Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 26      Главы: <   16.  17.  18.  19.  20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.

    3. Разновидности отраслей права. Комплексные отрасли

    1. Каждая отрасль является необходимым компонен­том советской правовой системы. По своей роли в опо­средствовании социалистических общественных отноше­ний, по своему социальному значению все они нужны и в принципе не могут рассматриваться в качестве под­разделений различного ранга.

    Однако это не исключает того, что отрасли в право­вой системе могут занимать и действительно занимают различное положение1. Правовой организм — объемное явление, структура которого имеет как горизонтальные, так и вертикальные характеристики2. Поэтому отрасли права отличаются друг от друга не только фактическим содержанием, но и функциями в правовой системе, осо­бым, только им свойственным местом. Между отрасля­ми права существуют сложные зависимости и связи.

    Рассматривая разновидности отраслей права, необ­ходимо сразу же провести четкие разграничительные ли­нии между основными отраслями, выражающими глав­ную структуру права, и комплексными отраслями.

    Комплексные отрасли представляют собой вторич­ные, производные образования. Вот они-то и не занима-

    1              Из того обстоятельства, что ни одна отрасль права не    имеет

    преимущества перед другой (обстоятельство, которое с особой настой­

    чивостью подчеркивают представители ряда специальных юридических

    наук), В. Д. Сорокин почему-то сделал вывод, что для «системы со­

    ветского права характерно горизонтальное расположение ее отраслей»

    (В. Д. Сорокин,  Административно-процессуальное право, стр. 3!).

    2              См. А. А. Ушаков, О предмете, норме и системе права   (к

    вопросу об особенностях правового    отражения),    «Ученые    записки

    Пермского государственного университета», № 264, Пермь, 1972, стр.

    103.

    184

     

    ют однопорядкового положения в структуре. Так, мор­ское право, страховое право, исправительно-трудовое право, хозяйственное право, строительное право пред­ставляют собой наслоение над главными структурными подразделениями — основными отраслями.

    В принципе все институты и нормы, составляющие советское право, распределяются по основным отраслям. Существование основных отраслей права связано с си­стемообразующими факторами, концентрирующимися главным образом в предмете правового регулирования (рассматриваемом с точки зрения его глубинного соци­ально-экономического,  политического содержания).

    Однако на структуру права воздействуют наряду с главным и многие другие системообразующие факторы, прежде всего особенности данной сферы общественных отношений (своеобразие условий морских перевозок, ха­рактер распределения жилья в домах государственного фонда и т. д.). Но эти дополнительные, вторичные фак­торы влияют на уже «построенную» структуру в соответ­ствии с действием главных факторов. Поэтому правовые общности, возникающие в ходе развития законодатель­ства под влиянием дополнительных системообразующих факторов, имеют характер вторичных образований.

    Можно ли, однако, считать, что нормативный мате­риал, который составляет содержание комплексных от­раслей, полностью растворяется в подразделениях глав­ной структуры? Если бы дело обстояло подобным обра­зом, то не было бы оснований говорить о комплексных отраслях как об объективном факте действительности. Между тем в рассматриваемых вторичных образованиях есть «нерастворимый остаток» — то, что не умещается в основные отрасли.

    Если реальное существование вторичных предписа­ний выражается в факте дублирования (диффузии) норм, а комплексных институтов — в наличии особых обоб­щающих структур — юридических конструкций, то комп­лексные отрасли объективируются в правовой системе в нормативных обобщениях, выраженных в общих поло­жениях, принципах, некоторых специфических приемах регулирования. Отсюда понятно, почему комплексные отрасли, как и иные подразделения правовой системы, нуждаются во внешнем выражении в виде самостоятель­ных, кодифицированных актов: именно посредством ко-

    185

     

    дификации специальные нормы и институты приобрета­ют интеллектуально-волевое единство, подчиняются из­вестным общим принципам, понятиям и таким путем компонуются в правовые общности.

    Юридические особенности специальных норм, входя­щих в комплексную отрасль, как бы распределены «по двум адресам». По своим главным показателям (методу и механизму регулирования) они относятся к той или иной основной отрасли, подчиняются ее общим нормам, принципам, положениям. Их структурные признаки, осо­бенности метода и механизма регулирования выражены в этих общих нормах, принципах, положениях. Следова­тельно, в каждом случае можно совершенно точно опре­делить, к какой основной отрасли относится данная специальная норма.

    В этом легко убедиться, проведя анализ любого ком­плексного нормативного акта, в том числе актов, дей­ствующих в области социалистического хозяйства, охра­ны природы, страховых отношений и т. д. На необходи­мость учета отраслевой принадлежности специальных норм комплексных актов с точки зрения основных отрас­лей обращается внимание и в руководящих разъяснени­ях Верховных Судов. Так, в пп. 15 и 16 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 апреля 1972 г. «О практике применения судами законодательства об охране природы» указывается на гражданско-правовую и административно-правовую природу возмещения ущер­ба, причиненного нарушением законодательства об ох­ране природы1.

    В то же время специальные нормы комплексного об­разования получают с точки зрения интеллектуально-во­левого содержания некоторое объективное обособление. А потому те же нормы (уже в иной плоскости — во вто­ричной структуре) «проявляют» свои особенности и свойства в общих нормах, принципах, положениях, присущих данному комплексному образованию.

    Исходя из этого, в упомянутом выше постановлении Пленума Верховного Суда СССР указывается на перво­очередное   применение   специального   законодательства,

    1 См. «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1972 г. № 3, стр. 10— И.

    186

     

    особых такс за ущерб, причиненный незаконной охотой, выловом или уничтожением рыбы ценных видов (подп. «б» п. 15 постановления).

    В комплексных отраслях складываются и некоторые особые приемы регулирования, пронизывающие содер­жание всей отрасли. Они не образуют самостоятельного метода и механизма регулирования (прежде всего не выражают особого статуса, общего юридического поло­жения субъектов), но с правовой стороны наиболее яр­ко характеризуют тот «нерастворимый остаток», кото­рый присущ комплексным отраслям.

    Особенно выразительно такие специфические приемы регулирования обнаруживаются в советском морском праве, в частности в институтах общей аварии, вознаг­раждения за спасение на море, привилегированных тре­бований ( см. гл.гл. XIII, XV, XVII Кодекса торгового мореплавания Союза ССР).

    Единство интеллектуально-волевого содержания ком­плексной отрасли, а также формирование некоторых специфических приемов регулирования дает возмож­ность образовать систему особых научных понятий, ком­плексную юридическую науку (науку морского права, науку исправительно-трудового права, науку транспорт­ного права, науку банковского права и т. д.). Вместе с тем эти понятия, хотя и составляют известное единство, но по отношению к фундаментальным понятиям основ­ных отраслевых наук носят функционально зависимый харакер. Как правило, они представляют собой специ­фическое выражение понятий основных отраслей — обя­зательства, договора, административного акта, земле­пользования и т. д. Отсюда следует, что понятия ком­плексной науки, проистекающие из фундаментальных категорий основных, в особенности профилирующих дис­циплин, должны строиться таким образом, чтобы они соответствовали логическому содержанию указанных категорий. Вполне правомерно, например, понятие хо зяйственного обязательства, отражающего своеобразие имущественно-стоимостных правоотношений в сфере со­циалистического хозяйства (обязательства поставки, обязательства подряда на капитальное строительство, перевозки и др.). Но когда отдельные авторы попыта­лись охватить этим понятием хозяйственные связи, скла­дывающиеся внутри предприятий (например, между це-

    187

     

    хами)1, то это привело к нарушению логических пре­делов понятия «обязательство», к утрате им отраслевого единства2.

    Таким образом, степень объективизации основных и комплексных отраслей в структуре права неодинакова. Если основные отрасли создают главный «массив» сове­тского права как единой союзно-республиканской право­вой системы, то комплексные отрасли лишь наслаива­ются, «надстраиваются» над основными, обособляясь во­вне гораздо меньше, чем основные отрасли3.

    2. В основных отраслях советского права воплощают­ся все признаки и особенности, свойственные отраслям как наиболее крупным и важным подразделениям пра­вовой системы. Основные отрасли имеют не /просто осо­бый предмет — какой-то вид общественных отношений (и у комплексных отраслей есть свой предмет). В их ос­нове лежат качественно своеобразные виды обществен­ных отношений, глубинное содержание которых объек­тивно требует правового регулирования при помощи осо­бых методов, механизмов регулирования. Особый метод и механизм регулирования — вот что выводит данную общность нормативных предписаний на уровень главной структуры и характеризует внешние черты того специ­фического правового режима, который обеспечивается основными отраслями.

    По указанным выше признакам все основные от­расли—однопорядковые,    равновеликие   подразделения

    1              См. И. А. Т а н ч у к, В. П. Е ф и м о ч к и н, Т. Е. А б о в а, Хо­

    зяйственные  обязательства,   «Юридическая  литература»,   1970,   стр.

    10—17.

    2              См.   О.   С. Иоффе, Логические пределы   понятий  юридичес­

    кого   лица,  оперативного   управления,   хозяйственного  обязательст­

    ва, «Правоведение» 1972 г. № 6, стр. 111 —112.

    3              Ю. К.   Толстой   утверждает,   что   отношение   автора    данной

    работы к комплексным отраслям  «несколько  раз менялось»   («Пра­

    воведение» 1973 г. №6, стр. 119). В действительности же мое отноше­

    ние к  идее  комплексных отраслей  изменилось только «один    раз».

    Оно явилось   логическим   результатом  дальнейшей   разработки   ра­

    нее отстаивавшихся  и защищаемых сейчас положений  об объектив­

    ности системы  права, предмете  и  методе правового  регулирования.

    Именно  поэтому комплексные отрасли  трактуются в настоящей ра­

    боте только в качестве вторичных обпэзований    (т. е. в иной   ин­

    терпретации, чем та, которую в свое время давали  В.  К. Райхер и

    Ю  К Толстой).

    188

     

    главной структуры советского права. Вместе с тем из их состава выделяется особая группа — профилирующие (традиционные) отрасли.

    Профилирующие (традиционные) отрасли образуют юридическую основу, обязательную часть системы пра­ва. В советском праве в число профилирующих входят: государственное право, административное право, граж­данское право, уголовное право1.

    Именно указанные отрасли характеризуют основные секторы юридических режимов, лежат в основе семей от­раслей, воплощают типовые методы регулирования. Обусловлено это тем, что рассматриваемые подразделе­ния правовой системы вызваны к жизни основными раз­новидностями социалистических общественных отноше­ний, требующих правового регулирования: отношениями по организации и функционированию социалистической государственной власти (государственное право), управ­ленческими отношениями (административное право), экономическими, имущественно-стоимостными отноше­ниями (гражданское право), отношениями, связанными с защитой от посягательства общественно опасных лиц (уголовное право). Подчеркнем: речь идет не вообще о главных пластах отношений социалистического общест­ва (хотя они в какой-то мере совпадают и с приведен­ным делением), а о таких разновидностях общественных отношений, существование и функционирование которых требует качественно своеобразных юридических режи­мов (методов и механизмов регулирования, специфиче­ских принципов и т. д.).

    Методы, механизмы регулирования профилирующих отраслей отличаются наиболее резкими, в известном смысле несовместимыми, полярными юридическими осо­бенностями. В частности, профилирующие отрасли, кото­рые имеют непосредственно регулятивный характер,— административное и гражданское право — в «химически

    1 Заслуга в выделении этих четырех отраслей, а также процес­суального права принадлежит О. С. Иоффе и М. Д. Шаргородско-му, которые правильно обратили внимание на то, что указанные отрасли обладают наиболее яркими особенностями с точки зрения предмета и метода регулирования (см. М Д. Шаргород-с к и й, О. С. И о ф ф е, О системе советского права, «Советское государство и право» 1957 г. № 6).

    189

     

    чистом» виде воплощают простейшие приемы правового регулирования (императивное и диапозитивное регули­рование), нередко обозначаемые как метод власти—■ подчинения и метод юридического равенства. В профи­лирующих отраслях прямо проступает тип регулирова­ния с точки зрения его способа — обязывающего, дозво­лительного, запретительного.

    Иными словами, профилирующие отрасли представ­ляют собой основные автономные центры правовой сис­темы, ее главные секторы, выражающие наиболее «конт­растные цвета» правового организма.

    Эта самобытность, своеобразие юридического содер­жания профилирующих отраслей объясняет тот факт, что между профилирующими отраслями в принципе не­возможно субсидиарное применение юридических норм. Такого рода несовместимость в какой-то степени распро­страняется и на те основные отрасли, которые по источ­нику своего формирования органически связаны с дан­ной профилирующей отраслью, образуют с ней единую семью1.

    Все другие основные отрасли могут быть разбиты на две подгруппы: процессуальные и специальные.

    Процессуальные основные отрасли, в том числе гражданское процессуальное и уголовно-процессуальное право, вплотную примыкают к профилирующим, как бы «надстраиваются» над ними. Необходимость организа­ции принудительного осуществления норм соответству­ющих профилирующих отраслей вызывает к жизни про­цессуальные формы, которые используются социалисти­ческим государством и для выполнения целого ряда иных задач (воспитательных, профилактических и пр.). Будучи своего рода продолжением профилирующих от­раслей, осуществляющих непосредственно регулятивные и охранительные функции, процессуальные отрасли на­полнены  своим,  специфическим содержанием.   Все   они

    1 Вот почему, как подметила С. В. Поленина, субсидиарное применение норм граждчнского права, с одной стороны, и норм земельного, водного, лесного законодательства — с другой, кроме отдельных случаев, исключено (см С В Поленина, Субсидиар­ное применение норм гражданского законодательства к отношени­ям смежных отраслей, «Советское государство и право» 1967 г. №4, стр.22).

    190

     

    (гражданское процессуальное, уголовно-процессуальное, а также постепенно формирующееся административно-процессуальное право) прямо опираются и на государ­ственное право, воплощают в своем содержании его по­ложения, принципы.

    Специальные основные отрасли — это развившиеся на базе профилирующих отраслей правовые общности, призванные обеспечить специализированный правовой режим для данного вида социалистических обществен­ных отношений. К ним относятся: трудовое право, кол­хозное право, семейное право, земельное право, финан­совое право.

    В процессе формирования эти отрасли воспринимают некоторые элементы, свойственные профилирующим от­раслям, и в первую очередь элементы гражданского и административного трава, т. е. тех отраслей, в которых получили «чистое» развитие простейшие приемы право­вого регулирования.

    Однако в соответствии с особенностями данного ви­да общественных отношений (трудовых, ,семейных, зе­мельных и др.) комбинация традиционных элементов дает новое качество, своеобразный юридический режим, выражающийся в методе регулирования, прежде всего в правовом статусе, общем юридическом положении субъектов. Эту мысль можно подтвердить анализом лю­бой специальной основной отрасли права. Например, суть метода правового регулирования земельных отно­шений состоит в органическом сочетании императивных и диспозитивных моментов, таком сочетании, при кото­ром элементы подчинения играют исходную роль, а эле­менты равенства сторон, их обособленности и самостоя­тельности при использовании земельных участков — про­изводную. «Можно даже сказать, — пишет Б. В. Ерофе­ев,— что второе существует в рамках первого»1.

    В последующем будут рассмотрены различные ва­рианты сочетания традиционных элементов в специаль­ных отраслях. Сейчас же важно подчеркнуть главное: коль скоро сформировалась основная отрасль, такого рода сочетание дало повое, интегративное качество, ко-

    1 Б   В.  Ерофеев,   Основы  земельного   права   (теоретические вопросы), стр. 39.

    191

     

    торое проявляется прежде всего в специфике правового статуса, общего правового положения субъектов.

    Особого внимания в рассматриваемом отношении за­служивает советское трудовое право. Труд в условиях социализма выражает решающую сферу социальной жизни. В соответствии с этим и правовое регулирование отношений по применению труда приобрело такие само­бытные черты, которые воплотились в специфическом юридическом режиме (приближающемся по своему со­циальному значению и юридическим особенностям к рангу юридических режимов профилирующих отраслей). Знаменательно, что формирование и развитие ряда спе­циальных отраслей — колхозного права, права социаль­ного обеспечения — непосредственно опирается на эле­менты юридического режима трудового права.

    Особенности юридических режимов, обеспечиваемых процессуальными и специальными отраслями, в боль­шей степени, чем в профилирующих отраслях, отража­ются в их интеллектуально-волевом содержании и преж­де всего в отраслевых принципах.

    Конечно, каждая процессуальная и специальная от­расль обладает своим методом регулирования. Однако этот метод, имея черты, присущие только данной отрас­ли (интегративное качество), по источнику своего фор­мирования носит вторичный характер и отдельными свои­ми сторонами сходен с соответствующими элементами профилирующих отраслей.

    Можно предположить, что в этих условиях правовые принципы, выражая интеллектуально-волевое содержа­ние отрасли, в то же время становятся носителями ка­чественного своеобразия метода и механизма регулиро­вания и, следовательно, решающими концентрированны­ми показателями юридических особенностей отрасли в целом.

    Не потому ли в юридической науке, да и в законода­тельстве, категория принципов процессуальных отраслей и ряда специальных отраслей (трудового права, семей­ного права и др.) сформировалась как бы «сама собой»? И не потому ли в профилирующих отраслях, где право­вые принципы тоже есть, но где общими, «всепоглощаю­щими» показателями юридической специфики являются метод и механизм регулирования, сама по себе катего­рия  отраслевых  принципов  страдает  известной  неопре-

    192

     

    деленностью? Думается, дальнейшее исследование соот­ношения отраслевых методов и принципов с учетом осо­бенностей отдельных групп отраслей права позволит решить, насколько правильно такого рода предположе­ние.

    3. Комплексные отрасли, будучи вторичными обра­зованиями в советской правовой системе, выполняют в ней ограниченные задачи и потому обладают лишь частью признаков и особенностей, свойственных общему понятию «отрасль права»

    Большинство комплексных отраслей формируется в связи с необходимостью специализированного регулиро­вания определенной группы отношений на основе и в рамках с\ шествующих отраслевых юридических режи­мов. Хотя каждая комплексная отрасль имеет свой пред­мет регулирования (рассматриваемый, правда, в иной плоскости, нежели предметы основных отраслей), этот предмет не требует особого метода и механизма регули­рования Он предопределяет лишь необходимость отно­сительно обособленного нормативного регулирования и некоторое юридическое своеобразие — отдельные специ­фические принципы, положения, приемы регулирования. К такого рода комплексным отраслям относятся, в част­ности, страховое право, морское право, железнодорож­ное право (и иные транспортные отрасли), горное право, банковское право, налоговое право. На базе соответст­вующих подотраслей гражданского права постепенно приобретают характер комплексных отраслей жилищное право, авторское право, изобретательское (патентное) право

    Содержание комплексной отрасли складывается из специальных норм, обладающих предметным и извест ным юридическим единством Но каждая из этих норм имеет главную «прописку» в той или иной основной от­расли, входит в обеспечиваемый ею юридический режим. Таким образом, комплексные отрасли полностью охва­тываются теоретической конструкцией производных стру­ктур, разработанной в философской литературе Произ­водные С1руктуры, как пишут В. И Свидерский и Р. А. Зобов, «(пока они окончательно не превратились в самостоятельные образования), сохраняют свои связи с исходной структурой, и их элементы получают возмож­ность раскрывать свои потенции как через механизм за-

    13   Заказ 5626      193

     

    кона результирующей структуры, так и через вновь воз­никшие системы отношений»1.

    Комплексные отрасли, обладая лишь частью призна­ков и особенностей отрасли права, представляют собой своего рода «наслоения» на поверхности правовой си­стемы. Если быть предельно строгим к терминологии, рассматриваемые правовые общности следовало бы наз­вать «полуотрасли», но их вторичный, производный ха­рактер, надо думать, получает отражение и в слове «ком­плексная», которое в соединении с понятием «отрасль» позволяет указать на особенности данных общностей как таких компонентов советской правовой системы, ко­торые выражают одну из граней определенного участка правового регулирования.

    Как правило, комплексные (специализированные) отрасли тяготеют к какой-либо основной и прежде всего профилирующей отрасли. По сути дела, многие из них формируются на основе определенной подотрасли, объе­динения институтов или даже отдельного отраслевого института. «Юридический корень» указанных выше комп­лексных отраслей может быть найден во внутренних под­разделениях гражданского, административного, финан­сового, земельного права. И хотя комплексные правовые общности вышли за пределы отдельной отрасли и при помощи цельного нормативного регулирования образо­вали некоторое единство, каждый из исходных элементов, в особенности тот, с которого началось развитие комп­лексной отрасли, продолжает существовать в рамках той или иной основной отрасли.

    1 В. И. С в и д е р с к и й, Р. А. 3 о б о в, Новые философские аспекты элемепгно-структурных отношений, стр. 38.

    Указанная особенность частей целостных образований в иерархии структур правильно отмечена Д. А. Керимовым. Для не­которых частей целою, пишет он, «характерно не только то, что они входят в состав соответствующего целого, но и то, что одно­временно являются частями другого целостного правового образо­вания. В результате оказызается, что разнообразие свойств, свя­зей и отношений этих правовых частей гораздо богаче и шире их разнообразия лишь как частей данного целого» (Д. А. Керимов, Философские проблемы права, стр. 267). Он указывает на, так сказать, «двойное подчинение» отдельных целостно-системных право­вых образований (там же, стр.306). Эти правильные положения, однако, не согласуются с отрицательным отношением автора к идее комплексных отраслей   (см.   там    же,   стр. 299).

    194

     

    Юридический источник некоторых комплексных об­разований полярно разнороден, что придает им состав­ной характер. Например, военное право как комплексная отрасль развилось из двух основных подотраслей — во­енно-административного и военно-уголовного права, а также ряда иных подразделений. Не исключено, что этот процесс развития завершится достаточно полным выяв­лением всего специфического, что свойственно правовому регулированию данной группы общественных отношений, тем более, что и в настоящее время особенности регули­рования затрагивают здесь общее правовое положение субъектов (для завершения указанного процесса, оче­видно, необходимо издание единых кодифицированных нормативных актов). Тем не менее и в этом случае в рас­сматриваемой области сохранится качественная юриди­ческая разнородность различных ветвей нормативного материала1.

    Несмотря на издание единых кодифицированных ак­тов, значительная качественная разнородность сохраня­ется в исправительно-трудовом праве. И тут особенности правового регулирования в какой-то мере затрагивают даже общее правовое положение субъектов. Но юриди­ческая регламентация уголовно-процессуальных (испра­вительных), административных и трудовых отношений отличается значительными особенностями, которые вряд ли могут быть объединены в нерасчленяемое правовое образование.

    Существенные юридические особенности свойственны исходным компонентам нормативного материала, кото­рый входит в хозяйственное право. Хотя правовое регу­лирование хозяйственных отношений отличается извест­ными общими чертами (их количество, по-видимому, уве­личится, если  будет  принято предложение  об  издании

    1 В. Н. Хропанюк, рассматривая военно-правовые нормы как единый межотраслевой комплекс, пишет: «Сохраняя общую отрас­левую сущность, формы и методы юридического воздействия на военные отношения характеризуются более высокой категорич­ностью и безусловностью установления и реализации прав и обя­занностей, четкой детализацией возможного и должного поведения субъектов военных отношений, а также более строгой ответствен­ностью за нарушения воинского порядка» (В. Н. Хропанюк, Понятие советского воинского правопорядка, «Правоведение» 1972 г, №4, стр. 18).

    13*          195

     

    единого Хозяйственного кодекса), централизованное и децентрализованное регулирование по своей природе таково, что оно в равной степени обеспечивается юриди­чески разнородными, в какой-то мере несовместимыми правовыми методами, которые соответственно коренятся в режимах административно-правового и гражданско-правового регулирования.

    4. Наряду со специализированными комплексными общностями в системе советского права существуют и имеют тенденцию дальнейшего развития интегрирован­ные комплексные отрасли, которые могут быть названы гакже надотраслями или суперотраслями.

    Процесс дифференциации права, возникновение новых комплексных (специализированных), а затем при нали­чии необходимых предпосылок специальных основных отраслей порождает необходимость встречного процес­са—интеграции структурных подразделений.

    Яркий пример этому дает правовое регулирование в сфере природно-ресурсовых и природоохранительных от­ношений. Развитие земельного, административного, гра­жданского и колхозного права, а на их базе таких отра­слей, как водное, лесное, горное право, выдвинуло в качестве острой проблемы необходимость объ­единения правового регулирования в рассматриваемой сфере общественных отношений. Поэтому здесь в каче­стве нового слоя комплексных образований намечается выделение по мере совершенствования законодательства перекрещивающихся интегрированных структур — при­родоохранительного1 и природно-ресурсового2 права (как комплексные надотрасли они не конкурируют ме­жду собой и тем более не исключают друг друга; каж­дая из них интегрирует нормативный материал земель­ного, водного, лесного, горного права под своим углом зрения,в своем аспекте).

    Такие же процессы происходят и в других сферах об­щественных отношений

    В качестве интегрированного структурного образо­вания (надотрасли), по всей видимости, может быть охарактеризовано судебное право.

    1              См  «Вопросы философии» 1973 г. № 10, стр 62—63

    2              См. «Ученые записки ВНИИСЗ», вып. 26, М.. 1972, стр  126

    196

     

    Давно ведущийся в литературе научный спор о том, является ли судебное право самостоятельной отраслью, получает вполне удовлетворительное решение при ис­пользовании теоретической конструкции интегрирован­ной комплексной структуры. Оно представляет собой не основную отрасль, поглощающую (заменяющую) уго­ловно-процессуальное, гражданско-процессуальное, су-доустройственное право, а комплексную интегриро­ванную общность, «надстраивающуюся» над указанны­ми подразделениями основной структуры советского права.

    В современных условиях, когда в ряде отраслей все более консолидируются процедурно-процессуальные нор­мы, постепенно формируется такая интегрированная структура, как процессуальное право, в определенной степени перекрещивающееся с судебным правом. Опо­средствуя правообеспечительную деятельность компе­тентных органов социалистического государства, оно яв­ляется вторичной общностью, которая охватывает про­цессуальные отрасли, а также процедурно-процессуаль­ные институты, сложившиеся в ряде отраслей матери­ального права — трудового, колхозного, земельного и др.1. Следует лишь заметить, что рассматриваемая вто­ричная общность имеет содержательное, позитивное зна­чение постольку, поскольку она связана с особого рода процедурой — процессуальными формами, обеспечиваю-

    1 С рассматриваемых позиций представляет интерес постановка В. М. Горшеневым вопроса о «процессуальном праве». Автор, в част­ности, пишет: «Каждая отрасль материального права, особенно при наличии в ней норм, которые не могут реализоваться без правопри­менительного процесса, имеет соответствующие процессуальные нор­мы с самой различной степенью группировки — от самостоятельной отрасли до частных обособленных групп» (В М. Горшенев, Спо­собы и организационные формы правового регулирования в социали­стическом обществе, стр. 231). Вместе с тем определенные сомнения вызывает конструкция «частные обособленные группы» (и кроме того, категоричность суждечий автора — стремление увидеть процес­суальные нормы в каждой отрасли). Эти сомнения возрастают, когда В. М. Горшенев, продолжая цитированную мысль, утверждает: «Все они (т. е. и «частные обособленные группы»? —С. А.) обладают опре­деленной самостоятельностью по отношению к отраслям материаль­ного права и не входят в их содержание в качестве составных частей» (там же). Куда же эти «частные обособленные группы» входят? В процессуальное право в целом? Но оно может мыслиться только как вторичная интегрированная структура.

    197

     

    щими  правовые начала в государственно-принудитель­ной деятельности компетентных органов1.

    Под углом зрения теоретической конструкции интег­рированной комплексной отрасли новый «поворот» мо­жет получить и проблема хозяйственного права.

    Если в результате развития законодательства хозяй­ственное право не перерастет в основную отрасль (до­статочных объективных предпосылок для такого пере­растания наукой не установлено), оно по мере формиро­вания специализированных комплексов типа промыш­ленного права, строительного права и других приобре­тет значение интегрированного вторичного образования2.

    Аналогичный вывод можно сделать и в отношении сельскохозяйственного права. Известная общность пра­вового положения и производственно-хозяйственной де­ятельности колхозов, совхозов, межколхозных и государ­ственно-колхозных предприятий и организаций, аграрно-промышленных комплексов и объединений постепенно очерчивает контуры весьма обширной вторичной струк­туры3 (в рамках которой, однако, не должны потерять­ся существенные особенности, свойственные колхозному праву и правовому регулированию деятельности государ­ственных сельскохозяйственных организаций и пред­приятий4).

    Интегрированные отрасли объективированы в право­вой системе в меньшей степени, чем специализирован­ные комплексные образования. В тех же случаях, когда отсутствует единое нормативное регулирование, они в целом  остаются  еще  сферами,   зонами   регулирования.

    1              Правильную мысль высказала В. А. Тарасова, подчеркнувшая,

    что «процедура — это только начальная форма урегулированности   в

    деятельности соответствующих органов, которая при наличии объек­

    тивной необходимости может перерасти в форму, именуемую процес­

    сом» (В. А. Тарасова, Процедурная форма деятельности органов

    социального обеспечения, «Советское государство   и право»  1973    г.

    №11, стр. 112—113).

    2              Именно так эта проблема ставится Станиславом Владыкой (см.

    St.   W 1 о d у k a,    Problem   prawa     gospodaiczego  w   swetle   aktu-

    alnej   nauki о   sistematice    prawa, «Paristwo l prawo», 1972, № 12,

    ss. 41—42).

    3              «Советское государство и право» 1973 i   № 6, стр. 43—51; № 9,

    стр  53—55.

    4              Сч. 3. С. Б е л я е в а, М. И. Козырь, Н. И. К р а с н о в, Со­

    ветское колхозное, земельное, водное, лесное и горное законодательст­

    во, «Советское государство и право» 1972 г. № 12, стр. 129.

    198

     

    Если, например, в природоохранительном праве могут быть найдены известные (хотя и «растворенные» в кон­кретном нормативном материале) нормативные обобще­ния, то сельскохозяйственное право представляет собой зачаточную форму правовой общности. Сельскохозяй­ственное право в современных условиях является в зна­чительной степени зоной регулирования, только намеча­ющейся интегрированной правовой общностью, весьма близкой, скажем, к правовому комплексу, который ох­ватывает правовое регулирование научно-технического прогресса.

    5. Решение вопроса о том, к основной или комплек­сной отрасли относится данная правовая общность, тре­бует в каждом случае тщательного всестороннего ана­лиза. Этот анализ предполагает, конечно, характеристи­ку соответствующего предмета правового регулирования, но сразу же вслед за тем необходимо изучение юриди­ческого своеобразия свойств данного подразделения, позволяющих ему быть (или не быть) самостоятельным элементом единой правовой системы.

    На пути такого анализа исследователя подсте­регают трудности субъективного и объективного по­рядка.

    Трудности субъективного порядка — это сложивши­еся традиции в понимании и терминологическом обозна­чении определенных структурных подразделений. Какие, например, затруднения проистекают из того, что один из (профилирующих юридических режимов (методов) пра­вового регулирования в силу некоторых исторических причин получил терминологическое обозначение — «гра­жданское право»? Как легко «пойти» здесь за термином и признать, что данная основная отрасль охватывает отношения, участниками которых являются только гра­ждане!

    Решению вопроса о характере той или иной отрасли препятствует существующее в отдельных юридических науках стремление с самого начала доказывать лишь одно: данная общность норм — только основная, зани­мающая такое же положение, как и традиционные от­расли, и т. д. Как правило, такого рода разработки име­ют цель обосновать заранее намеченное решение; они не приемлют иного варианта, и потому научные обсуж­дения о характере отраслей превращаются в бесперспе-

    199

     

    ктивные, затяжные споры, в результате которых проис­ходит консервация полярных точек зрения.

    Имеются и трудности объективного порядка. Одна из них — множественность системообразующих факто­ров (а также наличие отраслей, которые находятся в состоянии развития).

    Если внимательно проанализировать источник спо­ров, ведущихся в литературе по вопросу о составе отра­слей, то выяснится, что во многих случаях проблема сводится к тому, какой из системообразующих факто­ров рассматривать в качестве главного, доминирующего.

    Например, проблема хозяйственного права. Какой системообразующий фактор является решающим в об­ласти правового регулирования хозяйственных отноше­ний? Порождает ли сфера хозяйства как таковая еди­ный юридический режим, цельный метод и механизм регулирования? Или же общность нормативной регла­ментации хозяйственных отношений на современном эта­пе развития советского права складывается на базе двух качественно разнородных, главных форм регулирования, одна из которых порождена властно-организационны­ми, управленческими отношениями, а другая — децент­рализованными, имущественно-стоимостными связями? Достаточно так поставить вопросы и станет ясно, что в данном случае необходимо тщательное «взвешивание» системообразующих факторов в связи со сложившей­ся реальной структурой советского права.

    6. Отрасли советского права находятся в состоянии развития, а некоторые и перерастания из одной группы в другую. К ним, в частности, относятся право социаль­ного обеспечения, административно-процессуальное пра­во и некоторые другие.

    Например, в связи с развертыванием деятельности социалистического государства по социальному обеспе­чению граждан из состава трудового, административно­го, колхозного права выделяется компактная группа пра­вовых институтов, которая, по мнению ряда авторов, может быть названа правом социального обеспечения. Существенную роль в этом процессе сыграло принятие Закона о государственных пенсиях, Закона о пенсиях и пособиях членам колхозов, Основ законодательства Со­юза ССР и союзных республик о здравоохранении и др. Предоставление материальных благ алиментарного ха-

    200

     

    рактера1 потребовало развития таких специфических правовых связей, которые все более отражаются на об­щем правовом положении граждан, приводят к форми­рованию своеобразного правового статуса. Видимо, пра­во социального обеспечения пока не отмежевалось от своей основы, в частности, от трудового права2. В совре-' менных условиях оно еще остается комплексной отра­слью. Вместе с тем право социального обеспечения в ка­кой-то мере уже перешло ту грань, которая отделяет комплексные отрасли от основных. Процесс его утверж­дения как основной отрасли завершится, по мнению В. С. Андреева, с реализацией важнейших мероприятий по пятилетнему плану3, с выработкой и закреплением общих норм, воплощающих специфические черты мето­да данной отрасли, его особые принципы.

    Все более утверждается в качестве основной отра­сли советское административно-процессуальное право. Правда, природа правового регулирования управленче­ских отношений такова, что процедурные нормы во мно­гих случаях не выходят за рамки материальных инсти­тутов и их объединений4. В то же время своеобразие административного принуждения, да и логика советской правовой системы обусловливают необходимость фор­мирования процессуальных институтов, которые на последовательно социалистических правовых началах регламентировали бы порядок разрешения споров, при­менение мер  административно-принудительного воздей-

    1              См   В. С. А н д р е е в, Понятие  и система советского права со­

    циального обеспечения, «Правоведение» 1969 г.   № 5, стр. 70; М    И.

    Полупанов,   Право    социального     обеспечения — самостоятель­

    ная отрасль права, «Советское государство и право» 1971 г. 9, стр. 58.

    2              Ряд авторов (Б. К. Бегичев, В. И. Смолярчук и др.)  рассма­

    тривают право социального  обеспечения в  качестве трудового  пра­

    ва. Вместе с тем Б. К   Бегичев отмечает, что совокупность общест­

    венных   отношений по социальному обеспечению ныне «с трудом может

    быть «рассыпана» между... отраслями права. Разросшейся совокуп­

    ности норм  по  материальному обеспечению   нетрудоспособных   ста­

    новится   «тесно»   в рамках   трудового   и   других   отраслей   права»

    (Б. К- Бегичев, Трудовая правоспособность   советских граждан,

    стр 39).

    3              См. «Правоведение» 1969 г. № 5, стр. 69.

    4              См. Д. Н. Б а х р а х,   Советское законодательство об админи­

    стративной ответственности, Пермь, 1969.

    201

     

    ствия и иных средств юридического обеспечения1. В на­стоящее время эти институты образуют правовую общ­ность, имеющую в своей основе комплексный характер: она охватывает процедурные правила материального ад­министративного права и процессуальные нормы, источ­ником которых являются уже сложившиеся процессуаль­ные отрасли — уголовно-процессуальное и гражданско-процессуальное право2. Думается, однако, что перед на­ми правовая общность, все более обретающая черты и свойства основной отрасли права3. Совершенствование советского законодательства по вопросам администра­тивного принуждения, насыщение соответствующих про­цессуальных правил специфически процессуальным со­держанием и принципами, выработка нормативных обобщений 'и закрепление в кодифицированных актах структуры всего комплекса административно-процессу­альных институтов — все это приведет к завершению формирования рассматриваемой основной отрасли (мес­то для которой в системе советского права давно «заго­товлено»)4.

    В стадии активного формирования находятся и такие отпочковывающиеся от земельного права отрасли, как

    1              См. Н. Г. Салищева, Административный процесс в СССР,

    «Юридическая  литература»,   1964; ее  же,  Гражданин и  админист­

    ративная юстиция в СССР, «Наука», 1970.

    2              Комплексный  характер   правил,   регулирующих    администра­

    тивные процессуальные    отношения,    подметил Б. Б.    Хангельдыев.

    Он выделил  в особые  группы правила,  приближающиеся по своей

    природе к нормам уголовного и гражданского процесса  (см. Б. Б.

    Хангельдыев, О  систематизации советского административного

    законодательства, «Сборник ученых трудов СЮИ», вып. II, Сверд­

    ловск, 1964, стр. 90),

    3              На  ряд свойств административно-процессуального   права как

    структурного элемента  единого советского права указал В.  Д. Со­

    рокин  в   кн.   «Административно-процессуальное     право»   (стр.  52 и

    след.). Вместе  с  тем защищаемая   автором широкая трактовка со­

    держания  конструируемой   им  системы   норм,    охватывающей    все

    виды процедур  по разрешению индивидуально-конкретных дел, пре­

    пятствует   выяснению юридического,   специфически   процессуального

    характера  данной   отрасли.   (Впрочем,   такой  подход   согласуется с

    отрицательным отношением В. Д   Сорокина  к утвердившейся в  со­

    ветской   юридической   науке  идее  о  наличии   у   каждой    отрасли

    своего особого метода правового регулирования.)

    4              Об   административно-процессуальном   праве  как  о   формиру­

    ющейся  отрасли см.  Ю. К.  О с и п о в,  Подведомственность юриди­

    ческих дел, Свердловск, 1973, стр. 64.

    202

     

    водное, лесное, горное право. В юридической литерату­ре вопрос о самостоятельности этих отраслей нередко решается по принципу «или—-или»: или самостоятель­ная отрасль, существующая наряду с земельным пра­вом, или особое подразделение (подотрасль) земельного права. Между тем водное, лесное, горное право, начав свою жизнь в пределах земельного права1, обогатившись затем новыми элементами, связанными с хозяйственным использованием природных богатств2, по существу, пре­вратились в комплексные отрасли. В настоящее время они, надо полагать, все более обретают статус основных отраслей. В этом процессе перехода правовых общно­стей от комплексных отраслей к основным «вырвалось вперед» водное право. Проведенная в последние годы общесоюзная и республиканская кодификация водного законодательства усилила интеграцию охватываемого им нормативного материала, выработку обобщающих положений, закрепила своеобразные черты общего юри­дического положения водопользователей (по ряду мо­ментов существенно отличающегося от общего правово­го положения землепользователей).

    7. Указывая на тенденцию перерастания ряда комп­лексных отраслей в основные, необходимо в то же вре­мя отметить, что это — лишь тенденция, да к тому же не касающаяся всех комплексных образований.

    Рассматриваемая тенденция вовсе не затрагивает ин­тегрированные комплексные структуры, которые выпол­няют в правовой системе весьма ограниченные функции. Но и специализированные комплексные отрасли нередко имеют четкие границы в своем развитии. Некоторые из них (такие, например, как морское право, исправитель­но-трудовое право), в полной мере обеспечивают и будут обеспечивать осуществление свойственных им функций, оставаясь и впредь комплексными.

    Нужно видеть и то, что для перерастания комплекс-

    1              Б. В. Ерофеев    пишет:    «С    момента    выделения    земельно­

    го права   в  качестве самостоятельной   отрасли права   начался про­

    цесс   накопления   элементов   самоегоятелыюсти  горного,  лесного   и

    водного права, которые   проявились    сначала   в    виде     отдельных

    правовых норм,   а   затем  сформировались в отдельные    институты,

    постепенно   образовавшие   единство»    (Б. В. Ерофеев,    Основы

    земельного права, стр. 20).

    2              См. «Советское государство и право» 1969 г   № 3, стр. 29.

    203

     

    ной отрасли в основную необходимы не только объек­тивно-материальные, но и юридические предпосылки. Для такого рода перерастания, в частности, требуется, чтобы в данной области отношений все же существовал доминирующий правовой режим, который, впитывая и перерабатывая новые элементы, постепенно переходил бы в новое качественное состояние.

    Этого, по всей видимости, нет в комплексных отрас­лях, имеющих составной характер, — в военном праве, хозяйственном праве, исправительно-трудовом праве. Исходные элементы в этих комплексных образованиях не только качественно разнородны, но и ни один из них не является базой, которая способна объединить («пере­варить») разнородный материал.

    Показательно в этом отношении развитие исправи­тельно-трудового права. Казалось бы, недавно проведен­ная кодификация исправительно-трудового законода­тельства позволила в полной мере выявить специфику правового регулирования в этой области общественных отношений. Более того, особенности регулирования ис­правительно-трудовых отношений затрагивают и общий правовой статус лиц, отбывающих уголовное наказание (в особенности наказание в виде лишения свободы). Но регулирование, с одной стороны, уголовно-процессуаль­ных, административных отношений, а с другой — отно­шений трудовых, воспитательных остается настолько спе­цифичным, что исправительно-трудовое право так и не перешло ту грань, которая отделяет основные отрасли от комплексных. Снижение же удельного веса лишения свободы среди других мер уголовного наказания, все бо­лее широкое проникновение в данную сферу общих норы трудового права — эти и другие факты, выражающие процесс гуманизации исправительно-трудовой политики в социалистическом обществе, дают основания говорить даже об обратном процессе: об усилении черт комплекс­ности исправительно-трудового права1.

    8. Отрасли советского права (основные и комплекс­ные) находятся в сложной взаимозависимости. Главные генетические   и   функциональные   связи,   существующие

    1 Об исправительно-трудовом праве как комплексной отрасли см. В. И. П и н ч у к, Место исправительно-трудового права в систе­ме советского права, «Правоведение» 1972 г. № 1, стр. 54—60.

    204

     

    между отраслями, проявляются в рамках всей правовой системы (гл.6). Вместе с тем некоторые из этих взаимо­связей проявляются и на уровне отдельных отраслей. Речь идет о том, что группы отраслей образуют неред­ко своего рода ассоциации, объединения, которые могут быть названы семьями отраслей.

    Факт существования такого рода семей уже отмечал­ся в советской юридической литературе. Если внести по­правку в нечеткое употребление термина «подотрасль», то в принципе следует согласиться с мнением о том, что «представление о структуре отраслей как семьях (кур­сив мой.— С. А.) подотраслей, связанных воедино какой-то общей частью, произрастающих от одного общего корня, отражает процессы не только дифференциации, но и интеграции права»1. О группах отраслей в правовой системе пишет В. Ф. Яковлев2.

    Началом, корнем отдельных правовых семей являют­ся профилирующие отрасли — государственное право, административное право, гражданское право, уголовное право. В них воплощаются типовые методы правового регулирования, выражающие наиболее «чистое» разви­тие не только простейших приемов регулирования (ад­министративное и гражданское право), но и общих спо­собов правового воздействия — дозволения, обязывающе­го предписания, запрета3.

    Конечно, границы между семьями отраслей права в какой-то мере условны. Другие основные и специализи­рованные комплексные отрасли формируются в резуль­тате синтеза, определенной компоновки элементов, свой­ственных нескольким профилирующим отраслям. Состав­ные комплексные отрасли (типа хозяйственного права), т. е. отрасли с качественно разнородными компонентами, тяготеют сразу к нескольким профилирующим отраслям. Интегрированные же комплексные отрасли вообще пред-

    1              «Советское государство и право»  1967 г. № 9, стр. 33—34.

    2              См.  В. Ф. Яковлев,  Гражданско-правовой метод регулиро­

    вания общественных отношений, автореферат докт. дисс, стр. 32.

    3              См. там  же, стр. 70—71.    В   Д. Сорокин указывает на три

    типовых     метода     правового     регулирования     (уголовно-правовой,

    гражданско-правовой,  административно-правовой), упуская из  поля

    зрения   четвертый — государственно-правовое   регулирование      (см.

    В.   Д.   Сорокин,   Административно-процессуальное   право,     стр.

    40-41).

    205

     

    ставляют собой в значительной степени обширные зоны правового регулирования. Но большинство отраслей со­ветского права довольно четко и определенно распреде­ляется по отдельным семьям (хотя точнее говорить, что составные элементы семьи лишь тяготеют к той или иной профилирующей отрасли).

    В настоящее время в советском праве существует ч е-т ы р е семьи отраслей.

    Первая из них — отрасли, непосредственно группиру­ющиеся вокруг советского государственного права. Ко­нечно, государственное право является основой, корнем всей советской правовой системы. Содержание отраслей всех правовых семей базируется на принципах, выражен­ных в государственно-правовом регулировании. Поэтому семья отраслей государственно-правового профиля не­многочисленна. Но она есть. Это, в частности, такие комплексные отрасли, как прокурорское право1, судо-устройственное право2, бюджетное право.

    Особую семью образуют основные и комплексные от­расли, тяготеющие к типовому методу административно-правового регулирования. В эту группу, кроме админи­стративного и административно-процессуального права, включаются: основные отрасли —финансовое право3, зе­мельное право с отпочковывающимися от него водным, лесным, горным правом; административно-хозяйственное право (как часть составной комплексной отрасли — хо­зяйственного права), военно-административное право (как часть составной комплексной отрасли — военного права) и др.

    1              См.   Г. И. Б р о в и и,  Прокурорский   надзор — подотрасль   го­

    сударственного права,  «Правоведение»  1970  г.  №  4,   стр.   106.   Ряд

    авторов  (С.  Г. Березовская, Г. И. Бровин,   В. Г. Мелкумов и др.)

    относят   прокурорское   право к   разряду «самостоятельных»,   т.     е.

    основных отраслей  (см. например, С.  Г. Березовская,   Нормы

    прокурорского надзора и  их    место в  системе    советского    права,

    «Вопросы прокурорского надзора», М., 1972, стр. 19—35).

    2              См.  В. М.  Семенов, Организация  суда и  прокуратуры    в

    СССР, Свердловск, 1973, стр. 4.

    3              По   мнению П. С. Гуревича,   есть «доказательства   в   пользу

    признания финансового права комплексной отраслью права, состоя­

    щей из пяти  отраслей:  1) бюджетное  право;  2)     налоговое право;

    3) банковское  право;   4) страховое  право;   5)   правовая  организа­

    ция сберегательного дела»  (И.  С.   Г у р е в и ч,  Правовые проблемы

    расчетных и кредитных отношений, автореферат докт. дисс, изд-во

    ЛГУ, 1972, стр. 6),

    206

     

    К тому же циклу отраслей тяготеет и право социаль­ного обеспечения, хотя в общем оно находится и на грани с цивилистической группой.

    Следующая семья — отрасли цивилистического про­филя. Эта группа, кроме гражданского и гражданско-процессуального права, охватывает: основные отрасли — трудовое право, колхозное право, семейное право, а также комплексные отрасли — банковское право, «транс­портные» отрасли (железнодорожное, морское, воздуш­ное и др.), страховое право, жилищное право, авторское право, изобретательское право, цивильно-хозяйственное право (как составная часть комплексной отрасли хозяй­ственного права) и др.

    И, наконец, особо должна быть выделена семья отрас­лей уголовно-правового цикла: уголовное право, уголов­но-процессуальное право, исправительно-трудовое право1.

    1 Несколько слов о международном праве. Международное частное право может быть охарактеризовано в качестве особого подразделения советского права. Оно представляет собой комплекс­ную отрасль, тяготеющую главным образом к семье отраслей ци­вилистического профиля, да к тому же с международно-правовой окраской (о природе международного частного права см. Л. А. Л у н ц, Международное частное право, «Юридическая литература», 1970, стр. 9—16, 35—37 и след). Международное публичное право — это вообще не отрасль права. Как правильно отмечено в литературе, международное право есть «особая правовая система, особая область права, автономная по отношению к праву внутригосударст­венному (национальному)» (Г. В. Игнатенко, Международное право и общественный прогресс, «Международные отношения», 1972, стр. 25). Под углом зрения своих системно-структурных характеристик международное публичное право—такое социальное образование, ко­торое занимает равное положение с любой национальной правовой системой. Поэтому в принципе к определению структуры международ­ного публичного права следует подходить с тех же позиций,с каких освещается структура национальных правовых систем. Значит, нор­мативный материал этой своеобразной межгосударственной право­вой системы подразделяется на отрасли (основные и комплексные), подотрасли, институты и др. В области науки наряду с обшей тео­рией международного права выделяются самостоятельные отрасле­вые международно-правовые научные дисциплины, например, меж­дународное космическое право, международное право по использо­ванию атомной энергии и т. д.

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 26      Главы: <   16.  17.  18.  19.  20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.