§ 5. Наказания, направленные на изоляцию осужденных от общества.

§ 5. Наказания, направленные на изоляцию осужденных от общества.

38
0

5.1.  Лишение свободы на определенный срок

Лишение свободы — это один из основных видов наказания, заключающийся
в изоляции осужденного от общества на установленный в приговоре суда срок путем
направления его в колонию-поселение или помещения в исправительную колонию
общего, строгого или особого режима либо в тюрьму. Лица, осужденные к лишению
свободы, которым к моменту вынесения приговора не исполнилось восемнадцати лет,
помещаются в воспитательные колонии общего или усиленного режима (ч.1 ст. 56
УК).

Место и роль наказания в виде лишения свободы на
определенный срок в системе наказаний характеризуется прежде всего тем, что это
один из самых строгих и одновременно наиболее распространенный в законодательстве
и в судебной практике вид наказания.

Значительные объемы применения этого наказания в немалой
степени являются следствием объективных причин. Такими причинами являются, в
частности, совершение значительного числа тяжких и особо тяжких преступлений, а
также многочисленные случаи множественности преступлений, на которые приходится
реагировать именно таким образом – путем изоляции осужденного от общества.

В одних случаях лишение свободы совершенно обоснованно
применяется в связи с тем, что существует объективная потребность именно в
таком виде наказания, которое предполагает воздействие на личную свободу осужденного,
в других случаях – также обоснованно, но в какой то степени вынужденно –
потому, что государство не располагает другими, более эффективными и гуманными
средствами воздействия на таких лиц, попросту человечество не придумало ничего
лучшего.

Однако в значительной степени распространенность наказания в
виде лишения свободы в судебной практике объясняется и субъективными причинами
— теми ожиданиями (в одних случаях обоснованными, в других – не вполне), с
которыми  связывается его применение в общественном сознании и нередко также в
правосознании судей.

Строгость лишения свободы обусловлена содержанием этого
наказания, такими его свойствами, как: 

1) принудительная изоляция осужденного пу­тем помещения в
учреждение со специальным режимом, нередко весьма строгим, предусматривающим
существенные ограничения прав и свобод осужденного;

2) применение этого вида наказания на значительные сроки —
от шести месяцев до двадцати лет, а при совокупности приговоров — до 30 лет;

3) возложение на осужденного дополнительных, помимо изоляции
от общества,  правоограничений в сфере политических (например, участие в выборах),
трудовых, жилищных, семейных и других отношений,  которые заметно ухудшают его
правовой статус по сравнению с другими членами общества;

4) использование в целях исправления осужденного специфических
мер исправительного воздействия, осуществляемого в условиях определенного режима
посредством привлечения к общественно-полезному труду, обучению, проведению с
ним воспитательной работы. (См.: 229, с. 80-85).

Именно в силу строгости данного вида наказания законодатель
(ч. 1 ст. 60 УК) и Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении
№ 40 от 11 июня 1999 г. «О практике назначения судами уголовного наказания»
ориентируют суды страны на то, что наказание в виде лишения свободы должно
назначаться лишь тогда, когда реализация целей наказания посредством применения
иных, менее строгих видов наказания невозможна. (См.: 170).

Значимость лишения свободы связана с тем, что более или
менее опасные, а также закоренелые преступники изымаются из общества и тем
самым в течение срока отбывания наказа­ния существенно ограничиваются в возможности
совершения новых преступлений. Нахождение осужденного в исправительном
учреждении на протяжении достаточно продолжительного времени создает в принципе
возможность для организации комплекса мер, направленных на его ресоциализацию —
приспособление к существующему в государстве правопорядку, т. е. на
«исправление». У администрации учреждения, наблюдательной комиссии,
общественности имеются известные условия для на­блюдения за личностью,
отбывающей наказание, контроля за ней. (223, с. 504).

Важнейшим элементом содержания наказания в виде лишения
свободы, который определяется его сущностью и социальным назначением, и
который, в свою очередь, определяет  его «востребованность» как одного из важнейших
средств уголовно-правового воздействия, является его способность обеспечить
изоляцию осужденного от общества. Этот вид наказания является необходимым, если
не сказать незаменимым средством уголовно-правового воздействия в тех многочисленных,
к сожалению, случаях, когда характер и степень общественной опасности
совершенного преступления и особенности личности виновного делают необходимым с
точки зрения реализации установленных целей наказания изоляцию виновного от
общества на определенный срок или пожизненно.

Изоляция осужденного от общества содержит весьма серьезный
карательный и воспитательно-предупредительный потенциал. Предполагающая существенные
ограничения его свободы, возможностей распоряжаться собой и реализовать свои
права, в частности, свободы передвижения, свободы выбора условий и места
жительства, рода деятельности, свободы распоряжаться своим временем, свободы
общения и др., изоляция осужденного призвана создавать предпосылки для его
исправления. Одновременно она рассматривается как важный фактор обеспечения
безопасности общества, предупреждения новых преступлений со стороны
осужденного. (См. об этом, напр.: 206, с. 24-25).

Строго говоря, сущность данного вида наказания заключается
не в «лишении», а в ограничении свободы осужденного. Согласно Всеобщей декларации
прав человека 1948 г., «все люди рождаются свободными и равными в своем
достоинстве и правах» (ст. 1), основные права и свободы человека принадлежат
ему от рождения, они естественны и неотъемлемы, лишить их человека никто не
имеет права. Речь может идти лишь об ограничении при наличии законных оснований
возможности их использования и, как правило, на определенный ограниченный
временем срок. На этих же принципах основана и Конституция Российской Федерации
1993 г.

Свобода, по определению В. Даля, есть «своя воля, простор,
возможность действовать по-своему; отсутствие стеснения, неволи, рабства,
подчинения чужой воле». (62, с. 151). Свободный человек – это человек
«нестесненный, непринуждаемый и невынужденный». (Там же, с. 151-152).

В юридической литературе понятие «свобода» определяется в
широком и в узком смысле. Личная свобода в широком смысле рассматривается как
«гарантированная законом возможность для человека осуществлять свои субъективные
права, определять вид  и меру своего поведения». С точки зрения такого
понимания личной свободы ее ограничение содержится в уголовном наказании любого
вида, так как любое наказание представляет собой ограничение возможности
осуществлять какое-либо из субъективных прав. Содержанием наказаний в виде
лишения или ограничения свободы является ограничение личной свободы в узком
смысле, которую следует понимать как «свободу распоряжаться собой, выражающуюся
в первую очередь в свободе передвижения». (См.: 64, с. 7-8;  241, с. 57;  159,
с. 26).

Свобода человека есть одно из важнейших и необходимейших
личных и социальных благ, стоящих в одном ряду с такими благами, как жизнь и
здоровье человека. Поэтому и ограничения этого блага воспринимаются человеком
как весьма существенные и имеют важное воспитательное и превентивное значение.
И по той же причине подобные ограничения должны иметь разумные, обоснованные и
четко обозначенные пределы и адресаты.

Изоляция осужденного от общества при лишении свободы не
должна носить абсолютного характера, вследствие чего он утрачивал бы полностью
связь с обществом, в том числе и позитивную. Режим исполнения лишения свободы
тогда будет разумным и эффективным, когда он будет строиться с учетом
необходимости обеспечения позитивного взаимодействия осужденного с обществом
через самые разные каналы (средства массовой информации, заоч­ное обучение в
высших учебных заведениях, переписка и встречи с род­ными, близкими, и т. д.).
В большинстве случаев полная изоляция была бы губительной для осужденных, не способствовала
бы их исправлению и реадаптации в дальнейшем к условиям свободной жизни.

Одним из важнейших карательных свойств рассматриваемого вида
наказания является его срочный характер. Отечественное уголовное право, в отличие
от законодательства некоторых зарубежных стран, не допускает вы­несение
обвинительного приговора, в котором бы не был точно опреде­лен срок лишения
свободы.

Согласно ч. 2 ст. 56 УК,  данный вид наказания
устанавливается в санкциях и, соответственно, может быть назначен судом на срок
от шести месяцев до двадцати лет. Это более высокие сроки, чем были предусмотрены
прежним законодательством (по УК РСФСР 1960 г. — от трех месяцев до 10 лет, а за тяжкие преступления, преступления, повлекшие тяжкие последствия и для особо
опасных рецидивистов — до пятнадцати лет). При этом в случае замены
исправительных работ или ограничения свободы лишением свободы лицам, которые
злостно уклоняются от отбывания указанных наказаний, лишение свободы может быть
назначено на срок менее шести месяцев (ч. 3 ст. 56 УК).

В соответствии с ч. 4 ст. 56 УК, в случае частичного или
полного сложения сроков лишения свободы при назначении наказаний по
совокупности преступлений максимальный срок лишения свободы не может быть более
двадцати пяти лет, а по совокупности при­говоров — более тридцати лет (ст. ст.
69 и 70 УК).

Несовершеннолетним осужденным лишение свободы назначается на
срок не свыше десяти лет (ч. 6 ст. 88 УК).

Установленные законом пределы лишения свободы — от 6 месяцев
до 20 лет — позволяют использовать это наказание в борьбе с разными категориями
преступлений, однако прежде всего данный вид наказания рассчитан на применение
против тяжких и особо тяжких преступлений.

В частности, двадцатилетний срок лишения свободы может быть
в соответствии с Уголовным кодексом РФ назначен за 18 особо тяжких
преступлений, таких, как убийство (ч. 2 ст. 105), терроризм (ч. 3 ст. 205),
бандитизм (ч. 3 ст. 209), государственная измена (ст. 275), шпионаж (ст. 276),
вооруженный мятеж (ст. 279), посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие
или предварительное следствие (ст. 295), посягательство на жизнь сотрудника
правоохранительного органа (ст. 317 УК) и т. п.

Вместе с тем, в 278 санкциях (60,6 % санкций) лишение
свободы предусмотрено за совершение преступления небольшой (96 санкций)  и
средней (182 санкции) тяжести, и сравнительно реже – в 181 санкции (39,4 %
санкций) — за тяжкие (127 санкций) и особо тяжкие (54 санкции) преступления.

Представление о соотношении различных сроков лишения свободы
и их пределах в санкциях статей Особенной части УК РФ можно получить из таблицы
№ 4. (См.: Приложения). 

Сроки лишения свободы, согласно ч. 1 ст. 72 УК, исчисляются
в месяцах и годах. Вре­мя содержания лица под стражей до судебного
разбирательства и до вступления приговора в законную силу засчитывается в срок
лишения свободы из расчета день за день. Это же соотношение принимается в
расчет при зачете на основании ст. 12 УК времени лишения свободы, назначенного
приговором суда за преступление, совершенное вне пределов Российской Федерации,
в случае выдачи лица. Таким образом, фактически срок лишения свободы во многих
случаях начинает исчисляться с момента заключения виновного под стражу в
качестве меры пресечения.

Уголовный закон устанавливает основания назначения
осужденным к лишению свободы различных видов ис­правительных учреждений — с
учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и
особенностей личности виновного. Условия и порядок отбывания лишения свободы в
том или ином уч­реждении, исполняющем это наказание, определяются
уголовно-исполнительным законодательством.

В соответствии со ст. 58 УК отбывание лишения свободы
назначается:

а) лицам, осужденным за преступления, совершенные по
неосторожности, к лишению свободы на срок не свыше пяти лет, — в колониях-поселениях;

б) лицам, впервые осужденным к лишению свободы за совершение
умыш­ленных преступлений небольшой или средней тяжести и тяжких преступ­лений,
а также осужденным за преступления, совершенные по неосторо­жности, к лишению
свободы на срок свыше пяти лет, — в исправительных колониях общего режима;

в) лицам, впервые осужденным к лишению свободы за совершение
особо тяжких преступлений, а также при рецидиве преступлений, если осуж­денный
ранее отбывал лишение свободы, и женщинам при особо опасном рецидиве преступлений
— в исправительных колониях строгого режима;

г) при особо опасном рецидиве преступлений, а также лицам,
осуж­денным к пожизненному лишению свободы, — в исправительных колони­ях
особого режима.

Таким образом, осужденным женщинам отбывание наказания в
исправительных колониях особого режима не назначается.

Лицам, осужденным к лишению свободы на срок свыше пяти лет
за со­вершение особо тяжких преступлений, а также при особо опасном рецидиве
преступлений может быть назначено отбывание части срока на­казания  в тюрьме.

Иной порядок назначения лишения свободы установлен в
отношении осужденных несовершеннолетних. Согласно ч. 6 ст. 88 УК, этой
категории осужденных лишение свободы назначается на срок не свыше десяти лет и
отбывается:

несовершеннолетними мужского пола, осужденными впервые к
лишению свободы, а также несовершеннолетними женского пола — в воспитательных
колониях общего режима;

несовершеннолетними мужского пола, ранее отбывавшими лишение
свободы, — в воспитательных колониях усиленного режима.

При этом суд может указать органу, исполняющему наказание,
учитывать определенные особенности личности несовершеннолетнего.

Исключением из общего правила определения вида
исправительного учреждения, назначенного приговором, является положение,
согласно которому «изменение вида исправительного учреждения, назначенного
приговором суда, производится судом в соответствии с уголовно-исполнительным
законо­дательством РФ» (ч. 3 ст. 58 УК).

Не могут рассматриваться как ранее отбывавшие наказание в
виде лишения свободы лица:

осуждавшиеся к исправительным работам или ограничению сво­боды,
которым в связи со злостным уклонением от отбывания этих наказаний они заменены
лишением свободы;

условно осуждавшиеся к лишению свободы, а также которым суд
заменил лишение свободы содержанием в дисциплинарной воинской ча­сти;

находившиеся в местах лишения свободы по приговору суда до
рассмотрения дела в кассационном или надзорном порядке, если этими судебными инстанциями
в отношении их приговор отменен с прекраще­нием дела либо изменен и назначено
новое наказание, не связанное с ли­шением свободы, или применено условное
осуждение;

осуждавшиеся к лишению свободы, но фактически не отбывшие
наказание в связи с применением к ним актов амнистии и помилования, в связи с
болезнью, истечением установленных законом сроков давности обвинительного
приговора суда, а также беременные женщины и жен­щины, имеющие малолетних
детей, отбывание наказания которым было отсрочено, и по достижении ребенком
восьмилетнего возраста освобож­денные от отбывания наказания;

ранее осуждавшиеся к лишению свободы в пределах срока нахож­дения
их под стражей в качестве меры пресечения, так как они не отбы­вали наказание в
исправительных учреждениях;

отбывающие лишение свободы в случае осуждения их за преступ­ления,
совершенные до вынесения приговора, в соответствии с которым они отбывают
лишение свободы. (См.: 184, с. 299-300;  228, с. 384).

 «Необходимо отметить, что лицам, осужденным за совокупность
преступлений, совершенных умышленно и по неосторожности, суд может определить
колонию-поселение для лиц, совершивших преступление по неосторожности, лишь в
том случае, когда за умышленное преступление назначено наказание, не связанное
с лишением свободы.

При осуждении к лишению свободы по совокупности преступлений
или по совокупности приговоров (ст. ст. 69, 70 УК) суд должен назначить вид исправительного
учреждения либо отбывание части срока наказания в тюрьме не отдельно за каждое
преступление, а лишь при определении окончательной меры наказания.

Лишение свободы может быть назначено условно (ч. 1 ст. 73
УК). Закон предусматривает возможность условно-досрочного освобождения лица от
отбывания лишения свободы (ст. 79 УК) и возможность замены необытой части этого
наказания другим, более мягким видом наказания (ст. 80 УК). Предусматриваются и
другие виды  освобождения от лишения свободы (ст. ст. 81-85, 92 УК).

Лишение свободы на определенный срок — наиболее
распространенное основное уголовное наказание, предусматривается в 460 санкциях
(85,2 % всех санкций УК).

В 144 санкциях лишение свободы сопровождается
дополнительными наказаниями:  в 45 санкциях — конфискацией имущества, в 73 —
лишением права  и в 26 — штрафом. (См.: Приложения, табл. №  5).

В практике судов Российской Федерации, по данным официальной
статистики, лишение свободы на определенный срок было избрано в отношении
310986 (30,7 %) осужденных в 1997 г. и в отношении 344835 (32,2%) осужденных в 1998 г. (См.: Приложения, табл. № 7).

Этот показатель свидетельствует о тенденции некоторого
сокращения (в процентном отношении) объема применения данной меры наказания по
сравнению с прежними годами, когда, например, в 1926 г. удельный вес лишения свободы составлял 40,2% осужденных; в 1986 г. — 38,4%; в 1992 г. — 36,5%; в 1996 г. — 33,6% осужденных. Однако эта тенденция не стала однозначной
и необратимой, о чем свидетельствуют как процентные данные за 1998 г., так и абсолютные показатели за последние 15 лет. (См.: Приложения, табл. № 9 и № 10).

Период некоторого сокращения применения лишения свободы в
1985 — 1988 г.г. по сравнению с прежними годами сменился в последующие годы (-
по 1996 г. включительно) ежегодным увеличением объема его применения (в
абсолютных числах), и лишь в 1997 г. начал несколько снижаться.  Так, например,
в 1986 г., к лишению свободы были осуждены 305427 человек; в 1992 г. — 225926; в 1996 г. -373519 человек. (См.: Приложения, табл. № 9 и № 10).

На подобные тенденции указывает и С.И. Никулин: отметив, что
в 1990-1995 гг. удельный вес осужденных к лишению свободы составлял 35-37 %, он
констатирует, что «в последнее десятилетие в правоприменительной практике
отчетливо проявилась тенденция некоторого сокращения лишения сво­боды, доля
которого по сравнению с 80-ми годами уменьшилась на 10-12 %». (184, с.
296-297).

Однако вряд ли можно надеяться на дальнейшее снижение этих
показателей в ближайшие годы, скорее всего удельный вес лишения свободы в
судебной практике будет колебаться в пределах, обозначенных в последние 3 года.
Лишь с реальным введением «в строй» альтернативных видов наказаний в виде
обязательных работ, ареста и ограничения свободы можно ожидать более или менее
заметного сокращения применения рассматриваемого вида наказания.

Объем применения данного вида наказания за отдельные виды
преступлений показан в таблице № 7. (См.: Приложения).

Анализ статистических данных за 1998 г. показывает следующие закономерности:

Удельный вес лишения свободы весьма значителен при осуждении
за тяжкие и особо тяжкие преступления. Например, при осуждении за убийство это
наказание применялось в отношении 89,2 % осужденных по части первой и  92,9 % —
по части второй ст. 105 УК. За совершение изнасилования при отягчающих обстоятельствах
были лишены свободы 81,0 % осужденных по ч. 2 и 86,1 % осужденных по ч. 3
ст.131 УК; За грабеж при отягчающих обстоятельствах по ч.3 ст.161 УК лишение
свободы было применено в отношении  80,8 % осужденных; Более 80 % осужденных
подверглись лишению свободы по приговору суда за разбой, совершенный при
отягчающих обстоятельствах (ч.ч.2 и 3 ст.162 УК) и за организацию незаконных
формирований, банд и иных преступных организаций или участие в них (ст. ст.
208-210 УК).

Эта ситуация вполне объяснима. При этом следует иметь в
виду, что, например, по ч. 2 ст. 105 УК альтернативой лишению свободы на
определенный срок являются такие виды наказания, как смертная казнь и пожизненное
лишение свободы, которые были назначены в 1997 г. в отношении соответственно 2,3 % и 0,2 % осужденных по ч. 2 указанной статьи, что также объяснимо.
Однако не вполне понятно применение в отношении двухсот девяти осужденных за
это особо тяжкое преступление условного осуждения (205 осужденных),
исправительных работ (3 осужденных) и штрафа (1 осужденный). Конечно, в
какой-то мере данное обстоятельство также может быть объяснено, речь идет об
исключительных обстоятельствах, характеризующих преступление или лицо, его
совершившее, однако количество таких «исключительных» случаев требует к себе
особого внимания и дополнительного анализа.

За другие виды преступлений конкуренцию лишению свободы на
определенный срок составляют иные меры уголовно — правового воздействия —
прежде всего условное осуждение, а в некоторых случаях также исправительные
работы и штраф. Причем такая конкуренция находится в обратной пропорции с
тяжестью преступлений: за преступления небольшой и средней тяжести она более
высока, и это вполне естественно (хотя из этого правила имеются и исключения,
на которых мы специально акцентируем внимание в дальнейшем).

Так, условное осуждение очень существенно «потеснило»
лишение свободы на определенный срок (и даже превысило удельный вес последнего)
в практике назначения наказаний за целый ряд преступлений. Например, соотношение
указанных мер уголовно-правового воздействия при осуждении:

по ст. ст. 106 — 110 УК выглядит как 48,4% против 45,3%;

по ст. ст. 113, 114, 118 УК — как 49,1% против 16,8%;

по ст. 157 УК — как 41,2% против 1,6%;   

по ч.1 ст. 160 УК — как 54,7% против 5,4%;

по ч.2 ст. 160 УК — как 77,7% против 7,4%;

по ч.1 ст. 264 УК (84,3% против 5,6%;

и так далее. (См.: Приложения, табл. № 8).

В относительно небольшом числе случаев заметную конкуренцию
лишению свободы составили в сумме условное осуждение и наказания в виде исправительных
работ и штрафа. Так, например:

по ст.ст. 115, 116 УК лишь 3% осужденных приговорены к
лишению свободы, в то время как 30,9% — к исправительным работам, 44,9% — к
штрафу, 20,4% — осуждены условно;

по ст.ст. 121, 122 УК — соответственно: 17,6% приговорены к
лишению свободы; 19,4% — к исправительным работам; 23,1%- к штрафу; 39,8% —
осуждены условно;

по ст. 157 УК — соотношение указанных мер соответственно
составляет: 1,6%;  52,1%;  4,7%;  41,2%.

Подобная ситуация также имеет место при назначении наказаний
по ст. ст. 158, ч.1; 159,ч.1; 160, ч.1;  167,ч.1; 175,ч.1;  и некоторых других.
(См.: Приложения, табл. № 8).

Думается, в целом объем применения лишения свободы
соответствует роли и месту данного вида наказания, его карательным,
воспитательным и превентивным возможностям. Однако в ряде случаев
справедливость (мягкость) карательной практики на фоне весьма сложной
криминогенной ситуации в стране вызывает сомнения, диктующие необходимость
внимательного изучения «сомнительных» случаев и ситуации с назначением
наказаний в целом.

Представление о сроках лишения свободы в практике судов
Российской Федерации за  последние годы можно составить на основе данных,
приведенных в таблице № 6. (См.: Приложения).

Из таблицы, в частности, видно, что в 1997 г. лишение свободы было назначено 84,5% осужденных в пределах пяти лет, 95,9% — в пределах
восьми лет, в 1998 г. эти показатели, соответственно, равны: 81,7 и 92 %%. То
есть, лишение свободы на сроки свыше 8 лет назначаются в судебной практике 4-8
%% осужденных к данному виду наказания.

Сравнительный анализ показывает, что в 1998 г. заметно сократился объем применения лишения свободы на срок до 1 года (в абсолютных цифрах по
сравнению с 1996 г. — почти вдвое); сократилось по сравнению с 1996 г. применение этого наказания на срок от 1 года до 2 лет, причем в абсолютном исчислении весьма
заметно, однако соответствующие показатели 1986 г. все же превышены;

Вместе с тем, в процентном исчислении вырос по сравнению и с
1986 г., и с 1996 г. объем применения лишения свободы на сроки от 2 до 3 лет,
а по сравнению с 1996 г. также и —  от 3 до 5 лет, от 5 до 8 лет и от 8 до 10
лет. Вырос и в абсолютном, и в процентном исчислении объем применения длительных
сроков лишения свободы — свыше 10 до 15 лет, а в соответствии с новым УК
появились первые осужденные на сроки свыше 15 до 20 лет.

На эту закономерность обратил внимание и С.И.Никулин:
«статистика свидетельствует о явном росте длительных (более 5 лет) сроков
лишения свободы. Это объясняется структурой и динамикой современной преступности,
в которой увеличивается доля тяжких преступлений». (184, с. 296-297).

И.М. Гальперин обоснованно указывает, что о реальном объеме
применения лишения свободы недостаточно судить только исхо­дя из удельного веса
лишения свободы среди иных применяемых судами наказаний, как это часто имеет
место. Удельный вес наказания — один из важных по­казателей, он может служить
одним из оснований для суждений об общих тенденциях в практике судов. Но на
основе лишь этого показателя не следует делать однозначный вывод о том, что
увеличение удельного веса применения лишения свободы свиде­тельствует о
расширении его объема и ужесточении карательной практики, а понижение его — процесс
не­пременно противоположный.

Удельный вес лишения свободы должен рассматри­вается в
системе показателей с учетом обоснованной  классификации  уголовно-правовых и
(или) криминологических данных, в частности, характеризующих уровень и
структуру преступности, практику освобождения от уголовной ответственности,
личностные особенностей контингентов осужденных и др.  (56, с. 108- 109).

С другой стороны, автор отмечает, что проводившиеся
исследования не позволили объяс­нить расхождения в объемах лишения свободы
какими-либо существенными особенностями, характеризующи­ми контингенты осуждаемых
или специфическими особенностями совершаемых ими преступлений. Во многом
различия в объеме применения лишения свободы «обусловливаются «субъективным моментом»
— судебной практикой, складывающейся в том или ином регионе». (Там же, с. 113).

Тенденцией социального развития в сфере борьбы с
преступностью является экономия уголовной репрессии. Эта тенденция отражается
на отдельных видах наказания, обусловливая изменения в объеме их при­менения,
характере и содержании. Применительно к наказанию в виде лишения свободы экономия
уголовной репрессии предполагает сокращение его использования в судебной
практике.

На это нацеливает и уголовный закон, и высший судебный орган
страны. Так, более всего именно к применению лишения свободы относится указание
ч. 1 ст. 60 УК  о том, чтобы более строгий вид  наказания из числа предусмотренных
за совершенное преступление назначался только в случае, если менее строгий вид
наказания не может обеспечить достижение целей наказания.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 3 постановления № 40 от 11
июня 1999 г. «О практике назначения судами уголовного наказания» указал, что:
«в случаях, когда санкция за­кона, по которому лицо признает­ся виновным,
наряду с лишением свободы предусматривает более мягкие виды наказания, при по­становлении
приговора должен быть обсужден вопрос о назначе­нии наказания, не связанного с
лишением свободы. В случае на­значения лишения свободы это решение должно быть мотивиро­вано
в приговоре». (См.: Росс. газета, 1999, 7 июля).

Иными словами, лишение свободы должно назначаться лишь
тогда, когда реализация целей наказания посредством применения иных, менее
строгих видов наказания невозможна. С учетом этого важнейшего требования уголовной
политики государства, лишение свободы должно предусматриваться уголовным законодательством
и применяется на практике в основном и прежде всего за преступления тяжкие и
особо тяжкие. За преступления меньшей степени тяжести оно должно устанавливаться
в законе относительно реже и применяться на практике скорее в порядке
исключения — в отношении лиц, представляющих повышенную общественную опасность
в силу неоднократного совершения преступлений.

В отношении лиц, виновных в совершении преступлений
небольшой тяжести, совершивших преступления впервые, либо являющихся второстепенными
участниками таких престу­плений, как правило, должны применяться освобождение
от уголовной ответственности или от наказания, условное осуждение, либо наказания,
не связанные с изоляцией от общества.

Порядок исполнения наказания в виде лишения свободы
регулируется нормами раздела 4 Уголовно-исполнительного кодекса РФ (ст. ст. 73
— 142).

Согласно ст. 73 УИК, осужденные к лишению свободы отбывают
наказание в исправительных учреждениях в пределах территории субъекта РФ, в котором
они проживали или были осуждены. Это общее правило, из которого, однако, есть
исключения: с учетом  состояния здоровья осужденного или для обеспечения его личной
безопасности, либо при отсутствии соответствующего вида исправительного
учреждения на территории данного субъекта РФ,  место отбывания наказания
осужденному может быть определено на территории иных субъектов РФ.

Закон устанавливает, что лишение свободы осужденными
отбывается в специализированных учреждениях разных видов, определяемых в
приговоре су­да. Совершеннолетние осужденные направляются в колонию — поселение
или помещаются в исправительную колонию общего, строгого или особого режима
либо в тюрьму. Осужденные несовершеннолетние отбывают лишение свободы в
воспитательных колониях общего или усиленного режима (ст. ст. 56, 88 УК).

По данным на 1999 г. в России действовала 731 исправительная
колония (в том числе 119 — лесных), 63 воспита­тельные колонии, 178 следствен­ных
изоляторов и 13 тюрем. Во всех этих учреждениях отбывали наказание свыше
миллиона осужденных и лиц, содержащихся под стражей. В их числе около 40 тысяч
женщин. (См.: 74, с. 2).

Установление различных видов исправительных учреждений имеет
целью обеспечить раздельное содержание осужденных в зависимости от характера и
степени общест­венной опасности совершенного преступления и личности
виновного,  с тем чтобы по возможности исключить отрицательное воздействие
наиболее опасных преступников на другие категории осуж­денных.

В учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы,
предусмотрено раздельное содержание: мужчин и женщин; несовершен­нолетних и
взрослых; лиц, совершивших умышленные и неосторожные преступления; впервые
осужденных к лишению свободы и ранее отбы­вавших это наказание. Изолированно от
других осужденных, а также раздельно содержатся: осужденные при особо опасном
рецидиве; осужденные к пожизненному лишению свободы; осужденные, которым
смертная казнь заменена в порядке помилования лишением свободы на определенный
срок. В отдельных исправительных учреждениях содержатся осужденные — бывшие
работники судов и правоохранительных органов. Осужденные, больные разными инфекционными
заболеваниями, содержатся раздельно и отдельно от здоровых осужденных (ст. 80
УИК).

В зависимости от поведения осужденного и его отношения к
труду суд может изменить ему вид исправительного учреждения (ст. 78 УИК).

Весь срок наказания осужденные отбывают, как правило, в
одной исправительной колонии, тюрьме или воспитательной колонии. Лишь при
наличии исключительных обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 81 УИК (болезнь осужденного,
угроза его безопасности, и т. п.) осужденный может быть переведен в другое учреждение
того же вида в порядке, определяемом Министерством юстиции РФ.

С учетом характера и степени общественной опасности
совершенных преступлений и личностных особенностей осужденных законодатель предусматривает
различный режим их содержания. Собственно перечисленные в ст. 58 УК виды
исправительных учреждений различаются между собой прежде всего видом режима.

Режим определяется в ст. 82 УИК РФ как установленный
нормативными актами «порядок исполнения и отбывания лишения свободы,
обеспечивающий охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, испол­нение
возложенных на них обязанностей, реализацию их прав и за­конных интересов,
личную безопасность осужденных и персонала, раздельное содержание разных
категорий осужденных, различные условия содержания в зависимости от вида
исправительного учрежде­ния, назначенного судом, изменение условий отбывания
наказания».

Режим предназначен создать условия для применения других
средств исправ­ления осужденных. Основные требования режима устанавливаются УИК
и Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений, утверждаемыми
Министерст­вом юстиции РФ по согласованию с Генеральной прокуратурой РФ. (ст.
82-84 УИК).

В случаях стихийного бедствия, введения в районе
расположения исправительного учреждения чрезвычайного, особого или военного
положения, при массовых беспорядках, а также при групповых неповиновениях
осужденных в исправительном учреждении может быть введен режим особых условий.
В этот период в исправительном уч­реждении может быть приостановлено
осуществление некоторых прав осужденных, введены усиленный вариант охраны и
надзора, особый поря­док допуска на объекты, изменен распорядок дня, ограничена
дея­тельность служб ИУ (ст. 85 УИК).

В случаях оказания осужденными сопротивления или злостного
неповиновения законным требо­ваниям персонала исправительного учреждения, массовых
беспоряд­ков или совершени иных общественно опасных действий, а также при
побеге или задержании бежавших осужденных применяются физическая сила, специальные
средства и оружие. Порядок применения мер безопасности определяется
законодательством РФ (ст. 86 УИК).

Законом дифференцируются условия отбывания наказания лицами,
осужденными к лишению свободы:

в пределах одной исправительной колонии в условиях одного и
того же вида режима осужденные к лише­нию свободы могут находиться в обычных, облегченных
и строгих ус­ловиях отбывания наказания;

для осужденных, содержащихся в тюрьмах, устанавливаются
общий и строгий виды режима.

Перевод осужденных из одних условий отбывания наказания в
другие производится при наличии оснований, предусмотренных УИК, по решению ко­миссии
исправительного учреждения, в работе которой могут прини­мать участие
представители органов местного самоуправления (ст. 87 УИК).

Осужденные к лишению свободы могут без ограничения приоб­ретать
продукты питания и предметы первой необходимости по безна­личному расчету за
счет средств, заработанных в период отбывания наказания, а также за счет
получаемых пенсий и социальных пособий. Размер средств, разрешенных для
расходования осужденными, кроме заработанных ими в период отбывания наказания,
устанавлива­ется УИК. Некоторым категориям осужденных (перевыполняющим нормы
выработки, беременным женщинам и женщинам, имеющим при себе детей, инвалидам
первой или второй груп­пы и др.) разрешается расходование указанных средств в
повышенном размере.

Перечень продуктов питания и предметов первой необходимости,
запрещенных к продаже осужденным, и их количество устанавливают­ся Правилами
внутреннего распорядка исправительных учреждений (ст. 88 УИК).

Осужденным к лишению свободы предоставляются краткосроч­ные
свидания продолжительностью четыре часа и длительные свида­ния продолжительностью
трое, а в некоторых, предусмотренных УИК случаях, пять суток с проживанием вне
исправительного учреждения.

Для получения юридической помощи осужденным по их заявле­нию
предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имею­щими право на
оказание юридической помощи. По желанию осужден­ного и указанных лиц свидания
могут предоставляться наедине (ст. 89 УИК).

Осужденным к лишению свободы разрешается получение посы­лок,
передач и бандеролей в количестве, установленном УИК. Некоторые категории осужденных
(больные, инвалиды, беременные женщины и др.) могут получать дополнительные
посылки и передачи. Сверх того — в соответствии с медицинским заключением
осужденные могут получать посылки, передачи и бандероли с лекарственными
средствами и предметами медицинского назначения.

С разрешения администрации исправительного учреждения
осужденные могут отправлять посылки и бандероли (ст. 90 УИК).

Письма и телеграммы осужденные могут получать и от­правлять
за счет собственных средств без ограничения количества. Их корреспонденция под­вергается
цензуре. Переписка между содержащимися в исправительных учреждени­ях
осужденными, не являющимися родственниками, допускается только с разрешения
администрации исправительного учреждения. Осужденные вправе получать денежные
переводы, а также отправлять денежные переводы близким родственникам, а с
разреше­ния администрации исправительного учреждения — иным лицам (ст. 91).

Осужденным к лишению свободы предоставляется право на че­тыре
телефонных разговора в год продолжительностью до 15 минут каждый за счет
собственных средств. При отсутствии технических возможностей теле­фонный
разговор может быть заменен краткосрочным свиданием.

Осужденным, находящимся в строгих условиях отбывания нака­зания,
а также отбывающим меру взыскания в штрафных изоляторах, дисциплинарных
изоляторах, и т. п. телефонный разго­вор может быть разрешен лишь при исключительных
личных обстоя­тельствах. Телефонные разговоры между осужденными, содержащимися
в исправительных учреждениях, запрещаются.

Телефонные разговоры осужденных контролируются персона­лом
исправительных учреждений (ст. 92 УИК).

Осужденные, отбывающие лишение свободы в запираемых по­мещениях,
штрафных изоляторах, дисциплинарных изоляторах  и т. п., имеют право на
прогулку, продолжительность которой устанавливает­ся УИК (ст. 93 УИК).

Осужденным к лишению свободы, кроме отбывающих наказа­ние в
тюрьме, переведенным в штрафные изо­ляторы т т. п., разрешается просмотр телепередач,
прослушивание радиопередач в свободные от работы часы, не реже одного раза в
неделю демонстрируются кинофильмы.

Осужденные могут приобретать телевизи­онные и радиоприемники
(ст. 94 УИК).

Осужденным разрешается получать в по­сылках, передачах и
бандеролях письменные принадлежности, приоб­ретать через торговую сеть
литературу, а также без ограничения подписываться на газеты и журналы (ст. 95
УИК).

Положительно характеризующимся осужденным, отбывающим
лишение свободы в исправительных колониях и воспитательных коло­ниях, а также
осужденным, оставленным для ведения работ по хозяйственному обслуживанию в
следственных изоляторах и тюрьмах, может быть разрешено передвижение без конвоя
или сопровожде­ния за пределами исправительного учреждения, если это необходимо
по характеру выполняемой ими работы. Такие осужденные должны размещаться в
отдельных жилых поме­щениях. Им может быть разрешено проживание в общежитии за
пределами исправительного учреждения.

Этим категориям осужденных могут быть разрешены выезды за
пределы исправительных учреждений:

а) краткосрочные — до семи суток, в связи с исключительными
личными обстоятельствами (смерть или тяжелая бо­лезнь близкого родственника и
т.п.) или для предварительного решения во­просов трудового и бытового устройства
осужденного после осво­бождения; и б) длительные — на время ежегодного
оплачиваемого отпуска.

Осужденным женщинам, имеющим детей в домах ребенка
исправительных колоний или несовершеннолетних детей-инвалидов вне
исправительной колонии, может быть разрешен краткосрочный выезд за пределы
исправительных учреждений для устройства детей и для свида­ния с ними на срок
до семи суток. (ст. 97 УИК).

Осужденные к лишению свободы, привлеченные к труду, подле­жат
обязательному государственному социальному страхованию, а осужденные женщины
также обеспечиваются пособиями по беремен­ности и родам на общих основаниях.
Осужденные имеют право на общих основаниях на государст­венное пенсионное
обеспечение в старости, при инвалидности, потере кормильца и в иных случаях,
предусмотренных законодательством.

Осужденные, утратившие трудоспособность в период отбывания
лишения свободы, имеют право на возмещение ущерба в случаях и порядке, предусмотренных
законодательством (ст. 98 УИК).

Уголовно-исполнительный кодекс определяет норму жилой
площади, приходящуюся на каждого осужденного в пределах от двух (в
исправительных колониях) до пяти лечебно-профилакти-ческих учреждениях) квадратных
метров.

Осужденные обеспечиваются спальными местами, постельными
принадлежностями, одеждой по сезону, материально-бытовыми условиями и питанием
по установленным нормам.

Осужденные, получающие заработную плату или пенсию,
возмещают стоимость питания, одежды и ком­мунально-бытовых услуг, кроме
стоимости специального питания и специальной одежды. С осужденных, уклоняющихся
от работы, ука­занные расходы удерживаются из средств, имеющихся на их лицевых
счетах.

Осужденным, освобожденным от работы по болезни, беременным
женщинам и осужденным кормящим матерям на период освобождения от работы питание
предоставляется бесплатно. Осужденным, содержащимся в воспитательных колониях,
а также осужденным, являющимся инвалидами первой или второй группы, пи­тание и
одежда предоставляются бесплатно. Этим категориям лиц создаются улучшенные
жилищно-бытовые условия и устанав­ливаются повышенные нормы питания.

Сверх установленного размера средств, разрешенных к
расходованию на приобретение продуктов питания и предметов первой
необходимости, осужденные могут за счет собственных средств дополнительно
приобретать одежду, оплачивать дополнительные лечебно-профилактические и иные
услуги (ст. 99 УИК).

В исправительных учреждениях, в которых отбывают наказание
осужденные женщины, имеющие детей, могут организовываться дома ребенка, в которых
обеспе­чиваются условия, необходимые для нормального проживания и раз­вития
детей в возрасте до трех лет. Матери могут об­щаться с ними в свободное от
работы время без ограничения. Им может быть разрешено совместное проживание с
детьми. С согласия осужденных женщин их дети могут быть переданы родственникам
или по решению органов опеки и попечительства иным лицам либо по достижении
детьми трехлетнего возраста направлены в соответствующие детские учреждения
(ст. 100 УИК).

Лечебно- и санитарно-профилактическая по­мощь осужденным к
лишению свободы предоставля­ется в соответствии с Правилами внутреннего распорядка
и законодательством. В уголовно-исполнительной системе для медицинского обслужи­вания
осужденных организуются лечебно — профилактические учрежде­ния (больницы,
специальные психиатрические и туберкулезные боль­ницы; медицинские части), а
для содержания и амбулаторного лече­ния осужденных, больных открытой формой
туберкулеза, алкоголиз­мом и наркоманией, ВИЧ- инфицированных осужденных —
лечебные исправительные учреждения (ст. 101УИК).

Каждый осужденный к лишению свободы обязан трудиться в
местах и на работах, определяемых администрацией исправительных учреждений. Администрация
обязана привлекать осужденных к общественно полезному труду с учетом их пола,
возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возмож­ности, специальности.
Необходимое условие при этом — обеспечение надлежащей охраны и изоляции
осужденных. Осужденные вправе за­ниматься индивидуальной трудовой
деятельностью.

Осужденные мужчины старше 60 лет, женщины старше 55 лет, а
также инвалиды первой или второй группы привлекаются к труду по их желанию в
соответ­ствии с законодательством о труде и социальной защите инвалидов.
Несовершеннолетние осужденные привлекаются к труду в соответст­вии с
законодательством о труде.

Производственная деятельность осужденных не должна
препятствовать выполнению основной задачи исправительных учреждений —
исправлению осужденных (ст. 103 УИК).

Продолжительность рабочего времени осужденных к лишению
свободы, правила охраны труда, техники безопасности и производст­венной
санитарии устанавливаются в соответствии с законодательст­вом Российской Федерации
о труде. Время привлечения осужденных к оплачиваемому труду засчиты­вается им в
общий трудовой стаж.

Работающие осужденные имеют право на ежегодный оплачивае­мый
отпуск с выездом за пределы испра­вительного учреждения или без него в соответствии
со статьей 97 УИК.

Осужденные к лишению свободы имеют право на оплату труда в
соответствии с законодательством о труде. Они могут привлекаться без опла­ты
труда только к выполнению работ по благоустройству исправи­тельных учреждений и
прилегающих к ним территорий, их продолжительность не должна превышать двух
часов в неделю. Из заработной платы, пенсий или иных доходов осужденных к
лишению свободы производятся удержания для возмещения расходов по их
содержанию. Однако независимо от всех удержаний на лицевой счет осужденных за­числяется
не менее 25 процентов на­численных им заработной платы, пенсии или иных
доходов. 

В исправительных учреждениях организуются обязательное на­чальное
профессиональное образование или профессиональная подго­товка осужденных, не
имеющих профессии (специальности), по которой осужденный может работать в
исправитель­ном учреждении и после освобождения из него. Отношение осужденных к
получению начального профессио­нального образования и профессиональной
подготовки учитывается при определении степени их исправления (ст. 108 УИК).

Воспитательная работа с осужденными к лишению свободы
направлена на их исправление, формирование уважитель­ного отношения к человеку,
обществу и труду, на повышение их образова­тельного и культурного уровня.
Участие осужденных в воспитательных мероприяти­ях учитывается при определении
степени их исправления, а также при применении к ним мер поощрения и взыскания
(ст. 109 УИК).

Воспитательная работа с осужденными организуется
дифференцированно с учетом вида исправительного учреждения, срока наказа­ния,
условий содержания в индивидуальных, групповых и массовых формах на основе психолого-педагогических
методов (ст. 110 УИК).

В исправительных учреждениях под контролем администрации
создаются самодеятельные орга­низации осужденных (Советы коллективов и т.п.),
имеющие своими задачами помощь осужденным в духовном, профессио­нальном и
физическом развитии; решение вопросов организации их труда, быта и досуга; содействие
администрации исправительных учреждений в поддержании дисциплины и порядка,
формировании здоровых отно­шений между осужденными; оказание социальной помощи
осужден­ным и их семьям и т. п. Участие осужденных в работе самодеятельных
организаций по­ощряется и учитывается при определении степени их исправления
(ст. 111 УИК).

В исправительных учреждениях организуется обязательное полу­чение
осужденными, не достигшими возраста 30 лет, основного общего образования, а
желающим получить среднее общее об­разование администрацией исправительного
учреждения и органами местного самоуправления создаются необходи­мые условия.
Осужденные старше 30 лет и инвали­ды первой или второй группы получают основное
общее или сред­нее общее образование по их желанию. Получение осужденными
образования поощряется и учитывается при определении степени их исправления
(ст. 112 УИК).

За хорошее поведение, добросовестное отношение к труду,
обучению, активное участие в работе самодеятельных организаций и в
воспитательных мероприятиях к осужденным могут применяться меры поощрения в
виде благодарности, награждения подарком или денежной премией, предоставления
права на дополнительную посылку, передачу, телефонный разговор, свидание и др.

К положительно характеризующимся осужденным могут быть
применены также меры, предусмотренные ч. 2 ст. 78 и ст. 87 УИК – т. е. изменен
в сторону облегчения вид исправительного учреждения, облегчены условия отбывания
наказания или возбуждено ходатайство о помиловании. Осужденные могут быть пред­ставлены
к условно- досрочному освобождению либо к замене неотбытой части наказания
более мягким видом наказания (ст. 113 УИК).

За нарушение установленного порядка отбывания наказания к
осужденным могут применяться меры взыскания в виде выговора, дисциплинарного
штрафа в размере до двух минимальных разме­ров оплаты труда, водворения в
штрафной изолятор на срок до 15 суток (только осужденных, содержащихся в
исправительных коло­ниях или тюрьмах), перевод в помещения камерного типа или в
одиночные камеры на срок до шести месяцев (осужденных мужчин, злостно
нарушающих порядка отбывания наказания), и др.

Злостным нарушителям установ­ленного порядка отбывания
наказания (за употребление нар­котиков; мелкое хулиганство; угрозу или
неповиновение представителям администрации исправительного учреждения и т.п.)
могут быть изменены в сторону ухудшения вид исправительного учреждения или
условия отбывания наказания (ст. 116 УИК).   

Лишение свободы является необходимой мерой уголовно —
правового воздействия, однако следует иметь в виду и ее негативные стороны,
определенные негативные социальные последствия ее применения. В литературе к такого
рода последствиям относят и чрезмерность экономической нагрузки, которую
испытывает общество в связи с содержанием разветвленной системы исправительных
колоний и тюрем, и низкую произво­дительность подневольного труда осужденных, и
выключенность их из «свободного производства», в кото­ром они могли бы работать
с большой отдачей, и ухудшение материального положения семьи осужденного, и
проблему безотцовщины, и распад семьи, и приобретение навыков преступной среды
впервые осужденными к лишению свободы, и целый ряд других обстоятельств. (223,
с. 507-508; 149, с. 386). 

Противоречивость этого наказания ярко выразил А.М. Яковлев:
«ставя перед собой задачу максимально приспособить человека к жизни в обще­стве,
его отделяют от этого общества; желая заменить в созна­нии человека асоциальные
установки и вредные привычки, ста­раясь привить человеку социально полезные
качества, его по­мещают в среду, где опасность «заражения» отрицательными
взглядами и чертами наиболее велика; стараясь приучить чело­века к жизни в
условиях свободы, его помещают в условия изо­ляции; желая научить человека
социально полезному активному поведению, его содержат в обстановке строгой
регламентации, которая стимулирует пассивность». (248, с. 101).

В свое время А.Л. Ременсон  отмечал, что «величина и сила
принудительного воздействия заключения определяется не тем, каковы условия
жизни в колонии, а тем, какова разница между условиями жизни в заключении и на
свободе… ». (181, с. 109—110). Развивая эту мысль, В.С. Прохоров пишет: «Чем
значительнее разрыв между условиями жизни на свободе и теми условиями, в
которые ставит осужденного назначенное ему на­казание, тем острее переживаются
им лишения и ограничения и тем больше устрашающий эффект наказания, но тем
слабее его воспитательный эффект, тем меньше вероятность того, что после
отбытия наказания в общество вернется человек, приспособлен­ный к жизни на
свободе». (223, с. 533-534).

Решение проблемы заключается, с одной стороны, в
ограничении  применения лишения свободы в отношении лишь наиболее опасных
преступников (виновных в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, либо
неоднократно совершающих преступления, в связи с чем нуждающихся в специальных
превентивных мерах и длительном исправительно — воспитательном воздействии) за
счет более широкого использования альтернативных мер уголовно – правового
воздействия, не связанных с лишением свободы.

С другой стороны – в определенном смягчении режима
исполнения лишения свободы в плане сведении до определенного минимума различий
между условиями жизни в изоляции и на свободе.  Такое требование, в частности,
содержится в Минималь­ных стандартных правилах обращения с заключенными,
которые были приняты еще 30 августа 1955 г. на Первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями: «Режим, принятый в
заведении, должен стремиться сводить до минимума разницу между жизнью в тюрьме
и жизнью на сво­боде, которая убивает в заключенных чувство ответственности и
сознание человеческого достоинства» (ч.1 ст. 60), в связи с чем Правила
рекомендуют «принимать меры для того, чтобы заключенные могли сохранять за
собой макси­мум совместимых с законом и условиями их приговора прав в области
их гражданских интересов, социального обеспечения и других социальных льгот»
(ст. 61). (139, с. 303-304).

При этом для отечественной уголовно – исполнительной системы
остается актуальной рекомендация упомянутых Правил о желательности, «чтобы перед
завершением срока наказания принимались меры к постепенному возвращению
заключенного к жизни в обществе. Этой цели можно добиться с учетом особенностей
каждого правонарушителя, вводя особый режим для освобождаемых, либо в самом
заведении, либо в каком-нибудь другом учреждении или же освобождая заключенных
на испытательный срок, в течение которого они все же остаются под надзором, при
условии, что такой надзор не возлагается на полицейские власти и сочетается с
эффективной социальной помощью» (ч. 2 ст. 60). (Там же).  В этих же целях могли
бы быть использованы также соответствующие возможности дополнительных видов
наказаний, как это нами уже предлагалось, (59, с. 31-34). В современных
условиях для целей ресоциализации осужденных могло бы быть использовано предусмотренное
законом в качестве дополнительного наказания ограничение свободы либо
модифицированные ссылка или высылка. 

И еще одно важное замечание, касающееся отечественной
системы исполнения уголовных наказаний, и прежде всего наказания в виде лишения
свободы. Недопустимо строить деятельность исправительных учреждений исключительно
или преимущественно с позиций решения хозяйственных задач, стоящих перед
страной, как это было на протяжении практически всей истории нашей страны,
когда места лишения свободы принято было рассматривать как источник дешевой
рабочей силы и источник пополнениня государственной казны, задачи же
исправления осужденных и предупреждения новых преступлений отходили на второй
план.

Решению задач более эффективного использования наказания в
виде лишения свободы способствовало бы принятие и других рекомендаций, изложенных
в упомянутых выше Правилах, не учтенных в ходе реформы уголовного и уголовно –
исполнительного законодательства России. А также предложений Главного Управления
исполнения наказаний Министерства юстиции Российской Федерации (ГУИН МЮ РФ) о
восстановлении коло­ний — поселений для лиц, совершив­ших умышленные
преступления небольшой и средней тяжести и имеющих срок лишения свободы не
свыше пяти лет, и расширении числа направляе­мых туда осужденных за неосто­рожные
преступления, чей срок наказания определен в пределах 10 лет. Более широкое применение
колоний — поселений существенно разгрузило бы как исправительные колонии, так и
следст­венные изоляторы и, при надлежащей организации их работы избавило бы зна­чительную
часть осужденных от «тюремных университетов». (См.: 74, с. 2).

5.2. Пожизненное лишение свободы

Пожизненное лишение свободы  установлено Уголовным кодексом
в качестве основного вида наказания, имеющего своими целями карательное воздействие
на осужденного и предупреждение совершения новых преступлений как осужденным,
так и иными лицами. Цель исправления осужденного предполагается, однако, с
учетом специфики наказания, труднодостижимая.

По своей юридической природе и по строгости данный вид
наказания весьма близок к высшей мере наказания — смертной казни, и юридически,
и фактически являясь аль­тернативой этого наказания.

Пожизненное лишение свободы предусматривается уголовными
законами многих зарубежных государств. Реже – наряду со смертной казнью, чаще –
в странах, где последняя отменена – вместо нее в качестве высшей меры наказания.
Устанавливается эта мера наказания за совершение особо тяжких преступлений — прежде
всего за убийство и совершение других тяжких преступ­лений, сопряженных с
причинением человеку смерти.

Для россий­ского уголовного законодательства пожизненное
лишение свободы не характерно. В какой-то степени прообраз этой меры в
законодательстве России можно увидеть в бессрочной каторге, которая предусматривалась
Уголовным уложением Российской империи 1903 г.

Непосредственно же под своим именем рассматриваемая мера
впервые была введена в Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. законом от 17 декабря 1992 г. Согласно ч. 1 ст. 24  данного УК, пожизненное лишение свободы
могло быть назначено не как самостоятельный вид наказания, а только при замене
в порядке помилования смертной казни лишением свободы, то есть как альтернатива
смертной казни.

В УК РФ 1996 г. пожизненное лишение свободы установ­лено
также как альтернатива смертной казни, но уже в качестве самостоятельного вида
наказания, входящего в систему наказаний и подлежащего применению по приговору
суда, «когда суд сочтет возможным не применять смертную казнь» (ч.1 ст. 57).
При этом возможность замены смертной казни пожизненным лишением свободы или
лишением свободы на 25 лет в порядке помилования сохраняется и по действующему
законодательству (ч. 3 ст. 59 УК).

На наш взгляд, подход законодателя к определению условий
назначения рассматриваемого вида наказания оригинален, но не правилен, он
противоречит концепции, положенной в основу построения отечественного уголовного
права, принципу экономии репрессии и конкретным нормам УК, в частности,
положению ч. 1 ст. 60 УК о том, что «более строгий вид наказания из числа предусмотренных
за совершенное преступление назначается лишь в случае, если менее строгий вид
наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания». Вероятно, более
правильным было бы и в данном случае закрепить в законе положение, согласно
которому суд отдает предпочтение пожизненному лишению свободы перед смертной
казнью, и лишь в особо исключительных случаях, когда пожизненное лишение
свободы «не сможет обеспечить достижение целей наказания», назначает последнюю.

Впрочем, в литературе не все авторы высказываются в
поддержку целесообразности введения наказания в виде пожизненного лишения
свободы в систему наказаний. Так, И.И. Карпец, обоснованно отмечая, что
применение этого наказания вызывает немало острых и спорных вопросов, полагал,
что пожизненное лишение свободы влечет фактически пожиз­ненное мучительство
осужденного, узаконивать которое государство не вправе, ибо это безнравственно.
«Можно даже усомниться, — пишет автор, — что гуманнее — расстрелять человека,
совершившего тяжкое преступление, сразу после суда или обречь его на медлен­ную
и мучительную смерть?» (193, с. 361).

Возможность назначения пожизненного лишения свободы в
действующем уголовном законодательстве ограничена пятью особо тяжкими преступлениями,
посягающими на жизнь человека. Это наказание, как и смертная казнь,
предусмотрено в санкциях за совершение: убийства при квалифицирующих признаках
(ч. 2 ст. 105 УК), посяга­тельство на жизнь государственного или общественного
деятеля (ст. 277 УК), посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие
или предварительное расследование (ст. 295 УК), посягательство на жизнь
сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК) и геноцид (ст. 357 УК).
(См.: Приложения, табл.: 1). ……

Согласно ч. 2 ст. 57 УК, пожизненное лишение свободы не
назначается: женщинам; лицам, совершившим преступление в возрасте до 18 лет; мужчинам,
дос­тигшим к моменту вынесения судом приговора 65-летнего возраста.

Пожизненное лишение свободы не применяется также в целом
ряде других случаев, в частности:

при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных
пунктами «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК, и отсутствии отягчающих обстоятельств — на
основании ст. 62 УК;

при наличии исключительных обстоятельств, перечисленных в
статье 64 УК, служащих основанием для назначения более мягкого наказания, чем
предусмотрено за данное преступление;

при вердикте присяжных заседателей о снисхождении (ст. 65
УК);

при неоконченном преступлении (ст. 66 УК);

если суд не сочтет возможным освободить от уголовной
ответственности лицо, совершившее преступление, наказуемое смертной казнью или
пожизненным лишением свободы,  в связи с истечением сроков давности (ч. 4 ст.
78 УК);

если суд не сочтет возможным применить в отношении
осужденного к пожизненному лишению свободы или смертной казни сроки давности
исполнения обвинительного приговора (ч. 3 ст. 83 УК).

Специфика рассматриваемой категории осужденных обусловливают
особенности их правового статуса и особенности исполнения пожизненного лишения
свободы с позиций того, что такому осужденному в условиях неприменения смертной
казни, что называется, «терять нечего» — в случаях даже неоднократного совершения
тяжких и особо тяжких преступлений  эти его новые преступления фактически
останутся безнаказанными, поскольку никакая мера наказания применена к нему
быть не может.

Лица, осужденные к пожизненному лишению свободы, отбывают
наказание в исправительных колониях особого режима отдельно от дру­гих
категорий осужденных (ст. 126 УИК). Как правило, они размещаются в камерах не более
чем по два человека, но в необходимых случаях по постановлению начальника
исправительной колонии при возникновении угрозы  личной безопасности осужденных
могут содержаться в одиночных камерах (ч. 1 ст. 127).

Осужденные имеют право на ежедневную полуторачасовую
прогулку. При хорошем поведении осужденного и наличии возможности время
прогулки может быть увеличено до двух часов.

Все осужденные по прибытии в исправительную колонию
первоначально помещаются в строгие условия отбывания наказания, и лишь по
отбытии не менее 10 лет при отсутствии взысканий за нарушение установленного порядка
отбывания наказания переводятся в обычные условия отбывания наказания. В
дальнейшем, по отбытии не менее 10 лет в обычных условиях, отсутствии взысканий
за нарушения установленного порядка отбывания наказания и добросовестном
отношении к труду осужденные могут быть переведены в облегченные условия
отбывания наказания.

Осужденные, признанные злостными нарушителями установленного
порядка отбывания наказания и отбывающие наказание в облегченных условиях,
переводятся в обычные или строгие условия отбывания наказания, а осужденные,
отбывающие наказание в обычных условиях – в строгие условия.

Повторный перевод в обычные или облегченные условия
производится в общем порядке, описанном выше.

Порядок отбывания наказания осужденных в части, касающейся
расходования средств на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости,
количества и вида свиданий, количества посылок, передач и бандеролей,
определяется ст. 125 УИК, т. е. он не отличается от общеустановленного порядка
отбывания лишения свободы в исправительных колониях особого режима (ст. 127
УИК).

Представляется не очень точным утверждение Л.К. Савюк, что
это наказание «отличается от лишения свободы на определенный срок прежде всего
тем, что во многих случаях полностью лишает осужденного возможности
освободиться. Хотя законодатель и допускает условно-досрочное освобождение при
пожизненном лишении свободы, но лишь при отбытии двадцатипятилетнего срока и
рассчитывать на это могут далеко не все осужденные». (См.: 221, с. 446).

Следу­ет заметить, что во многих странах Запада ведутся
споры о том, допустимо ли условно — досрочное освобо­ждение лиц, приговоренных
к пожизненному лишению свободы. (182, с. 82).

В отношении осужденных к пожизненному лишению свободы, как и
в отношении иных осужденных лиц, но с учетом, конечно же, особенностей этой
категории лиц, в принципе не исключается применение и иных видов освобождения
от наказания. Так, они могут быть освобождены от дальнейше­го отбывания
наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК), в связи с истечением сроков давности
исполнения обвинительного приговора суда (ст. 83 УК), в соответствии с актом о
помиловании (ст. 85 УК) и даже в соответствии с актом амнистии (ст. 84 УК).

В 1997 г. пожизненное лишение свободы было применено лишь за
убийство, совершенное при квалифицирующих признаках, по ч. 2 ст. 105 УК — в отношении
девяти (0,2 %) осужденных. В 1998 г. – в отношении  55  осужденных, из которых
54 человека осуждены за убийство при квалифицирующих признаках (1 % всех
осужденных по ч. 2 ст. 105 УК).

Лишение свободы предусматривается в уголовном
законодательстве, вероятно, всех без исключения зарубежных государств.
Устанавливается оно в качестве основного наказания за совершение наиболее
опасных видов преступлений и является весьма распространенным в судебной
практике.

Лишение свободы рассматривается как универсальный вид
наказания, способный обеспечивать реализацию различных целей уголовно —
правового воздействия: кару, устрашение, исправление, превенцию. В большинстве
современных государств (за исключением Франции) сущест­вует единый вид лишения
свободы — тюремное заключение в его различных модификациях. (113, с. 150).

В США лишение свободы является одним из самых
распространенных и в законодательстве, и в судебной практике видом наказания.
Почти две трети лиц, признанных виновными в совер­шении фелонии, приговариваются
к этому наказанию. Лишение свободы в США может назначаться как на определенный
срок, так и пожизненно, отбывается оно в учреждениях с различными по строгости
режимами.

Максимальные сроки лишения свободы, как правило, в
законодательстве не устанавливаются, в связи с чем са

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ