Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 26      Главы: <   18.  19.  20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.

    1. Понятие системы отраслей советского права

    1. Структура советского права в конечном ее выраже­нии образует систему права, т. е. связанную прочным единством взаимодействующую систему отраслей — про­филирующих, процессуальных, специальных, комплекс­ных.

    На уровне системы отраслей и раскрываются особен­ности советского права как цельного правового организ­ма. Советское право в рассматриваемой плоскости выс­тупает не столько в качестве совокупности норм, сколько в качестве распределенного по институтам и объединен­ного по отраслям органического единства нормативных предписаний. Если отрасли права — это самостоятель­ные, суверенные, относительно замкнутые механизмы ре­гулирования, то система права представляет собой ком­плекс такого рода механизмов, «правовой цех», юридиче­ски обслуживающий все советское социалистическое об­щество, все виды социалистических общественных отно­шений, нуждающихся в правовом опосредствовании.

    Таким образом, система отраслей советского пра­ва — это его макроструктура, т. е. строение, закон связи между отраслями права.

    Функциями правовой системы отраслей являются фун­кции права в целом—экономические, воспитательные и другие, а с правовой стороны — регулятивные, охрани­тельная. Вместе  с  тем   возможно   вычленение  особых

    208

     

    функций советского права как структуры высшего по­рядка — строения, закона связи между отраслями, его композиции и организации в виде целостной системы. Каковы эти функции?

    Главное здесь состоит в следующем. Советское право как система взаимосвязанных и взаимодействующих от­раслей призвана обеспечить выполнение всех задач, з<о-торые при помощи правовых средств решаются в усло­виях строительства социализма, а ныне в условиях разви­того социалистического общества, строительства комму­низма. Это значит, что система советского права должна:

    а)             обеспечить    правовое опосредствование всех воз­

    можных на данном   этапе   отношений во всех областях

    общественной   жизни, требующих   правовой   регламен­

    тации;

    б)            содержать   весь комплекс правовых механизмов,

    юридических режимов, методов регулирования, которые

    были бы своего рода резервами системы  (например, ад­

    министративно-правовые способы регулирования хозяй­

    ственных отношений, которые были «приведены в дейст­

    вие» в условиях Великой  Отечественной войны; приемы

    аналогии и субсидирного   применения,   которые   могуг

    быть использованы в любом случае пробелов в законо­

    дательстве) ;

    в)             органически  войти в политическую    организацию

    социалистического   общества; воплотить в своем содер­

    жании, в строении, связях и соотношении между подраз­

    делениями системы социалистический демократизм   глу­

    боко нравственную,   гуманистическую   природу нашего

    общественного и политического строя;   отсюда происте­

    кает, в частности, ведущее положение в правовой систе­

    ме советского    государственного   права,   особое    место

    процессуальных отраслей и др.

    Иначе говоря, комплекс отраслей права, рассматри­ваемых в единстве, призван обеспечить социальную цен­ность советского права как существенного инструмента социального управления, эффективного и целесообразно­го регулятора социалистических общественных отноше­ний, надежного средства осуществления задач социали-. стического государства, обеспечения и защиты прав и свобод советских граждан. Да и сама структура совет­ского права на уровне системы отраслей представляет собой правовую   ценность — юридическое  богатство, де-

    14  Заказ 5626       209

     

    монстрирующее высокий уровень системного, техиикб-юридического развития советского права.

    2. Система отраслей советского права —это структура права на таком его уровне, на котором отчетливо прояв­ляются социальные особенности советского права как элемента политической организации социалистического общества, его особенности как права нового, высшего ис­торического типа.

    На этот момент хотелось бы обратить особое внима­ние. Социальные закономерности и особенности данного общественного и государственного строя раскрываются в общественных явлениях в целом, в их организации и общей структуре. На уровне микроструктуры на первый план выступают такие характеристики, которые выра­жают строение явлений, их специальные технико-конст­руктивные черты, связи. И хотя, как было показано вы­ше, социальные особенности и закономерности советского права в ряде случаев проявляются и в отдельных нормативных предписаниях, их ассоциациях, в струк­туре институтов, последние нуждаются прежде всего в освещении с точки зрения специальных конструктивных моментов, технико-юридических сторон. Эти моменты и стороны относятся к форме права; они не всегда спо­собны непосредственно вывести исследователя на уровень глубоких закономерностей и особенностей.

    Когда же рассматривается весь комплекс отраслей, то советское право, будучи цельной, законченной норма­тивной системой, может быть охарактеризовано вместе с тем в качестве элемента всего общественного организ­ма — необходимой части политической организации на­шего общества, инструмента социального управления. А это не только важно для понимания генезиса и разви­тия советской правовой системы, места и роли тех или иных системообразующих факторов, но и дает возмож­ность обрисовать ее социальный облик как классового, социально-политического явления.

    Именно при освещении данного, наиболее высокого уровня структуры права может быть прослежена ее связь •с политическими институтами, с теми или иными звенья­ми политической организации социалистического обще­ства и — что особенно важно — раскрыта руководящая и направляющая роль Коммунистической партии в раз­витии социалистического права.

    210

     

    Конечно, эта роль Коммунистической партии в ряде случаев непосредственно проявляется и по отношению к отдельным отраслям и институтам советского права. Так, на XXIV съезде КПСС была поставлена задача вы­работки Закона о статусе депутатов Советов. «Съезд счи­тает целесообразным, — говорится в резолюции по От­четному докладу ЦК КПСС, — законодательным путем определить статус депутатов Советов всех степе­ней, их полномочия и права, а также обязанности долж­ностных лиц в отношении депутатов»1.

    Решение съезда КПСС по рассматриваемому вопросу явилось законодательным почином, началом большой организационной работы, обеспечившей подготовку про­екта закона, который в 1972 году и был принят Верхов­ным Советом СССР2. Принятие этого закона не только привело к формированию нового правового института (или даже объединения институтов). В дальнейшем, быть может, указанный закон окажет глубокое воздейст­вие на структуру права, на систему существующих в сфере государственной деятельности методов регулиро­вания.

    Вместе с тем руководящая и направляющая роль Коммунистической партии в развитии советского права и его подразделений раскрывается во всех аспектах, если правовая система рассматривается в целом, как единый правовой организм. При таком подходе обнаруживается глубокая, органическая связь между политикой, дирек­тивами Коммунистической партии по важнейшим вопро­сам политической, хозяйственной, культурной жизни и глубинными закономерностями, тенденциями в развитии советского права, его отраслей. Например, взятый Ком­мунистической партией курс на дальнейшее повышение жизненного уровня трудящихся, реальное осуществление программного положения «все во имя человека, все для блага человека» нераздельно связаны с усилившимся в последнее время процессом формирования (в качестве основной отрасли) права социального обеспечения, раз­витием административно-процессуального права, диффе­ренциацией и интеграцией правового регулирования в сфере охраны природы.

    1              «Материалы XXIV съезда КПСС», Политиздат, 1971, стр   204.

    2              См.   «Ведомости   Верховного   Совета   СССР»   1972 г.   № 39,

    ст 347.

    И*           211

     

    Л. И. Брежнев говорил 14 июня 1974 г. на встрече с избирателями Бауманского избирательного округа г. Москвы: «Принятые за последние годы Верховным Со­ветом Основы трудового законодательства, законода­тельства об образовании и здравоохранении, о защите природной среды продолжают нашу принципиальную ли­нию— линию на то, чтобы постоянно расширять и обо­гащать права личности, права  трудящегося человека»1.

    При рассмотрении всего комплекса отраслей совет­ское право может быть охарактеризовано 1как такая нор­мативная система, которая взаимодействует с другими нормативными системами, обеспечивая единое социали­стическое общественное регулирование. Особый интерес в данном отношении представляют взаимодействие систе­мы моральных и системы юридических норм с точки зре­ния свойственных им структур. Эта сторона взаимодей­ствия советского права и морали социалистического об­щества (в общем, широко освещенного в философской и юридической литературе)2 еще не привлекала достаточ­ного внимания. Между тем, по всей видимости, взаимо­действие моральной и правовой систем наиболее интен­сивно проходит через некоторые, частично перекрещи­вающиеся подразделения их структур. Примечательно в этом отношении развитие советского семейного права, обособление которого в самостоятельную основную от­расль сопряжено с углублением нравственного содержа­ния семейных отношений, их очищением от материаль­ного расчета.

    3. При характеристике правовой системы недостаточ­но ограничиться указанием на ее строение, па наличие ряда отраслей —■ основных и комплексных. Отрасли пра­ва образуют именно структуру, между ними существует свой закон связи.

    Стойкая внутренняя организация присуща прежде всего ядру советского права — комплексу профилирую­щих отраслей.

    1              Л. И. Брежнев, Вге для блага народа, во имя  советского

    человека, Политиздат, 1974, стр. 14.

    2              См., в частности,   Е. А. Я куб а,   Право   и   нравственность

    как регуляторы    общественных    отношений,  Харьков,   1970;    Я.  3.

    X а й к и н, Структура и взаимодействие моральной и правовой сис­

    тем, «Высшая школа», 1972, и др.

    212

     

    Общую юридическую основу советской правовой си­стемы образует государственное право. Именно его мож­но рассматривать в качестве активного центра всей пра­вовой системы. Это хорошо согласуется с тем, что на уровне правовых предписаний такими активными цент­рами являются принципы права, а на уровне правовых институтов —■ общие институты и их объединения. Основные принципы советского социали­стического права воплощаются именно в государствен­ном праве, к тому же оно, как только что говорилось, Представляет собой своего рода общую часть всей пра­вовой системы.

    За государственным правом следуют две «полнокров­ные» отрасли, выполняющие непосредственно регулятив­ные функции,— административное и гражданское пра­во. Здесь же следует указать на расположенную чуть особняком такую профилирующую отрасль, нацеленную в основном на выполнение охранительных задач, как уголовное право. Легко заметить, что в комбинации этих трех отраслей в какой-то степени проступает идеальная структура права — две основные подсистемы: регулятив­ная, разветвляющаяся на две полярные ветви (админи­стративное и гражданское право), и охранительная.

    Таким образом, в сжатом, концентрированном виде комплекс профилирующих отраслей содержит с юриди­ческой стороны исходные начала правовой системы в целом1. Это же обстоятельство характеризует профили­рующие отрасли как обязательную часть системы права.

    Обязательными компонентами системы советского права являются также другие основные отрасли —■ про­цессуальные и специальные. Развитая социалистическая правовая система (а именно таково советское право на современном этапе его развития) неизбежно включает своего рода «продолжение» профилирующих отраслей в сфере правоохранительной деятельности социалистичес­кого государства-—процессуальные отрасли. Развитие и дифференциация социалистических общественных от-

    1 В этом и кроется объяснение того, удивившего В. Д. Соро­кина факта, что советские ученые при характеристике методов ре­гулирования ряда отраслей права в качестве исходных «кирпичи­ков» берут отдельные элементы методов административного и граж­данского права (см. В. Д. Сорокин, Административно-процессу­альное право, стр. 33),

    213

     

    ношений вызывают к жизни и специальные основные отрасли, обеспечивающие своеобразные правовые режи­мы при регулировании ряда важных общественных свя­зей — трудовых, семейных, земельных и т. д.

    В самом «наборе», многообразии отраслей советско­го права отражается не только сложность и разнохарак­терность социалистических общественных отношений, но и то существенное обстоятельство, что система совет­ского права призвана обеспечить юридическое опосред­ствование всех возможных общественных отношений, нуждающихся в правовом регулировании, причем при помощи всего комплекса юридических режимов, мето­дов, правовых механизмов. Именно с этой стороны структура советского права может быть охарактеризо­вана в качестве правовой ценности, своего рода юриди­ческого богатства, выражающего особенности права как высокоразвитой системы.

    С рассматриваемой точки зрения необходимыми ком­понентами советской правовой системы являются и комп­лексные отрасли. Основные и комплексные отрасли в со­четании, единстве дают возможность социалистическому государству учитывать все грани и оттенки социалисти­ческих общественных отношений, обеспечивать разносто­роннее и глубокое воздействие на их функционирование и развитие и тем самым реализовать потенции права как высокоэффективного и целесообразного регулятора общественных отношений.

    Чем совершенней социалистическая правовая систе­ма, тем сложней ее строение, многообразнее связи меж­ду ее подразделениями. Уровень совершенства советско­го права выражается также в наличии ряда частично "перекрещивающихся комплексных отраслей, каждая из которых обслуживает общественные отношения в своем аспекте и при помощи юридически согласованного еди­ного нормативного регулирования обеспечивает специа­лизированное правовое воздействие. Отсюда, в частности, следует, что далеко не всякое увеличение количества нормативных актов ухудшает правовое регулирование. К такому отрицательному эффекту приводит издание многочисленных, не всегда согласованных, а то и про­тиворечивых актов, каждый из которых посвящен тому или иному частному вопросу. Комплексные же норма­тивные акты, отражающие реальные особенности   регу-

    214

     

    лируеМЫх отношений и вследствие этого позволяющие внести в содержание правового регулирования новые позитивные моменты (например, путем нормативных обобщений), обогащают правовое регулирование, неред­ко подготавливают существенные преобразования в структуре права, повышают его эффективность.

    Вряд ли поэтому с обостренным скептицизмом следу­ет относиться к предложениям об издании сводных и систематизированных актов. Конечно, здесь нужна тща­тельная проверка. Да и термин «кодекс» должен быть использован крайне бережно: его предпочтительней ис­пользовать именно для кодифицированных актов, выра­жающих существенные юридические особенности дан­ной общности юридических норм (главным образом особенности основных отраслей права). Но если регу­лируемые общественные отношения и соответствующий им нормативный материал дают возможность обеспечить единое комплексное регулирование, выработать новые нормативные обобщения, ввести специфические принци­пы регулирования, то высказываемые в литературе мнения об издании сводных и систематизированных ак­тов должны рассматриваться как предложения de lege ferenda, способные при их осуществлении обогатить со­держание советского права.

    Однако как бы ни усложнялось строение советского права, какими бы многообразными ни становились свя­зи между отдельными его подразделениями, эти связи подчинены определенному закону, который и выражает структуру советского права. Такая устойчивая связь между отраслями, при которой ядро правовой системы образуют профилирующие отрасли во главе с государст­венным правом, в непосредственном единстве с ними функционируют процессуальные и специальные основ­ные, а на их основе комплексные отрасли,— такая связь характеризует существование права как единого, целост­ного организма, обеспечивающего слаженное, всесторон­нее, юридически согласованное воздействие на общест­венные отношения в соответствии с назревшими потреб­ностями развития социалистического общества.

    Сложное, иерархическое строение советского права обусловливает особенности его «внешнего облика». В какой-то мере система права напоминает своеобразную пирамиду. «Во главе этой пирамиды — конституционное

    215

     

    право, от него идут вниз наиболее крупные, традицион­ные отрасли права, за ними по нисходящей — подотрас­ли»1.

    Конечно, это сравнение весьма условно. С учетом то­го, что отрасли права во главе с профилирующими объ­единяются в семьи, видимо, пирамида отраслей пред­ставляет собой более сложное образование. Каждая семья отраслей также может быть представлена в виде пирамиды со своим автономным центром — профилиру­ющей отраслью. Поэтому систему советского права в целом можно обрисовать как базирующийся на одной основе и исходящий из нескольких автономных центров ряд ветвей, частично перекрещивающихся пирамид, об­разующих единый правовой организм.

    И разумеется, положение о пирамиде не следует по­нимать упрощенно, прямолинейно. Это образное сравне­ние помогает отразить особенности положения государ­ственного права как активного центра во всей системе отраслей (а не только центра по отношению к ближай­шим подразделениям). Когда же В. С. Основин, пра­вильно указывающий на то, что государственное право представляет собой логический центр, добавляет, что это — центр, «вокруг» которого расположены другие от­расли2, то такого рода характеристика не соответствует сложному, многоуровневому строению советского права. Он отождествляет всю правовую систему с семьей госу­дарственно-правовых подразделений, действительно рас­положенных «вокруг» государственного права.

    4. Марксистско-ленинская юридическая наука в принципе отвергает деление советского права на    пуб-

    1              «Советское государство и право» 1967 г. № 9, стр. 34   Одна­

    ко завершают систему права не подотрасли   (они выступают в ка­

    честве  структурных подразделений   внутри   отрасли),   а     комплекс­

    ные отрасли, которые к тому же являются правовыми общностями

    менее  прочными,   менее  объективированными,   чем  профилирующие

    и другие основные   отрасли, образующие   главные    подразделения

    правовой системы.

    2              См.  В.  С.  Основин,   Место и  роль   советского государст­

    венного права в системе права, «Правоведение» 1972 г. №5, стр.11.

    Автор, на мой взгляд, неосновательно противопоставляет характери­

    стики государственного  права  как центра  системы  права и как на­

    чального звена пирамиды  отраслей   (см.  там же, стр.  7,  11). По

    сути   дела, это —• совпадающие, дополняющие друг друга,     вполне

    скоординированные теоретические положения.

    216

     

    личное и частное. Действительно, если связывать груп­пы отраслей с тем, какие — общие или частные—инте­ресы выражают данные нормы, то такой подход, вполне объяснимый в отношении правовых систем буржуаз­ного (и добуржуазного) общества, не согласуется с ха­рактером социалистических общественных отношений, которые отличаются гармоническим единством общест­венных и непосредственно личных интересов. Правда, в отдельных юридических нормах возможно, а иногда и необходимо определить, какой — непосредственно лич­ный или общественный — интерес выражен в закрепля­емых ими субъективных правах (поэтому вполне допу­стимо употреблять выражения «публичные права», «личные права»). Но в ткани правовой материи юридичес­кие нормы, обеспечивающие и те и другие интересы, на­столько тесно переплетены, что указанный фактор не имеет системообразующего значения и не влияет на реальную структуру советского права1.

    Любая группировка отраслей советского права долж­на выражать те реальные связи, которые характерны для его структуры. Поэтому та классификация отраслей, которая отражает существование его разновидностей (профилирующие, процессуальные, специальные, комп­лексные) , и представляет собой общую и главную их группировку.

    1 Вместе с тем иногда в литературе при разграничении публич­ного и частного права за основу брались не характер интереса, а юридические признаки, в частности такие черты метода регулиро­вания, как наличие или отсутствие «автономии», «координация или субординация воли» и т. д. (см., например, Б. Б. Ч е р е п а х и н, К вопросу о частном и публичном праве, Иркутск, 1926). Конечно, и по указанным признакам невозможно распределить отрасли пра­ва по двум группам. Данные моменты, в сущности, представляют собой простейшие приемы регулирования. В методах отраслей пра­ва они выступают в виде элементов, которые не только в каждом случае находятся в своеобразном сочетании, но и в зависимости от особенностей права в целом получают специфическую окраску. Од­нако теоретические положения, выработанные в науке при такой трактовке проблемы публичного и частного права, в ряде случаев имеют существенное значение при освещении юридических особен­ностей отраслей права. Надо полагать, к этому и склоняются рассуждения отдельных польских юристов, признающих конст­руктивное значение упомянутого глобального деления (см, на­пример, К- О р а 1 е k, Problemy metodologieczme nauki prawa, s. 188).

    217

     

    Но здесь есть аспект, который имеет определенное самостоятельное значение. Это — подразделение отрас­лей права на три главных звена:

    а)             основополагающее   звено — государственное пра-

    ro;

    б)            материальные отрасли — профилирующие  (граж­

    данское, административное,   уголовное право)   и специ­

    альные (трудовое, семейное, земельное право и др.);

    в)             процессуальные отрасли.

    Такое трехзвенное деление весьма важно для пони­мания генетических и функциональных связей в системе советского права (в частности, как будет показано в последующем, процессуальные отрасли, опираясь в пер­вую очередь на профилирующие отрасли, вместе с тем тесно взаимосвязаны со специальными основными от­раслями).

    Как правильно отмечается в литературе, понятие «ма­териальное право» в отрыве от понятия «процессуаль­ное право» утрачивает всякий смысл. Напротив, каждая отрасль (или подотрасль) процессуального права обслу­живает определенную совокупность материально-право­вых норм. Реализация этих норм как раз и обеспечи­вается в данной процессуальной форме»1. К тому же процессуальное право не есть просто форма материаль­ного права, а представляет собой форму его окизни, т. с. его осуществления, причем посредством специфического юридического режима.

    Характеристика процессуальных отраслей в качест­ве особого звена системы права позволяет с большей резкостью огтенить их самостоятельность, их особые в системе функции как класса отраслей, существующего наряду с материальными отраслями и основополагаю­щим звеном — государственным правом. Помимо ряда иных моментов, следует иметь в виду, что, «играя слу­жебную роль, гражданский процесс (а также уголовный, административный. — С. А.) вместе с тем не становится придатком материального права. Он представляет собой самостоятельное явление правовой жизни, имеет собст­венные принципы и тенденции развития»2.

    1              О.  В.  Иванов,  О  связи  материальною    и    гражданского

    процессуального нрава, «Правоведение» 1973 г. № 1, стр. 47.

    2              Т а м   же,  стр. 53.

    218

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 26      Главы: <   18.  19.  20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.