§ 3. Понятие детерминизма и его возможности в уголовном праве

§ 3. Понятие детерминизма и его возможности в уголовном праве

104
0

Детерминизм — категория, родственная причинности, но более
широкая по сравнению с нею, она включает не только причинность, но и взаимную
обусловленность предметов и явлений объективной действительности. Детерминизм —
общенаучный метод познания. Ни одна сфера научного знания не способна обойтись
без использования этой категории. «…Принцип детерминизма ставит перед наукой
одну из главных целей, а именно раскрытия факторов, определяющих возникновение
явлений». По-

276

этому «отбросить детерминистический принцип как таковой
означает выйти из науки»1.

Игнорирование детерминистического подхода, как это имеет
место в уголовно-правовой науке, обедняет научный арсенал, не позволяет
представить изучаемое явление во всей его полноте, видеть скрытые процессы и
закономерности, а значит использовать их и воздействовать на них.

Вне категории детерминизма нельзя всерьез говорить ни о
социологии уголовного права, ни об уголовной политике; нельзя понять и
представить значение уголовного закона и основания его введения, сущность и
роль уголовного наказания, механизм его применения. Опираясь не на детерминизм,
а только на одну из ее форм — причинность, нельзя полностью понять те
зависимости, которые существуют между наступившим общественно опасным последствием
и определившим его событием.

Сущность детерминизма, как учения, заключается в том, чтобы
в универсальной закономерной связи, существующей между предметами и явлениями,
выделить те из них, которые характеризуют происхождение предмета или явления,
зависимость появления одного от действия других. Детерминизм определяется как
«философское учение о зависимости вещей, событий, процессов, состояний от тех
факторов, которыми они определены в своем существовании и изменении, которые
ответственны за характеризующие их признаки»2.

Философы специально обращают внимание на то, что детерминизм
не отождествим со взаимосвязью, хотя и опирается на нее, он представляет
активную сторону этой взаимосвязи, а именно — взаимодействие, причем не всякое
взаимодействие есть детерминизм, детерминизм включает лишь направленные формы
взаимодействия3.

Эта особенность детерминизма, а именно активность образующих
его связей и отношений, делает детерминизм отождествимым с причинностью, его
можно трактовать и как причинность в широком понимании, исключающем свойство
порождения, характерное для причин в узком смысле слова.

Отсюда следует, что в уголовном праве можно ограничиться
использованием категории причинности, чтобы исключить усложнение понятийного
аппарата введением термина «детерминизм», но при этом иметь ввиду, что

1 Глезерман Г.Е. Законы общественного развития: их характер
и использование. М.: Политиздат, 1979. С. 50.

» Там же.

‘ См. Аскин Я.Ф. Философский детерминизм и научное познание.
М: Мысль, 1977. С. 33. В литературе детерминизм порой рассматривают как
«универсальную закономерную связь всех вещей и явлений мира». (См.: Современный
детерминизм. Законы природы. М., 1973. С. 7.)

277

категория причинности должна включать и широкий и узкий
смысл, и не должна связываться только с отношением порождения как это делается
в современных источниках.

Уголовный закон, кстати, допускает такое размежевание
уровней причинности, используя наряду с термином «причинять» также и термин
«повлечь». Признак «причинение» прямо указывается в названиях и составах многих
преступлений (ст. 109 — причинение смерти по неосторожности), либо
подразумевается (ст. 105 — убийство). Здесь понятие «причинение» используется в
его узком смысле, как порождение чего-то.

Термин «повлечь» также широко используется в УК РФ, причем,
как представляется, в большинстве случаев вполне сознательно — в широком смысле
этого слова. Так, ч. 2 ст. 128 УК предусматривает ответственность за незаконное
помещение в психиатрический стационар, если это деяние «повлекло по неосторожности
смерть потерпевшего, или иные тяжкие последствия».

В этой формулировке ясно выражена мысль, согласно которой
само деяние в виде помещения в стационар не порождает, не производит, не
причиняет указанных последствий, но лишь создает для этого условия, что
свидетельствует о широком детерминистическом подходе законодателя к объяснению
механизма наступления общественно опасных последствий.

Далеко не во всех статьях термины «причинить» и «повлечь»
используются однозначно, в узком и, соответственно, широком смысле, что
является предметом для обсуждения техники конструирования составов
преступления. В отдельных составах термины «повлечь» и «причинить»
необоснованно смешиваются. Например, в ч. 1 ст. 167 говорится об умышленном
уничтожении или повреждении чужого имущества, если деяния «повлекли причинение
значительного ущерба», хотя ч. 2 той же статьи предусматривает деяния,
«повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия», а в
ст. 124 — неоказание помощи — о деянии, которое «повлекло по неосторожности
причинение… вреда». Эти формулировки внутренне противоречивы и нуждаются в
уточнении. В ряде статей, наоборот, понятие «повлечь» применяется там, где
фактически действует процесс причинения. Например, в п. «г» ч. 2 ст. 131
предусмотрено изнасилование, «повлекшее заражение потерпевшей венерическим
заболеванием», хотя ясно, что виновный заражает потерпевшую непосредственно,
производит, причиняет это последствие, а не создает необходимые для этого
условия. В частности, ст. 121 прямо говорит о заражении венерической болезнью,
а не о действиях, повлекших такое заражение. Поэтому указанный пункт «г» ч. 2
ст. 131 следовало сформулировать в аспекте причинения в узком смысле слова,
например, «соединенное с заражением потерпевшей венерическим заболеванием».

278

Обратная неточность допущена в ч. 1 ст. 136, в которой
указано нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина, «причинившее
вред правам и законным интересам граждан». Возможно, что в каких-то случаях
действительно указанное нарушение непосредственно выражается в причинении вреда
правам и законным интересам граждан. Например, кого-то уволили с работы по
националистическому мотиву, и потерпевший оказался без средств существования.
Но это последствие далеко не обязательное, что характерно для
причинно-следственных отношений; уволенный может оказаться при средствах,
достаточных для проживания до устройства на другую работу. Возможны и такие
последствия, которые и вовсе не находятся в непосредственной причинной связи с
допущенным нарушением. Так, например, сели ребенка с темным цветом кожи не
принимают в школу, и его мать в знак протеста пытается совершить акт
самосожжения, это тоже последствие, вызванное дискриминацией, но оно вызвано не
причинением в узком смысле слова, а обусловливанием, т.е. причиной в широком ее
понимании, и поэтому правильнее было бы указывать деяние, «повлекшее»
последствие.

Таким образом, в уголовном законе термин причинность
используется и в узком смысле как отношение между явлениями, одно из которых
порождает другое, и в широком, детерминационном смысле, как отношение между
явлениями, одно из которых обуславливает другое. Необходимо лишь признать этот
факт, исходить из него, объясняя причинность в уголовном праве и конструируя те
или иные составы преступлений.

Место детерминизма в системе взаимосвязи явлений можно
обозначить в виде следующей схемы (см. схему 2).

Детерминизм делится на виды. В зависимости от сферы изучения
различаются природный (естественный) детерминизм и детерминизм социальный.

Главная особенность социального детерминизма «состоит в том,
что его объектом является деятельность людей…»’, «и причинные связи в
обществе реализуются только через деятельность людей»2. Социальный детерминизм
не отгорожен от естественного детерминизма непреодолимой стеной, поскольку
человек — существо не только социальное, но и биологическое, природное, а его
существование всегда зависит от окружающей природной среды. Социальный
детерминизм изучает те взаимосвязи, в которых находятся объекты природы, по
крайней мере должен их изучать и учитывать полученные выводы в отношениях
социума с ними, в противном случае социальное окажется в противоречии с
природным и погибнет.

1 Глезсрман Г.Е. Указ. раб. С. 52.

» Чинакова Л.И. Социальный детерминизм. Проблема
движущих сил развития общества. М.: Политиздат, 1985. С. 23.

279

Схема 2

Место детерминизма в системе взаимосвязи явлений

Активное,

производящие

взаимодействие

(детерминизм)

Формы проявления детерминизма или виды детерминационной
связи: причинная, обусловливания, связь состояний, функциональная, программная,
корреляционная и др.

Окружающая природная среда частично включена в социальную
среду, в социальные отношения, а применительно к другой ее части социум
стремится к установлению над нею своего контроля, поэтому важнейшая задача социального
детерминизма в том, чтобы определить принципы отношения человека с природной
средой: то ли это произвольное овладение природной кладовой, без оглядки на
последствия, то ли рачительное, сбалансированное хозяйствование в соответствии
с тем, что определено Богом, сотворившим растительный и животный мир, а затем
человека: «…Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и
владычествуйте»… (Быт. 1, 28).

280

Социальный детерминизм учитывает и естественную,
биологическую природу человека. Биологические потребности существуют, и
общество должно их удовлетворять. Но эти потребности должны, со своей стороны,
соответствовать социальной сущности человека1, не переступать грани,
существующей между человеком и животным, что достигается посредством
установления над ним социального, в частности духовно-нравственного и правового
контроля.

Грань нарушается там, где этот контроль отсутствует либо
значительно ослаблен, что открывает простор биологическим, эгоистическим
инстинктам. Отсюда войны, преступность, экологический кризис, порнография и
разврат, пьянство и наркомания, неврозы и болезни.

Уголовное право имеет своим предметом социальный
детерминизм, поскольку также имеет дело с поведением человека, хотя и
своеобразным -преступным. Поэтому уголовно-правовая наука во всех своих
направлениях (будь то учение об уголовном законе, преступлении, либо наказании)
должна опираться на него, использовать выводы и положения
социально-детерминистической теории.

Принципиальное значение для понимания роли социального
детерминизма и в целом причинности в уголовном праве имеет содержание
детерминизма, выраженное в его классификации. Существуют различные виды
социального детерминизма, отражающие сложность системы детерминант,
определяющие то или иное в т.ч. криминальное поведение человека. Приходится
учитывать отношения «между качественно различными структурами: объективными и
субъективными, внутренними и внешними, социальными и биологическими…»2. Так
система общественных отношений является для индивида внешней средой,
«обусловливающей его действия». Это внешнее воздействие «дополняется множеством
факторов внутреннего характера: психологических, биологических, физических и
др., и все это в своей совокупности образует сложнейшую структуру детерминант,
взаимосвязанных как между уровнями, так и внутри каждого из них»3.

Рассмотрение каждого вида детерминантнои связи не входит в
нашу задачу, они в своей совокупности могут быть интересными в
криминологическом плане. Здесь важны методологические выводы об иерархии детер-

1                   «…Не социальное включается в
биологическую систему, являющуюся низшей, а наоборот, социальная, как более
развитая и сложная система (форма движения материи) включает в себя и
видоизменяет биологическое в человеке». (Тарасов К.Е., Черненко Е.К. Социальная
детерминированность биологии человека. М.: Мысль, 1979. С. 64.)

2               Ефимов В.Т. Социальный детерминизм и мораль.
М.: Высшая школа, 1974. С. 14.

Там же.

281

минант, поскольку позволяют выявить наиболее общие,
определяющие из них. Мы попытаемся вычленить те детерминанты и в той плоскости,
которые позволяют объяснить механизм производства общественно опасных
последствий, предусмотренных уголовным законодательством.

Следует разграничить, прежде всего, детерминацию причинную и
непричинную. Причинная детерминация представляет собой традиционную причинную
связь во всех ее признаках: временная последовательность причины и следствия,
обусловленность причиной следствия, перерастающая в порождение первым второго.

Непричинная детерминация включает связи, в которых
отсутствует отношение порождения. Это связь состояний, функциональная связь,
системная связь и связь обусловливания. Их сущность и возможности исследования
в уголовном праве рассматриваются в последующих разделах работы.

Выделяется также целевая детерминация, как вид
обусловливания настоящего. В философской литературе целевая детерминация
рассматривается как «специфический присущий только обществу, высший вид
причинной детерминации». Но сущность целевой детерминации раскрывается, при
этом, в ограниченном виде, она сводится к побуждению человека к тем или иным
действиям; цель признается «непосредственной побудительной причиной любых
действий людей»1.

Представляется, что детерминирующая функция цели не сводится
к побуждению, более того, побуждающим фактором (мотивом) является не сама цель,
а то, что лежит в основе ее формирования — потребности, интересы, чувства,
идеи. Назначение цели, скорее, в другом — организации поведения, направлении
его на достижение желаемого результата. В этом смысле цель выступает в качестве
внутреннего, психического компонента деяния, участвующего в механизме
причинения общественно-опасного последствия. Целевая детерминация объясняет
внутреннюю психическую причинную связь, которая также рассматривается в данной
работе отдельно.

Уголовно-правовое значение имеет разграничение детерминации
по объектам. Различаются локальная, системная и глобальная детерминация*. В УК
РФ такая классификация отражена в соотношении отдельных преступлений против
интересов личности, общества (государства) и человека. Например, существует
состав убийства как преступления против жизни конкретного человека (ст. 105
УК). Но имеется также, например, состав посягательства на жизнь сотрудника
правоохранительного органа (ст. 317), который направлен не только против жизни
человека, но также и в первую очередь, интересов государства. И существует
также убийство, охватываемое составом геноцида (ст. 357), посягающее на
интересы человечества.

1 Чинакова Л.И. Указ. раб. С. 23. » Аскин Я.Ф. Указ.
раб. С. 91.

282

В зависимости от природы детерминирующего фактора социальный
детерминизм делится на материальный и идеальный. В философской литературе
идеальная причинная связь рассматривается главным образом в аспекте связи
глобальных форм общественного бытия, например, различных форм общественного
сознания, политического и материального сфер общественной жизни и т.д. Так,
«идеальные причинные цепи» усматриваются в «преемственности в развитии форм
общественного сознания»1. На наш взгляд, эти «цепи» действуют и на уровне
человеческого поведения, межличностных отношений, выступая в качестве
воздействующей силы, способной произвести общественно-опасные последствия.

Материальное — то, что существует в реальности, обладает
пространственно-временными параметрами. Идеальное — то, что существует в
сознании в виде духовных ценностей, образцов поведения, мировоззрения.
Материальная детерминация в уголовном праве предполагает вещественное
взаимодействие, как основу наступления общественно опасного последствия. Это,
например, убийство с использованием огнестрельного оружия, кража,
изнасилование, и многие другие подобные физические деяния.

Идеальный детерминизм в уголовном праве выражает воздействие
идей на человека, в результате чего его поведение претерпевает общественно опасные
изменения. Показательным примером такого воздействия может быть вовлечение
несовершеннолетнего в совершение преступления или иных антиобщественных
действий. Статьи 150, 151, предусматривающие ответственность за данные деяния,
предполагают различные способы воздействия взрослого на несовершеннолетнего в
т.ч. путем формирования в его сознании «романтического» образа жизни
преступника, проститутки, бродяги, наркомана и т.д. Аналогичный механизм может
использоваться и при обычном подстрекательстве к совершению преступления (ч. 4
ст. 33).

Преступное последствие — это всегда негативное изменение в
каком-либо объекте, охраняемом уголовным законом (ст. 2 УК РФ). Причиной этих
изменений могут быть внешние по отношению к этому объекту воздействия, но они
могут быть и внутренними, исходящими из самого объекта. Это следующий вид
классификации социального детерминизма: внешняя и внутренняя детерминация. Для
примера можно привести такой объект, как интересы правосудия (гл. 31).
Посягательство на них может осуществляться как изнутри путем нарушений
установленного порядка правосудия, допускаемых работниками органов,
обеспечивающих правосудие (например, привлечение заведомо невиновного к
уголовной ответственности -ст. 299; вынесение заведомо неправосудных
приговоров, решений или иных судебных актов — ст. 305), так и извне, путем
воздействия посторонних для органов правосудия лиц (заведомо ложный донос — ст.
306, посяга-

Чинакова Л .И. Указ. раб. С. 23.

283

тельство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или
предварительное расследование — ст. 295 и т.п.) Первый вид посягательств
представляет собой нарушение установленного порядка осуществления
функциональных обязанностей, второй — действие, не связанное с нарушением
специальных правил поведения.

Третий вид детерминации выделяется в зависимости от той
силы, которая используется в процессе производства общественно опасного
последствия. Таких сил две: физическая (вещественно-энергетическая) и
информационная1. Физическая связь имеет место в преступлениях, выражающихся в совершении
физических действий, связанных с телодвижением; информационная связь имеет
место в преступлениях, выражающихся в воздействии словом или конклюдентным
поведением, бездействии, нарушении специальных правил. Информационной связи в
чистом виде не существует, она представляет собой форму связи, опирающуюся на
физическую связь, будучи относительно независимой от нее. Физическая связь в
свою очередь также сопряжена с информационными процессами, информация
передается всегда вместе с передачей вещества и энергии. Информация заключена в
структуре воздействующего объекта, которая отражается в изменениях, образующих
следствие. Вопрос только в приоритетах: какая сила имеет доминирующее значение?
В одних преступлениях доминирует энергетический процесс, в других —
информационный. Информационная причинность имеет место тогда, когда «она играет
главную роль в производстве следствия»2.

Тесно связана с данной классификацией выделение
информационно-психологической детерминации, которая предполагает воздействие
информацией на сознание человека (например, хищение путем мошенничества: обмана
или злоупотребления доверием — ст. 159 УК).

Следующие виды детерминации, объясняющие причинность в
уголовном праве, — динамическая и статистическая. Динамическая детерминация
характеризуется однозначностью наступления данного следствия при совершении
данного действия и наличии соответствующих условий. Например, можно утверждать,
что живой человек, находясь в воде достаточно длительное время, погибнет от
асфиксии. Этот исход однозначный, других последствий здесь не ожидается.
Статистическая детерминация — это такое деяние, которое при одних и тех же
условиях ведет к разным последствиям, она носит вероятностный характер. Та или
иная степень вероятности присуща всякому деянию. Даже стреляя в упор нельзя
быть уверенным в том, что не промахнешься, но вопрос в степени достоверности.
Например, от-

1 Об информационной причинности см.: Украинцев Б.С.
Самоуправляемые системы и причинность. М., 1972.

Чинакова Л.И. Указ. раб. С. 24.

284

ветственность за приготовление и покушение установлена в
связи с тем, что деяние (по статистике) с большой степенью вероятности может
привести к общественно-опасному последствию. А умышленная форма вины как
предпосылка уголовной ответственности за приготовление или покушение (ст. 30
УК) указывает на то, что умысел существенно повышает степень вероятности
наступления вредных последствий.

Деяния, выражающиеся в нарушении специальных правил,
характеризуются по сравнению с преступным действием меньшей степенью
вероятности причинения вреда. Известно, например, что по статистике каждый
водитель нарушает те или иные правила дорожного движения, но далеко не всегда
эти нарушения приводят к вредным последствиям. Поэтому в УК практически нет
«формальных» составов преступлений, связанных с нарушением специальных правил.
Исключение составляют лишь те преступные нарушения, которые статистически хотя
и с малой вероятностью способны причинить вред, но этот вред представляет
особую опасность. Причем учитывается реальная возможность причинения такого
вреда (например, нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики —
ч. 1 ст. 215 УК). Не предусмотрена в УК и ответственность за неоконченное
преступление, выражающееся в нарушении правил, поскольку эти деяния —
неосторожные.

Особого внимания заслуживает среди непричинных видов
детерминации программная детерминация. Суть ее заключается в том, что «из одних
объектов системы следуют другие на основании программ, т.е. совокупности
определенных предписаний, правил, созданных человеком»1. Этот вид детерминации
лежит в основе решения вопросов уголовной ответственности за нарушение
специальных правил поведения. Он имеет значение, в частности, для выявления тех
нарушений, которые были действительной причиной общественно опасных последствий
в конкретной сфере специальных отношений.

Говоря о детерминантах, проявляющихся в процессе
производства общественно опасных последствий, нельзя обойти вниманием духовный
фактор. Он, конечно, имеет наибольшее значение в криминологии, для объяснения
причин преступного поведения, однако, и в сфере уголовного права сказываются
причинные отношения духовного характера, в т.ч. и участвующие в механизме
причинения вреда. К сожалению, проблема духовности в уголовном праве предметно
не исследуется, не получила она основательного рассмотрения в качестве
детерминирующего фактора и в философской литературе, хотя отдельные
теоретические положения могут быть взяты нами на вооружение.

1 Чинакова Л.И. Указ. раб. С. 24.

285

Л.И. Чинакова, рассматривая содержание причинной связи в
общественных отношениях, ставит проблему выделения в числе компонентов,
передаваемых от причины к следствию, наряду с материей, энергией и информацией
некоторого невещественного субстрата — общественных отношений. «Общество —
единственная система, в процессе функционирования и развития которой от причины
к следствию не только передаются вещество, энергия и информация, но переносятся
так же, употребляя выражение К. Маркса, «кристаллы общественной субстанции»,
«сгустки лишенного различий человеческого труда», воплощенного в продуктах
труда, и тем самым воспроизводятся определенные невещественные, но тем не
менее, материальные общественные отношения1.

Высказывание, конечно, не имеет универсального значения, не
относится ко всем сферам общественной жизни, не распространяется
непосредственно на все виды человеческого поведения, затрагивая лишь сферу
общественного производства. Но важна содержащаяся в нем идея о том, что в
продукте труда заключены общественные отношения. Всякий продукт от гайки до
космического корабля свидетельствует о характере потребностей общества и об
уровне его развития, отражает определенную систему отношений в обществе,
производящем этот продукт. Но важен и другой аспект, то, что производство
продукта отражает определенное отношение. Отношения работника, производителя к
интересам личности, общества, государства — то, что образует сущность
духовности. Есть разница в том, что и для каких потребностей производится:
художественный фильм или порнография, информация или дезинформация, чистый или
экологически грязный продукт питания. Этот аспект связи отношений с
производством можно экстраполировать на любую форму человеческого поведения,
всякое поведение, в т.ч. преступное, несет в себе духовный компонент —
отношение к социальным ценностям.

Духовность — не только компонент поведения, она представляет
собой относительно самостоятельную сферу общественных отношений наряду с
материально-производственной, социальной, политической, имеющую свои законы,
структуру развития и функционирования2. Можно спорить относительно субординации
названных сфер, в частности, о подчиненности духовной сферы иным, о том, что
«духовная жизнь — всегда следствие других сфер общественной жизни»3. Однако
важно, что эта сфера не лишается ис-

1                Чинакова Л.И. Социальный детерминизм.
Проблема движущих сил развития общества. М: Политиздат, 1985. С. 25.

2           См.: Барулин B.C. Диалектика сфер общественной
жизни. М.: МГУ, 1982. С. 78. Там же. С. 115. О соотношении духовной и иных сфер
общественной жизни

см. подробнее: Тер-Акопов А.А. Безопасность человека.
Теоретические основы социально-правовой концепции. М.: МНЭПУ, 1998. С. 61-72.

286

следователями активности, и высказывается сожаление по
поводу «слабой разработки проблемы причинных связей сфер общественной жизни»’.
Правда, в рассматриваемой работе проблема причинности относится лишь к сферам
общественной жизни, детерминации одной из них другой. Духовная жизнь на уровне
человека с точки зрения детерминации не исследуется вообще. На наш взгляд,
духовный компонент активно проявляется в поведении человека, в том числе и
преступном.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ