Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 180      Главы: <   19.  20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29. > 

    § 4. Субъекты гражданского права в промышленно развитых зарубежных странах

    Собирательным обозначением участников гражданских правоотношений в странах системы континентального права служит термин "субъекты". Когда идет речь о правовом отношении, то подчеркивается, что между его участниками возникает некоторая юридическая связь. Это означает, что ключевым элементом правоотношения выступают его участники, без которых было бы невозможно установление указанной связи. Их принято именовать лицами. Такой термин со времен римского права указывает на то, что быть лицом - значит быть обладателем прав, или, пользуясь современным юридическим языком, быть субъектом правоотношения.

    Термин "лицо" - не единственный, которым в зарубежной юридической лексике обозначается участник правовых отношений. Когда лицо приобретает какое-либо право, его можно обозначить иным термином, например "titulaire" (франц.), что примерно соответствует русскому термину "правообладатель". Когда хотят указать на то, правами или обязанностями наделено лицо в обязательственном отношении, то пользуются терминами "кредитор" или "должник" и т.п. Здесь важно иметь в виду лишь то, что термин "лицо" потому и является собирательным, что указывает на способность того, кого он обозначает, быть субъектом права.

    Гражданско-правовая наука промышленно развитых зарубежных стран делит субъектов гражданского права на две категории - физические и юридические лица.

    Физическими, или "натуральными", лицами (personnes physiques, natural persons) признаются все человеческие существа, независимо от их возраста, состояния здоровья и пр. Этот термин сложился исторически для того, чтобы подчеркнуть принцип равенства всех перед законом, воплощение которого позволило упразднить дофеодальные и феодальные сословные различия в правовом статусе человека. В числе факторов, характеризующих правовое положение физических лиц, следует упомянуть правоспособность и дееспособность, право на имя, место жительства (домицилий) и гражданское состояние.

    Наиболее последовательно различие между право- и дееспособностью проводится в германском гражданском праве. Правоспособность (Rechtsfahigkeit) отграничивается здесь от способности вступать в юридические сделки (Gescheftsfahigkeit, Handlungsfahigkeit) и способности отвечать за деликты (Zurechnungskeit). Французское гражданское право, оперируя общим понятием capacite, различает в нем способность к приобретению прав (capacite de jouissance) и способность к их осуществлению собственными действиями (capacite d'exercice). Аналогичным образом обстоит дело в Англии и США, где соответственно используются понятия passive и active capacity.

    Различие между право- и дееспособностью позволяет отметить две важные составляющие гражданского статуса - способность к обладанию правами и способность к принятию обязанностей и передаче прав посредством собственных действий. Первая возникает с момента рождения, вторая - с момента достижения возраста гражданского совершеннолетия. Промежуток времени между ними связан с физическим, нравственным и социальным созреванием, от которого зависит признание человека юридически способным к обладанию волей, посредством которой он может вступать в правовые отношения, изменять или прекращать их.

    По общему правилу возникновение правоспособности связывается с моментом рождения. Иногда этот момент специально уточняется. Например, в § 31 Гражданского кодекса Швейцарии им считается момент окончания рождения живого ребенка (avec la naissance accomplie de l'enfant vivant). Зарубежному законодательству известны, впрочем, и иные подходы. Так, Гражданский кодекс Бразилии предусматривает, что гражданская личность человека начинается с рождения живым, но закон признает права неродившегося ребенка с момента зачатия (ст. 4). Гражданский кодекс Перу 1984 г., хотя и указывает, что человек становится субъектом права с момента своего рождения, но подчеркивает, что человеческая жизнь начинается с момента зачатия. Зачатый ребенок становится субъектом права во всем, что служит к его выгоде. Вещные права предоставляются ему при условии, что он родится живым (ст. 1) <*>.

    --------------------------------

    <*> См.: Гражданские и торговые кодексы стран Латинской Америки / Под ред. В.В. Безбаха. М., 1987.

    Имя сообщает лицу индивидуальность, а право на имя выступает субъективным правом (Namensrecht, § 12 ГГУ). Использование имени лица без его согласия в целях рекламы или в ином коммерческом интересе того, кто прибегает к такому использованию, неправомерно. Оно может служить основанием для требования о его запрещении, а также о возмещении морального вреда.

    В некоторых случаях использование чужого имени без согласия лица не может считаться неправомерным. Так, требование собственника доходного дома о прекращении упоминания его имени в средствах массовой информации в связи с убийством одного из съемщиков было оставлено германским судом без удовлетворения.

    В понятии местожительства (le domicile; der Wohnsitz) для законодательства зарубежных стран важен акцент на вопросе права, а не факта. В зависимости от того, что считается местом жительства лица в юридическом смысле этого термина, определяется суд, которому подведомствен спор с участием лица, место осуществления субъективного избирательного права, юрисдикция налоговых органов и др. По данной причине определение этого понятия нередко содержится в законе (§ 7 ГГУ).

    Для целей осуществления гражданских прав французский законодатель определяет местожительство как место, где лицо имеет основное обзаведение (son principal etablissement - ст. 102 ГК Франции). В то же время подчеркивается важность места фактического пребывания лица <*>. В Германии лицо вправе иметь местожительство одновременно в нескольких местах (п. 2 § 7 ГГУ). Для стран системы общего права характерно использование понятий местожительства и резиденции; лицо вправе иметь несколько резиденций, но не может иметь более одного местожительства.

    --------------------------------

    <*> "La question de savoir en quell lieu se trouve le domicile est essentiallement une question de fait.". Req. 21 Nov. 1905: DP 1906. 1.20 // Code civil. Dalloz, 1997/98. P. 145.

    Гражданское состояние (l'etat civil) характеризует человека с точки зрения устойчивости его положения в обществе. Наиболее полно оно проявляется в сфере семейных связей. Рождение, регистрация имени, достижение совершеннолетия, усыновление, вступление в брак, смерть, приобретение или изменение гражданства - все это проявления гражданского состояния (§ 39 ГК Швейцарии).

    В качестве субъектов гражданского права выступают не только физические, но и юридические лица. То обстоятельство, что в качестве субъектов права признаются некие сущности, не принадлежащие к кругу человеческих существ, рассматривается в специальной юридической литературе зарубежных стран как вполне обычное явление общественной жизни, пусть и не поддающееся однозначному теоретическому объяснению.

    Различные теории, стремящиеся раскрыть природу юридических лиц, обычно разбивают на две основные группы - теории фикции, трактующие юридическое лицо как некое условное допущение, признаваемое правом, и теории, признающие реальное существование юридических лиц либо в техническом смысле, либо в смысле явления объективной реальности. Наиболее известным представителем западноевропейской науки, стоявшим на позициях теорий первой группы, был германский правовед Фридрих Карл Савиньи (1779 - 1861 гг.), видевший в юридических лицах искусственные образования, способные обладать имуществом. Фиктивным он считал не бытие юридических лиц, а волю, которая фиктивно приписывается им законом для того, чтобы наделить их статусом субъекта права.

    Критики такого подхода отвергали его на том основании, что если бы воля была обязательной основой правоспособности, то не имеющие ее несовершеннолетние и душевнобольные физические лица не могли бы признаваться субъектами права. Опровергая волю как conditio sine qua non реального существования субъекта права, они тем самым настаивали на признании реальности юридических лиц, видя в них "социальную индивидуальность".

    Иное объяснение природы юридических лиц предложил другой германский правовед - Алоиз фон Бринц (1820 - 1887 гг.). Он устранил вопрос о воле тем, что предложил считать юридическим лицом определенное имущество, предназначенное для достижения определенной цели. В рамках его подхода вопрос о том, кому принадлежат права юридического лица, вытеснялся вопросом о том, чему они принадлежат. Они, отвечал на такой вопрос Бринц, принадлежат имуществу.

    Вместо этого еще один германский ученый, Отто фон Гирке (1841 - 1921 гг.), выдвинул обоснование реальности юридического лица в виде теории социального организма (теории объективной реальности). Другую теорию предложил испанец Франсиско Феррара, определивший юридическое лицо как ассоциацию или учреждение, созданное для достижения определенной цели и признанное правопорядком в качестве субъекта права (теория абстрактной реальности).

    Для common law понятие юридического лица (legalen tity) сводится к субъекту, не принадлежащему к кругу физических лиц, который с юридической точки зрения признается существующим в степени, достаточной для того, чтобы выступать в качестве истца или ответчика, либо принимать решения через представляющих его лиц (агентов) <*>. Корпорация нередко трактуется в странах системы общего права как "фиктивный юридический субъект" (fictious legal entity), выступающий наиболее распространенной формой ведения крупного бизнеса" <**>. В целом же гражданско-правовая наука Англии и США располагает взглядами на юридическое лицо, принадлежащими обеим группам вышеназванных теорий <***>.

    --------------------------------

    <*> Black's Law Dictionary. P. 893-4.

    <**> Schwarz S., Lathrope D.J. Corporate and Partnership Taxation. St.Paul, Minn., West Publishing Co., 1994. P. 61.

    <***> См.: Мозолин В.П. Корпорации, монополии и право США. М., 1966.

    Современная правовая доктрина продолжает использовать подходы предшественников в решении указанных вопросов, нередко развивая концепции органической реальности корпораций. Последние трактуются, например, как субъекты права особой природы, т.е. как некие реальные сущности, пусть и лишенные телесной оболочки и не обладающие сознанием. Так, Жан-Филипп Жервез (Канада) одобряет распространение положений Хартии о правах и свободах на корпорации, хотя и подчеркивает необходимость воздерживаться от полной ассимиляции последних с физическими лицами <*>. Его соотечественник Марсель Лизе указывает, что и доктрина, и судебные прецеденты дают достаточно оснований для того, чтобы считать юридические лица способными к выражению своей воли и, следовательно, способными к несению деликтной и даже уголовной ответственности за свои действия <**>.

    --------------------------------

    <*> См.: Jean-Philippe Gervais. Les personnes morales et la Charte canadienne des droits et libertes. // (1993) 38 McGill Law Journal, 263.

    <**> См.: Marcel Lizee. De la capacite organique et des responsabilites delictuelle et penale des personnes morales. // (1995) 41 McGill Law Journal, 131.

    Правовое положение акционерных обществ и предпринимательских корпораций принято характеризовать не только под углом зрения общей характеристики их правосубъектности, но и в плане организации управления ими. Основы правового регулирования их деятельности закрепляются обычно в специальных законодательных актах. В Германии действует Закон об акционерных обществах от 6 сентября 1965 г., во Франции - Закон N 66-537 от 24 июля 1966 г. "О торговых товариществах" <*>, в Англии - Закон о компаниях 1989 г. В США отсутствует специальное федеральное законодательство о предпринимательских корпорациях. Роль инструмента унификации акционерного регулирования выполняет здесь Модельный закон о предпринимательских корпорациях (1984) <**>, разработанный Американской ассоциацией адвокатов. Кроме того, весьма важным актом выступает Общий закон о корпорациях штата Делавэр, поскольку значительное число американских предпринимательских корпораций зарегистрировано в этом штате.

    --------------------------------

    <*> Во Франции принят новый Торговый кодекс, спроектированный как свод принятых в разные годы актов действующего торгового права (законодательных и актов органов исполнительной власти). В 1999 г. опубликована первая часть Кодекса, объединяющая законодательные акты (Pertie Legislative). Положения Закона "О торговых товариществах" 1966 г. практически в неизменном виде нашли место во второй книге (Des societes commerciales et des groupements d'interet economique).

    <**> См.: США: конституция и законодательные акты / Под ред. О.А. Жидкова. М., 1993.

    Источниками правового регулирования деятельности торговых товариществ - полных и коммандитных - служат новый французский Торговый кодекс, Германское торговое уложение, английский Закон о партнерствах, а также Единообразный закон о партнерствах в США.

    Акционерные общества и предпринимательские корпорации обладают статусом юридического лица и дееспособны в пределах, определяемых положениями устава и действующих нормативных актов.

    Французский законодатель указывает, что торговые товарищества "пользуются правами юридического лица" с момента их регистрации в торговом реестре (les societee commerciales jouissant de la personalite morale). Такой оборот введен им, по-видимому, для того, чтобы объединить в одном акте положения как таких товариществ, участники которых ограниченно отвечают по долгам товарищества, так и тех, члены которых несут неограниченную ответственность по его долгам. Все участники полного товарищества (socite en nom collectif) несут неограниченную и солидарную ответственность по долгам товарищества. Тем не менее кредиторы товарищества не вправе предъявить иск к его участнику прежде, чем обратятся с требованием к товариществу в целом, заявленным в форме внесудебного акта <*>. Этот пример демонстрирует возможность предпринимательского объединения, не удовлетворяющего важнейшему признаку юридического лица, пользоваться правами такового.

    --------------------------------

    <*> См.: Code de commerce. Dalloz, 2001/02/ Art. L221-1; Законодательство о компаниях и конкуренции. Сборник нормативных актов / Под ред. В.К. Пучинского и М.И. Кулагина. М., 1987. С. 17.

    Различия между общей и специальной дееспособностью постепенно стираются. Особенно ярко проявляется процесс обретения предпринимательскими компаниями и корпорациями фактически общей дееспособности на примере принципа ultra vires, используемого в странах общего права для указания на пределы действий и сделок, дозволяемых юридическим лицам, и первоначально определявшей их специальную дееспособность. Число исключений, вытекающих из правил, таково, что фактически сам принцип стал исключением из общего правила. Тем не менее объем дееспособности акционерных обществ не беспределен, и принцип не исключен из правопорядка, продолжая играть в нем определенную роль.

    Для стран Европейского союза особое значение в системе источников правового регулирования деятельности торговых товариществ имеют акты, принимаемые здесь в целях гармонизации норм акционерного права. Основой гармонизации служит ст. 54 Римского договора, а начало процесса ее практического осуществления принято датировать 14 марта 1968 г., когда была принята Первая директива о компаниях (N 68/151). Она предусматривала осуществление всеми государствами-членами торговой регистрации всех акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью, основанной на принципе гласности (публичности). Вторая директива (N 77/91), принятая 31 января 1977 г., относилась только к акционерным обществам и предусматривала достижение единообразного регулирования в области эмиссии акций и облигаций, а также изменения акционерного капитала. Кроме того, она сформулировала в качестве общего правила запрещение акционерным обществам приобретать свои акции (исключая, в основном, случаи приобретения их для собственных наемных работников). Третья директива (N 78/855 от 20 октября 1978 г.) была посвящена порядку слияний акционерных обществ.

    Последующие директивы (в частности, 4-я, N 78/660 от 14 августа 1978 г. с изменениями, внесенными 8 ноября 1990 г.; 7-я, N 83/349 от 18 июля 1983 г.) важны положениями, направленными на достижение единообразного регламентирования торговой отчетности акционерных обществ.

    Однако наряду с гармонизацией отдельных вопросов регулирования деятельности торговых товариществ в Европейском союзе всегда придавалось большое значение вопросу создания универсального акта, соединяющего в себе все основные аспекты создания, функционирования и реорганизации акционерных обществ. На достижение этой цели, в конечном счете, были рассчитаны и директивы о компаниях, целый ряд которых (например, 5-я, 13-я) многие годы оставались лишь проектами из-за разногласий между государствами-членами относительно затрагиваемых ими вопросов. Одна из попыток создания такого акта состоялась в 1989 г., когда Комиссия ЕС предложила Регламент, нацеленный на применение новой, единой для ЕС организационно-правовой формы предпринимательской компании ("еврокомпании"). Однако проект не удалось осуществить ввиду сохраняющихся принципиальных различий между акционерным правом континентальных стран-участниц и правом Англии. Различия касались несходства структуры управления в акционерных обществах, и, в особенности, участия наемных работников в управлении компаниями. Положения английского права не предусматривали возможности такого участия ввиду концептуальных особенностей понятия компании, традиционно отражаемых в законодательстве этой страны.

    Перспективы преодоления разногласий некоторое время казались неясными. Однако 8 октября 2001 г. Советом министров ЕС был одобрен Регламент, утвердивший Статут европейской компании, а также директиву об участии наемных работников в делах еврокомпаний. Оба документа вступят в силу в 2004 г.

    Новая организационно-правовая форма позволит, наконец, европейским предпринимателям осуществлять предпринимательскую деятельность в рамках всего Европейского союза, независимо от того, в какой из стран-участниц была зарегистрирована компания. Их наименование должно включать аббревиатуру SE (от лат. Societas Europaea), налогообложению они будут подвергаться по месту нахождения их постоянных предприятий (если таковых несколько и они расположены в разных странах, то облагаться каждое из них будет в стране своего пребывания).

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 180      Главы: <   19.  20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.