Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 7      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.

     I. Признание договоров незаключенными в связи с тем, что стороны не достигли соглашения по всем существенным условиям договора

     

     1. Основная категория споров среди дел о признании договоров незаключенными - это споры, возникающие в связи с несоблюдением основного требования закона, т.е. когда сторонами не достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

     Главным условием, признаваемым существенным абсолютно для всех договоров, является условие о предмете договора. Если из договора не усматривается предмет, по поводу которого стороны решили его заключить, значит, нет и договора.

     Рассмотрим следующие ситуации.

     Индивидуальный предприниматель обратился в Арбитражный суд Смоленской области с иском к ООО о признании договора поставки незаключенным в связи с тем, что стороны не достигли соглашения о его предмете. ООО, рассматривавшее договор поставки как заключенный, предъявило встречный иск о взыскании с предпринимателя суммы штрафных санкций. Решением арбитражного суда исковые требования предпринимателя удовлетворены, договор поставки признан незаключенным, в удовлетворении встречного иска отказано. Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения. ООО обжаловало судебные акты в кассационном порядке. Кассационная инстанция не нашла оснований для их отмены.

     Предпринимателем (поставщиком) и ООО (покупателем) был подписан договор поставки минеральных удобрений и средств защиты на общую сумму 2 млн руб. В соответствии с п. 1.2 договора количество и развернутая номенклатура (ассортимент) товаров предусматриваются сторонами в протоколах согласования цен, являющихся частью договора. Однако такие протоколы не были подписаны сторонами, поэтому не представляется возможным определить предмет сделки (какие именно удобрения и средства защиты должны быть поставлены, в каком количестве и в какой комплектации). В соответствии с п. 1 ст. 432 и п. 3 ст. 455 ГК РФ существенными для договора купли-продажи являются условия о наименовании и количестве товара. Кроме того, из текста договора поставки следует, что наименование и количество подлежащих поставке минеральных удобрений и средств защиты должны быть оговорены сторонами в протоколах согласования цен, являющихся частью договора. Это свидетельствует о том, что при подписании спорного договора предприниматель и ООО рассматривали указанные условия как существенные и требующие согласования. Поэтому арбитражный суд пришел к правильному выводу об отсутствии в договоре и иных материалах дела сведений о согласовании сторонами условия о предмете сделки, являющегося существенным для договора данного вида. Сумма договора сама по себе не позволяет установить конкретное наименование, количество и стоимость подлежащих поставке товаров. Кассационная инстанция признала не заслуживающим внимания довод ООО о том, что частичная поставка товара по имеющейся в деле накладной свидетельствует о согласовании сторонами договора всех его существенных условий, поскольку эта частичная поставка не подтверждает согласования сторонами остальной номенклатуры и количества товара. Кроме того, накладная не содержит ссылки на спорный договор (постановление ФАС Центрального округа от 26 сентября 2005 г. N А62-6801/04).

     Другое дело. ОАО обратилось в Арбитражный суд Орловской области с иском к ООО о признании договора уступки права требования незаключенным. Решением арбитражного суда исковые требования удовлетворены. В апелляционном порядке решение не обжаловалось. В кассационной жалобе ООО просило отменить данное решение и отказать в иске. Суд кассационной инстанции оставил решение суда первой инстанции в силе.

     Между ООО (цедентом) и ОАО (цессионарием) был заключен договор уступки права требования, по условиям которого ООО уступает, а ОАО принимает право требования к другому ООО (должнику по договору поставки товара), а также права, обеспечивающие исполнение обязательств, и другие права, связанные с правом требования по указанному договору. Пункт 2 договора уступки права требования предусматривает обязанность ООО передать ОАО все необходимые документы, удостоверяющие право требования: подлинный договор поставки товара со всеми приложениями, дополнительными соглашениями и другими документами, являющимися его неотъемлемой частью, иные документы, относящиеся к договору, по которому происходит уступка прав. Цедент также обязан сообщить цессионарию все сведения, имеющие значение для осуществления цессионарием своих прав кредитора по указанному договору. Сумма передаваемого требования определена в размере 390 513 руб.

     Суд кассационной инстанции согласился с выводом арбитражного суда о том, что в договоре уступки права требования отсутствует предмет договора, не определено конкретное требование, передающееся кредитору. Предметом уступки требования является право кредитора требовать исполнения конкретного обязательства (ст. 382, 384 ГК РФ). Объем прав первоначального кредитора определяется договором между ним и должником и иными документами (накладными, счетами-фактурами и т.п.). Следовательно, в договоре цессии должна быть ссылка на документы, послужившие основанием для возникновения обязательств, права по которым переходят к новому кредитору. Договор уступки права требования содержит ссылку на договор поставки товара, заключенный между ООО-поставщиком и ООО-покупателем (должником) и предусматривающий обязательство поставщика поставить, а должника - принять и оплатить товар в соответствии со спецификациями, которые представляют собой неотъемлемую часть договора с указанием наименования, количества, качества, цены, сроков, условий расчетов и поставки товара. При этом покупатель производит оплату по счету, выставленному поставщиком в соответствии со спецификациями. Между сторонами договора поставки имели место длящиеся отношения. По договору уступки права требования передано право требования на сумму 390 513 руб. Значит, в силу ст. 382 и 384 ГК РФ в договоре уступки права требования должны быть указаны конкретные документы (спецификации, счета-фактуры, накладные), подтверждающие право требования первоначального кредитора к должнику на указанную сумму. Однако спорный договор уступки права требования таких данных не содержит. Кроме того, согласно ст. 385 ГК РФ кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования. Однако акт приема-передачи первичных документов и спецификации, подтверждающие право требования на сумму 390 513 руб., в материалах дела отсутствуют. Таким образом, в договоре уступки права требования нет сведений об обязательстве, в отношении которого стороны намерены осуществить уступку требования (постановление ФАС Центрального округа от 18 июля 2005 г. N А48-7984/04-7).

     В аналогичном деле по спору между теми же сторонами, но в связи с другим договором уступки права требования, арбитражный суд также признал незаключенным договор уступки права требования на том основании, что в нем не конкретизировано обязательство, являющееся предметом уступки. При этом суд обратил внимание на следующее обстоятельство, которое счел дополнительным доводом об отсутствии предмета договора. Согласно спецификации, прилагаемой к договору поставки, заключенному между ООО и должником, общая сумма поставленной продукции составила 260 400 руб., а сумма требования, передаваемого по договору уступки права требования, - 930 754 руб. В связи с этим невозможно установить, из какого обязательства должника у ООО возникло требование на сумму 930 754 руб., передаваемое по договору уступки права требования (постановление ФАС Центрального округа от 12 августа 2005 г. N А48-8479/04-12).

     Интересно также следующее дело. ООО обратилось в Арбитражный суд Чувашской Республики с иском о взыскании с индивидуального предпринимателя задолженности по арендной плате на основании ст. 309 и 614 ГК РФ. При этом ООО мотивировало свое требование тем, что предприниматель своевременно не исполнил принятых на себя договорных обязательств по оплате пользования помещениями общей площадью 180 кв. м, расположенными в здании. Решением суда в иске отказано на основании ст. 432, 609, 651 ГК РФ, поскольку договор субаренды является незаключенным в связи с неопределенностью предмета аренды (невозможностью выделить арендованные помещения из состава иных помещений) и отсутствием его государственной регистрации. В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

     Оставляя решение без изменения, кассационная инстанция указала, что предпринимателю переданы в пользование помещения общей площадью 180 кв. м, расположенные в здании и обозначенные в договоре соответствующими номерами. По условиям договора арендованная недвижимость должна быть дополнительно обозначена (заштрихована) на плане помещения. В соответствии с п. 3 ст. 607 ГК РФ в договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды. Суд первой инстанции установил, что фактически арендатору по спорному соглашению переданы в пользование помещения, находящиеся в двух зданиях. Суд сделал правомерный вывод о том, что описание арендованных помещений, содержащееся в договоре субаренды, и отсутствие графического изображения (плана) арендованных помещений не позволяют с достоверностью определить объект аренды, следовательно, договор считается незаключенным (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 5 сентября 2006 г. N А79-1457/2006).

     2. Иногда анализ договора вообще не позволяет арбитражному суду определить вид договора, который стороны имели в виду. В связи с этим не может считаться согласованной вся совокупность существенных условий, включая предмет договора.

     ООО обратилось в Арбитражный Суд Республики Саха (Якутия) с иском о взыскании с жилищно-строительного кооператива (ЖСК) суммы неосновательного обогащения - стоимости затрат, произведенных на строительство жилого дома. Решением суда первой инстанции иск удовлетворен частично. Постановлением суда апелляционной инстанции решение отменено, в иске отказано. ФАС Восточно-Сибирского округа отменил постановление суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции. В заявлении, поданном в ВАС РФ, ЖСК ссылается на необоснованность вывода суда о незаключенности договора, а также на недоказанность факта неосновательного обогащения ответчика за счет истца. В отзыве ООО просит отказать в удовлетворении заявления ЖСК, ссылаясь на неосновательное обогащение ответчика, у которого находится фактический результат выполненных работ.

     Президиум ВАС РФ отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее. Спорный договор квалифицирован судами первой и кассационной инстанций как договор простого товарищества и признан незаключенным в связи с отсутствием в нем существенных условий. Между тем ни одной инстанцией не проверено, была ли направлена воля сторон при его заключении на создание общей долевой собственности. Несоответствие договора требованиям ст. 1041 ГК РФ само по себе делает незаключенным договор об объединении инвестиционных усилий для создания объекта недвижимости, если участники договора не определили его как договор простого товарищества (совместной деятельности) (постановление Президиума ВАС РФ от 1 июня 2004 г. N 639/04).

     Согласно материалам другого дела ООО обратилось в Арбитражный суд Ивановской области с иском к ФГУП о расторжении на основании ст. 252, 450, 1041-1043, 1050, 1052 ГК РФ договора о совместной деятельности от 10 марта 1993 г. и выделении доли в натуре, соответствующей 1100 кв. м в не завершенной строительством пристройке к административному зданию. В порядке ст. 58 АПК РФ произведена замена ответчика на его правопреемника - ОАО. К участию в деле в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, привлечено Территориальное управление Министерства имущественных отношений РФ по Ивановской области, которым заявлено требование о признании недействительным спорного договора со ссылками на Закон РСФСР от 24 декабря 1990 г. N 443-1 "О собственности в РСФСР" и п. 15 постановления Верховного Совета РФ от 27 декабря 1991 г. N 3020-1 "О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность" в связи с тем, что спорный договор предусматривает передачу имущества, являющегося собственностью Российской Федерации, в аренду конкретному юридическому лицу без согласия собственника, что влечет его недействительность.

     На стороне указанного третьего лица выступил прокурор Ивановской области. Впоследствии истец отказался от иска. Производство по его иску было прекращено. Решением суда первой инстанции, оставленным постановлением апелляционной инстанции без изменения, третьему лицу отказано в удовлетворении самостоятельных исковых требований.

     На основании ст. 432 ГК РФ суд признал спорный договор незаключенным, так как сторонами не достигнуто соглашение по всем существенным условиям. Не согласившись с вынесенными судебными актами, ООО обжаловало их в кассационном порядке. Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

     Из содержания спорного договора не усматривается конкретная цель его заключения. Невозможно также определить, что должно представлять собою административное здание для совместного строительства. Обозначенный в договоре чертеж строительного объекта в виде приложения 1 к договору отсутствует. Стороны договора не согласовали также существенные условия: об объединении имущества и усилий для создания общей долевой собственности; о размерах вкладов каждого участника; о порядке внесения вкладов; раздела совместной собственности и ведения общих дел. Согласно ст. 122 и 123 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, действовавших во время заключения этой сделки, существенными для договора о совместной деятельности являлись следующие условия: общая цель; условия об объединении имущества и усилий в создании общей долевой собственности; о размерах вкладов каждого из участников; о порядке внесения вкладов; о разделе совместной собственности и ведении общих дел. Суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что сам договор о совместном строительстве без дополнительных соглашений и изменений, с неоговоренными в установленном порядке исправлениями без даты их подписания не содержит всех существенных условий (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 5 апреля 2005 г. N А17-260/13).

     3. Условиями, без которых договор как таковой не может существовать, являются также условия, прямо названные в законе существенными и необходимыми для договоров данного вида. К ним относятся: условие о цене в возмездном договоре в тех случаях, когда не подлежит применению правило определения цены, предусмотренное п. 3 ст. 424 ГК РФ, а также другие условия в зависимости от вида договора. Существенными являются также те условия, относительно которых должно быть достигнуто соглашение по заявлению одной из сторон, даже если они и не названы в законе или иных правовых актах существенными.

     ОАО обратилось в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к ООО о признании незаключенным договора аренды земельного участка с правом выкупа в части выкупа этого земельного участка. ООО предъявило встречный иск и просило суд обязать ОАО исполнить указанный договор путем передачи истцу спорного земельного участка в собственность по акту приема-передачи. Решением суда первой инстанции в удовлетворении первоначального иска отказано, встречный иск удовлетворен. Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения. ФАС Северо-Западного округа отменил указанные судебные акты, признал договор незаключенным в части выкупа земельного участка, поскольку в договоре отсутствует согласованное сторонами в письменной форме условие о цене недвижимости, и отказал во встречном иске. В поданном в ВАС РФ заявлении ООО просило отменить кассационное постановление ввиду неправильного применения норм материального права, однако Президиум ВАС РФ оставил постановление в силе.

     Между ОАО (арендодателем) и ООО (арендатором) был заключен договор об аренде земельного участка с правом его выкупа. Согласно этому договору арендодатель предоставляет, а арендатор принимает и использует на условиях аренды с правом выкупа спорный земельный участок. В соответствии с указанным договором арендованный участок переходит в собственность арендатора по истечении или до истечения срока аренды при условии внесения арендатором всей выкупной цены. Заявление арендатора о выкупе земельного участка является основанием для начала процедуры оформления его купли-продажи. Выкупная цена определяется сторонами на момент подачи заявления арендатора о выкупе земельного участка в собственность путем получения от независимого оценщика, назначаемого по согласованию сторон, заключения о его рыночной стоимости, подтвержденного рецензией государственного учреждения "Городское управление инвентаризации и оценки недвижимости". При этом все арендные платежи по данному договору входят в стоимость выкупной цены. ООО до истечения срока действия договора направило в адрес арендодателя заявление о выкупе земельного участка.

     Согласно ст. 624 ГК РФ договором аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении или до истечения срока аренды при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены. Договор аренды с правом выкупа следует рассматривать как смешанный договор, содержащий в себе элементы договора аренды и договора купли-продажи недвижимости. По смешанному договору к отношениям сторон в соответствующих частях применяются правила о договорах, элементы которых содержатся в нем (п. 3 ст. 421 ГК РФ). Поскольку в данном случае имеет место выкуп арендованного имущества, то к правоотношениям сторон должны применяться и нормы ГК РФ, регулирующие куплю-продажу недвижимого имущества. В частности, в соответствии с п. 1 ст. 555 ГК РФ при отсутствии согласованного сторонами в письменной форме условия о цене недвижимости договор продажи считается незаключенным (постановление Президиума ВАС РФ от 1 марта 2005 г. N 12102/04).

     Другое дело. ЗАО обратилось в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к ООО о взыскании суммы роялти, выплата которого предусмотрена сторонами п. 5.4 договора. В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне истца к участию в деле привлечены государственное предприятие (ГП) и ОАО. Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска отказано. Постановлением апелляционного суда указанное решение оставлено без изменения. Кассационная жалоба ЗАО оставлена судом кассационной инстанции без удовлетворения.

     Как следует из материалов дела, между истцом (исполнителем), ответчиком (созаказчиком) и ГП (со-заказчиком) заключен договор от 15 июля 1995 г., предметом которого является разработка конструкторской документации модернизированного агрегата. Пунктами 5.2 и 5.4 договора предусмотрено, что разработанная документация - равная собственность всех участников договора, не подлежащая передаче четвертой стороне без предварительного согласования со всеми участниками. При использовании технической документации, выполненной в рамках настоящего договора, для изготовления модернизированного агрегата, а также при использовании изготовленных узлов производитель работ отчисляет каждому из участников договора роялти в размере 2% от стоимости договора. Между сторонами договора также подписано соглашение от 4 июля 1996 г. об участии в совместной программе по модернизации. По полученным результатам стороны подписали акты приемки выполненных работ и протокол взаимодействия в ходе реализации указанной программы. Поскольку ответчик не сообщил истцу количество и стоимость изготовленной конструкторской документации агрегатов и узлов, последний обратился в арбитражный суд с настоящим иском о взыскании роялти по договору, представив свой расчет.

     Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований на том основании, что сторонами не достигнуто соглашение о порядке начисления роялти, истцом пропущен срок исковой давности, невозможно определить размер роялти за период до истечения срока исковой давности. Суд апелляционной инстанции признал незаключенным условие договора по начислению роялти (п. 5.4). Кассационная инстанция считает выводы апелляционной инстанции правильными. В соответствии со ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений, которое в случае неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Толкование п. 5.4 договора с другими его условиями не позволяет установить, что имели в виду стороны, применяя термин "роялти". Также невозможно определить, от стоимости какого договора подлежит отчислить 2% роялти. При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что п. 5.4 договора не может считаться согласованным, а отсутствие в договоре условия о порядке начисления роялти является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований (постановление ФАС Северо-Западного округа от 23 декабря 2005 г. N А56-34163/04).

     Следует также обратить внимание на следующие судебные решения.

     ЗАО обратилось в Арбитражный суд Оренбургской области с иском о взыскании с ООО на основании ст. 401 ГК РФ основного долга по оплате работ по договору подряда в размере 195 018 руб. и пени за просрочку в сумме 273 025 руб.

     Решением суда первой инстанции исковые требования в части основного долга удовлетворены в полном объеме, сумма пени уменьшена до 50 тыс. руб. Постановлением апелляционной инстанции решение изменено: в пользу ЗАО взыскано только 195 018 руб. основного долга, в остальной части иска отказано. В кассационной жалобе ООО просит отменить указанные судебные акты, ссылаясь на нарушение судом ст. 167, 309, 432 ГК РФ. Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены постановления апелляционного суда.

     Как следует из материалов дела, 6 января 2004 г. между ЗАО (подрядчиком) и ООО (заказчиком) был подписан договор подряда, в соответствии с которым подрядчик обязался выполнить работу по демонтажу старых блоков, изготовлению и установке оконных и дверных блоков, а заказчик - принять указанную работу и оплатить ее. Неисполнение ответчиком обязательств по оплате выполненных работ послужило основанием для обращения ЗАО в арбитражный суд. Изменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении требований о взыскании пени, суд апелляционной инстанции сделал правомерный вывод о том, что подписанный сторонами договор подряда является незаключенным. В нем не согласовано условие о сроке начала и окончания работ, являющееся существенным для договоров данного вида (п. 1 ст. 708 ГК РФ) (постановление ФАС Уральского округа от 10 октября 2005 г. N Ф09-2910/05-С4).

     Решением Арбитражного суда г. Москвы, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, отказано в иске налогового органа о признании недействительным договора, заключенного между двумя ООО, на выполнение ремонтных работ торгово-ярмарочного комплекса. Суд исходил из того, что сторонами не определены существенные условия договора: начальный и конечный сроки выполнения работ. Руководствуясь ст. 432 ГК РФ, суд признал договор незаключенным, а не ничтожным.

     В кассационной жалобе налоговый орган просит отменить решение и удовлетворить иск, полагая, что стороны заключили договор с нарушением ст. 422 ГК РФ, и поэтому в силу ст. 166 ГК РФ он является ничтожным. Суд кассационной инстанции признал жалобу не подлежащей удовлетворению. В договоре отсутствуют существенные условия о сроках выполнения работ, поэтому в силу ст. 432 ГК РФ он является незаключенным (постановление ФАС Московского округа от 2 февраля 2006 г. N КГ-А40/14151-05).

     4. В ряде дел арбитражные суды сочли утверждение одной из сторон договора о том, что существенные условия не согласованы, необоснованным. В связи с этим в признании договоров незаключенными было отказано.

     ЗАО обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с иском к ООО о взыскании 1 млн руб. основного долга и 62 400 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами. Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано. ФАС Уральского округа оставил данное решение без изменения. Президиум ВАС РФ отменил указанные судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

     Между ЗАО и ООО был заключен договор купли-продажи. В соответствии с этим договором истец передает ответчику в счет оплаты за продукцию простые векселя на сумму 1 млн руб. и отгрузочные реквизиты для организации поставок цемента; согласовывает порядок отгрузки, величину партии и формирует заявки на отгруженную продукцию; обеспечивает приемку грузов и возврат железнодорожных вагонов. По условиям договора ответчик вовремя обеспечивает подготовку необходимой документа ции, контролирует своевременность поступления заявок и отгрузки цемента, осуществляемых другим акционерным обществом. Во исполнение данного договора истец передал ответчику простые векселя на указанную сумму. Иск предъявлен в связи с неисполнением ответчиком обязательства по договору.

     Отказывая в иске, суд пришел к выводу о том, в возмездном что договор, на котором основаны исковые требования, является незаключенным. В нем отсутствуют существенные условия (о цене, ассортименте, количестве). В связи с этим у ответчика не возникло обязанности по выплате долга. Такой вывод противоречит законодательству и обстоятельствам дела. Так, договор содержит условия о товаре, подлежащем передаче в счет оплаты продукции (цементе), и его количестве (в денежном выражении), а также срок поставки. Не согласованная в договоре цена на товар определяется по правилам ст. 424 ГК РФ. Признавая договор незаключенным, суд не принял во внимание исполнение договора одной из сторон путем передачи векселей в счет оплаты цемента, которое было принято другой стороной. Из переписки между покупателем, продавцом и поставщиком товара видно, что стороны считали спорный договор заключенным и принимали меры для его исполнения, а суд не учел указанную переписку. Кроме того, признание договора незаключенным влечет за собой неосновательное обогащение ответчика, который не только не поставил продукцию, но и не вернул предварительную оплату (векселя) (постановление Президиума ВАС РФ от 17 апреля 2002 г. N 10575/01).

     Как следует из другого судебного решения, ООО обратилось в Арбитражный суд Воронежской области с иском к индивидуальному предпринимателю о признании договора аренды незаключенным. Арбитражный суд своим решением в иске отказал. Постановлением апелляционной инстанции данное решение оставлено без изменения. ООО обратилось в суд с кассационной жалобой. Кассационная инстанция оставила судебные акты без изменения.

     Из материалов дела следует, что 1 октября 2003 г. между сторонами был оформлен договор аренды, согласно которому предпринимателю передавалась в аренду часть помещения магазина площадью 80 кв. м. Ссылаясь на то, что в договоре отсутствует условие об объекте, подлежащем передаче в аренду, истец обратился в арбитражный суд. Отказывая в иске, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что фактически предмет договора сторонами согласован. Согласно п. 3 ст. 607 ГК РФ в договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды. При отсутствии этих данных в договоре условие об объекте, подлежащем передаче в аренду, считается несогласованным, а соответствующий договор - незаключенным. Начиная с августа 2002 г. между истцом и ответчиком были подписаны три договора аренды на одно и то же нежилое помещение. При этом во всех договорах аренды указан один и тот же адрес нежилого помещения. Общая площадь передаваемых в аренду помещений составляет 80 кв. м. В каждом из договоров определено, что по истечении срока его действия стороны подписывают договор аренды на следующий срок на тех же условиях. Однако истец не высказывал возражений относительно того, что предметы договоров аренды не были согласованы сторонами. Из платежных документов следует, что ответчик вносил плату за аренду помещения. Таким образом, спорный договор аренды исполнялся сторонами, предмет договора был фактически согласован (постановление ФАС Центрального округа от 6 июля 2005 г. N А14-12436/2004-466-30).

     Интересно также следующее дело. Муниципальное унитарное предприятие (МУП) обратилось в Арбитражный суд Чувашской Республики с иском к потребительскому обществу (ПО) о признании на основании ст. 432, 607 ГК РФ договора аренды здания незаключенным в связи с тем, что он не содержит данных, позволяющих достоверно установить имущество, подлежащее передаче арендатору. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано.

     Суд указал, что несовпадение площади арендуемого здания, указанной в договоре, и фактической площади недвижимости, принадлежащей арендодателю, не влияет на возможность индивидуализации объекта аренды, поскольку ПО принадлежит на праве собственности лишь одно подобное здание по соответствующему адресу, которое и находилось в пользовании МУП. То, что в договоре аренды указана меньшая, чем есть на самом деле, площадь, является следствием технической ошибки. В кассационной жалобе МУП ссылается на то, что выводы суда о наличии в договоре аренды достаточных сведений, позволяющих индивидуализировать недвижимость, не соответствуют ст. 432 и 607 ГК РФ. Названное соглашение в части определения объекта аренды не отвечает формальным критериям, установленным в законе, поэтому фактическое владение и пользование зданием невлияют на правовую квалификацию оспариваемой сделки. Кассационная инстанция не нашла оснований для отмены судебных актов.

     Как установлено судом, 31 декабря 2002 г. ПО и МУП подписали договор аренды недвижимого имущества. Согласно этому договору в пользование последнему передано здание по соответствующему адресу общей площадью 900 кв. м. Вместе с тем из свидетельства о государственной регистрации права следует, что ПО является собственником склада площадью 1382,6 кв. м, который расположен по тому же адресу. Различия в площади склада (900 кв. м и 1382,6 кв. м), переданного по договору аренды, послужили основанием для обращения МУП с данным иском.

     В соответствии с п. 3 ст. 607 ГК РФ в договоре аренды должны быть указаны сведения, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды, иначе договор не считается заключенным. Приведенные нормы Кодекса по своему смыслу направлены на создание и поддержание стабильных правоотношений участников хозяйственной деятельности, уменьшение количества споров, связанных с исполнением договоров, и не могут трактоваться в ущерб сложившимся на протяжении длительного времени обязательствам. Материалами дела подтверждено, и никем из участвующих в деле лиц не оспаривается, что здание, расположенное по указанному адресу, передано в аренду МУП на основании ранее заключенных договоров аренды; истец длительное время пользуется спорным имуществом без каких-либо возражений; иных аналогичных или схожих зданий ответчик на указанной улице не имеет. Суды первой и апелляционной инстанций правомерно указали, что спорный договор содержит достаточный объем данных, позволяющих идентифицировать объект аренды. Кроме того, пояснения самого истца свидетельствуют о том, что у него отсутствует (отсутствовало) заблуждение относительно арендуемой недвижимости. Таким образом, основания для признания сделки незаключенной отсутствуют (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 1 июня 2006 г. N А79-4008/2005).

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 7      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.