§ 2. ПРЕДМЕТ СОЦИОЛОГИИ УГОЛОВНОГО ПРАВА

§ 2. ПРЕДМЕТ СОЦИОЛОГИИ УГОЛОВНОГО ПРАВА

10
0

Социологию уголовного права, выступающую в роли частной
социологической теории, образует система знаний,

2*            19

которые отражают уголовно-правовые явления как момен­ты
общества. Она исходит из того, что не только о праве следует судить по
создавшему его обществу, но и об об­ществе можно судить по созданному им праву.

Все оказанное позволяет достаточно четко очертить предмет
социологии уголовного права.

Во-первых, в него входят общественные отношения,
рассматриваемые с точки зрения возможности покушения на них отдельных членов
общества (вспомним, что, по словам К. Маркса и Ф. Энгельса, преступление есть
не что иное, как «борьба изолированного индивида против господствующих
отношений»33). Система-общественных от­ношений и их виды исследуются здесь в
том аспекте, ко­торый позволяет установить, почему те или иные соци­альные
условия побуждают (в буржуазном обществе — вынуждают) отдельных людей посягать
на господствую­щий общественный порядок и почему такое посягательство вообще
возможно.

Изучение общественных отношений под этим углом зрения должно
выявить те особенности социальных усло­вий жизнедеятельности, которые
определяют именно эти, а не другие, способы посягательства индивидов на общест­венный
строй. Результаты такого исследования служат информационной базой для
определения, все ли возмож­ные посягательства предусмотрены существующим уго­ловным
законом и насколько они соответствуют содер­жанию тех составов преступлений,
которые включены в уголовный кодекс. Кроме того, рассмотрение составов
преступлений в связи с актуальными потребностями госу­дарства в различной
степени охраны общественных отно­шений дает объективный социальный критерий для
науч­но обоснованной оценки степени общественной опасности преступлений в
зависимости от того, на какой вид об­щественных отношений они посягают и какой
социально значимый вред они могут причинить. Иными словами, речь идет о
социальной обусловленности уголовно право­вых институтов, об их соответствии
потребностям общест­ва. На важность этой проблемы указывалось на апрель­ском
(1984 г.) Пленуме ЦК КПСС, где была отмечена не­обходимость согласования
содержания юридических норм с принципами социальной справедливости34.

Во-вторых, в предмет социологии уголовного права вхо­дит
процесс функционирования уголовно-правовых норм в обществе, или, что то же
самое, социальный механизм их действия. Это предполагает исследование
исполнения

20

уголовно-правовых требований не абстрактным населени­ем и не
«человеком вообще», а людьми, «которые реально включены в общественную
жизнь и потому обладают объективными социальными характеристиками. К числу
последних относятся социально-классовое положение и связанные с вим место и
роль классов, социальных 1рупп и личности в системах производства, политики,
культуры, быта и потребления. В зависимости от места, занимаемого в социальной
структуре, люди и их общественные группы обладают различными сочетаниями этих
признаков и по­тому обнаруживают неодинаковое отношение к уголовно-правовым
запретам. Изучение специфики свойств, их ин­тенсивности и сочетаний у различных
классов и социаль­ных групп позволяет определить степень их криминоген­ное™ и
тем самым предоставить надлежащим партий­ным и государственным органам
информацию для разра­ботки дифференцированных уголовно-политических меро­приятий
с учетом социального состава населения. Положе­ние о том, что «политика партии
приносит нужные резуль­таты тогда, когда она точно учитывает как интересы всего
народа, так и интересы составляющих его классов и со­циальных групп»35, в
полной мере относится и к уголовной политике.

Общественно значимые качества классов и социальных групп,
которые количественно оцениваются среднестатисти­ческими величинами, в личности
интегрируются в систему конкретных социальных свойств, присущих данному че­ловеку.
При этом социальные свойства вступают в слож­ное взаимодействие с
психофизиологическими качествами, преломляясь в сложной структуре личности —
предпосылке ее индивидуального поведения, в том числе и преступного. (В связи с
развернувшейся острой дискуссией о роли при­родных, «биологических» факторов
преступности уместно вспомнить слова Ф. Энгельса о том, что «законы природы
вообще не могут быть уничтожены. Измениться, в зависи­мости от исторически
различных состояний общества, мо­жет лишь форма, в которой эти законы
прокладывают себе путь»36.) Следовательно, характеристика социального механизма
действия уголовно-правовой нормы как состав­ной части предмета уголовного права
была бы неполной, если бы в него не была включена структура личности.

Наконец, на поведение личности влияют не только об­щесоциальные
условия («макроооциология»), но и законо­мерности, которые складываются в сфере
ее ближайшего окружения (в семье, трудовом коллективе, в различного

21

рода неформальных .межличностных объединениях, в том числе и
в преступных группах). Поэтому характеристика социального механизма действия
уголовно-правовой нор­мы как предмета социологии уголовного права должна
включать и систему факторов, определяющих специфиче­ские особенности
функционирования’ так называемых «ма­лых групп» («микросоциология»).

Нетрудно заметить, что эту «часть» предмета уголов­но-правовой
социологии (употребленные здесь кавычки подчеркивают условность расчленения
предмета науки на составные части, ибо в своей сущности он един) образу­ют
общественные отношения, рассматриваемые прежде всего с точки зрения социальных
свойств их деятельных субъектов (классов, социальных групп, личностей). И по­скольку
преступление — тоже вид деятельности и притом деятельности общественно
значимой, хотя и отрицатель­но оцениваемой государство’м, постольку
исследование об­щественных свойств деятельных субъектов дает возмож­ность
установить социальные факторы, так или иначе влияющие на исполнение
уголовно-правовых норм. Полу­ченные в результате этого исследования данные служат
информационной -базой для разработки профилактических мероприятий,
осуществляемых в рамках проведения уго­ловной политики как части общесоциальной
политики Со­ветского государства.

В-третьих, в предмет уголовно-правовой социологии вхо­дят
социальные результаты действия норм уголовного права, т. е. их эффективность.
Учитывая плановый харак­тер социалистического строительства, эта эффективность
рассматривается здесь не только чсак наличный итог воз­действия на сознание
населения уголовно-правовых запре­тов самих по себе. Она изучается как эффект
управления социальными процессами в широком смысле слова — уп­равления, которое
охватывает, помимо издания и функцио­нирования норм уголовного права, и
поэтапную постанов­ку социальных целей в области борьбы с преступностью; и
планирование этой борьбы, включающее выбор надле­жащих социально-экономических,
идеологических и юри­дических средств для достижения поставленных целей; и
оценку результатов практической реализации запланиро­ванных мероприятий.

Эффективность действия уголовно-правовых норм как результат
управления социальными процессами выража­ется прежде всего в сфере превентивной
деятельности социалистического государства (предупреждение пре-

22

ступлений). В сфере же правоприменительной деятель­ности она
выступает, в первую очередь, как эффектив­ность уголовного наказания.

Данные, полученные в ходе изучения того, в какой ме­ре
функционирование уголовно-правовых норм способству­ет достижению намеченных
социальных целей, позволя­ют судить о достаточности или недостаточности юриди­ческих
средств, избранных для борьбы с преступностью. Они служат ‘информационной базой
для реализации об­ратной связи между эффективностью закона и ‘правотвор­ческой
деятельностью государства.

Очерченный таким образом предмет социологии уго­ловного
права позволяет составить цепочку ключевых понятий, образующих основу ее
категориального аппара­та (см. схему 1).

Схема   1

Общественные

отношения

— •

Социально опасное действие

Норма уголовного права

Социальный механизм действия нормы

Эффективность нормы

Уголовная политика

Каждая из входящих в эту цепь категорий сама рас­крывается в
ряде социологических и юридических поня­тий. Это дает возможность расширить
теоретическую ба­зу связей социологии уголовного права с общественной
практикой. Так, определяя социальный механизм дейст­вия уголовно-правовой нормы
как процесс ее функциони­рования в обществе, социолог тем самым указывает на
.недостаточность исследования одного только отношения «норма — «ндивид». Кроме
правового запрета, на пове­дение человека оказывает влияние вся система социаль­но-экономических
условий жизни, которые существенны и тогда, когда речь идет об основаниях
уголовной ответ­ственности и эффективности юридических норм в стадии исполнения
приговора и перевоспитания осужденного. С другой .стороны, действенность нормы
зависит от пол­ноты отражения в ее содержании тех же самых общест­венных
условий, в частности закономерностей обществен-

23

ного развития и потребностей классов, социальных групп и
личности. Но эти социальные факторы находятся вне «пределов досягаемости»
уголовного права, и воздействие на них осуществляется в рамках уголовной
политики — составного элемента общесоциальной политики КПСС и Советского
государства. И поскольку, по выражению В. И. Ленина, «вся человеческая практика
должна войти в полное «определение» предмета и как критерий истины, и как
практический определитель связи предмета с тем,что нужно человеку»37, уголовная
политика также входит в предмет социологии уголовного права в той мере, в ка­кой
эта последняя осуществляет информационное обес­печение разрабатываемых
социально-политических меро­приятий в области борьбы с преступностью.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ