§ 1. УГОН САМОЛЕТОВ

§ 1. УГОН САМОЛЕТОВ

73
0

Этот вид преступления
международного характера «вырос» из терроризма. Когда будет
достигнута договоренность о значении понятия «терроризм», возможно,
эти преступления можно будет квалифицировать как терроризм либо по совокупности
преступлений. Как преступление угон самолетов имеет свои особенности и
представляет повышенную общественную опасность для нормального сотрудничества
между государствами, для жизни многих людей, даже не будучи актом терроризма.
Преступление это умышленное. Мотивы действий угонщиков могут быть весьма
разнообразными. Вот почему встал вопрос о выделении такой преступной
деятельности в самостоятельный вид.

В целях более
точного словоупотребления следует говорить, собственно, об угоне не самолетов,
а «воздушных судов». Дело в том, что угоняются самые разнообразные
летательные аппараты: самолеты, вертолеты, дельтапланы, воздушные шары и др.,
причем независимо от формы собственности (государственные или частные) и
целевого назначения (пассажирские, транспортные, санитарные и др.).

Швейцарский
журнал «Интервиа» выделяет три группы преступников, совершающих угоны
самолетов. Первая — преступники, которые угоняют самолеты, угрожают экипажу и
пассажирам, заставляют пилотов менять курс, спасаясь от властей, преследующих
их за совершение других преступлений, либо от
«собратьев-преступников». Сюда же относятся лица, по другим причинам
стремящиеся незаконно покинуть страну.

Вторая —
преступники, совершающие угон самолета с целью получения выкупа. Этот выкуп
преступники могут требовать либо от конкретного пассажира или другого лица,
обладающего нужной им суммой денег, либо от государства, организации,
учреждения. Подобный вид преступления — «усовершенствованное» в век
научно-технического прогресса вымогательство, издавна известное уголовному
праву. В данном случае угон самолета может сочетаться с другим преступлением
международного характера — захватом заложников.

Третья —
преступники, совершающие угон самолета с целью спровоцировать международный
конфликт или межгосударственные осложнения. Это преступление может быть разновидностью
международного терроризма. Угон самолета совершается обычно после того, как
какой-либо вопрос отношений между государствами не удается решить мирным путем.
Угон становится средством давления на государство или провокации конфликта.

В борьбе с этими
преступлениями особо важное значение имеет Монреальская конвенция 1971 г. о
борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской
авиации. В этой Конвенции (как и в Гаагской конвенции 1970 г.) законодатель
стремится не только регламентировать ответственность за преступные действия, но
и предупредить их, не оставляя безнаказанными не только сам угон воздушного
судна, но и случаи сообщения заведомо ложных сведений о каких-либо обстоятельствах
или возможных действиях, либо о наличии устройств или веществ, могущих
причинить ущерб воздушному судну либо его экипажу и пассажирам.

В юридическом
плане состав этого преступления разработан достаточно четко, что позволяет при
наличии доброй воли государств вести эффективную борьбу с угоном воздушных
судов. Но далеко не всегда официальные власти реализуют эту возможность.

К указанным
преступлениям примыкают преступления, совершенные на борту воздушного судна.

Первым
законодательным актом, установившим ответственность за преступления,
совершенные на борту воздушного судна, была Токийская конвенция 1963 г. В ней
лишь обозначены в общей форме те действия, которые должны считаться
преступными. Последующее развитие отношений в мире показало ее неполноту, ибо
появились столь опасные преступления как захват и угон самолетов, терроризм.
Преступные действия, совершаемые на борту воздушного судна в условиях, когда
создается угроза для жизни многих людей, свидетельствуют о повышенной их опасности.

Конвенция
исключает из сферы своего действия так называемые преступления политического
характера, а также связанные с расовой или религиозной дискриминацией. Однако
возможно принятие мер, чтобы обеспечить безопасность судна, лиц и имущества,
находящихся на борту (ст. 2.). Из этого можно сделать вывод, что общеуголовные
преступления, хотя бы совершенные по политическим мотивам, подпадают под состав
указанного преступления.

В Конвенции
немало юридически неточных формулировок, оставляющих открытыми многие вопросы.
Если исходить из ее текста, то преступники на борту воздушного судна могут быть
привлечены к ответственности практически за любое преступление против личности,
связанное с насилием, посягательством на имущество, нарушением общественного
порядка или правил полетов, если их действия представляют угрозу жизни, здоровью
и имуществу пассажиров или экипажа.

Из п. 1 ст. И
можно сделать вывод, что преступным признается не только оконченное деяние либо
покушение на него, но даже наличие одного только умысла на его совершение. Это
положение не согласуется с основополагающими принципами уголовного права.

Анализ текстов
последующих соглашений, в которых говорится о конкретных видах преступлений
(объективной их стороне), совершаемых на борту воздушного судна, позволяет
выделить следующие:

а)  совершение
актов насилия в отношении лица, находящегося на борту воздушного судна в
полете, если это деяние может угрожать безопасности судна;

б) уничтожение
воздушного судна или нанесение ему повреждения, которое делает судно
неспособным к полету или может угрожать безопасности полета;

в)  помещение в
воздушном судне каких-либо веществ или предметов, которые могут уничтожить это
судно или повредить его;

г)  уничтожение
или повреждение оборудования воздушного судна или нарушение его работы;

д) передача
неправильной информации, угрожающей воздушному судну в полете.

Конвенция дает
толкование употребляемых терминов. Это имеет важное значение для выработки
четких формулировок национальных уголовных законов, ибо, помимо общих
принципов, на основе которых строится и формулируется уголовный закон, необходимо
учитывать специфику тех общественных отношений, которые ставятся под его
защиту. Этот вид преступления и ответственность за него необходимо
отграничивать от других подобных преступлений прежде всего по субъективной
стороне преступления, мотиву и целям. Если нет террористической цели угона
самолета, то ответственность лиц, совершивших это преступление, устанавливается
по данной норме закона. Разумеется, необходимо, чтобы наказание носило
конкретный характер.

Если совершен
угон самолета, а в процессе его происходили и другие преступные акции на борту
воздушного судна (убийства, насилие и т. д.), тогда речь должна идти о
совокупности преступлений. Если же преступления — составная часть
террористического акта, то дополнительной квалификации не требуется, поскольку
террористический акт включает в себя любые, вплоть до убийств, действия,
совершенные на борту воздушного судна.

Под действие
Конвенции подпадают преступления на самолетах, совершающих международные или
внутригосударственные рейсы. Преступления, связанные с уничтожением или
повреждением оборудования самолета, подпадают под действие Конвенции лишь в
случае совершения самолетом международного рейса.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ