Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 17      Главы: <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14. > 

    Глава 7 Политические институты и конституционное право Швейцарии

    Швейцария – небольшое государство в центральной Европе, никогда не имевшее монархической формы правления. В ней в большей мере, чем в других странах, избирательный корпус обладает непосредственной властью. В этой стране чрезвычайно развиты институты непосредственной демократии. Кроме того, будучи старейшей в Европе федерацией, Швейцария занимает особое положение на континенте. Уже в XVII-XVIII в. она придерживалась нейтралитета в европейских войнах. В эпоху Великой французской революции нейтралистская традиция была прервана и в 1789 г. Гельветическая республика (так называлась в то время Швейцария) заключила с Францией договор. Нейтралитет Швейцарии был восстановлен после поражения Наполеона. 20 ноября 1815 г. в Париже Россия, Англия, Франция, Пруссия и Испания подписали акт о признании нейтралитета Швейцарии и о неприкосновенности ее территории.

    В настоящее время на политической арене Швейцарии действует несколько партий, важнейшими из которых являются:

    Радикально-демократическая, основанная в 1848 г., включающая 120 тыс. членов и выражающая интересы крупной финансовой и промышленной буржуазии; Христианско-демократическая, образовавшаяся в 1912 г., защищающая интересы крупного капитала кантонов с преобладающим католическим населением (60 тыс. членов); Социал-демократическая, основанная в 1888 г. Эта партия входит в Социалистический интернационал и включает 50 тыс. членов; Демократический союз центра (в немецкогово-рящих кантонах называется Швейцарской народной партией) образовался в 1971 г. и выражает взгляды средней и крупной буржуазии и зажиточного крестьянства (около 50 тыс. членов). Швейцарская либеральная партия образована в 1913 г. Она защищает интересы крупной франкоязычной буржуазии и кантона Базель (около 10 тыс. членов); Союз независимых образован в 1936 г. – мелкобуржуазная партия, включающая около 6 тыс. членов; Швейцарская партия труда, созданная

    221

     

    в 174^ г. на оазе компартии, придерживается коммунистической идеологии.

    Конституция Швейцарии

    Конституция Швейцарии была принята в 1874 г.; она отразила процесс вовлечения страны в капиталистическое развитие Европы, требовавший усиления централистских начал в государственном управлении. До принятия этого акта в Швейцарии действовала конституция 1848 г. Новый закон сохранил прежнюю структуру и в момент принятия, как и в настоящее время, он включает короткую преамбул/, три главы и переходные положения.

    Конституция 1874 г. имеет религиозную окраску, поскольку преамбула начинается словами "Во имя Всемогущего Бога", что является отражением роли церкви, игравшей значительную роль в политической жизни; сейчас эта формула созвучна религиозным настроениям большей части населения страны. Собственно текст конституции включает 123 статьи в номерном порядке. За свою историю она подвергалась многочисленным изменениям и к 1985 г. в этот акт были включены 54 новые статьи, причем 52 из них были оставлены под существующими номерами, но с прибавлением латинских слов "бис", "тер" и т.д., а 54 статьи были отменены или изменены (из них 39 – один раз, 9 – дважды, 3 – трижды и 3 – пять раз). Две статьи (51 и 52) имеют только числовые обозначения без текста. Из фактических 173 статей (по номерам 121) только 84 отражают первоначальный текст основного закона 1874 г. В результате частых изменений конституция в значительной мере утратила свое единство и внутреннюю связность. По сравнению с новыми и новейшими конституциями других западноевропейских стран швейцарский закон проигрывает и по форме и по содержанию. В действующей конституции отсутствует, например, специальный раздел о правах и свободах, не закреплены многие из них, не названы принципы внутренней организации швейцарского государства. Хотя в преамбуле названы цели Швейцарского союза– поддержание и укрепление единства, силы и чести Швейцарской нации, – но в этом акте ничего не говорится о целях государства, о задачах, возлагаемых на конфедерацию и кантоны. Больше того, в конституции отсутствует раздел о распределении компетенции между федерацией и кантонами. Первая глава содержит разнообразные нормы – о преимуществен-

    222

    ных правах федерации, о правах и свободах швейцарских граждан, о гражданстве, финансовые и налоговые положения и т.д. Вторая глава посвящена структуре органов центральной власти и третья – пересмотру федеральной конституции.

    Текст конституции 1874 г. формировался в разные исторические эпохи, поэтому он отражает различные политические события, условия, потребности. "Разнокалиберности", "разномаст-ности", неравноценности различных частей и положений конституции сильно способствовало изменение порядка внесения в нее поправок, произведенное 5 июля 1891 г., когда была введена в основной закон возможность его изменения путем народной инициативы. Можно, например, указать ряд статей этого акта, отражающих борьбу в стране по различным вопросам, конфликты интересов различных групп населения и организаций. Среди таких норм выделялись: введенная в 1893 г. и действовавшая в течение более 80 лет статья 25 бис о запрещении убоя скота без предварительного оглушения до выпуска крови (в декабря 1973 г. содержание этой нормы было изменено, теперь она говорит о защите животных); действующие нормы о заготовках зерна (ст. 23 бис); о водном хозяйстве (ст. 24 бис);

    о защите болот и заболоченной местности особой красоты (п. 5 ст. 24 сексти); о праве конфедерации издавать законоположения в отношении охоты и рыбной ловли, особенно в целях сохранения крупной дичи в горах (ст. 25); о спиртных напитках (ст.ст. 32 бис, 32 тер, 32 катер); об игорных домах (ст. 35);

    о налогах на горючее (ст. 36 тер) и др.

    Конституция 1874 г. установила в Швейцарии федеративную форму территориального устройства, которая за время существования проделала значительную эволюцию. Примерно половина всех внесенных в конституцию изменений связана с усилением центральной власти в стране.

    По форме правления Швейцария – парламентарная республика, имеющая некоторые особенности по сравнению с классической моделью. В стране нет главы государства – специально избираемого президента; номинально таковым признается председатель конфедерации – председатель правительства, получающий свои полномочия сроком на один год. Председатель конфедерации обладает лишь председательскими и техническими функциями, как глава правительства это лицо также не имеет каких-либо особых прав; он лишь "первый среди равных" министров. Одним из определяющих признаков для

    223

     

    усгсамовлемия срормы правления является, как известно, вопрос об ответственности правительства. В конституциях, законодательстве и регламентах палат Федерального собрания отсутствует ответ на этот вопрос, хотя депутаты обладают некоторыми традиционными формами контроля. Они могут задавать вопросы, вносить интерпелляции, которые фактически представляют собой вопрос с дебатами. Нигде не говорится о возможности ухода правительства в отставку и об условиях такой отставки. Конституция не предусматривает важнейших прав парламента по отношению к правительству – вотума недоверия и резолюции порицания.

    В парламентарных республиках, – и это общепринято, – вопрос о партийности правительства всегда стоит достаточно четко – право на формирование правительства получает та политическая партия или партии, которая или которые обладают большинством мест в парламенте (обычно в нижней палате). В конституции 1874 г. и в регламенте совместно заседающих палат Федерального собрания (а именно они формируют правительство) ничего не говорится о влиянии партий на этот процесс, хотя они непременно участвуют в формировании и в палатах имеются партийные фракции. Если в классической модели парламентарной республики получивший инвеституру глава правительства представляет его членов парламенту, то в Швейцарии эти члены избираются тайным голосованием и притом раздельно по каждой должности. Если же учесть, что в Швейцарии в настоящее время нет монопольно господствующей партии, то, во-первых, правительство может оказаться разнопартийным (хотя консультации между лидерами фракций проводятся), и, во-вторых, личный момент при голосовании, вероятно, может иметь большее значение, чем в классических парламентарных странах.

    Как уже говорилось, конституция 1874 г. весьма неоднородный документ, регулирующий не только государственно-правовые отношения, но и вопросы административного, финансового, экологического и других отраслей права. Все же можно назвать определяющую тенденцию в развитии конституции – постоянное, непрекращающееся усиление центральной, т.е. федеральной власти, что выражается во все увеличивающемся числе областей федерального и смешанного (т.е. конкурирующего, параллельного и др.) регулирования.

    Еще одним заметным итогом более чем векового развития

    конституции 1874 г. стало некоторое расширение содержащихся в ней прав и свобод граждан. Еще в 1879 г. было внесено дополнение о запрещении смертной казни за политические деликты, в 1880 г. – о страховании по болезни, в 1891 г. – о включении народной инициативы в процедуру изменения основного закона, в 1945 г. – об охране семьи, в 1971 г. – о предоставлении женщинам избирательного права, в 1981 г. – о равенстве в правах мужчин и женщин и некоторые другие.

    По способу изменения конститутции 1874 г. относится к числу "жестких". Различаются два вида пересмотра – полный и частичный. Инициаторами полного пересмотра могут выступать одна или обе палаты Федерального собрания или 100 тыс. избирателей; после внесения инициативы проводится национальный референдум. Если большинство избирателей выскажется за такой пересмотр, то обе палаты парламента переизбираются с тем, чтобы выработать новый текст конституции. После этого проект передается на референдум, на котором требуется для одобрения получения двойного большинства – большинства избирателей и большинства кантонов. За время существования действующей конституции неоднократно предлагался полный пересмотр (например, в 1917 и 1945 гг.), но только однажды был проведен референдум о необходимости такого пересмотра. 8 сентября 1935 г. такая инициатива была отвергнута 511578 избирателями против 196135 при участии в голосовании 60,9% избирательного корпуса. 8 1965 г. в обеих палатах Федерального собрания была начата процедура полного пересмотра, продолжающаяся до сих пор и отличающаяся обстоятельностью и тщательностью подготовки. Новый вариант проекта конституции, выработанный департаментом юстиции и полиции 30 октября 1985 г., имеет вполне современный вид; в нем есть, например, раздел о правах и свободах граждан, разделы о целях государства, о принципах государственной деятельности;

    в акте одновременно сохранены особенности швейцарского государственного строя, в частности, оставлены институты непосредственной демократии. Однако, до сего времени не было проведено референдума о необходимости полного пересмотра.

    Инициаторами частичного пересмотра могут выступать либо Федеральное собрание, либо 100 тыс. избирателей. Если инициаторы являются избирателями, то предлагаемые изменения в каждую статью или новые статьи должны быть предметом

    224

    8 Зак. 164

    225

     

    отдельной инициативы. Народная инициатива может быть составлена в общих выражениях (неоформленная народная инициатива) или в форме конкретных статей. Если инициатива представлена в первом виде, то палаты Федерального собрания, принявшие эту инициативу, предлагают пересмотр в указанном направлении. Когда палаты такую инициативу не одобряют, то вопрос о пересмотре должен быть вынесен на референдум. Если на таком голосовании получено "да" пересмотру, то Федеральное собрание его предлагает в соответствии с одобренным решением.

    Когда инициатива о пересмотре предложена в форме конкретных статей (оформленная^ инициатива) и Федеральное собрание такой пересмотр одобряет, то проект передается на голосование народа и кантонов. Если Федеральное собрание не одобряет предложенную инициативу, то оно может выработать свой собственный отдельный проект и рекомендовать народу отвергнуть предложенный в порядке народной инициативы проект и голосовать за свой контрпроект или за свое предложение об отклонении народной инициативы. На 1-ое апреля 1989 г. было внесено в конституцию 114 поправок, отклонено 115;

    кроме того, было отвергнуто 10 народных неоформленных инициатив. В целом швейцарские избиратели испытывают больше доверия к проектам и контрпроектам Федерального собрания при частичном пересмотре. Только 25% предложений Собрания отклоняется на референдумах, тогда как проектам в порядке народной инициативы очень редко удается получить большинство голосов избирателей и кантонов. Например, на 31 декабря 1986 г. по 128 проектам парламента было одобрено 91 и 37 отклонено; по народной сформулированной инициативе было получено 8 "да" и 73 "нет"; из 26 контрпроектов Федерального собрания избиратели одобрили 17 и 9 отклонили.

    Права, свободы и обязанности граждан

    Права, свободы и обязанности граждан регулируются на двух уровнях – на федеральном и кантональном. Совокупность прав и обязанностей страны по отношению к государству и друг к другу определяется соответствующими конституциями и законами. Конституция 1874 г. не содержит и не содержала исчерпывающего перечня прав и свобод. Ко времени создания федерации этот акт включал только права и свободы, закреплявшиеся в кантональных основных законах. Затем этот перечень стал

    постепенно увеличиваться и к настоящему времени федеральная конституция устанавливает принцип равноправия (ст. 4), уточняя, что такое равенство, в частности, проявляется перед законом, а также в семейной области, при получении образования и в трудовых отношениях. Мужчины и женщины имеют право на равную заработную плату за равный труд. Конституция закрепляет:

    свободу совести и право свободного отправления религиозных обрядов (ст. 49 и 50); экономическую свободу (ст. 31), поскольку свобода торговли и промышленности гарантируется на всей территории Союза; свободу печати (ст. 55); свободу образования союзов (ст. 56); право собственности (ст. 22 тер). Акт 1874 г. предусматривает и некоторые другие права и свободы, однако они по сравнению с конституционными актами других стран явно проигрывают как по кругу регулирования, так и дета-лизированности. Пробельность конституционных прав и свобод явилась одним из доводов для постановки вопроса о полном пересмотре основного закона.

    Пробельность конституционных прав и свобод и отсутствие какой-либо систематизации среди них привело к начале 60-х годов Федеральный суд – высший орган судебной системы страны – к признанию некоторых, не включенных в основной закон, прав и свобод. К ним отнесены личная свобода, свобода выражения мнения, свобода собраний, право на свободный выбор языка. Суд исходил из того, что названные права и свободы, не будучи закрепленными в конституции, должны существовать как таковые вместе с закрепленными. Например, свобода совести не может существовать без личной свободы, а право на свободное политическое волеизъявление в форме требования проведения референдума или права на народную инициативу не может быть реализована без свободы собраний и свободы выражения мнений. Кроме того, в 1974 г. Швейцария ратифицировала Европейскую конвенцию по правам человека 1950 г., которая стала одним из источников юридических прав и свобод граждан, поскольку нормы этой Конвенции введены во внутреннее право страны. В Конвенции нашли свое место: право на жизнь; запрещение пыток, жестоких и позорящих наказаний;

    запрещение рабства или подневольного состояния; право человека на свободу и неприкосновенность; права в судебном процессе (право иметь адвоката, например), право на уважение своей частной и семейной жизни; право на свободу мысли, совести и религии, на свободу убеждений; право на свободу

    226

    227

     

    мирных собраний и на образование ассоциаций, в том числе на образование профсоюзов и вступление в них; право на недискриминацию в пользовании правами и свободами по основанию пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических и других убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальному меньшинству, имущественного, сословного или иного положения.

    Права и свободы закреплены и в конституциях кантонов, объем которых, однако, не выходит за пределы соответствующих норм федерального основного закона и Европейской конвенции по правам человека.

    Обеспечение прав и свобод граждан в Швейцарии осуществляется, главным образом, путем применения юридических средств, а именно путем обращения в суд, включая и Федеральный (п. 3 ст. 113 конституции). Однако, ряд статей, включенных в конституцию в послевоенные годы, явно возлагают на государство, в целом, и на кантоны обязательства материального характера при реализации прав. Так, статья 27 говорит о бесплатности обучения в государственных школах, а статья 34 катер – возлагает на конфедерацию обязанность по обеспечению страхования на случай старости, смерти и инвалидности. Основной закон говорит об обязанности конфедерации компенсировать семьям строительство жилья, страховать от безработицы. Статья 31 бис указывает, что конфедерация принимает меры по улучшению общего благосостояния и обеспечению экономической безопасности граждан. На государство возлагается обязанность защищать рабочих и служащих, регулировать отношения между нанимателями, нанимаемыми и рабочими (ст. 34 тер). В области социальных прав конституционное законодательство Швейцарии в некоторой мере опережает аналогичные законоприложения во многих странах Западной Европы.

    Избирательное право и избирательная система

    Избирательное право предоставляется швейцарским гражданам, достигшим 18-летнего возраста, не лишенных этого права законодательством кантона, в котором они имеют свое местожительство. Снижение возрастного ценза с 20 до 18 лет было проведено на референдуме в начале 1990 г., внесшего соответствующую поправку в конституцию. Побудительным мотивом явилось решение Федерального суда от 27 ноября 1989 г. о противоречии конституции нормы о лишении женщин избира-

    228

    тельного права в полукантоне Аппенцелль-Интерроден. Большинство кантонов уже снизило ценз избирательного права до 19-летнего возраста. За новый ценз проголосовало 72,8% избирательного корпуса. До этого голосования, такое же предложение было отклонено на референдуме 18 февраля 1979 г. Швейцария долгое время оставалась почти единственной страной в Европе, в которой избирательным правом не обладали женщины. Только на национальном референдуме в феврале 1971 г. была принята соответствующая поправка к конституции. Избирательное право ранее было предоставлено женщинам во многих кантонах, а на национальном уровне первая такая попытка в 1959 г, окончилась неудачей. Только три кантона – Во, Невшатель и Женева тогда имели положительное мнение по этой проблеме. Мотивами отказа являлись: сами женщины не хотят иметь такого права (опросы на этот счет неоднократно проводились);

    женщины не разбираются в политике, и их место – домашний очаг; они не служат в армии, и, следовательно (противники предоставления права находили в этом связь), существует очевидное неравенство по отношению к родине; введение такого права благоприятствует политическому соперничеству.

    На федеральном уровне возможно лишение гражданских прав от 2 до 10 лет при осуждении за преступление к лишению свободы. Кантональное законодательство предусматривает лишение избирательных прав душевнобольных, осужденных к лишению свободы на срок более одного года. На федеральном уровне не существует ценза оседлости. Избиратель должен зарегистрироваться, представив документы о своем рождении за 10 дней до дня голосования, если у него нет постоянного местожительства. На кантональных и коммуникальных выборах ценз оседлости обычно составляет 3 месяца. Согласно закону 1976 г. швейцарцы, проживающие за границей, также могут участвовать в голосовании. Кроме того, предусматривается возможность голосовать по почте.

    Национальный совет – нижняя палата Федерального собрания– швейцарского парламента, – с 1918 г. избирается по пропорциональной системе, заменившей мажоритарную в два тура. Избирательным округом является кантон, – округа, таким образом не являются равными. Двести мест в палате распределяются между 23 кантонами (20 кантонами и 6 полукантонами); каждый полукантон представляет отдельный избирательный округ согласно численности проживающего в нем насе-

    229

     

    ления, исходя из последней десятилетней переписи. Число причитающихся мест округам определяется по пропорциональной системе с правилом наибольшего остатка. Самые маленькие округа имеют право на одно место, если строгий демографический подсчет не позволяет получить такое место. Таких округов пять (кантоны Нидвальден, Обвальден, Ури и др.); в них выборы проводятся по мажоритарной избирательной системе. В остальных округах применяется пропорциональная система с правилом наибольшей средней. Избиратели имеют право пана-шировать свой бюллетень. На выборах в 1983 г., например, этим правом воспользовалось 9,5% избирателей (в 1935 г. – 2,5%).

    Совет кантонов – верхняя палата парламента – состоящий из 46 членов, избирается согласно правилам, устанавливаемым кантонами. Обычно в них проводятся прямые выборы. Три кантона (Берн, Фрибур, Иевшатель) посылают своих представителей в результате их избрания кантональными парламентами. Если применяются прямые выборы, то избрание членов Совета кантонов проводится по мажоритарной системе в два тура. Каждый кантон посылает в верхнюю палату по 2 представителя;

    полукантоны посылают по одному представителю.

    Кантональные парламенты – Большие советы, состоящие от 52 до 200 депутатов, избираются на четыре года. Иногда устанавливаются иные сроки полномочий: 5 лет во Флибуре, 3 – в Аппенцелль – Ауссеродене, 2 – в Граубюндене и т.д. Выборы обычно проводятся по пропорциональной системе, за исключением пяти кантонов (Граубюнден, Ури, Обвальден и др.).

    Институты непосредственной демократии

    Институты непосредственной демократии широко практикуются в Швейцарии на различных уровнях. Их появлению на национальном уровне предшествовало широкое применение различных голосований в кантонах и коммунах. На федеральном уровне основными этапами развития этих институтов были: народная инициатива в конституционной области включена в основной закон в 1891 г.; международные договоры неопределенной продолжительности или на срок более 15 лет стали предметом факультативного референдума с 1921 г.; в 1949 г. вследствие народной инициативы стало возможным передавать на факультативный референдум федеральные постановления, если продолжительность их действия превышает годичный срок; нетерпящие отлагательства федеральные постановления, нарушающие конституцию страны или со сроком действия более одного года, должны передаваться на референдум в обязательном порядке. Эти новые конституционные нормы были включены в качестве ответной меры на действия парламента, злоупотреблявшим (особенно во время Второй мировой войны) правом издавать акты с оговоркой о неотлагательных обстоятельствах, что позволяло этим актам избегать передачи на народное голосование. В 1977 г. была принята очередная поправка к конституции, согласно которой присоединение Швейцарии к организациям коллективной безопасности или наднациональным сообществам должно быть предметом обязательного референдума. Кроме того, на факультативный референдум могут передаваться не только международные договоры неопределенной продолжительности и не подлежащие денонсации, но также и другие договоры; в последнем случае референдум может проводиться по решению обеих палат Федерального собрания.

    На национальном уровне таким образом существует два института непосредственной демократии – народная инициатива и различные виды референдума (обязательный, факультативный, отклоняющий, конституционный, законодательный, по международным вопросам).

    Об институтах непосредственной демократии при общем или частичном пересмотре конституции мы уже говорили. Действующая швейцарская конституция не предусматривает института народной инициативы при принятии простых законов. В этой сфере возможно только проведение отклоняющего референдума по требованию 50 тыс. избирателей или 8 кантонов в течение 90 дней до вступления закона в силу. Кантоны еще ни разу не воспользовались этим правом. Такие же правила распространяются и на федеральные постановления общего значения, вступление в силу которых не требует отлагательства. Они теряют силу через год после их принятия Федеральным собранием, если в течение этого года не получат одобрения народа, в этом случае действие таких постановлений не может быть восстановлено (ст. 89 бис конституции). Могут проводиться факультативные референдумы и по некоторым международным договорам, если того потребуют опять-таки 50 тыс. избирателей или 8 кантонов. К таким актам согласно ст. 89 конституции относятся соглашения, имеющие неопределенную продолжительность действия и не подлежащие денонсации, а также влекущие многостороннюю унификацию права и предусматривающие присо-

    230

    231

     

    единение к международной организации (как уже говорилось присоединение к организациям коллективной безопасности и к наднациональным сообществам передаются на референдум в обязательном порядке). Кроме того, по решению палат федерального собрания указанные нормы о факультативном референдуме могут применяться и к другим договорам, не обладающим названными выше признаками.

    На кантональном уровне институты непосредственной демократии распространены в большей мере, чем на федеральном. Наибольший интерес представляют ландсгемайнде – т.е. общий сход всех граждан в кантонах к полукантонах – Гларус, Обваль-ден, Нидвальден, Аппенцелль-Ауссерроден и Аппенцелль-Ин-нерроден. Численность участников таких собраний доходила в Гларусе до 10 тыс. избирателей в середине 80-х гг., хотя в Нидвальдене и Обвальдене соответственно собиралось 2,5 тыс. и 1,1 тыс. граждан. Последние цифры считаются показательными и для обеих частей кантона Аппенцелль. Компетенция ландсгемайнде весьма широка – они избирают органы исполнительной власти в составе 7-9 человек и председателя этого органа, производят полный или частичный пересмотр своих конституций и многое другое.

    Народная законодательная инициатива в швейцарских кантонах достаточно распространена и принадлежит различному числу граждан. В кантонах, где нет ландсгемайнде, она требует несколько меньшего числа подписей, чем инициатива о конституционном пересмотре. Такая инициатива, передаваемая затем на народное голосование, т.е. на референдум, требует 800 подписей в кантоне Цуг, 1000 – в Шафхаузене, 2000 – в Жюре, 2500 – в Тургау, 4000 – в Люцерне, 6 тыс. – в Фрибуре и в Невшателе, 18 тыс. – в Женеве, 12 тыс. – в Берне и в Во и т.д. Инициатива может быть оформленной и неоформленной.

    Во всех кантонах проекты конституционного пересмотра должны передаваться на референдум, на котором предлагаемые изменения должны собрать абсолютное число голосов. Общий пересмотр основного закона требует число подписей от одного избирателя в кантоне Гларус и 300 – в полукантоне Аппенцелль-Иннерроден до 12 тыс. – в Во и самое большое в 15 тыс. в кантоне Берн. В кантоне Цюрих пересмотр конституции по народной инициативе влечет автоматическое возобновление полномочий Большого совета – т.е. кантонального парламента. Народная инициатива с последующим голосованием по

    поводу простого закона требует почти всегда того же числа подписей избирателей, что и по конституционным вопросам, а иногда чуть меньше (например, в кантоне Берн – 12 тыс. вместо 15 тыс., в Сант-Галлене – 4 тыс. вместо 8 тыс.). Законодательный референдум по народной инициативе предусмотрен в 16 кантонах; в 4-х из них такое голосование должно проводиться и по международным соглашениям. Швейцарским кантонам известна и форма обязательного референдума. Например, в соответствии со статьей 77-1 конституции кантона Ури должны быть переданы на голосование "международные договоры, конкордаты и другие соглашения публичного права, которые не соответствуют положениям конституции, ее дополняют или влекут расходы, требующие проведения обязательного референдума".

    Отзыв выборных должностных лиц также известен швейцарскому праву, хотя на национальном уровне такой процедуры не существует. Отзыв применяется в десяти кантонах: в Шафхаузене в отношении лиц, осуществляющих исполнительную власть и кантонального парламента по требованию 1 тыс. избирателей;

    в Валлисе – в отношении парламента по требованию 1,5 тыс. избирателей; 5 тыс. избирателей в Люцерне и Аарау, 11 тыс. – в Тессине, 12 тыс. – в Берне – везде только в отношении парламента; по требованию пятой части граждан, имеющих право голоса, в отношении обеих палат парламента в Тургау и т.д. В отношении кантональных парламентов указанная процедура применяется ко всему составу, а не в отношении отдельных депутатов.

    Очевидно, что институты непосредственной демократии обладают рядом достоинств: предоставляют избирателям возможность самим высказываться по поставленным вопросам; служат просвещению населения; позволяют гражданам предложить новые идеи органам исполнительной власти; способствуют развитию местного самоуправления и укреплению позиций кантонов. Такая демократия в условиях Швейцарии имеет и ряд недостатков. В голосовании участвуют избиратели, которые прежде всего руководствуются собственными интересами и представлениями, часто не совпадающими с национальными интересами;

    избиратели часто отказываются голосовать на референдумах. На национальных референдумах уровень абсентеизма составлял в среднем 58% между 1880 и 1913 гг., 61%– между 1914 и 1944 гг., затем абсентеизм уменьшился до 54% между 1945

    232

    233

     

    и 1959 г., до 43% – с 1960 по 1969 гг. и до 42% с 1970 по 1977 гг. Высокий абсентеизм ведет к тому, что меньшинство избирателей определяют судьбу законопроектов, действие которых в случае их одобрения распространяется на всех граждан.

    В целом в Швейцарии референдумы весьма консервативны по своим итогам, избиратели редко хотят каких-либо перемен, особенно когда предлагаемые реформы затрагивают финансовые проблемы. На проведение голосования часто оказывают влияние и давление "групп интересов", т.е. союзов предпринимателей, профсоюзов и других организаций. Существующий порядок принятия простых законов (поскольку возможно проведение отклоняющего референдума) заставляет парламент действовать с оглядкой, всегда помнить о референдуме. Референдумы производят превентивный эффект. Частое использование этой процедуры, распространение народной инициативы несомненно влияют на престиж парламента (федерального и кантональных), в определенной мере снижают их влияние в государственном механизме.

    Центральные органы государственной власти

    Структура центральных органов государственной власти в Швейцарии строится на основе принципа разделения властей. Каждый из центральных органов – Федеральное собрание – парламент, Федеральный совет – правительство и Федеральный суд (высший орган судебной власти) осуществляет свою компетенцию независимо друг от друга. Ни конституция 1848 г., ни действующая конституция 1874 г. не указывают на принцип разделения властей, но несомненно, что названные три ветви власти отделены друг от друга. На баланс властей оказывает влияние право части избирательного корпуса требовать проведения референдума в порядке народной инициативы, о чем уже говорилось.

    Федеральное собрание состоит из двух палат–нижней, Национального совета и верхней – Совета кантонов. История Швейцарии знает случай предложения о реорганизации структуры парламента: в декабре 1943 г. в Национальный совет был внесен законопроект о реорганизации этой палаты в Палату семей и о создании Экономического совета – органа профессионального представительства; статус Совета кантонов при этом не должен был меняться.

    Членами Национального совета могут быть швейцарские

    234

    граждане, обладающие гражданскими правами, т.е. являющиеся избирателями. Можно переизбираться в Совет неограниченное число раз. Известны лица, заседавшие в палате более 40 лет. Народная инициатива, предложенная в 1942 г., предусматривала, что после 12 лет пребывания в Национальном совете (т.е. после трех сроков пребывания) депутат мог быть избранным еще только на две легислатуры, была отвергнута на референдуме. Депутат не может быть государственным советником, т.е. членом правительства, федеральным судьей, федеральным должностным лицом, служителем культа, лицом, награжденным иностранным титулом или орденом. Запрещение, содержащееся в статье 81 конституции, согласно которому члены правительства не могут быть членами нижней палаты, подчеркивает своеобразие швейцарской формы правления. В некоторых кантонах ограничивается численность членов их парламентов,

    которые могут быть одновременно членами национального парламента.

    Если состав Национального совета регулируется федеральным правом, то состав верхней палаты – преимущественно кантональным правом. Состав палаты устанавливается конституцией страны – по два депутата от каждого кантона и по одному от каждого полукантона – всего 46 человек. Продолжительность полномочий этой палаты регулируется правом субъектов федерации. Палата полностью не переизбирается. Большинство кантонов приняло решение возобновлять срок полномочий своих представителей раз в четыре года, но начало четырехлетнего периода у кантонов не совпадает с переизбранием Национального совета. Однако можно сказать, что примерно половина членов палаты переизбирается в то же время, когда происходит полное обновление Национального совета, Другая половина обновляется в течение легислатуры нижней палаты, но такое обновление не происходит обязательно ровно в середине полномочий Национального совета. Срок полномочий Национального совета также составляет четыре года после внесения соответствующей поправки в конституцию страны в 1931 году.

    Члены швейцарского парламента обладают представительным мандатом, поскольку члены обоих советов голосуют "без инструкций" (ст. 91 конституции). В действительности существует партийный императивный мандат, который выражается в требовании соблюдать партийную дисциплину в палате.

    235

     

    Палатами руководят их бюро. Бюро Национального совета включает председателя, вице-председателя и 8 счетчиков голосов. Они избираются таким образом, чтобы были представлены партийные фракции палаты и официальные языки страны. Счетчики избираются на срок легислатуры, а председатель и вице-председатель – на год. Бюро Совета кантонов включает председателя, вице-председателя и двух счетчиков голосов (плюс одного заместителя).

    Генеральный секретариат в Федеральном собрании один на обе палаты. Им руководит генеральный секретарь, в работе используются службы федеральной канцелярии. Генеральный секретарь подчинен председателям обеих палат.

    В палатах Федерального собрания учреждаются постоянные комиссии (около 10 в каждой, их число может меняться от легислатуры к легислатуре). Так, в Национальном совете действует 10 комиссий; по проверке полномочий; финансов; по управлению; по алкоголю; по петициям; по внешней торговле;

    по федеральным железным дорогам; по иностранным делам;

    по военным делам; науки и исследований. Совет может учреждать и другие комиссии на срок своей легислатуры. Один депутат не может быть членом более чем двух постоянных комиссий. В Федеральном собрании есть и постоянные смешанные комиссии, т.е. состоящие из членов обеих палат. К таким, например, относится комиссия по рассмотрению вопросов о помиловании, комиссия по редактированию парламентских документов на итальянском языке, представительство по финансовым делам и др. Могут образовываться временные совместные комиссии. К работе комиссий могут привлекаться и не члены парламента. Например, это относится: к комиссии по редактированию документов на итальянском языке; к комиссии, имеющей временный характер, занимающейся редактированием документов на немецком и французском языках.

    В Национальном совете члены комиссий назначаются бюро палаты по предложению партийных фракций; в Совете кантонов – сама палата назначает комиссии, а бюро палаты – только членов временных комиссий. При назначении комиссий учитываются три момента – политический, т.е. представительство партийных фракций, региональный и языковый. Об этом говорится в регламенте Национального совета. На практике достаточно точно соблюдается только первое требование.

    Срок полномочий постоянных комиссий – срок легислатуры

    236

    палаты. Комиссии участвуют в разработке парламентских документов или решений для внесения их на пленум палаты. При обсуждении проектов палаты не обязаны следовать рекомендациям комиссий. Комиссии подготавливают документы не только для своих палат, но и по просьбе правительства. Заседания комиссий не являются публичными, они могут привлекать экспертов.

    Депутаты Национального совета объединяются в партийные фракции. Создать фракцию в нижней палате могут пять членов. В Совете кантонов официально не признается существования фракций, но его депутаты участвуют в работе своих фракций в Национальном совете.

    В своих полномочиях палаты равноправны, и каждое решение должно быть принято палатами в идентичной редакции. В законодательном процессе, если один из советов не принимает проект, то он рассматривается как отвергнутый. В других случаях решения, с которыми не согласна одна из палат, отсылаются в другую. Последняя рассматривает расхождения, и этот процесс согласования продолжается до тех пор, пока палаты не придут к согласию. Если палаты настаивают на своих версиях или выступают против каких-либо положений проекта, то применяется процедура конференции по согласованию. Такая процедура существует с 1902 г.

    В состав конференции входят члены соответствующих комиссий обеих палат, рассматривавших законопроект. Если одна из комиссий численно меньше, то она дополняется до равного численного состава другой комиссии. Практически всегда это касается комиссии Совета кантонов. Например, если комиссия Национального совета включает 29 членов, а соответствующий орган Совета кантонов включает только 15 членов, то последний назначает еще 14 членов, и в конечном счете конференция включает 58 человек, что напоминает маленький парламент. Работой конференции руководит председатель комиссии палаты, в которой проект рассматривался первоначально. Решение конференции передается в обе палаты, и если оно принимается, то проект считается одобренным. Когда одна из палат проект не принимает, то он вычеркивается из повестки дня парламента. Названная процедура по согласованию применяется не часто:

    с начала века до середины 60-х годов, например, к ее помощи прибегли всего 9 раз. Следствием названной процедуры является значительное влияние Совета кантонов на прохождение зако-

    237

     

    нопроектов, поскольку в конференции по согласованию участвует порою до двух третей членов этой палаты. Другими словами, половина членов конференции представляет мнение почти целиком одной из палат парламента.

    Бикамерализм предполагает, что палаты парламента заседают раздельно; однако швейцарская конституция и законодательство предусматривает некоторое число случаев, когда палаты заседают вместе. В этом случае несомненный перевес имеет нижняя палата, как более многочисленная. При совместном заседании палаты для своего руководства образуют бюро из членов бюро обеих палат, но "заседания ведет председатель Национального совета. Заседания проходят в его зале, решения принимаются абсолютным большинством голосов всех голосующих членов, а не по палатам. Совместные заседания проводятся при назначении членов Федерального совета (сроком на 4 года), членов Федерального суда и их заместителей (на 6 лет), председателя и вице-председателя этого органа (на 2 года), канцлера конфедерации на 4 года (он заведует секретариатом Федерального собрания и Федерального совета), при вынесении решения о крупном наборе в войска, при назначении генерального прокурора в случае передачи дела какого-либо члена парламента в Федеральный суд, при назначении членов и их заместителей чрезвычайного военного трибунала по делам высших офицеров.

    Палаты Федерального собрания действуют на основе собственных регламентов. Оба регламента содержат одни и те же нормы о деятельности парламента как бикамерального органа. Кроме того, существует регламент совместно заседающих палат.

    Федеральное собрание не является постоянно действующим органом, оно созывается на обычные и чрезвычайные сессии. Первых четыре в году продолжительностью примерно по три недели, иногда по четыре. Обычные сессии могут продляться. На чрезвычайные сессии Федеральное собрание может собираться либо по требованию Федерального совета, либо четвертой части членов Национального совета (единственный случай в 1891 г.), либо пяти кантонов (не было примеров). Все сессии, обычные и чрезвычайные, проводятся у обеих палат одновременно. Повестка дня работы палаты подготавливается соответственно конференцией председателей партийных фракций в Национальном совете и бюро палаты в Совете кантонов.

    238

    Полномочия швейцарского парламента в целом соответствуют аналогичным в парламентах западноевропейских стран. Импульсами для деятельности парламента могут быть народные инициативы, инициативы каждой из палат и каждого из его членов, а также кантонов (ст. 93 конституции), правительства (например, предусмотренное п. 4 ст. 102 право правительства представлять законопроекты и проекты постановлений), толчком к деятельности палат могут быть и петиции (ст. 57).

    Федеральное собрание принимает законы (в том числе и конституционные) с учетом участия избирателей в этом процессе. Законодательные акты Федерального собрания имеют следующие виды: федеральные законы, федеральные постановления общего значения и простые федеральные постановления. Законами признаются акты неопределенной продолжительности действия, содержащие нормы права. Нормами же права, согласно федеральному закону о процедуре этого Собрания, а также о форме, об опубликовании и вступлении в силу законодательных актов от 23 марта 1962 г. (ст. 5), признается любая норма общего или абстрактного характера, которая содержит обязательства или предоставляет права физическим или юридическим лицам, а также нормы, регулирующие организацию, компетенцию или задачи какого-либо органа власти или устанавливающие какую-либо процедуру. Законодательные акты ограниченного времени действия, содержащие правовые нормы, издаются в форме федерального постановления общего значения. Иные законодательные акты, для которых форма не предусмотрена, должны иметь форму простого федерального постановления. Важной особенностью последнего вида актов является то, что они не могут быть предметом отлагательного референдума в отличие от первых двух.

    Федеральное собрание ратифицирует международные договоры (опять-таки с учетом участия избирателей), объявляет войну и заключает мир. Поскольку Швейцария является нейтральной страной и ее нейтралитет общепризнан, то в данном случае речь может идти только об оборонительной войне. Собрание принимает ежегодный бюджет, который предлагает правительство страны, проверяет государственную отчетность.

    Федеральное собрание осуществляет контроль за деятельностью правительства и государственной администрации. Согласно п. 11 ст. 85 конституции, оно осуществляет высший надзор за федеральной администрацией. Федеральный совет

    239

     

    ежегодно представляет в парламент доклад об управлении страной, в котором сообщается содержание деятельности этого органа за предыдущий год (объем около 400 страниц). Этот же доклад содержит и проект постановления об одобрении деятельности Федерального совета. Палаты Собрания могут одобрить или отклонить этот доклад. Практически он всегда одобряется, иногда чуть раньше, иногда чуть позже. Одобрение этого доклада означает освобождение Федерального совета от политической ответственности за все факты, указываемые в этом акте.

    В швейцарском парламенте существуют некоторые процедуры, не встречаемые в практике» других стран. Он принимает резолюции – императивные предложения, подписываемые одним или несколькими парламентариями и накладывающие на Федеральный совет обязательство внести проект закона или постановления и принять какие-либо меры; в резолюции указывается цель таких актов и мер. Резолюция, принятая одной палатой, направляется другой, которая высказывается по ней. Принятые обеими палатами резолюции являются обязательными для правительства. Они могут быть в форме пожелания или в форме постатейно составленного проекта. В последнем случае резолюция является формой законопроекта, предлагаемого депутатом и поддержанного парламентом. В 1970 г. была введена законодательная инициатива парламентариев в классическом понимании этого института, т.е. позволявшая депутатам осуществлять свои полномочия без сотрудничества с Федеральным советом. Эта процедура, однако, практически мало используется.

    Еще одна форма деятельности парламента – внесение постулатов, предлагаемых одним или несколькими депутатами палаты. Как говорится в регламентах палат, постулат представляет собой проект резолюции, приглашающий Федеральный совет рассмотреть вопрос, должен ли быть представлен проект закона или постановления по какому-либо вопросу или должны ли быть приняты какие-либо меры. Совет должен направить в палату доклад по предложенному постулату, а в случае необходимости внести соответствующие предложения. Отличие постулата от ранее упомянутой резолюции состоит в том, что в постулате отсутствуют четкие формулировки, он не носит императивного характера для правительства и рассматривается только в той палате, к которой принадлежит автор постулата. Постулат не передается в другую палату, а направляется правительству.

    240

    Интерпелляция – одна из форм контроля за деятельностью правительства; путем ее внесения члены палаты могут требовать получения информации о важных событиях или проблемах, касающихся внешней и внутренней политики страны или управления ею. Интерпелляции могут быть объявлены конференцией председателей фракций Национального совета срочными, если они представлены не позднее второго дня сессии продолжительностью менее трех недель. В этом случае интерпелляция обсуждается на этой сессии. Для внесения интерпелляции требуется несколько подписей: в Национальном совете – 10, в Совете кантонов – достаточно трех. Результатом интерпелляции не является принятие какого-либо решения. После выступления представителя Федерального совета интерпеллянт может заявить о своем удовлетворении или неудовлетворении данным объяснением. Внешне интерпелляция, таким образом, выглядит как парламентский вопрос с последующими дебатами. Интерпелляции, по мнению швейцарских государствоведов, являются скорее средством личностного характера; резолюции и постулаты выражают мнение палаты.

    Вопросы – одна из форм контроля; она требует ответа правительства. Для внесения вопроса достаточно одной подписи. По вопросу не проводится дискуссия, а только требуется ответ правительства, который может быть устным или письменным. В швейцарском парламенте не отводится специальное время для вопросов. "Час вопросов", введенный в 1946 г. регламентом Национального совета по английскому примеру, был упразднен в 1962 г.

    Предложенные резолюции, постулаты, интерпелляции и простые вопросы должны быть рассмотрены в течение двух лет со времени их внесения. Они вычеркиваются из повестки дня, если пропущен этот срок, или если автор перестал быть членом палаты. При внесении какого-либо предложения в адрес Федерального совета палата его может преобразовать в другую парламентскую форму контроля, например, в постулат или наоборот.

    В судебной области Федеральное собрание обладает правом объявления амнистии и помилования.

    Правительство, называемое Федеральным советом, представляет собой коллегию лиц, не имеющих практически своего главы. Число членов правительства зафиксировано в конституции (ст. 95) и составляет с 1848 г. всего семь; срок их полномочий

    241

     

    совпадает с продолжительностью легислатуры Национального совета, т.е. 4 года (3 года до 1931 г.). Состав правительства переизбирается полностью после выборов нового состава нижней палаты парламента. Очень часто члены правительства пребывают у власти гораздо дольше четырехлетнего срока, так как отсутствуют ограничения повторного назначения; средняя продолжительность нахождения на министерском посту составляет 10-12 лет, хотя известны и рекордсмены. Например, федеральный советник К.Сшенк был в составе правительства 32 года (1864-1895), Г.Мотта – 28 лет (1912-1940), Ф.Эттер – 26 лет (1934-1959). Президент конфедерации, вице-президент Федерального совета и федеральные советники назначаются на совместном заседании палат Федерального собрания путем тайного голосования; требуется получение абсолютного большинства поданных голосов, причем такое большинство требуется во всех турах. Назначение федеральных советников проводится раздельно. Переизбираемые федеральные советники представляются в порядке возрастного старшинства. Выборы новых членов Федерального совета проводятся в порядке старшинства членов, чьи места они замещают. В первых двух турах голосование является свободным, в последующих же турах не могут представляться новые кандидаты. В каждом туре кандидат, получивший наименьшее число голосов, исключается. Те кандидаты, которые, начиная со второго тура, получают менее десяти голосов, более не рассматриваются в последующих турах. В случае равенства голосов производится перебаллотировка, если она не дает результатов, то избранный определяется жребием.

    На практике, однако, персональный состав правительства не подвергается значительным изменениям. Чаще всего к пяти или шести прежним министрам добавляется одно или два новых лица. Федеральными советниками могут быть все швейцарские граждане, обладающие правом избираться в Национальный совет. Большинство министров вначале были парламентариями, хотя известны случаи, когда члены правительства избирались из числа послов, из состава правительств кантонов; в 1961 г. имел место случай, когда министром стал высокопоставленный чиновник министерства экономики. Конституция запрещает избирать более одного члена Федерального совета от одного и того же кантона (п. 1 ст. 96). Поэтому проблема отбора членов правительства почти всегда представляет весьма деликатную задачу.

    242

    Кантоны Цюрих и Берн почти всегда имеют по одному месту в Федеральном совете, кантон Во – также почти всегда, а остальные кантоны представляемы в соответствии с признаваемой системой ротации. Принадлежность к кантону определяется местом рождения; это условие в настоящее время трудно выполнимо, так как большинство швейцарцев не имеют связей с кантоном, в котором они родились. Неоднократные попытки увеличить число членов правительства оканчивались неудачей.

    Для министров установлены весьма многочисленные случаи несовместимости должностей: они не могут быть членами палат Федерального собрания, членами правительства какого-либо кантона, федеральными судьями или выполнять какие-либо обязанности на службе конфедерации. Министр не может быть членом парламента кантона или представительного учреждения коммуны, не может быть священнослужителем, не должен обладать иностранными титулами или наградами и др. Закон 1914 г. запрещает одновременное нахождение в правительстве родственников (братья, сестры, двоюродные братья и сестры и др.).

    Президент конфедерации избирается в декабре каждого года совместно заседающими палатами Федерального собрания из числа членов Федерального совета, одновременно избирается и вице-президент Федерального совета. На следующий год они не могут быть вновь избраны, президент не может быть избран и вице-президентом. Один и тот же член Федерального совета не может занимать должность вице-президента два года подряд.

    Президент конфедерации не обладает традиционными полномочиями главы государства парламентарной республики. Ему принадлежат лишь некоторые представительские функции. В Федеральном совете он руководит обсуждением, при равенстве голосов его голос имеет перевес. Вместе с Канцлером конфедерации он подписывает решения Совета. Он осуществляет наблюдение за администрацией, а в срочных случаях принимает решения от имени Федерального совета с последующим их одобрением или принимает решения в порядке делегирования.

    Федеральный совет обладает значительной компетенцией в отношении пересмотра конституции; его роль заметна при подготовке законов; он дает свои заключения по проектам, находящимся на рассмотрении парламента, разрабатывает

    243

     

    и представляет в Федеральное собрание свои законопроекты или постановления, требующие парламентского утверждения. Однако в отличие от других западноевропейских правительств, являющихся генератором законодательной деятельности, швейцарский Федеральный совет нечасто пользуется своим правом законодательной инициативы, ожидая "импульсов" от палат – принятия резолюций, постулатов или поступления предложений от кантонов. Когда такие импульсы проявляются, то роль правительства становится весьма и весьма значительной. Соответствующий департамент занимается подготовкой законопроекта. После принятия закона Федеральный совет является исполнителем закона. Он публикует принятый закон в официальном вестнике, а если поступило требование о проведении отлагательного референдума, то организует голосование.

    Правительство издает ордонансы, которые обладают качествами настоящих законов. Например, оно принимает исполнительные ордонансы, регулирующие исполнение законов, административные и др. ордонансы. Конституция предусматривает возможность передачи союзным законодательством министерским департаментам и подчиненным им учреждениям каких-либо категорий дел, т.е. правительству могут быть предоставлены полномочия действовать в порядке делегированного законодательства. Правительство руководит внешней политикой Швейцарии, заботится о внешней безопасности, о сохранении независимости и нейтралитета страны; на обязанности правительства лежит и забота о внутренней безопасности, о поддержании порядка и спокойствия; оно ведает финансами страны, предлагает бюджет и представляет отчеты о доходах и расходах конфедерации. Кроме того, правительство следит за деятельностью кантонов, в ряде случаев оно обязано утверждать кантональные законы (например, об оседлости и избирательном праве в коммунах). Правительство может обращаться в Федеральный суд по поводу актов и законов кантонов; последний выносит решения при нарушении кантональными актами прав и свобод, федеральных законов, некоторых международных договоров.

    Семь министров, включая Президента конфедерации, составляют высший орган исполнительной власти Швейцарии. Семь департаментов образуют исполнительный аппарат: политический департамент (или министерство иностранных дел); департамент внутренних дел (дороги, леса, культура, науки и искусство,

    244

    библиотеки, музеи, статистика и др.); департамент юстиции и полиции (законодательство, регистры, полиция, иностранцы, интеллектуальная собственность и др.); военный департамент;

    департамент финансов и таможен; департамент народного хозяйства (торговля, промышленность, ремесла, сельское хозяйство); департамент транспорта, коммуникаций и энергетики (транспорт, почта, телефон, телеграф, железные дороги, воздушный транспорт, гидроэнергетика, использование международных рек, гидрография, озероведение, атомная энергетика).

    Федерализм и местное управление

    Швейцария имеет федеративную форму политико-территориального устройства; она включает 23 кантона, три из которых разделены на полукантоны. Унтервальден включает полукантоны Нидвальден и Обвальден; он был образован при создании конфедерации. Аппенцель, включающий Ауссерроден и Инне-роден, был разделен только в 1897 г. по конфессиональным соображениям, а Базель – на городской и сельский полукантоны в 1933 г. Полукантоны обладают теми же правами, что и "неразделенные" кантоны; у них две особенности – они посылают в Совет кантонов только по одному представителю, а не по два, а при национальных референдумах их голос считается как 1/2, а не как один голос. Такое деление имеет значение, когда, например, при изменении конституции требуется одобрение не только большинства избирателей, но и большинства кантонов.

    Территория швейцарских кантонов весьма неодинакова: она колеблется от 36 кв.км у полукантона Базель-городской до 7106 кв. км у кантона Граубюнден; более половины кантонов имеет территорию менее 1 тыс.кв.км. Швейцарская федерация не связана с национальными особенностями проживающего в ней населения; она образовалась исторически. Население по языку делится на четыре группы – немецкую, французскую, итальянскую и ретороманскую. По переписи 1980 г. немецкий язык считали родным 65% населения, французский – 18,4, итальянский – 9,8, ретороманский – 0,8. Языковые особенности населения в некоторой мере учитываются при формировании центральных органов власти, о чем мы говорили, и в деятельности кантонов. Официальными языками Швейцарии признаются немецкий, французский и итальянский. Федеративная структура Швейцарии благоприятствует разрешению национальных проти-

    245

     

    воречий. Поддержанию государственной целостности способствует, помимо исторических причин, экономическая, социальная и конфессиональная "солидарность" населения, живущего на территории страны, понимание взаимозависимости отдельных частей Швейцарии.

    Швейцарские кантоны не обладают правом выхода из Союза, хотя в федеральной конституции отсутствует норма, регулирующая этот вопрос. Статья 3 конституции 1874 г. установила, что "кантоны суверенны, поскольку их суверенитет не ограничен союзной конституцией, и как таковые осуществляют все права, которые не переданы союзной власти". По признанию швейцарских государствоведов кантоДы обладают лишь теоретическим суверенитетом и только тогда, когда речь идет о пересмотре федеральной конституции. Кантоны имеют свои основные законы, которые не могут содержать что-либо противоречащего федеральной конституции; кантоны должны иметь республиканскую форму правления; они обязаны соблюдать некоторые формы непосредственной демократии, поскольку конституции кантонов должны быть приняты народом и они могут пересматриваться, если тот потребует абсолютное большинство граждан (п. 3 ст. 6 конституции 1874 г.). Конституции кантонов подлежат одобрению Федеральным собранием, в противном случае может последовать отказ в гарантиях этой конституции со стороны Федерации. В прошлом встречались такие отказы, но очень редко: в 1948 г. полукантону Базель-городской в отношении измененной статьи 58 его конституции, в отношении ст. 57 конституции полукантона Базель-сельский (названные нормы были признаны противоречащими статье 1 федеральной конституции); в 1958 г. такой же отказ последовал в отношении п. 3 ст. 84 основного закона кантона Во, принятого в мае 1956 г. (этот пункт был объявлен противоречащим статье 4 федеральной конституции).

    В то же время кантоны имеют свое гражданство, равное представительство в верхней палате Федерального собрания, им предоставлено право законодательной инициативы в Федеральном собрании. Конфедерация консультируется с кантонами по некоторым вопросам – при разработке законов, подлежащих выполнению кантонами (п. 2 ст. 32 конституции 1874 г.) в том случае, когда конфедерация законодательствует по вопросам охраны труда рабочих и служащих, отношений между работодателями и нанимаемыми ими работниками, о коллективных до-

    246

    говорах, о биржах труда, о страховании по безработице и в некоторых других вопросах трудового права, перечисленных в статье 34-тер, при законодательстве конфедерации по вопросам кинематографии (п. 4 ст. 27 тер), при законодательстве конференции о защите лиц и имущества в случае войны (п. 2 ст. 22-бис) и в некоторых других случаях.

    Что же касается юридически закрепляемого суверенитета кантонов, то первая статья конституции 1874 г. называет их суверенными, но с ограничениями в уже упомянутой статье 3. Основные законы кантонов содержат на этот счет различные выражения: "Государство, входящее в федерацию..." (Аппен-целль, Обвальден, Швиц, Цуг, Шафхаузен), "Кантон, имеющий собственную и постоянную организацию" (Базель), "Свободное демократическое государство" (Гларус, Люцерн, Золотурн), "Свободное демократическое государство и член швейцарской федерации" (Санкт-Галлен). Свою юридическую суверенность кантоны подчеркивают в первых статьях своих основных законов:

    "Суверенный кантон" (Жюра), "Один из суверенных кантонов" (Женева), "Суверенная республика" (Валлис) и т.д.*

    Суверенность кантонов проявляется в следующих чертах – в праве кантонов самостоятельно организовывать и избирать свои органы власти, в обладании своими, главным образом, полицейскими силами, даже если речь идет о применении федеральных мер, в обладании собственными источниками доходов при соблюдении прав федерации в ряде областей. Каждый кантон имеет собственную конституцию, причем некоторые из них были приняты еще до образования Швейцарской конфедерации в 1848 г. (основной закон Тессина от 4 июля 1830 г., Женевы 1847 г.) или еще до принятия ныне действующего основного закона (Фрибур– 1857 г., Невшатель– 1858 г., Тургау – 1869 г., Цюрих – 1869 г. и т.д.). Большинство конституций было принято в конце XIX – начале XX вв. Некоторые из них подверглись полному пересмотру, например, конституция

    * Например, первый раздел конституции кантона Женева содержит следующую единственную статью:

    1. Республика Женева образует один из суверенных кантонов Швейцарской конфедерации.

    1. Суверенитет принадлежит народу; все политические полномочия и всё государственные функции осуществляются только по делегации его (т.е. народа) высшей власти.

    3. Народ представляет собой совокупность граждан.

    4. Форма правления – представительная демократия.

    247

     

    кантона Женева в 1958 г., Тессин – в 1987 г. и т.д. Пересмотренные конституции имеют вполне современный вид и включают разделы, обычные для западноевропейских основных законов.

    Организация государственной власти не во всех кантонах одинакова. Только два полукантона Унтервальден, оба полукантона Аппенцелль и кантон Гларус, представляющие всего 2,5% населения страны, имеют возможность принимать важные решения на первичных собраниях граждан – ландсгемайнде, которые обычно собираются в последнее воскресенье апреля или в течение мая. Собрание всех избирателей (кроме Аппенцелль-Иннер-роден) рассматривает проекты законов, подготовленных и принятых кантональным парламентом. Эти собрания имеют полномочия назначать членов кантональной исполнительной власти и кантональных судов, представителей в Совет кантонов, некоторых кантональных должностных лиц. В начале 70-х годов традиционное голосование поднятием рук было заменено при назначении судей тайным голосованием.

    Кантональные парламенты (обычно именуемые Большими советами; парламентом – в кантоне Жюра) в кантонах, где нет ландсгемайнде, являются высшим органом власти; они действуют сессионно, по общему правилу собираясь два раза в год, а также на чрезвычайные сессии. В 12 кантонах парламенты назначают председателя правительства, а в более чем половине кантонов – членов Верховных трибуналов. Парламенты принимают законы, декреты общего значения; их специфической функцией является принятие решений о натурализации и осуществление права

    помилования. Парламенты имеют контрольные полномочия в отношении органов исполнительной власти; способами такого контроля являются вопросы, интерпелляции, резолюции. Недавно принятые кантональные конституции предоставляют парламентам полномочия в сфере планирования экономики.

    Правительство кантона – Государственный совет, включающий от 5 до 9 членов, избирается, если действует ландсгемайнде (за исключением кантона Гларус), народом по мажоритарной системе на 4 года. Председатель правительства избирается народом также в кантоне Ури, Большим советом – в 12 кантонах, а самим Государственным советом – в 8 других. В Аппен-целль-Иннороден, в котором члены исполнительной власти входят в состав Большого совета, председатель этого совета одновременно является и председателем ландсгемайнде. Государственные советы кантонов осуществляют исполнительную власть,

    248

    подготавливают бюджет, контролируют деятельность коммун, поддерживают официальные отношения с федеральными властями и властями других кантонов. Члены правительства присутствуют на заседаниях кантональных парламентов, они имеют право выступать с законодательной инициативой.

    Распределение компетенции, как известно, – весьма важный элемент для характеристики каждой конкретной федерации. В Швейцарии имеется несколько видов компетенции конфедерации и кантонов. Исключительная компетенция Союза включает довольно много областей, и она постоянно расширяется, о чем мы говорили. К такой компетенции относится военная сфера, защита граждан и имущества в случае войны, определенные виды налогов, таможенное дело и доходы от таможен, строительство и эксплуатация железных дорог, монетная монополия и право чеканить монету, эмиссия банковских билетов, законодательство о правах и свободах, предусмотренных федеральной конституцией, и некоторые другие области. Конкурирующая компетенция, т.е. компетенция, в которой конфедерация имеет право законодательствовать, но если она этого права не осуществляет, то то же самое могут делать кантоны, включает вопросы гражданского права, интеллектуальной собственности, уголовного права, в эту сферу входят трудовое право, трудовое право для несовершеннолетних, въезд, выезд, пребывание и высылка иностранцев и др. Параллельная компетенция – конфедерация устанавливает задачи общего характера, издавая законы или постановления общего значения, а конкретная реализация возлагается на кантоны – существует в сфере финансирования образования, в области публичных работ национального и регионального значения, использования национальной дорожной сети и пр. Кантоны обладают собственной и делегированной компетенцией. Собственная – вытекает из положений упоминавшейся статьи 3 конституции 1874 г. К ведению кантонов относится поддержание порядка, больничное дело, коммунальное хозяйство и др. Делегированная компетенция представляет собой полномочия, передаваемые конфедерацией в ведение кантонов. Немаловажно то обстоятельство, что границы различных видов компетенции весьма расплывчаты и на практике по этому поводу нередки споры. Разрешение споров по поводу компетенции между конфедерацией и кантонами возложено на Федеральный суд.

    Конституция 1874 г. во второй статье переходных положений закрепила примат федерального права по отношению к кан-

    249

     

    тональному законодательству и их конституциям. Противоречащие положения теряют сипу с принятием федеральной конституции или вследствие опубликования предусматриваемых ею союзных законов. Другими словами, кантоны не могут принимать нормы, противоречащие праву конфедерации; в результате принятия нового федерального закона любая действующая норма кантонального права автоматически теряет силу.

    Для регулирования взаимодействия и соотношения федерального и кантонального права в Швейцарии применяются различные виды контроля. Кантоны обязаны соблюдать нормы федерального права, должны оглядываться на него при использовании собственной или предоставленной им компетенции. Один из методов контроля за исполнением союзного законодательства – наблюдение. Например, конфедерация наблюдает за исполнением кантонами военных законов (п. 1 ст. 20), за исполнением законов о мерах и весах (п. 2 ст. 40). Федеральный совет рассматривает законы и ордонансы кантонов, подлежащие его утверждению; он наблюдает за теми отраслями кантонального управления, которые подчинены его надзору (п. 13 ст. 102). Пункт 1 статьи 37 говорит о высшем надзоре конфедерации за дорогами и мостами и т.д. На Федеральный совет возложена обязанность заботиться о соблюдении конституции, законов и постановлений конфедерации, а также предписаний, содержащихся в федеральных соглашениях. Совет принимает необходимые меры для их соблюдения, если жалоба о нарушении не подпадает под компетенцию Федерального суда (п. 2 ст. 102). Наконец, Федеральное собрание утверждает кантональные конституции (п. 7 ст. 85).

    Между центральными и кантональными органами поддерживается тесная связь, выражающаяся в направлении федеральных документов в кантоны и наоборот; в кантоны посылаются федеральные инспектора для подготовки докладов о деятельности кантональных органов. Федеральное законодательство обязывает кантоны в обязательном порядке представлять принимаемые их парламентами законы, различного рода доклады*.

    * Например, посылку инспекторов предусматривает ст. 41 закона о труде 1966 г., ст. 18 ордонанса о гражданском состоянии, ст. 93 Постановления Федерального совета о налоге для национальной обороны 1949 г. Обязанность присылки актов содержится, например, в ст. 3 ордонанса об исполнении федерального закона о страховании по болезни 1965 г., в ст. 76 ордонанса об исполнении закона о труде 1966 г. и др.

    250

    Конфедерация обладает возможностями для оказания финансового давления на кантоны, предоставляя или не предоставляя каких-либо финансовых льгот. В союзном законодательстве иногда предусмотрена возможность замены кантонального исполнения федеральным, если субъект федерации не подчиняется. Такие возможности содержатся, в частности, в законе о военной организации 1907 г., в законе о национальных дорогах 1960 г.

    Конституция 1874 г. прямо указывает на возможность вмешательства Союза. Федеральное собрание обладает правом принимать меры, связанные с гарантиями кантональным конституциям и территории кантонов; правом на вмешательство, связанным с этим гарантированием, правом принятия мер для обеспечения внутренней безопасности Швейцарии, для поддержания спокойствия и порядка (п. 6 ст. 85). Известны случаи прямого вмешательства такого рода. Правда, их всего было десять с 1855 по 1932 гг., последний раз – в дела кантона Женева.

    Местное самоуправление в Швейцарии представлено коммунами. В 1984 г. их общее число составляло 3022, причем в полукантоне Базель-сельский их было 3, в кантоне Обвальден – 7, а наибольшее число насчитывалось в кантоне Во – 385 и Берне – 412. В конституциях двух кантонов содержится перечисление всех коммун; в Обвальдене – семи, в Цуге – одиннадцати.

    Коммуны управляют либо избираемыми советами, либо первичными собраниями всех жителей. Если существуют первичные собрания (в маленьких коммунах), то на их годичном собрании принимается бюджет, отчет о его исполнении, наиболее важные постановления. В кантонах Женева и Невшатель существуют коммунальные советы, в кантоне Фрибур такие советы функционируют только в больших коммунах, в кантоне Во – только в коммунах с населением более 800 человек. В каждой коммуне имеется исполнительный или административный совет, избираемый путем прямых выборов. В компетенцию коммун входит управление своими финансами, регулирование вопросов культа, гигиены, охраны порядка, начального образования. В крупных городах к ведению коммун относится управление дорогами, снабжение водой и энергией.

    Федеральный суд и судебная система

    На вершине судебной системы находится заседающий в Лозанне Федеральный суд. С момента принятия конституции 1874 г. компетенция этого органа не менялась. В организации

    251

     

    Суда было проведено только одно изменение – в 1917 г. был учрежден Федеральный суд по вопросам социального страхования с местом пребывания в Люцерне. В 1969 г. этот орган был интегрирован в Федеральный суд, образовав одну из его палат.

    Конституция 1874 г. предусмотрела создание Федерального суда в качестве постоянного и независимого от других властей органа. В настоящее время Суд является высшей судебной инстанцией по гражданским, уголовным и административным делам. В этом качестве он осуществляет надзор за единообразным применением гражданского и уголовного права и интерпретирует федеральное административное право, когда он выносит решения в качестве последней инстанции по административным делам.

    Конституционная юрисдикция Федерального суда установлена статьей 113 действующего основного закона, позволяя ему рассматривать вопросы нарушения конституционных прав граждан. Эта компетенция была расширена на основе статьи 114 конституции для случаев юридической защиты политических прав граждан при осуществлении ими своего избирательного права на выборах и при других голосованиях.

    Федеральный суд включает 30 судей, избираемых на 6 лет Национальным советом и Советом кантонов на совместном заседании. Когда это требуется обстоятельствами Федеральный суд может привлекать непостоянных заместителей судей. Число последних – 15 и они избираются в том же порядке, что и ординарные судьи. Судьей может быть каждый швейцарец недуховного звания, имеющий право голоса; он обязательно должен быть юристом, заседавшим до избрания в высших судах кантонов, или бывшим адвокатом, или преподавателем в университете; очень редко в суд попадают чиновники из состава высшей администрации. По общему правилу Федеральное собрание следит за равноправным представительством в Суде кантонов, официальных языков и политических тенденций.

    Федеральный суд работает в составе пяти палат от 5 до 7 судей каждая, причем две из палат являются судами публичного права, две – гражданского, и одна разбирает дела в порядке кассации в уголовно-правовой сфере. Эти палаты образуются Федеральным судом на 2 года, но судьи в этих палатах меняются редко. Палаты по делам публичного права могут, однако, заседать в составе трех судей, когда разбираемый спор не ставит принципиальных вопросов, в составе семи судей – когда

    палате предстоит решить вопрос в отношении законодательных актов кантонов.

    В сфере конституционного и административного права разбор дела осуществляется тремя судьями "в порядке циркуляции", т.е. палата не собирается вместе, а предложения судьи-докладчика и дело передается от судьи к судье, которые высказывают свое мнение в письменном виде.

    Каждая палата находится под председательством старшего по возрасту судьи, назначаемого Судом на два года. В целом федеральный суд находится под руководством одного из председателей палат, который назначается Федеральным собранием без права переизбрания на непосредственно следующий срок.

    Наиболее значительные решения Федерального суда публикуются в официальном вестнике Суда, ежегодно насчитывающим 6 томов.

    Жалобы на нарушения конституционных прав граждан вносятся в Федеральный суд на основании статьи 113 конституции, как жалобы публичного права со стороны граждан или какого-либо частного коллектива, имеющего личный и юридический интерес в обжаловании какого-либо акта. Эти жалобы могут быть направлены против какого-либо законодательного акта кантона или кантонального решения, принятого в последней инстанции. На основании п. 3 ст. 113 и ст. 84 конституции не могут подаваться жалобы в отношении актов федеральных властей.

    В Федеральном суде такие жалобы поручается рассматривать какой-либо палате; палата рассматривает жалобу в рамках своей компетенции. Например, нарушения конституционного принципа равенства подсудны палатам по гражданским делам, главными же органами в конституционной области являются палаты по делам публичного права. Первая из них (из 7 судей) разбирает жалобы на нарушение политических прав, права собственности, права на разбор дела судьей, в подсудность которого входит дело; дела о коммунарной автономии, дела о личной свободе, свободе печати, мнения, собрания и ассоциаций. Вторая палата (из 6 судей) рассматривает нарушения свободы торговли и промышленности, учреждения предприятий, свободы совести и вероисповедания и вообще свободного отправления культа. Первая палата, кроме того, в субсидарном порядке рассматривает дела о нарушении принципа равенства, когда они прямо не подпадают под полномочия другой палаты.

    Статья 113 (п. 3) конституции обязывает Суд применять без

    252

    253

     

    каких-либо оговорок законы и постановления общего значения, принятые Федеральным собранием, и ратифицированные им международные договоры. Невозможность конституционного контроля за федеральными актами является отражением исторического развития Швейцарии, при конституировании конституционного строя которого в 1874 г. кантоны хотели помешать процессу централизации государственной власти. Кроме того, согласно конституции 1874 г., каждый акт Федерального собрания может быть передан на народное голосование, о чем мы говорили. Таким образом, введение конституционного контроля за актами Федерального собрания входило бы в противоречие с принципом народного суверенитета, который в Швейцарии реализуется самым непосредственным образом. Аналогичные рассуждения относятся и к международным договорам.

    Отсутствие конституционного контроля за федеральными законами вступает в некоторое противоречие с требованиями сегодняшнего дня. Швейцария ратифицировала Европейскую конвенцию по правам человека 1950 г. и, следовательно, обязалась подчиняться юрисдикции Европейской комиссии по правам человека и Европейского суда по правам человека. Другими словами, названные международные органы могут проверять соответствие федеральных законов названной Конвенции. В связи с этим трудно понять позицию Федерального суда, который не может устанавливать того же соответствия с федеральной конституцией.

    Федеральный суд не знает института прокуратуры; прокуроры находятся при кантональных судах. Они поддерживают обвинение в федеральном суде.

    В компетенцию Суда входит рассмотрение споров в области гражданского права между конфедерацией и кантонами и между кантонами. В гражданской и уголовной сфере Федеральный суд рассматривает дела в кассационном порядке. У него есть и собственные полномочия в качестве суда первой инстанции. В частности, он может принять к производству дело с ценой иска выше определенной суммы. Конституция возлагает на Федеральный суд обязанности по рассмотрению дел о государственной измене по отношению к конфедерации, о мятеже или насилии против союзных властей. В таких случаях Федеральный суд заседает в составе трех судей и пяти присяжных заседателей. Менее серьезные преступления против государства, дела о фальшивомонетничестве подсудны жюри из пяти судей без

    присяжных. Таких дел обычно бывает одно-два в год, а в качестве суда с присяжными не было заседаний уже более сорока пет. Обжалование решений этих двух последних судов производится в тот же Федеральный суд, заседающий в качестве чрезвычайного кассационного федерального суда; в этом случае заседанием руководит председатель Суда и участвуют 10 старших судей. Обжалование в этот суд ограничено вопросами нарушения процедуры рассмотрения дела.

    Федеральная конституция (ст. 64) предоставляет кантонам право на организацию судов, судопроизводство и отправление правосудия. Судебная организация кантонов не одинакова, она варьируется от кантона к кантону. Общая, однако, схема такова: мировые судьи, суд округа или суд первой инстанции, верховный суд кантона или апелляционный суд. Во многих кантонах учреждены специальные суды (или отдельные судьи), рассматривающие дела несовершеннолетних, торговые дела; встречаются суды по социальным делам, примирительные суды (т.е. рассматривающие конфликты между предпринимателями и рабочими). В кантоне Женева действует конфликтный трибунал, разрешающий споры между административными судами и судами по уголовным и гражданским делам. В полукантоне Базель-сельский конституционная юстиция доверена административным судам, а в полукантоне Нидвальден – Верховному суду. Только в кантоне Жюра, образованному в 1978 г., создан специальный Конституционный суд с тем, чтобы следить за конституционностью законов. Это единственный в Швейцарии суд, который по требованию правительства может признавать недействительными решения кантонального парламента. Создание такого суда в то же время отражает существующую в Европе тенденцию выделения конституционной юстиции в отдельную отрасль.

    254

    255

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 17      Главы: <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.