Глава 6. Доказательства в уголовном процессе: общие положения

Глава 6. Доказательства в уголовном процессе: общие положения

10
0

_ 1. Основные этапы развития российского доказательственного
права

В силу социально-экономических и политических
преобразований, а равно многих других факторов в разных странах и в разное
время, но закономерно возникли и последовательно сменяли друг друга, как
отмечено в _ 9 гл. 1 учебника, обвинительный, инквизиционный, состязательный и
смешанный уголовные процессы. Примерно таким путем шла процессуальная эволюция
и в России, в том числе эволюция системы доказывания и доказательств, всегда
бывших и являющихся центральной, основной составной частью уголовного
судопроизводства.

Сохранившиеся еще со времен Киевской Руси (XI-XII вв.)
письменные памятники свидетельствуют о том, что уже в те времена под влиянием
господствовавшего тогда мировоззрения разбирательство конфликтов между людьми
во многом походило на то, что в наши дни принято называть обвинительным
процессом. Основная роль в нем отводилась спорящим сторонам, в первую очередь
той из них, которая предъявляла претензии («обиды»), обвиняла. Именно
на ее долю приходилось собирание и представление доказательств, необходимых
суду для принятия решений. По воле этой стороны дело начиналось и заканчивалось.
Отказ от любого обвинения означал отсутствие конфликта, требующего судебного
вмешательства. В свою очередь преследуемый вынужден был искать и представлять
доказательства, защищающие его. Их отсутствие либо неубедительность считались
свидетельством виновности.

Своеобразными были и представления о доказательствах и
доказывании. Доказательствами признавались: свидетельские показания, ордалии,
судебные поединки, ритуальные присяги. Свидетелей стороны вызывали чаще всего
для своей характеристики или характеристики другой стороны, для подтверждения
правильности своих показаний либо для демонстрации ложности показаний своих
противников, а не для удостоверения того или иного факта. Что касается
остальных видов широко употреблявшихся «доказательств», то они
выглядели приблизительно следующим образом:

ордалии — судебные испытания святым причастием, железом,
водой, в ходе которых присягнувшая сторона должна была, к примеру, взять в руки
кусок раскаленного железа или извлечь из кипящей воды опущенный туда предмет
(выигрывал дело тот, чья рука оказывалась менее поврежденной);

поединки — физическая борьба с оружием или просто драка без
него (выигрывал дело тот, кто был лучше вооружен, более силен или ловок);

ритуальные присяги — торжественные, облеченные в
определенную форму заверения в своей правоте либо, наоборот, в неправоте другой
стороны. Неумение или неспособность соблюсти формальности присяги,
продемонстрировать (устно либо с помощью каких-то традиционно установленных
действий) ее «тонкости» влекло проигрыш дела для присягавшей стороны.

Другими словами, в наши дни о «системе
доказательств» обвинительного процесса можно говорить в значительной мере
условно. Судебные решения в те времена опирались не на фактические данные,
порожденные преступлением, а на заклинания либо освященные распространенными
тогда верованиями и суевериями действия, на результаты таких действий, которые
не столько устанавливали вину или невиновность преследуемого, сколько
оправдывали с помощью языческих или иных предрассудков вывод о выигрыше или
проигрыше кем-то спора.

Инквизиционному процессу России (XV-XIX вв.), как и
аналогичному процессу в других странах того периода, тоже были присущи
формальные доказательства, система которых строилась на исходном положении,
опиравшемся на то, что ценность каждого вида доказательства должна заранее
устанавливаться волей монарха, облеченной в форму закона. Закон определял,
какие доказательства были совершенными (полными), и предусматривал, что
наиболее совершенное доказательство — признание своей вины. Он же предустанавливал,
что полным доказательством следует считать показания не менее двух свидетелей о
каком-либо факте.

Ценность (доказательственное значение) конкретных
свидетельских показаний определялась не только его содержанием, но и социальным
положением или какими-то иными личными качествами свидетеля, что находило
выражение в строгой иерархии доказательств: показания знатного свидетеля имели
преимущество перед показаниями незнатного, показания духовного лица — перед
показаниями светского, показания мужчины — перед показаниями женщины. Роль суда
сводилась к количественному учету доказательств для определения, получена ли в
итоге сумма, обозначающая полное доказательство. При наличии полного
доказательства суд обязан был осудить обвиняемого, а при недостаточности доказательств
— оставить его в подозрении.

Идеи, на которых была основана система формальных
доказательств, в конечном счете оказались порочными. Именно они использовались
для обоснования, что «наилучшим доказательством», «царицей
доказательств» являются показания обвиняемого в форме признания им своей
вины или самооговора. На основе этих идей сформировалась установка на то, что в
добывании такого доказательства допустимы любые средства, в том числе и пытки,
ставшие «обычным и привычным» способом получения доказательств. В
исторических источниках дошли до наших дней многочисленные свидетельства того,
какими официально допустимыми варварскими приемами получались
«доказательства» вины тех, кто оказывался в положении обвиняемых.
Судьи в тех условиях искали не правду, истину, а те формально установленные
«наилучшие доказательства» либо их сочетание, при наличии которых
можно было делать вывод о виновности подсудимого. Инквизиционный процесс с
такой системой доказательств просуществовал и в нашей стране примерно с конца
XV столетия вплоть до судебной реформы 1864 г.

Смешанный уголовный процесс введен в России Уставом
уголовного судопроизводства 1864 г. В нем предусматривалась система
доказательств, основанная на свободной оценке доказательств по внутреннему
убеждению судей. Судьи должны были оценивать доказательства на основе
свободного, не ограниченного формальными требованиями убеждения.

Усилиями отечественных ученых-юристов была разработана
теория судебных доказательств русского уголовного процесса. Пытаясь ограничить
произвол в оценке доказательств, они утверждали, что внутреннее убеждение не
может быть просто субъективным впечатлением судьи, не имеющим каких-либо
оснований. Оно должно быть основано на доказательствах, проверенных в суде.
Вместе с тем некоторые из них признавали, что установление истины не является
целью доказывания, так как несовершенство доказательств, эмоциональные
переживания судей приводят к установлению уголовно-судебной достоверности,
которая является только высокой степенью вероятности. Распространено было
мнение и о том, что процесс доказывания носит чисто логический характер и
приобретает форму силлогизма, где большей посылкой являются общие положения,
почерпнутые из опыта и из науки, а малой посылкой — установленный конкретный
случай.

Развитие форм процесса не только меняло принципы работы с
доказательствами, но и сами виды доказательств. Ордалии, присяга, поединок
оказались вытесненными показаниями свидетелей, показаниями потерпевших,
показаниями обвиняемого, вещественными и письменными доказательствами, а затем
и особым, основанным прежде всего на достижениях человеческой мысли
самостоятельным видом доказательств — заключением эксперта. Правда, правильное
отношение к этим доказательствам сформировалось не сразу. Долгое время
российская теория и практика не признавали безоговорочно провозглашенное
законом равенство видов доказательств: заключение эксперта зачастую
рассматривалось как особый вид доказательств, как «научный приговор»
по уголовному делу. Признание обвиняемым своей вины считалось наиболее надежным
доказательством.

После Октябрьской революции 1917 г. вплоть до 1922 г. в
законодательных актах о судах не содержалась регламентация вопросов
доказательственного права. В УПК РСФСР 1922 г. был провозглашен принцип
свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению, основанному на
рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, включено требование
обоснования приговора проверенными в суде доказательствами, перечислены виды
доказательств, решены другие вопросы доказывания по уголовным делам (ст. 57,
58, 319 и др.).

Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных
республик 1958 г., УПК РСФСР 1960 г. с последующими дополнениями сохранили
существовавшие ранее принципы доказательственного права, более детально
регламентировали предмет и процесс доказывания, определили понятие
доказательства, охарактеризовали виды доказательств и др.

_ 2. Доказательственное право и теория доказательств

Успешное раскрытие преступлений, справедливое наказание
каждого совершившего преступление связаны с доказыванием. Оно осуществляется в
соответствии с установленной законом процедурой, обеспечивающей достижение
истины по делу при соблюдении прав и свобод человека и гражданина. Правила
доказывания имеют настолько существенное значение для всего уголовного
процесса, что их основы закреплены в ст. 49-51 Конституции РФ.

Коротко суть конституционных положений, имеющих
непосредственное отношение к уголовно-процессуальному доказыванию, можно было
бы выразить в ряде правил, к примеру, таких, как:

доказывание виновности лица, обвиняемого в совершении
преступления, должно регламентироваться федеральным законом;

обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность;

при осуществлении правосудия не допускается использование
доказательств, полученных с нарушением закона;

неустранимые сомнения в виновности обвиняемого следует
толковать в его пользу;

никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своих
близких родственников и супруга.

Эти и ряд других положений образуют тот фундамент, на
который опираются многочисленные конкретные уголовно-процессуальные нормы, о
которых речь идет в данной и многих последующих главах учебника.

Совокупность уголовно-процессуальных норм, определяющих
содержание, цели и предмет доказывания, понятие и виды доказательств, а также
особенности доказывания в различных стадиях производства и по некоторым
категориям дел называется доказательственным правом. Доказательственное право
не составляет самостоятельной отрасли права. Оно является частью
уголовно-процессуального права. Нормы доказательственного права связаны с иными
процессуальными нормами и применяются во всех стадиях процесса.

Доказательственное право нельзя смешивать с теорией
доказательств. Теория доказательств является частью науки об уголовном процессе
и представляет собой систему научных положений, посвященных доказыванию по
уголовным делам. В ней рассматриваются методологические основы доказывания,
понятие, виды, классификация доказательств, предмет и пределы доказывания. К
теории доказательств относятся изучение норм доказательственного права,
практической деятельности по применению этих норм участниками уголовного
судопроизводства и выработка рекомендаций, способствующих правильному
использованию доказательств.

_ 3. Цель доказывания

Как отмечено выше, стремление завершать разбирательство
уголовных дел установлением подлинной картины того, что привело к судебной
тяжбе и привлечению к ответственности лица, нарушившего закон, существовало еще
со времен, когда уголовный процесс только зарождался. Однако такое стремление
практически не могло быть реализовано в древнем и инквизиционном процессе,
поскольку средства, используемые для этого (ордалии, заклинания, присяги, а
потом и формализованные доказательства), не способствовали достижению желанного
результата — познанию правды, истины. Целью доказывания считались проверка
способности лица, привлекаемого к ответственности, выдержать соответствующее
испытание или поединок, произнести заклинание, дать клятву либо установление
соответствия доказательств формальным требованиям.

С утверждением системы доказательств, основанной на
свободной их оценке по внутреннему убеждению, существенно изменились и взгляды
на цель доказывания в судопроизводстве. Вместо истины формальной стали
требовать устанавливать в суде истину материальную. Последнюю, в отличие от
формальной истины, стали понимать как такое знание, в истинности которого
должен убедиться, удостовериться сам судья на основе свободной оценки
доказательств по своей совести. Чтобы не смешивать материальную истину с
истиной формальной, ее обычно стали именовать не просто истиной, а судебной
достоверностью (по уголовным делам — уголовно-судебной достоверностью). Причем
такую достоверность обычно трактовали как высокую степень вероятности. Это
отождествление устанавливаемой судом истины и вероятности получило широкое
распространение во многих странах, в том числе и в пореформенной России. Его
продолжают придерживаться во многих странах и поныне.

Примерно такое отождествление устанавливаемой судебным
приговором истины и вероятности долгое время было распространено и в советский
период. Постепенно, однако, пришло понимание в науке и на практике, что любую
истину, в том числе и истину, являющуюся целью доказывания по уголовному делу,
недопустимо отождествлять ни с вероятностью, ни с достоверностью.

Требование установления истины в уголовном процессе
основывается на объективных закономерностях познания объективного мира. В
основе вывода о возможности установления происходивших в прошлом явлений лежит
отражение, которым обладает вся живая и неживая материя. Материалистическое
учение о познаваемости мира относится и к уголовному судопроизводству.

Позиции установления истины в уголовном процессе
придерживались многие видные ученые дореволюционной России, к примеру, И.Я.
Фойницкий, Вл. Случевский, С.И. Викторский.

После революции 1917 г. неоднократно возникали дискуссии по
проблемам истины, в ходе которых большинство ученых исходили из необходимости
достижения истины в уголовном процессе.

Споры вокруг проблемы возможности и необходимости достижения
истины вновь оживились при подготовке проекта действующего в наши дни УПК.
Прибегая к явно некорректным ссылкам на современный зарубежный опыт, кое-кто
утверждал и продолжает утверждать, что перестройка российского уголовного
процесса должна поставить жесткие пределы познанию при производстве по
уголовным делам. Главное-де не искать истину, а соблюдать процессуальные
правила, ограждающие привлекаемого к ответственности от злоупотреблений,
произвола, следственных и судебных ошибок*(184).

В действующем УПК, как отмечалось выше (см., например, _ 2
гл. 4 учебника), прямо не ставится задача, чтобы при расследовании,
рассмотрении и разрешении дела устанавливались обстоятельства, необходимые для
принятия правильных решений, в соответствии с тем, что имело место в
действительности. В нем нет не только упоминания понятия «истина», но
нет и ряда гарантий ее установления. Из него исключены, в частности, прямое и
четкое требование полного, всестороннего и объективного исследования
обстоятельств каждого уголовного дела, а также положения, дававшие возможность
суду возвращать уголовное дело на дополнительное расследование с целью
устранения неполноты и односторонности материалов дела. Существенно ограничена
роль суда в судебном исследовании доказательств. Ему отводится пассивная роль «рефери»
в споре сторон обвинения и защиты.

Теоретическим обоснованием этим и ряду других подобных
положений служили и служат распространяемые со сравнительно недавних пор
утверждения некоторой части юристов, специализирующихся в сфере науки
уголовного процесса, о невозможности и даже нецелесообразности установления
истины при производстве по уголовным делам. Сторонники данного взгляда исходят
из того, что в полномочиях участников со стороны обвинения и стороны защиты, а
равно суда имеются существенные различия. Следователь, дознаватель, прокурор
обязаны доказать вину обвиняемого. Обвиняемый не обязан доказывать свою
невиновность. Суд в состязательном процессе исследует, как правило, лишь
доказательства, представленные сторонами, и решает дело по существу. При таком
«столкновении» разноплановых полномочий и интересов, по их мнению, не
может быть и речи об установлении истины. Поэтому-де закон должен ориентировать
не на установление истины, а на охрану прав лица, привлекаемого к уголовной
ответственности.

Требование установления истины по уголовным делам — одно из
проявлений гуманизма. Из него вытекает обязанность применения наказания только
к лицам, признанным виновными в совершении преступления, и в этом отношении
вывод суда о виновности конкретного лица в совершении преступления должен
соответствовать действительности.

Ориентация органов и должностных лиц, ведущих производство
по уголовным делам, на необходимость установления истины влечет за собой целый
ряд других последствий: защиту прав потерпевшего от преступления; ограждение
невиновного от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения
его прав; содействует укреплению законности, профилактической роли суда.

Исключение из уголовно-процессуального законодательства
упоминания истины и некоторых гарантирующих ее достижение положений не может
само по себе «ликвидировать» объективные, не зависящие от
законодателя закономерности познания. Именно поэтому законодатель вынужден был
в УПК предусмотреть ряд процессуальных правил, направляющих предварительное
расследование и судебное разбирательство в русло, которое в конечном счете
должно приводить к установлению по каждому уголовному делу того, что издавна
называется истиной, правдой. К правилам такого рода относятся, к примеру:
предписания, определяющие предмет доказывания, который охватывает полно и
всесторонне круг обстоятельств, необходимых для правильного разрешения
уголовного дела; четкие требования, предъявляемые к существу и процессуальной
форме доказательств; запрет обоснования следственных и судебных решений
доказательствами, полученными с нарушением закона; обязанность соответствующих
органов и должностных лиц выносить решения по внутреннему убеждению,
основанному на совокупности относимых, допустимых, достоверных доказательств.

_ 4. Обстоятельства, подлежащие доказыванию (предмет
доказывания)

Предмет доказывания как институт уголовного процессуального
права имеет особое значение. Все обстоятельства, входящие в него, имеют
уголовно-правовой или уголовно-процессуальный смысл. Установление их означает
важный этап в принятии решения по существу дела.

В соответствии с ч. 1 ст. 73 УПК предмет доказывания —
обстоятельства, которые должны доказываться, как правило, по всем уголовным
делам — охватывает обстоятельства, названные в приводимой схеме 9.

Этот перечень обстоятельств призван обеспечивать полное и
всестороннее исследование уголовного дела и принятие правильных решений как в
ходе предварительного расследования, так и в суде.

К предмету доказывания не относятся другие многочисленные
обстоятельства, которые исследуются по делу: факты и события, имеющее отношение
к проверке и оценке конкретных доказательств, родственные связи, неприязненные
и иные взаимоотношения участников процесса, незнание языка судопроизводства, а
равно другие факты и события, имеющие вспомогательное значение. В контексте
выполнения конкретных процессуальных действий они, безусловно, должны
исследоваться, но они сами по себе не могут служить основанием для принятия
итоговых решений.

Схема 9

Предмет доказывания (ч. 1 ст. 73 УПК)

         ———————————————————————————————————————————————————————————————

 ——————>|1. Событие преступления (время, место, способ и
другие  обстоя-|

|       |тельства совершения
преступления)                              |

|        ———————————————————————————————————————————————————————————————

|
———————————————————————————————————————————————————————————————

|       |2. Виновность лица в совершении преступления,
формы  его вины и|

|——————>|мотивы
|

|
———————————————————————————————————————————————————————————————

|
———————————————————————————————————————————————————————————————

|——————>|3. Обстоятельства, характеризующие личность
обвиняемого        |

|        ———————————————————————————————————————————————————————————————

|
———————————————————————————————————————————————————————————————

|——————>|4. Характер и размер вреда, причиненного
преступлением         |

|
———————————————————————————————————————————————————————————————

|
———————————————————————————————————————————————————————————————

|——————>|5. Обстоятельства, исключающие преступность и
наказуемость дея-|

|
|ния                                                            |

|        ———————————————————————————————————————————————————————————————

|
———————————————————————————————————————————————————————————————

|——————>|6. Обстоятельсва, смягчающие и отягчающие
наказание            |

|        ———————————————————————————————————————————————————————————————

|
———————————————————————————————————————————————————————————————

|       |7. Обстоятельства, которые  могут повлечь за собой
освобождение|

 ——————>|от уголовной ответственности и
наказания                       |

         ———————————————————————————————————————————————————————————————

Формулировка обстоятельств, включенных в предмет
доказывания, и их юридическое содержание не позволяют делить единый предмет
доказывания на части и выделять из их совокупности т.н. главный факт, т.е. факт,
охватывающий событие преступления и виновность лица, его совершившего (п. 1 и 2
ч. 1 ст. 73 УПК). Обстоятельства, указанные в других пунктах части первой
данной статьи УПК, в том числе в п. 5 и 7, имеют непосредственное отношение к
такому факту. Значит, они должны учитываться наравне с ним, как его составная
часть. Выделение главного факта означало бы противопоставление одних
обстоятельств, подлежащих доказыванию, другим, признавать все другие
обстоятельства «не главными», второстепенными, а следовательно,
толкать правоприменителей на их недооценку.

Содержание и структура предмета доказывания установлены
законодателем в самом общем виде безотносительно к видам преступлений,
определение которых дается в статьях Особенной части УК, и, тем более,
безотносительно к частным случаям — противоправным поступкам людей, в связи с
которыми возникает потребность в уголовном судопроизводстве. Детализация
обстоятельств, которые должны доказываться по конкретному уголовному делу,
требует, с одной стороны, уяснения и последовательного соблюдения предписаний
уголовного закона с целью определения юридически значимых признаков деяния, по
поводу которого осуществляется предварительное расследование или судебное
разбирательство, а с другой — тщательного анализа на базе этих предписаний всех
обстоятельств данного дела, каждого в отдельности и всей их совокупности.

На передний план среди обстоятельств, подлежащих
доказыванию, вынесено событие преступления не случайно. Установление его
признаков в каком-то поступке или действии (бездействии) может служить
основанием для принятия решения о возбуждении уголовного дела и начале
расследования с целью выявления необходимых доказательств, которые позволят
сделать выводы о том, что преступление действительно совершено и что в нем
виновно определенное лицо.

Установление события преступления нередко связано с большими
трудностями. Например, смерть человека еще не говорит сама по себе о
преступлении, так как она могла явиться следствием его болезненного состояния,
самоубийства или несчастного случая. Для уголовно-правовой ответственности
недостаточно установить событие. Надо еще доказать, что образующие это событие
фактические данные содержат признаки состава одного из преступлений,
предусмотренных в Особенной части УК.

Уяснению конкретного содержания события преступления
призвано способствовать указание уголовно-процессуального закона на
обязательность исследования таких элементов, как время, место, способ и другие
обстоятельства, при которых оно совершалось. Эти обстоятельства по ряду преступлений
являются обязательными элементами, характеризующими объективную сторону
преступления. По другим преступлениям они таковыми не являются. Однако
законодатель требует устанавливать их по каждому уголовному делу, ибо без их
выяснения невозможно иметь полное представление о подлинной картине
преступления.

Исследование времени совершения преступления дает
возможность правильно решить вопросы об уголовной ответственности лиц, не
достигших возраста, при котором возможна уголовная ответственность, о
применении закона, действовавшего во время совершения рассматриваемого деяния,
о проверке алиби обвиняемого и др. Место совершения преступления может быть
квалифицирующим признаком, от которого зависит юридическая квалификация
содеянного, либо обстоятельством, помогающим установить или опровергнуть алиби
обвиняемого, и т.д. Не менее важным является и установление способа совершения
преступления, особенно в тех случаях, когда он в силу соответствующей статьи
Особенной части УК может рассматриваться в качестве квалифицирующего признака
состава преступления.

К числу других (упомянутых в п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК)
обстоятельств, связанных с совершением преступления, относятся обычно такие,
которые характеризуют степень общественной опасности содеянного: к примеру,
неповиновение военнослужащего, совершенное в мирное время или в боевой
обстановке. К ним могут быть отнесены и условия, в которых преступление
совершалось (например, влияние ветра на траекторию полета пули, скорости
движения потерпевшего в момент выстрела, меткости стрелка, состояния его зрения
и других условий на причинение огнестрельной раны).

Доказывание виновности лица в совершении преступления (п. 2
ч. 1 ст. 73 УПК) относится ко второму элементу предмета доказывания. Оно
требует тщательного исследования формы его вины и мотивации содеянного. Другими
словами, оно ориентирует на необходимость всестороннего и полного выявления
всего того, что связано с определяемыми уголовным законом особенностями
субъективной стороны преступления, ставшего предметом рассмотрения по данному
уголовному делу.

Среди обстоятельств, относящихся к данному элементу предмета
доказывания, особого внимания заслуживают уголовно-процессуальные проблемы
проверки вменяемости лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

Как известно, вменяемость является обязательным признаком,
характеризующим субъекта преступления и его субъективную сторону. При
расследовании и рассмотрении уголовного дела нет необходимости подвергать
каждый раз специальному исследованию вопрос о вменяемости и психическом состоянии
обвиняемого. Однако, если по обстоятельствам дела возникают сомнения в
психической полноценности обвиняемого, этот вопрос должен быть включен в
предмет доказывания. Такое сомнение может возникнуть, к примеру, в связи с т.н.
безмотивностью преступления, его особой жестокостью и цинизмом, получением
сведений о том, что обвиняемый (подозреваемый, подсудимый) состоит или состоял
на учете в психиатрическом диспансере, лечился в соответствующем лечебном
учреждении.

Для выполнения задач уголовного судопроизводства важны также
правильное назначение наказания и его индивидуализация. В связи с этим
уголовно-процессуальный закон, определяя круг обстоятельств, подлежащих
доказыванию, привлекает внимание к необходимости установления обстоятельств,
смягчающих и отягчающих наказание, а также иных обстоятельств, характеризующих
личность обвиняемого (п. 3 и 6 ч. 1 ст. 73 УПК). Неустановление таких
обстоятельств делает невозможным постановление приговора суда по конкретному
делу, который соответствовал бы требованиям уголовного и
уголовно-процессуального закона.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ при производстве по
уголовному делу подлежат доказыванию характер и размер вреда, причиненного
преступлением. Установление обстоятельств такого рода имеет существенное
значение как для применения уголовного наказания или иных мер правового
воздействия, так и для восстановления всех нарушенных прав потерпевшего, в том
числе возмещения имущественного или компенсации морального вреда.

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 73 УПК РФ подлежат
доказыванию также обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость
деяния. УК предусматривает 6 таких обстоятельств: необходимая оборона (ст. 37
УК), причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38
УК), крайняя необходимость (ст. 39 УК), физическое или психическое принуждение
(ст. 40 УК), обоснованный риск (ст. 41 УК), исполнение приказа и распоряжения
(ст. 42 УК).

В п. 7 ч. 1 ст. 73 УПК РФ включены обстоятельства, которые
могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания. К
ним относятся: деятельное раскаяние (ст. 75 УК и ст. 28 УПК), примирение с
потерпевшим (ст. 76 УК и ст. 25 УПК), изменение обстановки (ст. 80.1 УК),
истечение сроков давности уголовного преследования (ст. 78 УК и п. 3 ст. 24 УПК),
возможность исправления несовершеннолетнего путем применения к нему
принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90 УК, ст. 427 и 431 УПК).

В ч. 2 ст. 73 УПК предусмотрено выяснение обстоятельств,
способствовавших преступлению. Под обстоятельствами такого рода понимаются
обстоятельства, облегчившие достижение преступного результата: запущенность
бухгалтерского учета материальных ценностей, отсутствие надлежащей охраны
помещения, где хранится имущество, слабая трудовая дисциплина и т.д.

Процессуальными документами, где фиксируются обстоятельства,
способствующие совершению преступления, являются: представление дознавателя,
следователя (ч. 3 ст. 158 УПК) либо частное определение (постановление) суда
(ч. 4 ст. 29 УПК).

При изучении предмета доказывания важно иметь в виду, что
помимо рассмотренного в данном параграфе учебника общего для всех уголовных дел
предмета в УПК сформулированы его особенности для некоторых категорий уголовных
дел.

Одна из таких категорий дел — это дела о преступлениях
несовершеннолетних. Как отмечено в ч. 1 ст. 421 УПК, по таким делам, наряду с
обстоятельствами, перечисленными в ст. 73 УПК, должны устанавливаться:

возраст несовершеннолетнего, число, месяц и год его
рождения;

условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень
психического развития и иные особенности его личности;

влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц.

В ч. 2 ст. 421 УПК отмечено также, что при наличии данных,
свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с
психическим расстройством, устанавливается также, мог ли несовершеннолетний в
полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих
действий (бездействия) либо руководить ими.

К другой категории дел, для которых предусматриваются
особенности предмета доказывания, можно отнести дела о применении
принудительных мер медицинского характера. По таким делам в стадии
предварительного расследования — наряду со временем, местом, способом и другими
обстоятельствами совершенного преступления, фактом совершения деяния,
запрещенного уголовным законом, конкретным лицом, а также характером и размером
причиненного вреда — должны доказываться (ч. 2 ст. 434 УПК):

наличие у данного лица психических расстройств в прошлом,
степень и характер психического заболевания в момент совершения деяния,
запрещенного уголовным законом, или во время производства по уголовному делу;

связано ли психическое расстройство лица с опасностью для
него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда.

Несколько уточнен и круг обстоятельств, которые надлежит
устанавливать по данной категории дел судами (ст. 442 УПК).

Есть основания говорить об определенном своеобразии предмета
доказывания в суде по делам, рассматриваемым в особом порядке в случаях, когда
обвиняемый полностью признает предъявленное обвинение. В ст. 316 УПК,
регламентирующей порядок постановления приговора по делам такого рода, не
предусмотрена обязанность судьи устанавливать все обстоятельства, перечисленные
в ст. 73 УПК. В частности, в ч. 5 ст. 316 УПК вопрос об установлении
обстоятельств, характеризующих личность подсудимого, а равно обстоятельств,
смягчающих и отягчающих ответственность, оставлен на усмотрение судьи — он
всего лишь может, но не обязан исследовать и оценить их, а также учесть при
постановлении приговора и определении меры наказания.

_ 5. Понятие и свойства доказательства

Понятие доказательства в уголовном судопроизводстве
относится к числу основных положений, имеющих теоретическое и практическое
значение. Таким значением данное понятие обладает в связи с тем, что в силу
особенностей установления события преступления, виновности обвиняемого и других
обстоятельств, которые произошли в прошлом и не могут быть воспроизведены во
всех деталях повторно, доказательства являются единственно допустимой
возможностью ретроспективного познания того, что произошло в объективной
реальности.

Средством познания обстоятельств совершенного преступления
доказательства являются потому, что в основе их формирования лежит способность
одного предмета или явления под воздействием другого изменяться или сохранять
специфические свойства, черты, признаки воздействующего предмета.
Взаимодействие различных объектов создает предпосылку возможности передачи
информации. Следы — отражения, несущие сведения о происшедшем событии, сами по
себе не являются доказательствами по уголовному делу. Они приобретают
доказательственное значение, только получив процессуальную форму.
Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает правила собирания,
проверки и оценки различной информации и придания ей доказательственного
значения.

Первые уголовно-процессуальные кодексы РСФСР, принятые в
1922 и 1923 гг., не содержали нормативного определения доказательства. Такое
определение появилось в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных
республик 1958 г. (ст. 15) и в УПК РСФСР 1960 г. (ст. 69).

В ст. 74 действующего в наши дни УПК понятие доказательства
формулируется следующим образом:

«1. Доказательствами по уголовному делу являются любые
сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке,
определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие
обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а
также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

2. В качестве доказательств допускаются:

1) показания подозреваемого, обвиняемого;

2) показания потерпевшего, свидетеля;

3) заключение и показания эксперта;

3.1) заключение и показания специалиста;

4) вещественные доказательства;

5) протоколы следственных и судебных действий;

6) иные документы».

Приведенной статье дан лаконичный заголовок —
«Доказательства». Это позволяет утверждать, что законодатель признал
равнозначность того, о чем сказано в обеих ее частях, т.е. упоминаемых в ч. 1
этой статьи сведений, которые могут быть использованы для подтверждения или
опровержения подлежащих установлению по уголовным делам обстоятельств, а также
перечисленных в ч. 2 той же статьи источников, из которых могут черпаться
соответствующие сведения*(185). Другими словами, закон предусматривает, что
статусом судебного (процессуального) доказательства могут на равных обладать
как сведения, так и их источники (виды).

Вместе с тем нельзя не видеть и различие между понятиями
«сведения» и «источник (вид)». Сведения составляют
содержание доказательств, которые подтверждают или опровергают то, что
необходимо для правильного разрешения уголовного дела, т.е. они — это
информация о каких-то состоявшихся в прошлом обстоятельствах (фактах,
действиях, явлениях, событиях), запечатленных (отраженных) на соответствующем
объекте (предмете, в человеческой памяти и т.п.). Последний же является
носителем такой информации, его источником (видом)*(186).

Для характеристики понятия уголовно-процессуальных
доказательств принципиальное значение имеют положения об их процессуальной
форме.

Такая форма выражает специфику возникновения доказательств,
которое распадается на два разделенных во времени, но взаимосвязанных между
собой процесса.

Первый из них относится к следообразованию, когда
взаимодействие предметов объективного мира влечет за собой их взаимные
изменения и создает объективную предпосылку возможности передачи
соответствующей информации. Преступление, обстоятельства, связанные с ним, как
явление реального мира отражаются в окружающей среде в виде следов на
материальных объектах и в памяти людей. Однако следы сами по себе, отражения
еще не являются доказательствами.

Для того чтобы они стали таковыми, необходимо наступление
второго этапа формирования доказательств — придание процессуальной формы
следам-отражениям. Органы, уполномоченные на то законом, с соблюдением
установленных требований выявляют и собирают их, придавая им форму протоколов
показаний, признавая вещественными доказательствами, документами и прочими
видами доказательств, установленных процессуальным кодексом. До тех пор, пока
не возникло производство по уголовному делу и не началось применение норм,
регулирующих собирание доказательств, нельзя говорить о наличии процессуальной
формы доказательств.

Сведения и источники их получения находятся в неразрывном
единстве. Оно проявляется в следующем: источник сведений нужен лишь постольку,
поскольку он ведет к установлению соответствующих сведений. Сами же сведения
черпаются лишь из предусмотренных законом источников. Нет и не может быть
познания дознавателем, следователем, прокурором и судом вне определенных
законом источников тех сведений, с помощью которых осуществляется доказывание.
Практическое значение учета такого единства заключается в требовании
объективной и тщательной проверки и оценки как сведений, так и источников их
получения*(187).

Уяснение понятия доказательств невозможно без четкого
представления о его свойствах, т.е. об установленных в законе требованиях
(признаках, качествах), которым должно отвечать доказательство, используемое
при производстве по уголовным делам. В соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК каждое
доказательство должно оцениваться с точки зрения его относимости, допустимости,
достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности
для разрешения уголовного дела. С учетом этого положения и должны определяться
свойства каждого доказательства в отдельности и их совокупности (подробнее об
этих свойствах и правилах их проверки см. в _ 10 настоящей главы учебника).

_ 6. Классификация доказательств

Одним из эффективных средств, способствующих познанию
сущности доказательств, является их классификация (группировка) по различного
рода основаниям. Чаще всего в теории доказательственного права, законе и в
практической деятельности в качестве таких оснований используются:

способ формирования доказательств;

наличие или отсутствие промежуточного носителя
доказательственной информации;

отношение доказательства к обвинению;

отношение доказательства к устанавливаемому факту.

Схематически наиболее распространенную классификацию
доказательств можно представить следующим образом.

Схема 10

              ———————————————————————————————————————

             |       Классификация доказательств     |

              ———————————————————————————————————————

                                 |

 ————————————————————————        |
—————————————————————————————————

|  личные и вещественные |——————>|—<——|первоначальные и производственные|

 ————————————————————————        |
—————————————————————————————————

                                 |

 ————————————————————————        |
—————————————————————————————————

|обвинительные и оправда-|——————>——<——|        прямые и косвенные       |

|тельные                 |
—————————————————————————————————

 ————————————————————————

В основе классификации доказательств на личные и
вещественные лежит механизм формирования источника сведений о фактах.

Личными доказательствами считаются все сведения, исходящие
от людей: показания обвиняемых, подозреваемых, свидетелей, потерпевших, заключения
и показания экспертов, заключения и показания специалистов, а равно протоколы
соответствующих следственных и судебных действий. Общим для такого рода
доказательств является психическое восприятие и переработка живым человеком
определенных событий и передача сведений о них в языковой форме.

К вещественным доказательствам относятся различные
материальные объекты: орудия преступления, продукты преступной деятельности,
деньги и ценности, нажитые преступным путем, и т.д. Основным признаком
отнесения предмета к вещественным доказательствам являются отражение
преступного события внешней и внутренней структурой этого предмета и передача
доказательственной информации в виде «следов», доступных
непосредственному наблюдению.

В основе деления доказательств на первоначальные и
производные лежит наличие или отсутствие промежуточного носителя
доказательственной информации.

Первоначальными доказательствами являются сведения,
полученные из источника, непосредственно воспринявшего эти сведения (показания
свидетеля о том, что он лично слышал или наблюдал, вещественное доказательство,
представляющее след или отпечаток события, подлинник документа).

Под производными доказательствами понимаются сведения,
почерпнутые из источника, воспроизводящего сведения, полученные из другого
источника (показания свидетеля о фактах, о которых он узнал от других лиц,
копия документа, слепки, оттиски вещественных доказательств). В производном
доказательстве должно содержаться указание на первоисточник, иначе полученные
сведения не могут быть использованы как доказательства. Например, в п. 2 ч. 2
ст. 75 УПК говорится о том, что показания свидетеля и потерпевшего, основанные
на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может
указать источник своей осведомленности, являются недопустимыми.

Первоначальные и производные доказательства взаимосвязаны,
производные зависят от первоначальных. Эта зависимость определяет однородность
содержания первоначальных и производных доказательств. Вместе с тем передача
информации от одного источника к другому может вызвать искажения и потерю части
сведений. Поэтому первоначальные и производные доказательства отличаются друг
от друга объемом, точностью и чистотой информации. Данное обстоятельство
следует учитывать в работе с доказательствами и требует по возможности
обращения к первоисточнику. Однако это вовсе не значит, что производные
доказательства — это доказательства «второго сорта» и что и они не
могут быть использованы при производстве по уголовному делу.

Деление доказательств на обвинительные и оправдательные
зависит от отношения доказательств к обвинению.

Обвинительные доказательства устанавливают обстоятельства,
свидетельствующие о совершении преступления определенным лицом или отягчающие
вину этого лица.

Оправдательные доказательства устанавливают обстоятельства,
опровергающие совершение преступления определенным лицом или смягчающие вину
этого лица.

В действующем УПК прямо не предусмотрено требование,
адресованное дознавателю, следователю, прокурору и суду, о необходимости
собирания ими как обвинительных, так и оправдательных доказательств. Но в нем
содержатся положения, обязывающие их разъяснять подозреваемому, обвиняемому его
права и обеспечивать ему возможность защищаться всеми не запрещенными законом
способами и средствами (ч. 2 ст. 16 УПК), а также в ходе доказывания
исследовать предусмотренные п. 5, 6, 7 ч. 1 ст. 73 УПК обстоятельства —
смягчающие и отягчающие наказание, исключающие преступность и наказуемость
деяния, могущие влечь освобождение от уголовной ответственности и наказания
(ст. 85 УПК).

Значение рассматриваемой классификации трудно переоценить.
Проверенные и оцененные обвинительные и оправдательные доказательства
определяют вид выносимого судом итогового решения (ст. 302 УПК).

В основе классификации доказательств на прямые и косвенные
(улики) лежит отношение доказательств к устанавливаемым по делу фактам.

Под прямыми понимаются доказательства, на основании которых
можно непосредственно делать вывод о существовании обстоятельств, подлежащих
доказыванию (например, сообщение свидетеля о совершении преступления
определенным лицом).

Косвенными (уликами) считаются доказательства,
свидетельствующие не об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания, а о
побочных, промежуточных фактах, из которых делается вывод об искомых фактах
(например, угроза убийством, бутылка с принадлежащими определенному лицу
отпечатками пальцев и т.д.).

Специфика косвенных доказательств требует соблюдения
специальных правил. Суть таких правил можно выразить в следующих положениях: 1)
каждое из этих доказательств должно обладать свойствами относимости,
допустимости и достоверности; 2) надо, чтобы косвенные доказательства были
взаимосвязаны между собой; 3) совокупность косвенных доказательств должна
приводить к одному выводу, исключающему возможность иного вывода по уголовному
делу.

_ 7. Доказывание: понятие, содержание и значение

Понятие доказывания в значительной мере предопределено в ст.
85 УПК. В соответствии со сказанным в ней доказывание — это регулируемая
уголовно-процессуальным законом деятельность уполномоченных государственных
органов и должностных лиц по собиранию, проверке и оценке доказательств с целью
установления обстоятельств, образующих предмет доказывания по уголовному делу.

Доказывание — сложный и непрерывный процесс, охватывающий
все стадии уголовного судопроизводства. В нем выработанные многовековым
общечеловеческим опытом гносеологические приемы и способы познания объективной
действительности сочетаются с установленными уголовно-процессуальным
законодательством правилами, детально регламентирующими надлежащее разрешение
уголовных дел при неуклонном обеспечении правомерных интересов общества и
государства, а равно при соблюдении прав и свобод лиц, вовлекаемых в уголовное
судопроизводство в том или ином качестве (подозреваемых, обвиняемых,
потерпевших и т.п.).

С философской точки зрения доказывание при производстве по
уголовному делу является не чем иным, как процессом познания, в ходе которого
из незнания возникает знание, восстанавливается подлинная картина события или
явления, состоявшегося в прошлом, выявляются правда, истина.
Уголовно-процессуальное доказывание не может осуществляться при игнорировании
общих гносеологических закономерностей. В нем, как и в других видах
человеческого познания, реализуются все элементы такого познания — от живого
созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике. Субъекты доказывания в
уголовном процессе, так же как и в другой области познания, осуществляют
переход от чувственно воспринятых внешних свойств, фактов и объектов, играющих
роль доказательств, к рациональному мышлению — принятию решений об относимости,
допустимости, достоверности и достаточности доказательств для постановления
законного, обоснованного и справедливого решения по существу уголовного дела.

Но уголовно-процессуальное доказывание как познание,
осуществляемое в специфических условиях деятельности по выявлению преступлений
и изобличению виновных в их совершении, имеет свои, по сравнению с познанием в
других сферах, особенности. Они выражаются прежде всего в том, что закон (УПК) предустанавливает
многое из того, к чему можно и нужно прибегнуть при производстве по уголовному
делу. В частности, как отмечалось выше и еще будет многократно отмечаться в
последующих главах учебника, он детально регламентирует: предмет доказывания,
содержащий, как правило, исчерпывающий перечень обстоятельств, которые
необходимо установить для принятия решения по уголовному делу (ст. 73 УПК);
средства, с помощью которых возможно установление такого рода обстоятельств, —
доказательства, понятие и свойства которых предписываются законом (ст. 74 УПК);
способы и методы получения доказательств — следственные и судебные действия,
которые могут осуществляться лишь в жестко регламентируемом предписаниями
закона порядке; какие конкретно нарушения закона ведут к недопустимости
доказательств; каковы должны быть реквизиты протоколов следственных и судебных
действий.

Существенная особенность уголовно-процессуального
доказывания заключается также в том, что оно должно протекать в условиях,
ограждающих права и законные интересы участников процесса: запрещается
совершать действия, которые опасны для жизни и здоровья граждан или унижают их
честь и достоинство. При доказывании не допускается производство следственных
действий в ночное время, за исключением случаев, не терпящих отлагательства, а
также применение насилия, угроз и иных незаконных мер (ст. 9, ч. 3-4 ст. 164 и
др. УПК).

Доказывание, как отмечено выше, осуществляется во всех
стадиях уголовного процесса, начиная со стадии возбуждения уголовного дела
вплоть до стадий, призванных обеспечивать проверку приговоров и иных судебных
решений, вступивших в законную силу. В каждой стадии оно имеет свои
особенности, определяемые конкретными задачами, кругом подлежащих установлению
обстоятельств, составом участников, процессуальной формой и итоговыми
документами. Обо всем этом речь пойдет в последующих главах учебника.

Здесь достаточно отметить, что наиболее ответственными
этапами в уголовно-процессуальном доказывании является то, что происходит в
стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства.

Особенности доказывания при предварительном расследовании
обусловлены в первую очередь тем, что в данной стадии ставится задача проверки
на основании совокупности относимых, допустимых, достоверных и достаточных
доказательств всех предусмотренных ст. 73 УПК обстоятельств. По результатам
такой проверки делается вывод о возможности предъявления обвинения лицу в
совершении преступления с последующим направлением дела в суд либо о
прекращении дела или уголовного преследования. Но при этом следует особо
отметить, что собранные доказательства в досудебных стадиях и, соответственно,
принятые на их основе решения не являются окончательными.

Доказывание в судебном разбирательстве имеет решающее
значение. Именно в этой стадии и только суд правомочен признать лицо виновным в
совершении преступления и назначить ему наказание по приговору, вынесенному в
установленном законом порядке.

В судебном разбирательстве все собранные на предварительном
расследовании доказательства и все предварительные выводы органов расследования
подвергаются тщательному исследованию. Каждая из сторон получает возможность
изложить суду свою позицию по делу на основе собранных, проверенных и оцененных
ею доказательств, и убедить суд в необходимости вынесения решения, которое она
считает правильным. Ведущая роль суда в судебном разбирательстве, его
самостоятельность и независимость от сторон обвинения и защиты позволяют
вынести законный, обоснованный и справедливый приговор.

Статья 85 УПК связывает понятие доказывания с образующими
его элементами: собиранием, проверкой и оценкой доказательств. Каждый из
элементов имеет свое существо, а в совокупности они образуют то, что является
доказыванием.

Приведенная в законе последовательность элементов
доказывания не дает основания для характеристики доказывания в виде
определенных этапов, последовательно сменяющих друг друга, где оценка завершает
все процессуальное доказывание. На самом деле доказывание — это процесс, все
элементы которого настолько связаны между собой и переплетаются так, что в
практической деятельности в целом трудно выделить этап только обнаружения,
только закрепления, проверки или оценки доказательств, идущих в определенной
последовательности друг за другом.

_ 8. Собирание доказательств

Собирание доказательств — это осуществление уполномоченными
органами и лицами деятельности по обнаружению, истребованию, получению и
фиксации в установленном законом порядке доказательств.

Собирание доказательств происходит главным образом в стадиях
предварительного расследования, подготовки судебного заседания и судебного
разбирательства путем совершения следственных и иных процессуальных действий,
предусмотренных законом.

Основная работа по собиранию доказательств на досудебных
стадиях приходится на долю дознавателя, следователя, прокурора. От их усилий
зависит многое. Они готовят процессуальные основания для вынесения приговора.
Допускать ошибки в своей деятельности они не должны, так как исправить их,
когда дело поступит в суд, крайне затруднительно из-за потери времени и высокой
вероятности исчезновения следов преступления, а главное — из-за того, что суд
не уполномочен восполнять пробелы в доказательствах своими силами или поручать
это прокурору путем возвращения дела для дополнительного расследования.

Вместе с тем суд полностью не исключен из числа участников
уголовного судопроизводства, наделенных полномочиями по выявлению и собиранию
доказательств (ч. 1 ст. 86 УПК). Он в ходе предварительного слушания
поступившего от прокурора уголовного дела вправе: удовлетворить ходатайство
защиты о вызове свидетелей для подтверждения алиби обвиняемого, истребовать
дополнительные доказательства, допросить любых лиц для решения вопроса об
исключении доказательств, признанных недопустимыми (ст. 234, 235 УПК). При
рассмотрении дел частного обвинения по ходатайству сторон мировой судья вправе
оказывать им содействие в собирании таких доказательств, которые не могут быть
получены сторонами самостоятельно (ст. 319 УПК). В судебном разбирательстве
любого уголовного дела суд может назначать по собственной инициативе судебную
экспертизу, осматривать вещественные доказательства (ст. 283, 284 УПК). Он
может также проводить такие судебные действия, как осмотр местности и
помещения, следственный эксперимент, освидетельствование, предъявление для
опознания (ст. 287-290 УПК). Все эти действия осуществляются с целью как
собирания, так и проверки доказательств.

При производстве следственных и судебных действий, связанных
с обнаружением и фиксацией доказательств, допускается использование достижений
науки и техники. В соответствии с прямыми предписаниями закона такое
использование может проявиться, например, в производстве различных видов
экспертиз, привлечении специалистов, призванных содействовать в осуществлении
конкретных следственных и судебных действий, применении новейших средств звуко-
или видеозаписи, использовании специально разработанных приемов и материалов
для выявления и фиксации следов, которые могут стать доказательствами,
изготовлении слепков, оттисков.

Несколько иная роль в собирании доказательств отведена
подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому
ответчику и их представителям. В соответствии с ч. 2 ст. 86 УПК им дано право
собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к
уголовному делу в качестве доказательств. Представленный ими предмет или
документ станет доказательством лишь при том условии, что ходатайство об их
приобщении к делу будет удовлетворено дознавателем, следователем, прокурором
или судом.

Примерно такая же роль отведена и защитнику подозреваемого,
обвиняемого. В ч. 3 ст. 86 УПК сказано, что он вправе получать предметы,
документы и иные сведения, опрашивать лиц с их согласия, а также истребовать
справки, характеристики, иные документы от органов государственной власти, органов
местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые
обязаны представлять запрашиваемые документы или их копии. Однако все то, что
может собрать защитник, не приобретает статуса уголовно-процессуального
доказательства*(188). Чтобы сведения, выявленные и собранные защитником, стали
доказательствами, необходимо придать им процессуальную форму. Для этого
защитник должен заявить ходатайство о приобщении к делу предметов, документов,
справок и о допросе опрошенного защитником лица в качестве свидетеля или
потерпевшего. Если дознаватель, следователь, прокурор, суд удовлетворят это
ходатайство, то собранные сведения обретут статус доказательства.

В связи с характеристикой собирания доказательств как одного
из элементов доказывания весьма важно иметь представление о месте и значении в
уголовно-процессуальном доказывании результатов, получаемых при проведении
оперативно-розыскных действий*(189).

В УПК данный вопрос решен весьма лаконично: в его ст. 89
говорится лишь о том, что такого рода результаты запрещено использовать в
процессе доказывания, «если они не отвечают требованиям, предъявляемым к
доказательствам настоящим Кодексом». Другими словами, речь идет о том, что
сведения, получаемые при проведении оперативно-розыскных мероприятий, должны
быть проверены и оформлены в порядке, установленном УПК.

Естественно, при подобной проверке должно учитываться прежде
всего соблюдение установленных правил осуществления оперативно-розыскных
действий. И такие правила предусматриваются прежде всего Законом об
оперативно-розыскной деятельности.

Кроме того, важно учитывать и предписания упомянутой выше
(см. _ 12 гл. 2 учебника) межведомственной Инструкции о порядке представления
результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю,
прокурору или в суд от 13 мая 1998 г. В ней сказано, в частности, что
«результаты оперативно-розыскной деятельности, представленные для
использования в доказывании по уголовным делам, должны: содержать сведения,
имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по
уголовному делу, указания на источник получения предполагаемого доказательства
или предмета, который может стать доказательством, а также данные, позволяющие
проверить в условиях судопроизводства доказательства, сформированные на их
основе» (п. 7). В этой же Инструкции предусмотрено, что полученные в ходе
оперативно-розыскных мероприятий документы специально уполномоченные
должностные лица представляют органу дознания, следователю, прокурору или в суд
вместе со справкой или рапортом, объясняющим, при каких обстоятельствах и кем
они обнаружены*(190).

Значение источника доказательств такой документ приобретает
лишь в случае приобщения его к делу с соблюдением правил, установленных УПК,
дознавателем, следователем, прокурором или судом.

_ 9. Проверка доказательств

Проверка доказательств — самостоятельный элемент
доказывания, состоящий в выявлении достоверности сведений о преступлении и
доброкачественности источника их получения.

Она осуществляется в ходе доказывания на всех стадиях процесса.
Ее способы могут меняться, но сущность остается неизменной.

Проверке подвергаются все собранные доказательства, как
сведения об искомых фактах, так и источники их получения, как каждое
доказательство в отдельности, так и в совокупности с другими доказательствами.

Осуществляется она с помощью следственных действий и
логическим путем. В ст. 87 УПК сказано, что проверяемое доказательство
необходимо сопоставить с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле,
получить иные доказательства, подтверждающие или опровергающие проверяемое
доказательство.

При проверке доказательств можно использовать любое
следственное действие, в том числе очную ставку, следственный эксперимент,
проверку показаний на месте, судебную экспертизу.

При проверке доказательств путем их сопоставления следует
исходить из положений закона, что никакие доказательства не имеют заранее
установленной силы (ч. 2 ст. 17).

Закон адресует проверку доказательств дознавателю,
следователю, прокурору, суду, государственным органам и должностным лицам, от
которых зависит принятие процессуальных решений. Другие субъекты процесса лишь
принимают участие в проверке доказательств, заявляя ходатайства об устранении
противоречий в доказательствах или оспаривая в пределах предоставленных им прав
достоверность сведений, доброкачественность носителя доказательственной
информации или обращая внимание на нарушение процессуальной формы.

_ 10. Оценка доказательств

Оценка доказательств имеет своим назначением определение
относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств для
разрешения уголовного дела (ст. 88 УПК).

Оценку доказательств нельзя относить к завершающему этапу
доказывания. Она охватывает всю уголовно-процессуальную деятельность по
собиранию и проверке доказательств.

Оценка доказательств — непрерывный процесс определения
свойств и значения доказательств для установления обстоятельств,
предусмотренных ст. 73 УПК. В пределах одной стадии можно говорить о
предварительной и окончательной оценке доказательств субъектом доказывания. Оценка
может быть предварительной потому, что нет еще необходимой совокупности
доказательств для окончательного определения значения и качества доказательств.
Как только такая совокупность появляется, дознаватель, следователь, прокурор,
суд получают возможность дать окончательную оценку, в результате которой
формируется вывод по делу.

Относимость доказательства — одно из свойств, которое
свидетельствует прежде всего о его связи с существом дела, а равно с т.н.
промежуточными фактами, т.е. с фактами, установление которых необходимо для
подтверждения или опровержения обстоятельств, включаемых по закону в предмет
доказывания.

Другими словами, доказательство должно иметь значение для
правильного разрешения конкретного дела. Оно считается относимым, когда имеет
отношение к делу, т.е. к установлению или опровержению обстоятельств, входящих
в предмет доказывания в целом, а следовательно, к принятию законного,
обоснованного и справедливого итогового решения.

Под допустимостью доказательства обычно понимается его
процессуальная доброкачественность, соответствие закону. Как отмечено в ч. 2 п.
16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г.,
доказательства считаются полученными с нарушением закона, недоброкачественными
(недопустимыми), когда при их «собирании и закреплении были нарушены
гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина
или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их
собирания и закрепления, а также если собирание доказательств осуществлено ненадлежащим
лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных
процессуальными нормами». Это разъяснение дано Верховным Судом РФ на
основании ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, установившей, что «при осуществлении
правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением
федерального закона».

УПК 2001 г. в принципе продолжил линию на такую трактовку
допустимости доказательств. Но он внес и некоторые уточнения, которых ранее
уголовно-процессуальное законодательство не знало. В соответствии с его ст. 75
(ч. 2) недопустимыми объявлены не только «доказательства, полученные с
нарушением требований настоящего Кодекса»*(191), но и некоторые другие
доказательства:

показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе
досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая
случаи отказа от защитника*(192), и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым
в суде;

показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке,
предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать
источник своей осведомленности*(193).

Признание доказательства недопустимым означает, что оно не
имеет юридической силы и не может быть положено в основу обвинения, а также
использовано для доказывания любого из обстоятельств, входящих в предмет
доказывания.

Весьма принципиальный вопрос о порядке признания
доказательства недопустимым в УПК решен лишь частично. Такой порядок установлен
только для тех случаев, когда данный вопрос решается по правилам,
предусмотренным ст. 229, 234, 235, ч. 4 ст. 236 УПК, после того, как уголовное
дело поступает в суд*(194). Что касается досудебных стадий судопроизводства, то
в ч. 2 ст. 88 УПК сделано весьма неконкретное указание, что прокурор,
следователь, дознаватель могут признать доказательство недопустимым, но при
этом ничего по поводу порядка, который должен соблюдаться, не сказано.

Под достоверностью доказательства чаще всего понимают
соответствие сведений, используемых для установления или опровержения
обстоятельств, подлежащих доказыванию, тому, что на самом деле было в
действительности. В силу данного свойства доказательством может считаться лишь
правдивая, соответствующая истине информация.

Внутреннее убеждение*(195) при оценке доказательств
необходимо рассматривать в двух аспектах: как метод оценки доказательств и как
ее результат. Как метод оценки доказательств внутреннее убеждение гарантируется
прежде всего отсутствием правил о преимуществах одного вида доказательств перед
другими. Внутреннее убеждение как результат оценки доказательств означает уверенность
дознавателя, следователя, прокурора, судьи в соответствии оцениваемых
доказательств тем свойствам, которые предусмотрены для них законом, и в
правильности выводов, которые делаются этими должностными лицами по итогам
уголовно-процессуального доказывания.

Нормативные источники

Конституция РФ — ст. 45, 48-51.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ