Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 26      Главы: <   14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.  22.  23.  24. > 

    /. Понятие отрасли права. Ее структура

    1. Отрасли советского права — это главные его структурные подразделения, подразделения на самом высоком уровне. Советское право как единая правовая система Союза ССР (включающая правовые подсисте­мы союзных республик) непосредственно складывается из такого рода крупных, обособленных друг от друга частей, которые и называются отраслями1.

    1 Вопросы о делении советского права на отрасли и о связях между отраслями, рассматриваемые в этой и следующей главах, уже освещались мной в pa:iee опубликованных работах, в частности в кн. «Общие теоретические проблемы системы советского права» (Госюриздат, 1961).

    Главные из защищавшихся в то время идей нашли подтвержде­ние и развитие в результате последующего обсуждения и разработки проблемы (о предмете правового регулирования и его чертах; о ме­тоде правового регулирования, его многогранности, значении и со­отношении с предметом; об объективности системы права и др.). Эти идеи взяты за основу и в данной работе. Разумеется, учтены новые данные и материалы, например те, которые обусловили не­обходимость признания в качестве самостоятельных отраслей земель­ного и финансового пртва.

    Вместе с тем изменение «угла зрения», связанное с новейшими философскими исследованиями структурно-элементных отношений, потребовало рассмотрения деления права на отрасли в качестве од­ного из уровней структуры права в целом. А это позволило не толь­ко расширить проблематику, но и дополнить основные идеи, выдер­жавшие проверку временем, некоторыми новыми моментами, в том числе о вторичных образованиях в системе права, о механизме воз­действия на нее системы законодательства и других, а также оха­рактеризовать структуру советского права как существенную пра­вовую ценность.

    11   Заказ 5626      161

     

    Если отдельное нормативное предписание представ­ляет собой первичную «живую» клеточку права, а право­вые- институты — «блоки», то отрасли являются само­стоятельными, относительно замкнутыми механизмами регулирования.

    Обладая значительным юридическим своеобразием, каждая отрасль права есть относительно автономное образование, которое опосредствует не отдельный учас­ток общественных отношений, а их специфический, ка­чественно особый вид, охватывающий множество его разновидностей и разветвлений.

    Таким образом, под отраслью советского права по­нимаются главные, относительно замкнутые структур­ные подразделения, состоящие из компактной системы распределенных по институтам нормативных предписа­ний, регулирующих специфический вид общественных отношений.

    Основная функция отраслей в правовой системе состоит в том, чтобы применительно к качественно осо­бому виду общественных отношений обеспечивать оп­ределенный юридический режим правового регулиро­вания.

    Юридический режим регулирования—это особая система правового воздействия, состоящая главным об­разом в специфике приемов (метода) регулирования, а также в его механизме. Указанная специфика настолько существенна, что складывается именно режим регулиро­вания, особая его атмосфера — такой порядок, который пронизан едиными принципами и который сказывается на всех его элементах: и на отраслевых нормах, и на статусе субъектов, и на конкретных правоотношениях (юридических фактах, юридических санкциях и др.). Реально, в фактической жизни отраслевой режим выра­жается в характере и особенностях правовых связей, во всем строе правовых отношений (как общих, так и конкретных)'.

    1 Мысль о том, что каждая отрасль права обеспечивает особый юридический режим, все более утверждается в советской юридичес­кой литературе. Об особом правовом режиме земли, установленном советским земельным правом, говорит Г. А. Аксененок в статье < Понятие советского земельного права и его системы» («Советское государство и право» 1969 г. № 3, ст. 31).  Понятие «правовой    ре-

    162

     

    Для того чтобы отчетливее обрисовать юридическую специфику отраслей, можно представить себе правовую систему в виде такого образования, каждый крупный участок которого отличается ярким контрастным цве­там. И в цвет данного участка окрашено все, что им охватывается, все дробные подразделения, в него вхо-дящиех.

    Известная замкнутость, суверенность правового ре­жима, обеспечиваемого отраслью, выражается в подме­ченном в литературе факте «неприменимости к отноше­ниям, регулируемым данной отраслью, норм, лежащих за ее пределами»2.

    Замкнутость, суверенность отраслевых режимов ре­гулирования определяет важнейшие моменты правовой квалификации юридических дел, саму направленность их решения правоприменительными органами. Верхов­ный Суд Союза ССР и Верховные суды союзных респуб­лик неоднократно подчеркивали необходимость прове­дения строгих разграничительных линий между право­выми режимами различных отраслей права. Так, в ряде постановлений и определений, изданных в послед­нее время, указывается, что при решении споров об оп­лате труда следует разграничивать отношения трудово-

    жим» для характеристики юридических особенностей советского трудового права с успехом использует Б. К. Бегичев в кн. «Трудовая правоспособность советских граждан.

    1              В области науки особенности юридического режима отрасли воп­

    лощаются в виде специфичной для каждой отрасли системы фунда­

    ментальных юридических понятий.  Таковы, например, понятия преступ­

    ления, наказания, уголовной ответственности    в уголовном    праве;

    компетенции,  административного  акта, штрафа  в административном

    праве;   гражданской  правосубъектности, собственности, обязательст­

    ва в гражданском праве; брака, семьи, алиментирования в семейном

    праве и т. д. Именно глубокое интеллектуальное единство   отрасли

    приводит к тому, что фундаментальные и иные отраслевые понятия,

    отраслевые теоретические конструкции образуют «единый, четко на­

    лаженный механизм, стройную, во всех своих подразделениях согла­

    сованную систему, координированную в одних и субординированную

    в других образующих ее составных частях» (О. С. Иоффе, Логи­

    ческие пределы понятий юридического лица,  оперативного  управле­

    ния, хозяйственного   обязательства,  «Правоведение»    1972 г.    № 6,

    стр. 103).

    2              А. В.  М и ц к е в и ч,  Соотношение  системы  советского права1

    с системой советского законодательства, «Ученые записки ВНИИСЗ»,

    вып. 11, стр. 11.

    И»           Ш

     

    го и гражданского права, трудового и авторского пра­ва1 и др.

    Более конкретный пример. Кунцевский районный народный суд Москвы, приговорив Смирнова к лише­нию свободы за побег из лечебно-трудового профилак­тория, указал в приговоре на то, что после отбытия на­казания Смирнов подлежит возвращению в профилак­торий сроком на один год и десять месяцев. Это указа­ние признано Верховным Судом РСФСР неправильным, не основанным на законе. Почему же? Потому что ме­ры административно-медицинского характера и уголов­ное наказание — средства юридического воздействия, подчиненные различным отраслевым юридическим ре­жимам. В определении Судебной коллегии по уголов­ным делам говорится: «Направление в лечебно-трудо­вой профилакторий является мерой административно-медицинского характера, и осуждение за преступление прекращает действие постановления о применении этой меры». Поэтому, решая уголовное дело, народный суд некомпетентен одновременно, да еще и на будущее, оп­ределять судьбу административных правоотношений. «Если, — сказано в определении, — необходимость в принудительном лечении не отпадает и после отбытия лишения свободы, то при наличии медицинского заклю­чения администрация исправительно-трудового учреж­дения в соответствии со ст. 58 Исправительно-трудово­го кодекса РСФСР входит в суд с представлением о принудительном лечении такого лица в лечебно-трудо­вом профилактории»2.

    2. Освещение юридической специфики отраслей пра­ва через присущие им юридические режимы и прежде всего через особые методы регулирования позволяет с необходимой четкостью раскрыть социальную ценность той или иной отрасли.

    Если социальная ценность советского права в целом коренится в его свойствах (нормативности, формальной определенности и др.), в его социально-политическом и правовом содержании, то социальная ценность той или иной отрасли с юридической стороны воплощена в сум-

    1 См., например, «Бюллетень Верховного Суда  РСФСР»   1972 г. № 5, стр. 37; №11, стр. 4

    3 «Бюллетень Верховного Суда  РСФСР»  1972  г.  №  1, стр. 5.

    164

     

    ме способов, приемов, принципов регулирования, харак­теризующих главные особенности отраслевого режима, во всем богатстве его юридического инструментария.

    Например, административно-правовое регулирование выражено в режиме власть — подчинение, построенном на наличии у субъектов властной компетенции, импера­тивности актов и т. д. Именно поэтому основные черты социальной ценности советского административного права состоят в том, что оно призвано обеспечивать про­ведение начал социалистической централизации, раз­вертывание управленческих отношений, строгую дисци­плину в области исполнительно-распорядительной дея­тельности.

    Социальная ценность советского трудового права за­ключена в особом трудовом режиме этой отрасли. По­рядок подчиненности рабочего и служащего правилам трудового распорядка, правомерным распоряжениям администрации, юридические возможности работника воздействовать на отношения по производству, полу­чать определенную сумму благ и льгот — все это такие правовые ценности, которые обеспечивают надлежащее развертывание и функционирование социалистических отношений по применению труда.

    «Величина» социальной ценности той или иной от­расли зависит от того, каков уровень совершенства при­емов и способов регулирования данного юридического режима, какие резервы регулирования в этом режиме заключены.

    Например, о социальной ценности гражданского права свидетельствует сам факт использования метода (гражданско-правового регулирования, сложившегося на основе товарных имущественных отношений, для опо­средствования личных неимущественных связей Показа­телем ценности юридического режима трудового права является использование его элементов в развитии совет­ского колхозного права и т. д.

    3. Каждая отрасль права — это юридически цельное, нерасторжимое правовое образование, отличающееся высоким уровнем внутренней организации, единством образующих ее элементов — институтов, их объедине­ний, подотраслей.

    В юридической литературе уже обращалось внима­ние па то, что отрасль складывается не непосредственно

    165

     

    из норм, а представляет собой «обособленную совокуп­ность распределенных по институтам правовых норм»1. Необходимо с большей определенностью оказать, что отрасль права следует рассматривать в качестве слож­ного соединения институтов и их укрупненных подраз­делений, соединения, выражающего устойчивый закон связи элементов отрасли, т.е. ее структуру в точном смысле этого слова.

    Для отрасли права характерен такой полный «на­бор» взаимодействующих между собой общих, функци­ональных, предметных регулятивных и охранительных институтов и их объединений, который обеспечивает все стороны и элементы данного юридического режима.

    Иными словами, начала целостности, интегрирован-но'сти имеют для отраслей права еще большее значе­ние, чем для дробных подразделений правовой системы. Например, правовые институты тоже призваны дать цельное регулирование, которое, однако, в рамках ин­ститутов носит, как правило, специализированный ха­рактер, касается узкого участка общественных отно­шений.

    Отрасли же права способны выполнить в правовой системе свои функции по обеспечению определенного юридического режима лишь постольку, поскольку в их составе есть весь нормативный инструментарий — от об­щих норм до охранительных предписаний. То, что может быть названо юридическим режимом, представляет со­бой целостный, многогранный юридический порядок, который предполагает и введение общих принципов ре­гулирования, и регламентацию всех сторон данных от­ношений, и указание на содержание правосубъектности, и установление необходимых государственно-обеспечи­тельных мер, и наличие предписаний, призванных опре­делять действие норм во времени, решать коллизионные вопросы, и т.п. Словом, отрасль должна содержать весь комплект «блоков» и «агрегатов», чтобы беспере­бойно работало все отраслевое «хозяйство», функциони­ровал весь отраслевой механизм регулирования. Весь­ма характерно, что нередко только в рамках отрасли права в целом могут быть выявлены логические нормы — «ормы  со  всеми  элементами  и  атрибутами,  необхо-

    1 «Правоведение» 1970 г. № 6, стр. 67. 166

     

    димыми для единого юридического, государственно-вла­стного регулирования данных отношений.

    Таким образом, в строении отрасли, в связях и соот­ношении образующих ее элементов заключен закон свя­зи — устойчивый способ их соединения. Для подавляю­щего числа отраслей он является более или менее типич­ным (общие институты — предметные регулятивные —• функциональные — предметные охранительные). Исклю­чение, пожалуй, составляет уголовное право, которое подчинено в основном выполнению охранительных за­дач и структура которого не включает конкретнорегу-лятивных институтов.

    Особо следует сказать о месте и роли в структуре отрасли общих институтов. В развитых отраслях права они образуют специфическое объединение, которое не толыко выражает и олицетворяет единство отрасли, ее целостность, но и выступает в рамках отрасли в качест-ве\ активного центра.

    Выше уже отмечалось, что в каждой отрасли есть свой основной институт—-комплекс нормативных пред­писаний, посвященных определению предмета отрасли, ее задачам, отраслевым принципам. Обратим внимание— принципам! Именно потому, что главное содержание основного института образуют отраслевые принципы (а также нормы-задачи, общие отраслевые дефиниции), основной институт и органически связанные с ним обще­закрепительные институты выполняют в структуре от­расли роль наиболее интенсивного звена, «одухотво­ряющего» всю отрасль единым идейно-теоретическим содержанием, общими социалистическими политико-пра­вовыми началами1.

    И еще один момент представляется здесь существен­ным. В ряде отраслей права (гражданском праве, процес-

    1 В. Ф. Яковлев пишет- «Отраслевой метод, фокусирующий в себе основные черты юридического содержания отрасли и выражен­ный наиболее рельефно в нормах общей части, проникает во все гражданско-правовые институты и служит тем скрепляющим соста­вом, который объединяет все нормы и институты гражданского пра­ва в одно целое. Единый метод гражданско-правового регулирова­ния потому и существует, что в отрасли сформировалась общая ее часть» (В. Ф. Яковлев, Гражданско-правовой метод регулиро­вания общественных отношений, стр 169—170). О значении общих норм в утверждении общих начал отрасли см. «Советское государ­ство и право» 1971 г. №  1, стр. 38—45.

    167

     

    суальных отраслях и др.) к основному институту вплот­ную примыкает общий институт, который регламентирует правосубъектность участников данных отношений. Но это и есть комплекс нормативных предписаний, регламенти­рующий главный элемент общего юридического положе­ния субъектов, их правового статуса.

    По мере развития той или иной отрасли права, усиле­ния процесса специализации, дифференциации и интег­рации нормативного материала усложняется и ее струк­тура. Такие, например, крупные отрасли советского пра­ва, как административное, гражданское, уголовно-про­цессуальное, гражданское процессуальное, в настоящее время представляют собой сложный комплекс, состоящий из объединения общих институтов (общей части), груп­пы подотраслей и отдельных правовых институтов.

    Правильной характеристике структуры того или ино­го комплекса институтов принадлежит немалое значение для решения вопроса о том, является ли этот комплекс самостоятельной основной отраслью. Но самое главное, думается, состоит здесь в том, что характер, развитость структуры отрасли служит существенным показателем ее социальной ценности. Полнота «комплекта» основных элементов структуры, многоуровневое ее построение, на­личие надлежаще дифференцированных подразделений, общей части и т. д. — все это значительно влияет на сте­пень регулирующей «энергии» отрасли, ее потенциала в воздействии на социалистические общественные отно­шения.

    Отсюда рассматриваемая проблема имеет и непосред­ственное практическое значение, связанное с определе­нием состава и соотношения подразделений кодифициро­ванных актов.

    Казалось бы, чисто технико-юридический вопрос: как построить структуру Основ гражданского законодатель­ства и ГК республик—по институционной системе (без выделения общей части и вещного права) или по панде-ктной системе (с выделением указанных подразделений)? Но ведь юридическая техника должна выражать реаль­ную структуру права, ее отдельных отраслей. «Если си­стема данной отрасли права существует объективно,—■ пишет С. Н. Братусь, — то осознание определенных зако­номерностей единства (общая часть) и расчленения норм с группировкой по институтам,  заключенных в этой от-

    168

     

    расли, лучше и глубже отражает действительность, чем эмпирическая констатация и регистрация существования таких норм»1. Общая часть в Основах гражданского за­конодательства и республиканских ГК — это не просто удачный технико-юридический прием, а выражение и ут­верждение реальной структуры социалистического граж­данского права, ее регулирующей «энергии», ценности.

    В свое время при подготовке проектов кодифициро­ванных актов по гражданскому праву реальный факт дифференциации гражданско-правового регулирования, казалось, предопределит структурное обособление в системе гражданского законодательства хозяйствен­ных гражданско-правовых институтов и институтов, направленных на обеспечение индивидуальных по­требностей граждан. Законодатель не пошел по такому пути: и те и другие институты расположены в Основах и республиканских ГК в «одном ряду» (в частности, от­дельные виды обязательств расположены с ориентиров­кой на их генеральные юридические типы — купля-про­дажа, мена, дарение, поставка и т.д.); не в полной мере использованы нормативные обобщения, которые бы в комплексе могли отразить все то общее, что свойственно гражданско-правовому регулированию в области хо­зяйства2.

    Недостаточный учет в системе гражданского законо­дательства реальной дифференциации гражданско-пра­вового регулирования, видимо, и привел к тому, что его воздействие на экономику страны и на развитие хозяйст­венного законодательства оказалось не столь значитель­ным, как можно было ожидать. Во всяком случае это дало основание утверждать, что проведенная кодифика­ция гражданского законодательства не решила вопросов правового регулирования хозяйственных отношений3, и увеличило силу аргументов тех авторов, которые счи­тают, что при сложившихся воззрениях па систему пра­ва (т. е. без признания идеи хозяйственного   права)  пе-

    1              С. Н. Б р а т у с ь, Предмет и система советского гражданского

    права, Госюрнздат, 1963, стр. 181.

    2              См. В. Ф. Яковлев, Гражданско-правовой метод регулиро­

    вания общественных отношений, стр. 198—200.

    3              См.  В.  К.   Мамутов,   Тенденции   исследования   правового

    регулирования экономики, «Советское государство и право»,  1972 г.

    № 4, стр. 77.

    169

     

    возможно    решать актуальные вопросы экономического развития.

    Есть основания полагать, что в дальнейшей диффе­ренциации и интеграции гражданско-правового регулиро­вания, выраженных в совершенствовании структуры со­ветского гражданского законодательства, и состоит один из важнейших резервов повышения его эффективности, усиления его социальной ценности в социалистическом обществе.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 26      Главы: <   14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.  22.  23.  24. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.