6. ЭКСТРАСЕНС КАК УЧАСТНИК УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТА

6. ЭКСТРАСЕНС КАК УЧАСТНИК УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТА

86
0

В ч.2 ст. 69 УПК перечислены виды доказательств,
существующие на сегодня в уголовном процессе. Это показания свидетелей,
показания потерпевшего, показания подозреваемого, показания обвиняемого,
заключение эксперта, акты ревизий и документальных проверок, вещественные
доказательства, протоколы следственных и судебных действий и иные документы.

Участие лиц, обладающих нетрадиционными познаниями, в
раскрытии и расследовании преступлений предполагает возможность их допроса.
Возникает вопрос: в качестве кого можно допросить экстрасенса?

Сразу хочется посетовать на пробелы в действующем
уголовно-процессуальном законодательстве. Оно не предусмотрело сколько-нибудь
четкой регламентации использования специальных знаний в уголовном процессе, за
исключением только что эксперта и специалиста. Между тем, дореволюционное
законодательство давало ответ на заданный вопрос.

Обратимся к понятию «сведущее лицо». Это лицо,
обладающее специальными познаниями, которое может выполнять в судопроизводстве
функции эксперта или специалиста. Термин «сведущие люди» фигурировал
в Уставе уголовного судопроизводства 1864 года (врачи, фармацевты, профессора,
учителя, художники, ремесленники, казначеи и другие лица, имеющие опыт в
какой-либо области). Согласно ст. 112 Устава сведущие люди приглашались в
«тех случаях, когда для точного умозрения, встречающихся в деле
обстоятельств необходимы специальные сведения и опыт в какой-либо
области». Действующее российское законодательство термин «сведущее
лицо» не использует. Однако в практике нередко применяется
консультационная деятельность сведущих лиц как непроцессуальная форма
использования специальных познаний в судопроизводстве: консультирование органа
расследования при принятии того или иного решения по делу, например, при
проверке первичных материалов, определении предметов выемки и др. Справочная
деятельность сведущего лица (непроцессуальная деятельность сведущего лица) —
это сообщение следователю (суду), входящих в содержание его специальных
познаний сведений о закономерностях образования тех или иных объектов, их
отличительных признаках, значении этих признаков, возможности существования тех
или иных явлений, разрешающей способности того или иного вида судебной
экспертизы и т.п.[20]. Подобной
деятельностью может успешно заниматься и экстрасенс, давая консультации по
вопросам, отнесенным к роду его деятельности. Однако в данном случае речь идет
о непроцессуальных формах деятельности.

Вернемся же в уголовный процесс и рассмотрим такую форму
использования знаний сведущих лиц, как допрос сведущего свидетеля.

Следователю и суду нередко нужны разъяснения, исходящие от
сведущего лица, не заинтересованного в исходе дела. Следователи, не имея
предусмотренных в законе оснований для допросов сведущих свидетелей, облекают
их ответы в форму заключения экспертов.

Термин «сведущий свидетель» не нов в российском
уголовном процессе и криминалистике. В 20-х и 30-х годах было распространено
представление о сведущих свидетелях как о лицах, ценность показаний которых
«повышается от того, что специальные знания дают им возможность более
точного наблюдения и изложения наблюдаемого» [21]. «Сведущими свидетелями именуют тех
лиц, которые восприняли имеющие значение для дела обстоятельства как и обычные
свидетели, вне производства по делу на основе имеющихся у них познаний в науке,
технике, ремесле или искусстве» [22].

Согласно §24 УПК 1968 г. бывшей ГДР показания свидетелей-специалистов наряду с показаниями свидетелей являлись одним из средств
доказывания. О сведущих свидетелях говорит и §85 Устава уголовного
судопроизводства ФРГ. Из раздела IV УПК Франции можно сделать вывод, что в
качестве свидетелей приглашаются все лица, показания которых следственный судья
сочтет необходимыми (ст.101); он вправе вызывать в судебное заседание лиц не
только для допроса в качестве свидетеля, но и для дачи показаний справочного
характера по поводу заключения экспертизы (ст.169).

Из анализа приведенных и ряда других норм УПК некоторых
зарубежных стран Европы по данному вопросу, можно сделать вывод о том, что там
нет четкой грани между заключением эксперта и показаниями сведущего свидетеля.

Иное положение в уголовном процессе нашей страны. У нас
законодательство пошло по пути детально регламентированного отличия эксперта и
не только от свидетеля, но и от специалиста. Термин же «сведущий
свидетель» вообще отсутствует в УПК. Поэтому в данном случае следователь
может допросить экстрасенса в качестве обычного свидетеля.

Согласно ст.72 УПК, в качестве свидетеля для дачи показаний
может быть вызвано любое лицо, которому могут быть известны какие-либо
обстоятельства, подлежащие установлению по данному делу. То есть свидетель —
это лицо, которому могут быть известны какие-либо подлежащие установлению по
делу обстоятельства, причем закон конкретно не указывает круг этих
обстоятельств, то есть сведения, представляемые свидетелем, могут носить самый
разнообразный характер. Лишь бы они как-то соприкасались с делом, находящимся в
производстве следователя.

В ч.2 ст.72 УПК дается исчерпывающий перечень лиц, которые
не могут быть допрошены в качестве свидетелей:

1) защитник обвиняемого — об обстоятельствах дела, которые
стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника;

2) лицо, которое в силу своих физических или психических
недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение
для дела, давать о них правильные показания;

3) адвокат, представитель профессионального союза и другой
общественной организации — об обстоятельствах, которые стали им известны в
связи с выполнением ими обязанностей представителя.

В этот перечень следует включить священника. В соответствии
с ч. 2 ст. 13 Закона «О свободе вероисповеданий» священнослужитель не
может допрашиваться или давать объяснения кому бы то ни было по
обстоятельствам, которые стали известными ему из исповеди гражданина.

Как видно из закона, круг лиц, которых нельзя допрашивать в
качестве свидетеля, определен четко, то есть нет препятствий для допроса
экстрасенса в качестве свидетеля. Проблема заключается в том, что согласно ст.
74 УПК не будут служить доказательством фактические данные, полученные от
свидетеля, если он не может указать источник своей осведомленности. В
подавляющем большинстве случаев лица, обладающие экстраординарными
способностями, сами не знают источник своего дарования. Но закон опять-таки не
устанавливает, каким конкретно должен быть источник сведений о фактах,
интересующих следователя. Экстрасенс при допросе может сослаться на себя лично,
на свои способности, как источник сведений. Спору нет, к такому источнику нужно
относиться очень осторожно и всякий раз проверять его достоверность. Показания
свидетеля-экстрасенса должны подтверждаться показаниями других свидетелей.

Может ли экстрасенс вызываться следователем в качестве
специалиста по делу? Процессуальное положение специалиста регламентировано ст.
1331 УПК. Специалист — это лицо, обладающее специальными знаниями и навыками.
Специальные знания — это «знания не общеизвестные, не общедоступные, не
имеющие массового распространения; короче, это знания, которыми располагает
ограниченный круг специалистов» [23]. Специалист
выступает как консультант, помощник следователя при производстве отдельных
следственных действий, содействует следователю в обнаружении, закреплении и
изъятии доказательств, обращает внимание следователя на обстоятельства,
связанные с обнаружением, закреплением и изъятием доказательств, дает пояснения
по поводу выполняемых им действий. Специалист вправе делать подлежащие
занесению в протокол заявления, связанные с обнаружением, закреплением изъятием
доказательств. Поскольку прямо в законе предусмотрены только две категории
специалистов: врач — специалист в области судебной медицины или иной врач при
осмотре трупа (ст.180 УПК) и освидетельствовании (ст. 181 УПК), а также педагог
при допросе несовершеннолетнего (ст.397 УПК), а обстоятельства часто
складываются так, что бывают необходимы специальные познания в самых различных
сферах жизни, то представляется верным мнение Л.Н.Сорокотягина, что
использование специальных познаний, прямо не предусмотренных законом, должно
осуществляться на базе общих положений, определяющих задачи уголовного
судопроизводства (ст.2 УПК) [24]. Закон ничем не
ограничивает право следователя привлекать для содействия специалистов самого
различного профиля (за исключением лиц, обладающих знаниями в области права,
ибо все правовые вопросы по делу решаются самим следователем). Нет сомнения,
что экстрасенс может быть с успехом привлечен в качестве специалиста при
осмотре предметов, документов, участков местности и помещений, при осмотре
трупа, обыске. Его участие в данном случае отмечается в протоколе
соответствующего следственного действия, а некоторые ученые предлагают
оформлять результат работы экстрасенса специальным протоколом работы специалиста-искателя,
в котором был бы указан номер уголовного дела, статьи, по которому оно
возбуждено, основание привлечения к делу специалиста экстрасенса, место
проведения работы, предъявленные экстрасенсу объекты, их характеристика, какую
информацию дал специалист-экстрасенс по каждому объекту, какое исследование
объектов он провел. Выводы и предложения экстрасенса приобщаются к протоколу.
При этом в протоколе необходимо отметить, какие сведения по уголовному делу
экстрасенсу были сообщены следователем или лицом, проводящим дознание, во
избежание обмана.

Представляется актуальным и другой вопрос: может ли
экстрасенс выступить в качестве эксперта.

Исходя из положений ст.78 УПК эксперт — это лицо, обладающее
специальными познаниями в науке, технике, искусстве или ремесле. Обычно это
эксперты по должности, но ими могут быть и иные специалисты, назначенные лицом,
производящим дознание, следователем, прокурором или судом.

А.М. Ларин довольно резко заявляет, что ясновидение — не
наука, не техника, не искусство и не ремесло. Если судить по его публикациям,
он ведет нещадную борьбу с нетрадиционными методами в уголовном процессе.
Однако с ним можно поспорить [25].

Для большей части экстрасенсов их деятельность — ремесло,
причем иногда довольно прибыльное. А слово «техника» имеет значение
как совокупность приемов, применяемых в каком-нибудь деле, мастерстве и как
совокупность труда, знаний, деятельности, служащих для создания материальных и
духовных ценностей [26]. Кроме этого,
овладение экстрасенсорными способностями, умение их контролировать, развивать и
направлять в нужное русло своего рода искусство. Не говоря уже о том, что было
множество объяснений данного феномена с точки зрения науки (например, концепция
Давида Бома и Карла Прибрама ) [27].

В качестве эксперта может быть вызвано любое лицо,
обладающее необходимыми познаниями для дачи заключения (ст.78 УПК). Таким
образом, законодательство опять обходит стороной вопрос о категориях лиц,
могущих быть экспертами. А раз в законе нет запрета, что мешает вызвать для
проведения экспертизы экстрасенса?

В ответ моментально появляются возражения. Как говорится в
ч.2 ст.184 УПК, до назначения экспертизы следователь выясняет необходимые
данные о компетентности эксперта. Как выяснить компетенцию экстрасенса? Вот
какое решение предложили В. Богданов и П. Клемешев. Прежде чем ориентироваться
на показания экстрасенса, они начали с «проверки» уголовных дел,
рассматриваемых в суде. Экстрасенсу предложили по фотографиям потерпевших
определить, живы ли изображенные на них, а если погибли, то при каких
обстоятельствах. Ответы экстрасенса убедили в его способностях. Можно проверить
и другим способом. Если экстрасенс известен среди населения, пользуется
заслуженным успехом и неоднократно оказывал помощь, давал достоверную
информацию, это своего рода показатель его компетентности [28].

Второе очень серьезное возражение: как проверить
достоверность заключения эксперта-экстрасенса. Ведь никто не видит ход его
исследования, его нельзя проконтролировать, подтвердить или опровергнуть. А
каждое экспертное заключение должно быть тщательно проверено следователем или
лицом, производящим дознание [29]. В случае сомнения
в правильности заключения может быть назначена повторная экспертиза, поручаемая
другому эксперту или другим экспертам (ч.2 ст. 81 УПК). Как же убедиться в
достоверности или недостоверности данного экстрасенсом заключения, если никому
неизвестно, каким образом он пришел к такому выводу?

Большинство экспертных заключений можно проверить путем
повторного исследования объектов. Но обратимся к товароведческой экспертизе.
Здесь используется два метода: лабораторный и органолептический (или сенсорный
метод). Органолептические методы служат средством определения качества товаров
с помощью непосредственного восприятия органами чувств цвета, запаха, вкуса,
внешнего вида товарных изделий (сырья), в частности, готовой пищи, продуктов
питания, чая, винно-водочных изделий. В них есть отрицательная сторона,
состоящая в том, что в выводах об оценке качества товаров могут содержаться
субъективные элементы, связанные с профессиональным опытом (квалификацией)
эксперта, а также состоянием органов чувств эксперта в каждом конкретном
случае. Поэтому для достижения объективных результатов исследования применяются
органолептический и лабораторный методы в совокупности. Но и лабораторный метод
не исключает субъективное, ибо подготовка, проведение анализов, оценка
результатов производятся экспертами на основании их специальных знаний и
навыков.

Выходит, дегустатору мы доверяем более, чем экстрасенсу,
хотя в обоих случаях ход их исследования нам неизвестен.

А теперь обратимся к судебно-психиатрической экспертизе. В
печати уже не раз подмечалось о возможности обмана врачами-психиатрами,
проводящими судебно-психиатрические экспертизы, работников следствия и суда [30]. Часто эксперты-психиатры не могут прийти к
единому мнению по вопросам, относящимся к их компетенции, особенно если лицо,
направленное на экспертизу, умело симулирует. Достоверность заключения врача-психиатра
также зависит от его специальных знаний и навыков. Врач-психиатр наблюдает за
пациентом лично, а также изучает материалы, полученные им от следователя.
Конечно, его деятельность строится в строгом соответствии с достижениями науки
психиатрии, но изучение человеческой психики очень тонкое дело, здесь
сочетаются знания и интуиция. Проверить заключение психиатра очень сложно:
требуется немало времени и навыков. А тем временем состояние подэкспертного
может измениться. Психиатрия — сложная наука, заключения врачей по одному и
тому же пациенту могут быть полярными.

Недаром поэтому при разногласии между экспертами одной
специальности каждый дает свое заключение отдельно (ст.80 УПК). Ничто не мешает
нам поручить проведение экспертизы нескольким экстрасенсам, а также назначить
дополнительную или повторную экспертизу.

Вопрос об отводе эксперта-экстрасенса может быть решен при
наличии оснований, предусмотренных в ст.ст. 59, 67 УПК. Этот перечень
исчерпывающий, расширительному толкованию не подлежит. Нигде в этих статьях не
сказано, что эксперт не может принимать участия по делу потому, что он обладает
нетрадиционными познаниями.

Не следует забывать также то обстоятельство, что
использование экспертом специальных познаний, не ставит его выводы вне
контроля. Проверяя достоверность заключения эксперта, следователи и судьи
учитывают характер, объем исследованных данных, методику исследования, условия
образования и появления в деле объектов, подвергнутых исследованию,
соответствие заключения эксперта другим доказательствам и т.д. Следователь
несколько раз перепроверится, прежде чем подшить заключение в дело. Кроме того,
согласно ч.3 ст.80 УПК заключение эксперта не является обязательным для лица,
производящего дознание, следователя, прокурора и суда.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ