продукции, составляющая 50% от стоимости недопоставленной продукции *(71). Стороны вправе повысить размер законной неустойки,
если закон этого не запрещает.

 Чтобы взыскать
неустойку, нет необходимости доказывать причинение убытков. Этим она и
привлекательна, хотя в случаях, когда размер неустойки явно неадекватен
последствиям нарушения обязательства, суд вправе ее уменьшить. Поэтому при
определении размера неустойки в договоре его следует соотносить с объемом
возможных убытков.

 Принято
различать неустойку в широком смысле как общее понятие, в которое входит
неустойка в узком смысле, штраф и пеня. Пеня исчисляется в процентном отношении
от цены неисполненного обязательства и взыскивается за каждый день просрочки
исполнения. Неустойка в узком смысле исчисляется точно так же, но взыскивается
однократно. Характерная особенность штрафа заключается в том, что он
устанавливается в твердой денежной сумме и может взыскиваться как однократно,
так и за определенный период времени. Следует заметить, что законодатель, а
вслед за ним и практика часто путают терминологию, однако главное здесь, в
конце концов, не в словах, а в порядке исчисления санкций.

 Для
договора поставки, например, свойственно одновременное применение пени и
неустойки. Пеня *(72) предусматривается в отношении
поставщика — за нарушение сроков передачи товара, и покупателя — за задержку
оплаты. Обычно размер пени, как и период ее уплаты (например, месяц с момента,
когда обязанность должна была быть исполнена), одинаков для обеих сторон
договора. По окончании этого периода подлежит взысканию неустойка. Таким
образом, все увеличивающаяся день ото дня общая сумма пеней и перспектива
уплаты неустойки побуждают сторону-нарушителя к исполнению.

 Специальная
разновидность ответственности за неисполнение денежных обязательств
предусмотрена в ст. 395 ГК. Она заключается в том, что лицо, которое без
должных правовых оснований пользуется чужими денежными средствами (не оплачивает
в срок полученный товар (работы, услуги) либо, получив оплату, не производит
встречного исполнения и т.п.), уплачивает проценты на сумму этих средств в
размере ставки рефинансирования Центрального банка РФ. Это правило применяется,
если иной размер процентов не предусмотрен в договоре или законе, а в случаях,
когда убытки кредитора превышают сумму процентов, взыскиваемых в порядке ст.
395 ГК, он вправе потребовать от должника возмещения убытков в превышающей
части *(73).

 Следует обратить
внимание на то обстоятельство, что данная ответственность установлена для
случаев неисполнения денежных обязательств. Поэтому она не может быть применена
в таких договорах, как мена, в которых движение денег отсутствует.

 Согласно
диспозитивным правилам, закрепленным в ст. 396 ГК, уплата штрафных санкций и
возмещение убытков в случае ненадлежащего исполнения обязательства не
освобождают должника от исполнения в натуре. На том же фоне неисполнение
договора освобождает его от дальнейших действий.

 Под исполнением
в натуре, которое именуют также реальным исполнением, понимают совершение
должником тех основных действий, которых требует от него договор, т.е. передачу
имущества, выполнение работ и т.п. Если обязательство исполнено им ненадлежаще,
с просрочкой, нарушением требований по качеству и проч., то применение к нему
мер ответственности не упраздняет обязанность должника выполнить договор. Но
когда оно вообще не исполнено, дело должно ограничиться указанными мерами, если
законом или договором не предусмотрено иное.

 Такое
разграничение последствий ненадлежащего исполнения обязательства и полного
отсутствия его исполнения обусловлено тем, что в первом случае у кредитора есть
шанс получить искомое, в то время как во втором для него предпочтительнее
заняться поиском другого, более надежного контрагента.

 Для
предпринимательских договоров характерно использование так называемых
оперативно-хозяйственнных санкций, не относящихся к мерам ответственности, но
способных, с одной стороны, создать для субъекта, нарушившего договор,
определенные сложности, и в большей степени защитить интересы его партнера — с
другой. Так, в договоре может быть предусмотрено, что расчеты с поставщиком,
если он допустит просрочку в передаче товара, будут производиться не платежными
поручениями, а с использованием аккредитивной формы расчетов. Возможно
установление в договоре особого порядка приемки продукции на случай, если
первая партия окажется ненадлежащего качества. Существуют и другие варианты
названных санкций, основанные на возможностях, предоставляемых законом, и
практике предпринимательской деятельности.

 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ