КВАЛИФИКАЦИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПРЕСТУПНИКОВ

КВАЛИФИКАЦИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПРЕСТУПНИКОВ

17
0

Квалификация преступников минимум риска

Для познания особенностей профессиональной преступной
деятельности недостаточно лишь внешних показателей, характеризующих количество
преступлений, место, время, способ и орудия их совершения. Необходима
своеобразная характеристика преступного поведения, которая отражает степень
подготовки субъекта к выполнению определенных действий, эмоциональное и
психическое его состояние, спецификацию приемов совершении преступлений,
соотношение активности преступной деятельности и квалификации субъекта и
другие.

При выборе того или иного вида преступлений (кража,
мошенничество, разбой, вымогательство) пли универсальном их совмещении степень
и характер знаний, подготовки преступника, его физические возможности
обусловливают более узкую специализацию, определяют своеобразную квалификацию.
Профессионально-преступная деятельность отличается от какой-либо другой
противоправной деятельности тем, что вырабатывает у ее носителя определенные
знания, практические навыки, нередко доведенные до автоматизма, обеспечивающие
оптимальность достижения цели при наименьшем .риске быть разоблаченным. Этим
объясняются дифференциация и многообразие спецификаций в преступной
деятельности, постоянное совершенствование ее криминальных приемов и способов.
Кражи, например, как общий вид специализированной деятельности включают более
20 разновидностей, каждая из которых в свою очередь имеет более мелкие
спецификации, связанные с криминальной подготовкой того или иного вора. Так, кражи
с проникновением в жилище граждан насчитывают восемь основных способов их
совершения, по которым осуществляется воровская специализация. Однако и это не
может ограничивать более дробную спецификацию, вытекающую из необходимости
разделения функций внутри группы преступников — одни занимаются воровской
разведкой и контрразведкой, другие отключением систем технической защиты,
третьи сбытом похищенного и т. п.

В целом криминальная специализация внутри видов преступной
деятельности у современных преступников представлена гораздо шире, чем в
уголовном мире 20-х и 50-х годов, а степень их подготовки и технической
оснащенности — значительно выше. Вопросы криминальной квалификации в ее
конкретном проявлении в той или иной мере отражены в специальной литературе,
особенно — в раскрывающей проблемы оперативно-розыскной деятельности органов
внутренних дел.

Поэтому вряд ли целесообразно перечислять здесь все
разновидности такого рода преступной деятельности и категории преступников.
Следует, по-видимому, остановиться на анализе наиболее распространенных и
опасных (в аспекте профессионализации) видов преступной деятельности. Вместе с
тем нельзя не указать на то обстоятельство, что в настоящее время, по нашим
данным, насчитывается свыше 100 криминальных специальностей только в среде
преступников по линии уголовного розыска. Это почти в два раза больше, чем было
в 20-е годы. Причем сохраняются практически все виды специализаций прошлых
десятилетий и вырабатываются совершенно новые, обусловленные современными
социально-экономическими, правовыми и иными формами. Сохранились, например,
даже специализированные кражи сохнущего белья, кражи в банях (банные воры
—«гусятники») и кражи из квартир во время похорон.

При установлении разновидности специализированной преступной
деятельности прежде всего мы учитывали степень подготовки преступника, а не
характер похищаемых предметов, как это было принято в дореволюционный период и
в 20-е годы (воры тогда подразделялись на похитителей пишущих машинок,
телефонного кабеля, арифмометров и т. п.). Дифференциация по предмету
посягательства использована в тех случаях, когда она непосредственно связана с
квалификацией преступника (например, воры антиквариата, похитители машин).
Иначе из-за широкого ассортимента похищаемых вещей перечень криминальных
специальностей был бы громоздким, а главное—не мог бы в полной мере отразить
затронутой проблемы. К тому же профессиональные преступники не ограничиваются
похищением какого-либо одного предмета.

Поскольку специализация и квалификация различны в зависимости
от направленности преступной деятельности, их необходимо проанализировать
применительно к категориям профессиональных воров, мошенников, преступников
корыстно-насильственного типа и лиц, совершающих преступления в сфере экономики
и хозяйствования. В каждой из них рассмотрим наиболее типичные квалификации.

 

Воровская квалификация

Наиболее ярко она выражена у карманных и квартирных воров,
воров государственного имущества из магазинов самообслуживания и у некоторых
других категорий преступников.

Карманники. Квалификация вора-карманника всегда считалась
классическим выражением преступной «профессии» и сохранилась без существенных
изменений до наших дней. Различается шесть основных специализаций и связанных с
ними квалификаций1 по месту совершения преступлений: 1) на рынках и базарах
(«рыночники»); 2) в метро («кроты»); 3) на железнодорожном транспорте
(«майданщики»); 4) на городском транспорте («гонщики» или «маршрутники»); 5) в
магазинах и театрах («магазинные», «театральные»); 6) на улицах («уличные»).

Указанной специализации карманные воры в основном
придерживаются, однако не исключается переход от одной специализации к другой.
Наиболее стойко квалификация карманника проявляется в способах совершения краж,
каждый из которые требует своих, присущих ему приемов, знаний и навыков.

По способу различается восемь воровских квалификаций:

а) совершение краж с помощью разреза одежды, сумок и
портфелей специальными техническими приспособлениями (в среде карманников лица,
совершающие кражи таким образом, называются «писаками» либо «технарями»);

б) кражи под прикрытием рук различными предметами— плащами,
сумками, букетами цветов и т. п. («ширмачи»);

в) кражи из сумочек и карманов с помощью специально
изготовленных крючков («рыболовы»);

г) кражи с помощью пинцетов, особенно из труднодоступных
потайных мест («хирурги»);

д) кражи без технических средств и «ширмы» группой лиц при
массовом скоплении народа («щипачи»);

е) кражи с помощью выталкивания предметов точными и быстрыми
движениями («трясуны»). Распространены среди глухонемых карманных воров;

ж) кражи из всех видов дамских сумочек («сумочники»);

з) похищение вещей из хозяйственных сумок (презрительно—
«дубило» или «верхушечник»).

Среди карманников наибольшей популярностью и авторитетом
пользуются воры, специализирующиеся на кражах с применением технических
средств. На втором месте стоят «ширмачи» и «щипачи». Третью составляют
«рыболовы» и «крючечники», четвертую — так называемая воровская чернь
(«сумочники» и «верхушечники», что соответствует «хламидникам» и
«портяночникам» 20-х годов).

Однако указанным выше разделением воровская среда
карманников не ограничивается. Существуют также более мелкие квалификации.
Например: карманник, принимающий похищенное («пропалыцик»), навыки которого
заключаются в специальном приеме и хранении краденых предметен; вор,
отвлекающий внимание жертвы («тырщик», «оттырщик») или обучающий навыкам краж
новичков («козлятник»).

Чем выше криминальная квалификация, тем интенсивнее ведется
преступная деятельность. В среднем карманный вор-профессионал в течение месяца
совершает до 25 карманных краж2 . Только в пяти случаях и-; ста потерпевшие
догадываются о совершаемой у них краже. (Аналогичные показатели интенсивности
действий карманных воров, похитителей чемоданов на вокзалах и других категорий
лиц установили С. С. Овчинский и А. М. Понятое.)

Следует отметить, что квалификация карманного вора не
отмирает, как полагают некоторые, а наоборот, имеет тенденцию к
распространению, поскольку в настоящее время эта деятельность воров относительно
безопасна в связи с ослаблением работы оперативно-поисковых групп органов
внутренних дел. Более того, исключение из ст. 144 УК РСФСР и соответствующих
статей УК других союзных республик квалифицирующего признака «применение
технических средств» способствовало переквалификации многих других категорий
корыстных преступников на занятие карманными кражами.

Хотя воровская квалификация карманника и не претерпела
существенных изменений со времен феодальной России, однако общественная
опасность личности вора значительно повысилась. Это обусловлено использованием
технических средств (машин, радиостанций), способами маскировки преступного
образа жизни, наметившейся в последнее время тенденцией к универсализму
профессиональных преступников. Квалифицированный вор может одновременно в
зависимости от ситуации столь же успешно совершать как карманные кражи, так и
кражи из квартир, заниматься карточным мошенничеством, сбытом краденых
документов. Очевидно, не случаен тот факт, что среди шулеров до 50% лиц, ранее
судимых, были осуждены за карманные кражи. Характерно, что в действиях
современных карманников все более отчетливо сочетаются тайное хищение с
элементами обмана, для чего разрабатываются целые операции по обворовыванию
конкретных лиц, имеющих на руках крупные суммы денег. Квалификация преступника
самым тесным образом связана с показателями раскрытия совершаемых ими
преступлений: чем она выше, тем ниже уровень раскрываемости. Раскрываемость
карманных краж, по данным нашего исследования, не превышает 15%, а в городах-курортах
она составляет не более 1 — 3% 3.

 

Домушники

К одной из воровских специальностей, пожалуй, самой
распространенной в последние 20 лет, относятся кражи личного имущества граждан
с проникновением в их жилище. Удельный вес этих преступлений среди всех видов
тайного похищения личного имущества составляет почти 40%, а число задержанных
квартирных воров в 10 с лишним раз выше, чем карманников.

Следует отметить, что за прошедшие десятилетия квалификация
квартирного вора стала значительно выше и советские криминологи признают теперь
эту воровскую категорию профессиональной 4, хотя в дореволюционной России
«домушников», как уже отмечалось, считали «серой массой» и к профессионалам
относили лишь небольшую часть взломщиков.

Постоянные навыки и специализация в способах преступлений
наблюдались у половины обследованных квартирных воров, при этом свыше 25% из
них совершали кражи тождественным способом, вплоть до деталей.

К основным криминальным специальностям квартирных воров
относятся кражи, совершаемые:

а) с помощью воровского инструмента;

б) с подбором ключей;

в) путем взлома либо выбивания дверей и дверных коробок;

г) через форточку;

д) под видом посещения квартиры должностным лицом, оказания
помощи и т. п.;

е) с использованием виктимологического фактора (открытых
дверей, окон).

Каждый из указанных способов имеет специфические приемы
проникновения в жилище, на основании чего квартирных воров дифференцируют
иногда на более мелкие виды. Например, Ю. В. Бышевский и Л. В. Скорописов
выделяют «хвостовщиков», «обходчиков», «балконщиков», «сычей», «крысоловов» и
т. п.

В отличие от профессиональных карманных воров степень
подготовки квартирного вора в большей мере связана не столько с овладением тем
или иным способом проникновения в жилище, сколько с предварительно
осуществляемой «работой» до завладения имуществом. В нее входят воровская
разведка, цель которой— обнаружение квартиры, имеющей ценности, и выяснение
распорядка дня жильцов, времени нахождения их в отъезде (путем проверки
показаний электросчетчика, состояния почтового ящика, непосредственного
наблюдения, прозванивания по телефону, наведения справок через соседей и др.);
изучение путей отхода с места происшествия; выбор технических средств или их
изготовление в зависимости от конструкции запирающих устройств; подыскание
скупщиков краденого и т. д. Характерно, что в настоящее время среди воров
выделилась самостоятельная категория, которая занимается сбором необходимой
информации, а затем «продает» полученные сведения (на жаргоне —«наводку») за 10—
15% от суммы похищенного.

Изучение образа жизни воров позволило выявить тенденцию
переориентации части профессиональных преступников на совершение краж у лиц,
живущих на нетрудовые доходы, в том числе у квалифицированных преступников,
которые обращают добытые противоправным путем деньги в драгоценности, покупают
на них машины, дачи и т. д. или, как говорят квартирные воры, «пакуются». Об
устойчивости квалификации современного квартирного вора говорят сами
преступники, по мнению которых, половина воров, отбывающих наказание в НТК
строгого режима, по выходе из нее снова займутся кражами из жилищ.

Обращает на себя внимание достаточно высокая техническая
подготовка квартирных воров. В 30% краж, по данным наших исследований, они
использовали различные технические приспособления, нередко уникальные. Так, с
появлением новых отечественных и зарубежных конструкций замков повышенной
секретности, предусматривающей один из тысячи вариантов подбора ключей, среди
воров почти сразу же появились специалисты, открывающие подобные устройства в
течение трех минут.

Значительно усовершенствовался и воровской инструмент.
Преступниками разработаны специальные отмычки —«гребешок» и «метелка», которые
в отличие от «фомок» гораздо эффективнее и не оставляют явно видимых следов. По
данным заместителя прокурора г. Таллинна (1984 г.), квартирные воры в 30,7% краж действуют отмычками.

Изготовлением воровского инструмента, разработкой
технических приемов нейтрализации средств защиты занимаются специальные лица,
причем не только на воле, но и в условиях изоляции5 .В этих целях используются
консультанты из числа технически образованных работников производства. Нами
были обнаружены случаи, когда при совершении краж применялись портативные
радиопередатчики, с помощью которых обеспечивалась безопасность находящихся в
квартире воров.

О высокой преступной квалификации квартирных воров
свидетельствует и разработка в их среде методик совершения преступлений,
например под видом работников санэпидемстанции с предварительным письменным
объявлением о проведении дезинфекционных работ, что позволяет беспрепятственно
совершать кражи сразу в нескольких квартирах.

В среднем профессиональный квартирный вор совершает в
течение месяца 1 — 2 кражи. Однако нередки случаи, когда за один-два года вору
удавалось совершить до 150 преступлений. Поэтому не случайно раскрываемость
квартирных краж составляет лишь 60 — 65%. Низкая раскрываемость связана в
определенной мере и с существованием еще одной категории профессионалов,
которые ведут исключительно скрытный образ жизни («тихуши»). У них, как
правило, сняты и погашены судимости, они работают, не поддерживают прямых
связей с антиобщественными элементами, но время от времени совершают
преступления.

 

«Магазинники»

К третьей относительно новой воровской специальности можно
отнести совершение краж из магазинов самообслуживания, на что обращалось
внимание исследователями еще в начале 70-х годов. Подобных краж преступный мир
20-х годов знать, естественно, не мог, поскольку не существовало такой формы
торговли. Первые магазины самообслуживания, как известно, появились в 1954
году, а специализация на кражах из них сформировалась в течение последних 15
лет. Профессионализм прежде всего отмечается у воров, крадущих вещи и предметы
из промтоварных и комиссионных магазинов. Здесь, так же как и у квартирных
воров, квалификация определяется способом совершения преступления и подготовкой
к нему. Воры специализируются в следующих направлениях преступной деятельности:

а) похищение одежды путем переодевания и оставления старой;

б) кража путем одевания новой одежды под старую;

в) кража обуви, предметов верхней одежды с помощью
специально изготовленных сумок и баулов с двойным дном;

г) крало вещей с использованием детей и подростков.

Профессиональные воры, как правило, действуют в составе
групп, где роли распределены до деталей (имитация подозрительного поведения с
целью отвлечь внимание продавца; непосредственное изъятие и вынос похищенных
вещей; их сбыт). Удельный вес этих краж среди всех краж государственного
имущества в разных городах колеблется от 10% до 20%, а раскрываемость не
превышает 20%. Сбыт похищенного осуществляется по предварительному заказу, а
также через комиссионные магазины и ломбарды.

 

Воры автомашин

Эта воровская квалификация также относится к новой и связана
с похищением автомашин с целью их сбыта. Новой ее называют потому, что в 20-е
годы личных автомобилей почти не было, к тому же преступники не умели с ними
обращаться. Следует отметить, что если в конце 60-х годов этот вид краж
характеризовался элементами профессионализма, то в настоящее время он
превратился в воровскую специальность и содержит все четыре признака
криминального профессионализма Удельный вес этих краж в структуре всех тайных
похищений имущества составляет 10% (сюда входят кражи деталей, отдельных
узлов). Поскольку кражи машин с целью сбыта в большинстве случаев совершаются
группами, квалификация воров связана с разделением криминальных действий
(операций), что в свою очередь зависит от физических и технических возможностей
индивидуума. Выделяются следующие основные квалификации:

а) угонщик машины;

б) лицо, занимающееся ее техническим переоборудованием и
камуфляжем (перекраска, перебивка номеров на узлах и деталях и другие работы);

в) подделыватель документов, технических паспортов, справок;

г) сбытчик похищенного, который находит покупателя и
договаривается с ним о цене (как правило, это делается еще до похищения
автомашины);

д) перегонщик автомашины (если сбыт осуществляется в другом
городе или области).

Раскрываемость данных краж также низка: в 1985 году в
розыске находилось свыше 30 тыс. похищенных автомобилей.

 

Похитители антиквариата

Данное направление в специализации относится к
противоправному обогащению, связанному с посягательством на культурные
ценности. Здесь выступают не просто профессионалы-одиночки или преступные
общества, а целые кооперации лиц и групп, действующих самостоятельно и в то же
время связанных между собой. Это объясняется особой спецификой посягательств на
культурные ценности и их сбыта, в связи с чем мы выделим направления
специализации, в которых могут существовать (существуют) различные квалификации
преступников:

а) воры, специализирующиеся на похищении культурных
ценностей из музеев, частных коллекций и квартир (домов);

б) скупщики («купцы»), занимающиеся скупкой предметов
религиозного культа и изобразительного искусства;

в) посредники, которые способствуют сбыту похищенных
культурных ценностей коллекционерам, собирателям, спекулянтам и т. п.;

г) оценщики («комиссионеры»), занимающиеся своеобразной
экспертизой скупаемых и сбываемых культурных ценностей. Они определяют их
подлинность и устанавливают цены в соответствии с существующими расценками и
конъюнктурой «черного» рынка;

д) посредники, имеющие возможность выхода на международные
преступные связи через иностранных студентов, работников посольств и через
других служащих;

е) ростовщики, дающие в долг под процент определенные суммы
денег и имеющие на связи специальную охрану («боевиков») для обеспечения
выплаты долгов и личной безопасности.

Преступные связи и специализация указанных выше категорий
лиц многочисленны. Многие из них имеют контакты с официальными государственными
учреждениями (внешне не преступные), легализованы («крыша над головой») и
хорошо подготовлены в области искусствоведческих и краеведческих познаний. По
данным исследования, даже среди воров антиквариата каждый десятый обладал
такими знаниями. Эти лица оснащены каталогами, литературой по искусству,
планами расположения музеев и церквей на территории той или иной области. В их
среде также имеются профессиональные наводчики и разработчики планов похищения
тех или иных культурных ценностей, получающие соответствующее вознаграждение.
Техническое их обеспечение значительно выше, чем у других категорий профессиональных
преступников. Так, например, 80% воров использовали личный или наемный
транспорт, при этом многие действовали с помощью средств связи, «приборов
безопасности», позволяющих определять наличие «радарных» установок у работников
ГАИ. Именно ворам антиквариата принадлежит изобретение портативного домкрата
для раздвижения оконных металлических заграждений и стен в церквях.

Как видим, каждая из перечисленных выше пяти категорий
профессиональных преступников имеет свою специализацию и множество квалификаций,
свойственных тому или иному виду преступного занятия. То же самое можно сказать
и о кражах скота, кражах вещей у пассажиров на вокзалах и в поездах, из
автоматических камер хранения, из объектов финансовой системы и потребительской
кооперации, кражах из гостиниц, кемпингов, похищениях нагрудных знаков, орденов
и медалей, государственного имущества из контейнеров на железнодорожных
станциях и в период движения поездов и т. п.

 

Квалификация мошенников

Она еще более разнообразна, чем воровская, и зависит от
многих экономических факторов, психологии человека, его изобретательности.
Сейчас только одних видов уголовно наказуемого обмана существует более 40,
каждый из которых содержит значительное число подвидов, или, иными словами,
специальностей. При этом сохранились почти все виды обмана, характерные для
20-х годов, и появились новые их разновидности.

Наиболее ярко квалификация мошенников проявляется в среде:
игорных преступников; лиц, совершающих обман с помощью подмены одних предметов
(вещей) другими; лиц, похищающих деньги, чеки при их размене; совершающих обман
под видом услуг, купли-продажи.

Рассмотрим коротко криминальные специальности внутри этих
видов обмана.

 

Шулера

У карточных мошенников квалификация зависит от категории
преступника, места и способа совершения преступлений. В настоящее время
шулерская среда делится на пять основных групп:

1. Мошенники, обыгрывающие крупных спекулянтов,
расхитителей, иных категорий правонарушителей, а также граждан в специально
обусловленных местах (их называют «катранщиками»). Это наиболее элитарная часть
преступников, находящихся на верхней ступени шулерской иерархии.

2. Шулера, обыгрывающие граждан в общественных местах
.(«гусары»). Они подразделяются на три категории по месту совершения
преступления: играющих в такси или иных машинах («гонщики»), в поездах
(«майданщики»), на пляжах.

3. Шулера, действующие в одиночку («паковщики»). Основная их
специальность — обыгрывание приемом «катать в половину» — выиграть вначале все
деньги, затем часть проиграть и прекратить игру.

4. Ростовщик, дающий в долг деньги, и перекупщик, скупающий
долги под процент.

5. Лица, обеспечивающие блатные санкции («жуки») в отношении
мошенников, занимающихся обманом внутри шулерской среды.

Указанные выше категории, за исключением жуков и
ростовщиков, представлены следующими специалистами: а) по вовлечению граждан в
азартную игру («шулер-подводчик») ; б) по воздействию на жертву во время игры
посредством специальных психологических приемов («сгонщик»); в) по управлению
мошеннической игрой с помощью шулерских приемов — ложной тасовки карт, их
крапления, подбора и т. п. («ковщик колоды»); г) по ведению разведки и
обеспечению безопасности во время игры.

В последние годы в ряде крупных городов (Москва, Рига,
Горький) шулера стали применять электронную технику для высвечивания карт
противника, а также специальные импортные телеустановки в игорных притонах, В
г. Кишиневе, например, при разоблачении шулерской группы был обнаружен
«электронный» стол для игры в карты. С помощью вмонтированной в него аппаратуры
высвечивались карты противника. Управление игрой вел соучастник,
располагавшийся на балконе.

С целью повышения своего профессионального мастерства шулера
устраивают между собой игры под названием «игра по шансу», где одним условием
является обнаружение мошеннических приемов, которые здесь обязательны. Честная
игра называется «лобовой».

О тщательной подготовке карточных мошенников свидетельствуют
не только отработанные до автоматизма приемы и психологические методы
воздействия на жертву, но и специальная тренировка пальцев рук. В целях
повышения чувствительности пальцев преступники срезают (стачивают) верхний слой
кожи (аналогичное наблюдается и у карманных воров). Кстати, боязнь
дисквалификации и потери чувствительности пальцев рук являются основной
причиной отказа от физической работы этих категорий преступников как в местах
лишения свободы, так и вне их.

 

«Наперсточники»

В настоящее время в игорном обмане выделились
самостоятельные направления, получившие значительное распространение среди
мошенников. Это игра в «наперсток» (отгадывание, под каким наперстком находится
шарик), в рулетку, кости и игра на бильярде. Наиболее опасными и
организованными здесь являются, конечно, «наперсточники» (их еще именуют
«колпачниками»). В группах, разумеется, есть всякие специалисты — охранники,
«крутящие» (это они манипулируют «наперстком» и кричат: «кручу, верчу,
обманываю как хочу»), «зазывающие», иными словами имитирующие выигрыши.

О ловкости этих мошенников, а заодно и о бессилия с ней бороться,
в одном опубликованном интервью с работником уголовного розыска говорилось:
«… За что их можно привлечь к ответственности? … За мошенничество? В
принципе можно. Но только в принципе. Потому что на деле: расшибешься, не
докажешь. Оки ведь все профессионалы. У них руки, как у заправских
манипуляторов». Добавим еще к этому и головы. Потому что не дожидаясь пока
ответственные лица «расшибутся», мошенники уже вводят в обиход новую
«безобидную» электронную игру под названием «кегельбан». Как видим, постоянно
идет совершенствование способов игорного обмана. Растут и ряды поклонников
Меркурия.

По неполным данным Главного управления уголовного розыска
МВД СССР, в стране действует около 20 тыс. игорных мошенников, среди которых
имеются сотни лиц, располагающих деньгами от 300 тыс. рублей и более.

Преступления, совершаемые этими профессиональными
мошенниками, носят преимущественно латентный характер и имеют крайне низкий
уровень раскрываемости. Трудности их разоблачения связаны с тем, что основным
тактическим методом является, как и при раскрытии карманных краж, задержание с
поличным. Специалистов же личного сыска по борьбе с игорным мошенничеством в
стране крайне недостаточно.

 

Кукольники

Следующая традиционная разновидность мошеннической
квалификации заключается в подмене вещей или денег специально изготовленными
«куклами». Различают три разновидности профессионалов-«кукольников». Первая
занимается обманом с помощью денежной «куклы», подбрасываемой в общественных
местах заранее выбранной жертве. Вторая специализируется на вещевых «куклах», с
помощью которых подменяет продаваемые гражданам дефицитные вещи. Обе эти
специальности в последние годы стали заметно терять престижность в среде
мошенников. Поэтому все большее распространение получает третья группа преступников,
действующая посредством денежной «куклы» при так называемых сделках, например,
при купле-продаже автомашин по ценам, превышающим комиссионные. К старейшей
мошеннической квалификации относится также похищение денег при их размене
(мошенники называются «ломщиками»). В 70-е годы появилась новая разновидность
профессиональных преступников, действовавших в крупных городах страны у
магазинов «Березка» — «ломщики чеков». Среди них в плане криминальной
подготовки выделились две категории: первая — похитители денег традиционным
способом обмана, вторая — с использованием специально изготовленных портмоне.
По данным органов внутренних дел, на оперативных учетах состояли тысячи таких
преступников. В связи с закрытием магазинов «Березка» эта категория переквалифицировалась
на совершение других преступлений.

 

Иные специалисты обмана

Четвертая группа мошеннических специальностей, пожалуй,
самая многочисленная, поскольку связана с различными видами сделок. К наиболее
квалифицированным профессиональным преступникам этой группы относятся следующие
категории лиц:

а) совершающие обман при купле-продаже автомашин
(«разгонщики»);

б) продающие поддельные железнодорожные и иные билеты;

в) продающие фальшивые драгоценные металлы или изделия из
них, поддельные картины, иконы, предметы антиквариата и т. п.;

г) совершающие обман под видом гадания и знахарства;

д) сбывающие поддельные лотерейные билеты на выигрыш
дефицитных товаров;

е) действующие под видом жениха, продавца, лица,
производящего обыск, и т. п.;

ж) «работающие» от имени представителей государственных
учреждений по сбору средств на какие-либо благотоворительные нужды,
предоставлению жилплощади и т. п.;

з) выдающие себя за героев и участников гражданской и
Отечественной войн.

Кроме того, существует свыше десяти специализаций по
завладению государственным имуществом, например, под предлогом перевозки
товаров со складов и баз (используются фальшивые накладные), покупки вещей в
кредит или взятие их на прокат, с помощью поддельных кассовых чеков и др. Однако
степень профессионализма преступников здесь несколько ниже, чем у мошенников,
специализирующихся на преступлениях против личной собственности граждан.

 

Квалификация грабителей

В отличие от вышеописанных категорий преступник
корыстно-насильственного типа имеет меньшее число криминальных специальностей,
и его познания и навыки чаще бывают связаны с применением технических средств и
подготовкой преступлений.

Следует отметить, что его квалификация никогда на считалась
высокой в силу более «грубых» способов совершения преступления, что не совсем
правильно. В этом лишний раз убеждает анализ преступной деятельности лиц,
совершающих разбои, грабежи и вымогательства.

Среди преступников, специализирующихся на открытом похищении
имущества (разбой, грабеж), выделились три основные категории: 1) совершающие
захват денежных средств на объектах финансовой системы; 2) похищающие имущество
граждан в их жилищах; 3} завладевающие автомашинами при нападении на их
владельцев. В подавляющем большинстве преступники действуют в составе
организованных групп. Степень их подготовки можно отнести к высокой, о чем
свидетельствуют такие показатели, как наличие различного вида оружия,
технических средств, средств маскировки, способы совершения преступлений.
Оружие использовали (исключая бандитские сообщества) 80% разбойничьих групп,
40% грабительских. Преступники, совершавшие разбои, применяли средства
маскировки в 40% случаев. У грабителей этого признака не обнаружено, зато в 40%
случаев их группы действовали с использованием форм работников милиции, что в
два раза превышает аналогичный показатель в сообществах разбойничьей «окраски».

Степень квалификации во многом зависит от подготовки к
совершению преступлений, которая среди этих преступников оказалась достаточно
высокой. Они, например, детально разрабатывали отдельные элементы действий на
местности, ликвидировали раненых соучастников в случаях преследования милицией
и т. п.

Некоторые особенности выявлены в способах нападения и
воздействия на жертву. Например, при нападениях на инкассаторов, работников
сбербанков преступники действовали максимально стремительно, затрачивая (по
данным Ю. М. Худякова) на преодоление препятствий и завладение денежными
средствами в среднем по 4 — 6 минут. Аналогично действовали лица, совершавшие
разбои в отношении водителей личного транспорта. В каждом шестом случае они
применяли специальные удавки для удушения жертвы.

Несколько иное положение наблюдалось у лиц,
специализировавшихся на «квартирном» разбое. В 30% нападений преступники
проникали в жилище под видом работников милиции, слесарей, почтальонов. Однако
оружие использовали лишь в крайних случаях, вызванных активным сопротивлением
потерпевших или вмешательством работников милиции; в 56% разбоев жертвы
подвергались истязанию в целях «добровольной» выдачи материальных ценностей. В
целом степень квалификации этой категории преступников оказалась значительно
выше, о чем дополнительно могут свидетельствовать их активность и низкий
уровень раскрываемости (50%). Среди осужденных за разбой с проникновением в
жилище 46,4% лиц совершили два и более преступлений, в том числе 50%—свыше
четырех.

Следует отметить, что так же, как и квартирные воры, лица,
специализирующиеся на этом виде разбоя, ориентированы главным образом на
завладение имуществом граждан, живущих на нетрудовые доходы или имеющих, по
мнению нападавших, избыток материальных ценностей. Установка на такую категорию
потерпевших была разработана еще в конце 60-х годов известным уголовному
розыску «вором в законе» Черкасовым (Москва) и реализовалась тогда не менее
известным преступником по кличке «Монгол».

 

Последователи Ваньки Каина

К анализируемой категории насильственных преступников близко
стоят по характеру деятельности и степени подготовки преступлений вымогатели.
Их условно можно разделить на традиционных и «новых». К первой группе относятся
лица, действующее с помощью угрозы уничтожения имущества, распространения
порочащих жертву сведений. Ко второй — похитители детей с целью получения
выкупа. Последние характеризуются высокой степенью подготовки и жестокости: при
отказе или невозможности уплатить назначенные суммы денег детей, по данным В.
А. Климова, убивали в каждом втором случае.

Еще одной, правда, несколько модифицированной квалификацией
вымогателя является завладение деньгами под угрозой изобличения в преступной
деятельности. Профессиональные вымогатели изучают образ жизни расхитителей или
других лиц, собирают компрометирующие их данные, а затем предъявляют им спои
условия. В последние годы вымогательство стало явлением достаточно распространенным
и приобрело совершенно иное качественное содержание. Оно приблизилось вплотную
к понятию рэкета, когда преступники облагают данью тех или иных лиц и получают
от них деньги или материальные ценности постоянно, как бы находясь на их
содержании. Взамен им гарантируют безопасность. Жертвами чаще всего являются в
данном случае кооператоры или лица, занимающиеся индивидуальной трудовой
деятельностью. По данным выборочного исследования, рэкитируется почти 50%
кооператоров, работающих в сфере общественного питания. При этом треть поборов
превышает тысячу руб. Данные опроса кооператоров и «индивидуалов», торгующих на
Рижском рынке в Москве, показали, что они (все без исключения!) ежедневно
выплачивали вымогателям по 25 руб.

Надо сказать, что рэкетом, как правило, занимаются хорошо
организованные группы преступников. Распространение этого вида уголовного
посягательства ведет к обострению борьбы между группировками за сферы влияния,
что не может не осложнять криминологическую ситуацию в крупных городах страны.
Крайне опасным является и то, что рэкет становится все более «модным»
преступлением, вовлекая в свою орбиту представителей разных слоев населения.
Здесь мы можем встретить и профессиональных преступников, и школьников, и
студентов, и бывших солдат, и даже, что уж совсем удивительно, самих
кооператоров. Не случайно 12 января 1989 года в РСФСР был принят Указ
Президиума Верховного Совета Республики, значительно усиливший ответственность
за вымогательства государственного, общественного, кооперативного и личного
имущества граждан. Отметим также, что если до принятия Указа в 1988 году в
органы внутренних дел Москвы и Московской области поступило всего лишь 13
заявлений от кооператоров, то только в течение 1989 года МУРом было арестовано
свыше 100 вымогателей, а число заявлений возросло в несколько раз. Думается,
что настало время принять аналогичный закон и в других республиках, ведь
вымогательство нынче типично не только для России.

 

Квалификация расхитителей

Криминальную квалификацию при совершении хозяйственных
преступлений есть все основания отнести к наиболее распространенной и
многовидовой деятельности. Чтобы совершать длительное время эти преступления,
расхитителям необходимо иметь в отличие от лиц воровской направленности две
квалификации—по официально занимаемой должности и по преступной деятельности.

Анализируемые вопросы детерминируют в сфере хозяйственной
преступности с проявлениями преступности организованного типа. Поэтому с учетом
особенностей и большего спектра деятельности расхитителей целесообразно, не
перечисляя всех направлений и способов преступной деятельности, ограничиться
постановкой самой проблемы. Ведь только в хищениях, совершаемых с
использованием служебного положения, установлено свыше 200 распространенных и
опасных способов, каждый из которых требует специальных познаний, навыков и
подготовки преступников. Изучение криминальных специализаций применительно к
изменению социально-экономических и хозяйственно-управленческих структур в
условиях перестройки позволит, как показывает опыт ВНИИ МВД СССР, своевременно
разрабатывать типовые методики выявления и документирования тех или иных видов
хищений в определенных отраслях экономики. Таким образом, исследование в том же
аспекте преступной деятельности взяточников, спекулянтов, валютчиков,
фальшивомонетчиков и иных категорий устойчивых расхитителей государственного
имущества даст возможность выявить и описать не меньшее число криминальных
квалификаций.

 

Квалификация в сфере криминальных «услуг»

Таковы основные направления и особенности преступных
квалификаций, наблюдаемых в четырех видах противоправной деятельности. В целом
же деятельность профессиональных преступников, зависящая от многих социальных
факторов, совершенствуется, видоизменяется, порождая новые криминальные
«профессии». Так, если в 60-х годах ростовщики были преимущественно в среде
карточных мошенников и дельцов, то в 80-е годы они составили особую группу
паразитирующих элементов уже в социальном аспекте: их услугами пользуются не
только правонарушители, но и право-послушные члены общества. Появление
ростовщиков в какой-то мере связано с распространением наемной охраны, а
увеличение воровства — с возникновением квалифицированных
информаторов-«наводчиков». Но особая роль в сфере «криминальных услуг»
отводится профессиональным скупщикам похищенного, которых в связи с изменением
мест и каналов сбыта, смещением их на предприятия торговли и
коммунально-бытового обслуживания необоснованно посчитали отжившим явлением.

По данным судебной статистики, до 60% лиц из числа
привлеченных к уголовной ответственности по ст. 208 УК РСФСР и соответствующим
статьям УК других союзных республик осуждаются за скупку и сбыт похищенного в
виде промысла. Нами установлено, что таким промыслом занимается абсолютное
большинство скупщиков антиквариата, монет старой чеканки, нагрудных знаков,
орденов и медалей, драгоценных металлов, книг и других вещей, требующих особого
контингента покупателей.

Надо полагать, что в условиях усиления социального контроля
преступники закономерно стремятся к установлению тесных контактов с
профессиональными скупщиками, которые обладают известными навыками и имеют свою
клиентуру. Не случайно участники организованных групп реализовывали похищенное
постоянным скупщикам краденого в 60% случаев сбыта, а квартирные воры — при каждой
третьей краже.

 

Преступник-универсал

В процессе исследования установлено одно очень важное, на
наш взгляд, обстоятельство в деятельности профессиональных преступников,
позволяющее в перспективе усовершенствовать формы и методы выявления и учета криминогенных
лиц. В отличие от традиционных профессиональных преступников современные
обнаруживают заметную тенденцию к универсализации криминальных действий и,
таким образом, к отходу от узкообусловленной специализации на каком-то одном
виде преступления. Аналогичное положение при научно-практическом анализе
«теории приверженности» профессионального преступника к однотипным действиям,
разработанной еще в 20-е годы, установлено специалистами ФРГ, которые полагают,
что современные воры и мошенники совершают в среднем до четырех разных видов
преступлений.

Современная универсализация преступной деятельности
объясняется, на наш взгляд, двумя причинами. Во-первых, она позволяет
преступникам обеспечивать себе относительную безопасность, поскольку они уходят
от регистрации по так называемой «окраске» и как бы растворяются в массе других
правонарушителей.

Не-случайно 96,6% оперуполномоченных уголовного розыска из
числа опрошенных указали на го, что современный корыстный преступник стал более
изощренным и изобретательным.

Во-вторых, универсализация позволяет интенсифицировать
преступную деятельность и значительно быстрее достичь цели обогащения.
Например, четвертая часть изученных нами организованных групп занималась
различными корыстными и корыстно-насильственными преступлениями, но по
активности уступала лишь воровским, совершая в среднем до 20 преступлений в
течение одного-двух лет.

 

Вор с образованием

Высокая квалификация современных профессиональных
преступников в определенной мере связана с возрастанием общеобразовательного
уровня и улучшением в целом работы оперативных служб органов внутренних дел.
Оба эти обстоятельства социально полезны, но при существовании профессиональной
преступности вызывают у определенной части нарушителей закона реакцию негативного
свойства. Только среди воров личного имущества, традиционно относившихся к
самой малограмотной группе преступников, в период с 1974 по 1983 год доля лиц с
начальным образованием сократилась на 24,3%, а с высшим и средним специальным,
напротив, увеличилась в три раза. Удельный вес карточных мошенников, имеющих
высшее, неоконченное высшее и среднее специальное образование, составил более
30%. Эта же категория лиц среди участников организованных групп занимает
четвертую часть.

Совершенствование деятельности правоохранительных органов,
особенно органов внутренних дел, вызывает аналогичный процесс в среде
устойчивых преступников. Так, анализ сходок уголовных элементов показал, что
центральным вопросом их повестки дня стоял поп-рос об изменении форм преступной
деятельности в связи с усилением работы уголовного розыска.

 

Обучение преступному «ремеслу»

Криминальные познания и навыки приобретаются либо в процессе
непосредственного обучения под руководством опытных профессионалов, что типично
для карточных шулеров, карманных и квартирных воров и иных категорий
преступников, либо методом «проб и ошибок». По степени распространенности и
криминального эффекта доминирует первый. Только в местах лишения свободы
получили необходимые противоправные познания и навыки до 40% карманных и
квартирных воров, ранее попавших туда за другие преступления, в том числе за
хулиганство. При изучении преступной деятельности организованных сообществ
выявлена тенденция обучения не просто конкретному способу совершения
преступления, а целой программе действий применительно к создаваемым ситуациям.
При этом преступники использовали типичные методы педагогики — организовывали
занятия, отрабатывали действия на мнимом объекте с применением для фиксации
ошибок кинофотоаппаратуры. В целом ряде групп преступники пользовались услугами
консультантов, литературой по правоведению, медицине, криминалистике и другим
отраслям знаний.

Таким образом, вхождение в роль профессионального
преступника приобретает все более организованный и целенаправленный характер.
Нами установлено, что преступников интересуют не только способы совершения того
или иного вида преступления, но и ошибки, приведшие к разоблачению. В настоящее
время среди профессиональных преступников существует правило, согласно которому
при разоблачении милицией преступной группы назначается специальная проверка
(«разбор») в отношении криминогенных лиц того района (города), где были
задержаны гастролеры. Ее цель — выявить причины провала, среди которых
первостепенное место отводится обнаружению источников информации. Например,
когда московским уголовным розыском была разоблачена и задержана группа
карманных воров из г. Донецка, то в Москву для разбора ситуации прибыли
специальные донецкие команды, которые выразили неудовольствие московским
карманникам, позволившим милиции задержать в столице «гостей».

Особенно тщательно ошибки анализируются в местах лишения
свободы, где в обсуждении этих вопросов участвуют многие осужденные. Там же
вырабатываются и соответствующие рекомендации, установки по избежанию ошибок в
дальнейшей преступной деятельности. Поэтому недооценивать фактор преступной
специализации и квалификации при решении вопросов борьбы с преступностью,
совершенствования подготовки специалистов правоохранительных органов — значит
не учитывать реальную действительность и неправильно использовать имеющиеся
силы и средства.

———————————————————————————

1 Здесь и далее будут приводиться жаргонные обозначения,
принятые в уголовной среде, которые лишний раз подчеркивают устойчивость той
или иной воровской специальности.

2 Эти данные были перепроверены ГУУР МВД СССР в I9S5 году и
полностью подтвердились.

3 В официальной отчетности раскрываемость этих преступлений
составляет 98— 100%.

4 См.: Курс советской криминологии. 1986. С. 191.

5 В одном из ИТУ при освобождении вора осужденные вручали
ему отмычку типа «гребешок» и таким образом «благословляли» его на дальнейшую
воровскую жизнь.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ