Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 21      Главы: <   15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.

    Глава XIV

     а) Исторический очерк развития опеки                                    

     _ 44. 1. Опека у римлян                                                 

     _ 45. 2. Опека у греков                                                 

     _ 46. 3. Опека у германцев                                               

     _ 47. 4. Опека у русских                                                

    а) Исторический очерк развития опеки

    Забота о малолетнем, лишившемся родителей, столь естественна и необходима, что потребность в ней сознается в самые ранние периоды человеческой общественности. Но не во все времена и не у всех народов одинакова мера этой заботы и средства ее. В древнюю эпоху основной, принципиальный взгляд на опеку был иной, нежели теперь. На первый план выдвинута была забота не о лице, а об имуществе сироты, и притом не в интересах последнего, а его родственников - наследников. С таким характером является как древнеримская, так и древнегреческая и древнегерманская опека.

    _ 44. 1. Опека у римлян

    Древнеримская опека покоилась на строгих началах агнатической семьи. Опекун - не простой охранитель интересов подопечного, а властитель: ему принадлежит vis ac potestas. Поэтому опека прежде всего мыслима была только над своенравным лицом (sui juris), не находящимся еще "в руках" другого властителя.

    Потом, так как опека учреждалась преимущественно в интересах семьи и рода - с целью сбережения семейного имущества, то к опеке призываются те агнаты и в том порядке, какие и в каком имеют наследственные права после опекаемого. Забота о лице последнего не входила в прямые задачи опеки. Вообще эта забота возлагалась на мать, а если ее не было в живых, то на кого-либо из ближайших родственников, и лишь при неимении таковых она могла быть доверена опекуну. Совершенно понятная осторожность: интересы опекуна и питомца не были солидарны, и кто пекся об имуществе последнего и на случай возможного наследования в нем, тот не всегда мог быть надежным оберегателем личности сироты. Однако же, так как подобный взгляд на опеку не соответствовал сущности ее как установления, имеющего целью призрение сирот, то в Риме, по мере усиления и проникновения в быт юридический начал государственных и ослабления влияния интересов семейно-родовых, замечается возникновение и развитие взгляда на опекунские обязанности как на общественную должность (munus publicum). Уже в законах XII таблиц замечаются следы вмешательства государственных властей в дело опеки. По Законам же XII табл. допускалось смещение неблагонадежного опекуна (remotio suspecti tutoris). Но опека по типу современному нам сложилась уже только под конец римской истории. Разумеется, развитие ее в этом направлении было постепенное.

    Впереди всех видов опеки шла опека завещательная (по распоряжению отца), о чем уже положительно говорится в Законах XII табл. Этот вид опеки и впоследствии был всегда поддерживаем правительством, так как от завещательных опекунов больше всего можно было ожидать внимания к интересам малолетнего. Только при отсутствии в завещании распоряжения по этому поводу в опекунские права вступал ближайший агнат (он же и ближайший наследник питомца), следовательно, имела место опека законная.

    Стремясь подчинить опекуна контролю (что надо видеть в смещении неблагонадежного опекуна и в исследовании его благонадежности - cognitio suspecti, не только по жалобе частных лиц, но и по собственной инициативе претора), правительство охотно назначало и само опекунов. Так развивалась постепенно опека покровительственная, опека по назначению (tutela dativa). Как учреждение постоянное, оно вводится законом Атилевым (в V или VI в.). Согласно этому закону лицам, не имевшим опекуна, последний назначается в Риме городским претором вместе с большинством трибунов (Inst. I, 20). Впоследствии эта власть перешла к другим лицам (консулам, опекунским преторам).

    Опекунство стало, таким образом, общественной должностью, а вместе с тем и общественной обязанностью, что повлекло за собой, с одной стороны, определение условий годности (негодными признавались: рабы, неграждане, несовершеннолетние, безумные, бесчестные, немые, глухие, женщины и некоторые другие) и, с другой - оправдание отказа (преклонный возраст, болезнь, отсутствие по делам государства, отдаленность от имущества опекаемого и др.).

    Что касается взаимных отношений между опекаемым и опекуном, то они имеют более характер экономический, чем личный, так как забота о лице опекаемого не есть существенная обязанность опекуна, как уже было выше упомянуто. Опекунские власти, сообразуясь со средствами малолетнего, с волей его отца, с просьбой родных его, определяют, кому должно быть поручено воспитание его. Опекуну же надлежит только общее наблюдение, и он обязан давать необходимые для воспитания средства.

    Настоящие обязанности опекуна касаются имущественной стороны опеки и выражаются в двух видах: в виде управления имуществом малолетнего и в виде содействия при ведении им дел (tutores et negotia gerunt et auctoritatem interponunt).

    Управление имуществом требует, прежде всего, установление его состава (подробной описи). Управляя, опекун должен не только сберегать полученное, но, по обстоятельствам, и строения, иметь надлежащее наблюдение за капиталами малолетнего, отданными в рост, свободные деньги употреблять на приобретение недвижимости, а, если это невозможно, отдавать в рост под надежное обеспечение, продавать вещи, подверженные скорой порче, прочее - только с разрешения опекунских властей.

    Другой вид обязанностей опекуна заключается в юридическом содействии по ведению дел малолетнего в дополнение его незрелой воли волей опекуна (auctoritatis interpositio). Некоторые юридические акты не имеют силы, если воля малолетнего не будет исполнена волей опекуна, который должен присутствовать при их совершении, и выразить свое согласие безусловно. Сюда относятся все формальные гражданские акты и акты, влекущие или могущие повлечь за собой уменьшение имущества подопечного, а поэтому и для принятия и отчуждения наследства необходимо содействие опекуна. Но малолетний может действовать самостоятельно, если идет речь об увеличении его имущества (конечно, если он вышел из детского возраста, т. е. если ему более 7 лет).

    Обязанности опекуна по управлению имуществом малолетнего издревле считались как бы священными и существовал весьма серьезный взгляд на их нарушение. Уже по Законам XII таблиц сам малолетний или его родственники и даже всякий посторонний могут возбуждать иск о смещении негодного опекуна (actio suspecti tutoris). Если при этом опекун действовал злоумышленно, то он признавался бесчестным. Другим иском (actio rationibus distrahendis) малолетний получал двойную стоимость растраченного опекуном. Наконец, общим иском из опеки (actio tuelae) малолетний обеспечивался от опасности всякой растраты. Иск этот, однако, возможно было предъявить лишь по окончании опеки, когда должен быть представлен опекуном и отчет по опеке. Наконец, в добавление к этим искам подопечному принадлежала законная ипотека на имущество опекуна*(116).

    Таким образом, римская опека, возникши на началах опекунского полновластия, скоро подпала под действие сдерживавших эту власть и оберегавших интересы малолетнего норм. Нравы и присущее римлянам чувство законности, вероятно, еще более способствовали укреплению в жизни этих норм.

    Попечительство (cura). С достижением совершеннолетия малолетним опека прекращалась и он приобретал возможность самостоятельно действовать в гражданских делах. Но с изменением первоначальной простоты патриархальных отношений и с усиливавшейся все больше и больше порчей нравов нередко возникали опасения, что "своеправные" юноши могут быть по неопытности вовлечены в невыгодные для них сделки. На помощь этой потребности явился закон Плетория (I. Plaetoria de circumscriptione adolescentium, немного времени спустя после 2-й Пунической войны). Этот закон угрожает денежным штрафом и бесчестием тому, кто обманет в сделке юношу, не достигшего 25 лет. Иску по такой сделке он может противопоставить возражение на основании этого закона (exceptio I. Plaetoriae). Наконец, таким несовершеннолетним было предоставлено право испрашивать себе у претора попечителя. Это право постепенно перешло в постоянный обычай. Этого требовала выгода самих несовершеннолетних: без участия попечителя с ними неохотно заключались сделки, боясь, что они будут оспорены. Для некоторых же актов (для ведения процесса, для принятия отчета по опеке, для получения платежей от должников, для отчуждения имущества) участие попечителя было предписано законом.

    В общем, взаимные отношения между несовершеннолетним и попечителем были аналогичны отношениям между первым и опекуном: даже вышеуказанные иски имели здесь место*(117).

    _ 45. 2. Опека у греков

    В Греции, как и в Риме, первоначально опека учреждалась в интересах семьи. Недоверие к малолетнему, что он не сбережет имущества (которое считалось не столько его личной собственностью, сколько семейным достоянием) для законных наследников, требовало подчинения его власти опекуна, которая, как и в Риме, вначале регулировалась больше нравами, нежели законом. Но в таком состоянии опека находилась только в самом начале греческой истории: с изменением патриархального строя и с освобождением индивидуума из-под зависимости семьи, что сказалось, между прочим, и в праве завещательно распоряжаться, и опека получает иной характер. Государство считает опекунское дело столь важным, что начинает принимать в нем участие и подчиняет своему надзору.

    Как и в Риме, опека открывалась или по закону, или по завещанию отца, или по назначению власти, причем и исторически эти виды опеки следовали один за другим (весьма вероятно, что в этом же порядке исторически развивалась и римская опека). Впоследствии, однако же, впереди шла опека завещательная, и только при неимении опекуна, назначенного завещателем, призывались к опеке родственники в том порядке, как они призывались бы к наследованию после малолетнего. При неимении опекуна ни завещательного, ни законного должен быть назначен опекун архонтом.

    Женщины, малолетние, душевнобольные считались не способными к опеке, освобождал же от принятия опеки архонт по своему усмотрению.

    Обязанности опекуна. Как и в Риме, и в древнегреческом праве эти обязанности сосредоточивались только на имущественной стороне.

    Но не так было в аттическом праве. В Афинах, как и в современном нам праве, опекун должен был заботиться как об имуществе, так и о личности питомца.

    В личных отношениях на опекуне лежали два вида обязанностей: относительно воспитания малолетнего и относительно представительства за него.

    Опекун должен был содержать и воспитывать малолетнего так, как бы это делал отец. Содержание должно было обнимать все потребности жизни, а воспитание - развитие физических и интеллектуальных способностей сообразно социальному положению малолетнего и его доходам, в крайнем случае, мог быть расходуем на содержание и капитал.

    Что касается представительства, то опекун заступал питомца не только во всех актах юридических, но и в важнейших религиозных актах домашнего культа. Это было полное заместительство, а не восполнение только воли малолетнего авторитетом опекуна (auctoritatis interpositio).

    Заведование имуществом малолетнего. Будучи только управителем этого имущества, опекун по отношению к нему располагает почти такими же правами, как и собственник. Он должен управлять этим имуществом, как хороший хозяин. Он должен стараться увеличить производительность имущества питомца. Ему вменяется в обязанность реализовать все движимости питомца с целью заменить их недвижимостями, как более солидной собственностью. Впрочем, ему предоставляется и отдавать взаймы денежные капиталы, но не иначе, как под первую ипотеку. Опекун не стеснен и в праве отчуждения имущества, даже и недвижимого. Зато он отвечает не только за собственную небрежность при управлении, но и за небрежность тех, которым он вверил частичное управление. Кроме того, он подлежал контролю со стороны архонта. Архонт прежде всего утверждает всех опекунов без различия в их должности. В случае сдачи имущества малолетнего в наймы он проверяет условия.

    Некоторые полагают, что ему принадлежал постоянный надзор над опекуном и при его личном управлении. Проф. Боше это отрицает, полагая, что архонт вмешивался в управление только в случае жалоб или разногласия между опекунами.

    С достижением питомцев 18 лет он признается совершеннолетним, и опека прекращается, причем опекун должен представить общий отчет и сдать имущество, состоявшее в опеке.

    Для охраны своих прав малолетнему были предоставлены способы защиты их в виде особых исков: 1) ?йтбггелЯб чбчюуепт. Этот иск мог быть предъявлен к опекуну не только самим малолетним, но и всяким посторонним, усматривающим нарушение прав малолетнего - личных или имущественных; 2) ?Ячз ЭрйфспрЮт, имеющий целью понудить опекуна к сдаче отчета по опеке.

    В существе, таким образом, правило об опеке греческой во многом напоминает опеку римскую: то же преобладание в начале интересов родственных, то же постепенное вмешательство в дело опеки государства, тот же общественный контроль над нею*(118).

    _ 46. 3. Опека у германцев

    Относительно развития опеки у германцев надо заметить, что в то время, как римская опека представляла собой сложившийся и определенный институт, германская опека в период варварский была в зачаточном состоянии. В Германии имели силу оба вида опеки, но на различной территории: римская опека, мало измененная, нашла себе место у вестготов и бургундов, германская - у франков.

    В отправной точке зрения, однако же, и опека римская, и опека германская сходились: обе имели в виду интерес опекуна. К законной опеке у римлян призывался ближайший предполагаемый наследник - мужчина; у германцев - ближайший наследник-мужчина с отцовской стороны.

    Как известно, первоначальный характер римской опеки впоследствии видоизменился и смягчился: она постепенно стала учреждением, преследующим пользу малолетнего, наоборот, у франков она надолго сохранилась в своей первобытной грубости: опекун мог оказаться "волком, пожиравшим овцу". Представление об опеке как о покровительнице малолетнему вошло в сознание бургундов и вестготов: они предоставляют опеку матери, не вышедшей вторично замуж. Здесь, без сомнения, имело влияние и христианство, а под влиянием христианства и короли - каролинги выступили на защиту сирот.

    Что касается роли германского опекуна в это время (т. е. в варварский период), то она заключалась в пользовании доходами из имущества малолетнего (если он, злоупотребляя своим правом, не завладел всем этим имуществом). Вся движимость ему принадлежала, равно и право на взыскание долгов, на получение штрафов в случае повреждения или убийства питомца. Ему же жених вносил вознаграждение (pretium) за передачу власти (mundium).

    Но у романизованных германцев опекунская власть проявлялась мягче: у вестготов опекуну определялась только десятая часть доходов, а у бургундов, по-видимому, ему ничего не назначалось. Получая право на доходы с имущества питомца, опекун должен был его содержать и воспитывать, а имущество сберегать и не отчуждать. В лонгобардском праве замечается стремление охранить питомца от дурного обращения с ним опекуна, угрожая в таком случае лишением опеки. В особенности считалась священной обязанностью королей - защита вдов и сирот, а короли вменяли ее в обязанность судьям. Отсюда развился надзор высшей опекунской власти (Obervormundschaft).

    У германцев в начале их истории опека завещательная не была известна, но была известна опека договорная (tutela pactitia), возникшая, когда отец на смертном одре препоручал кому-нибудь своих детей, отдавая их во власть последнему. Если не было ни законных опекунов (родственников), ни договорных, то опека ipso jure принадлежала королю, который или сам ею заведовал, или поручал заведование суду либо избранному лицу. Эта опека заменяла римскую опеку по назначению (tutela dativa).

    Дальнейший ход развития института опеки в последующее время (средневековое) был следующий. Преимущественное право на опеку принадлежало законному или "урожденному" опекуну (rechter oder geborner Vormund), т. е. ближайшему родственнику с отцовской стороны: он вел хозяйство малолетнего, получал за него наследство, представительствовал за него (хотя при отчуждении недвижимости требовалось и участие питомца), заботился о содержании питомца, но в течение опеки не был обязан отчетностью. Но всякий другой - не законный опекун, т. е. не ближайший наследник - обязан был представлять ежегодный отчет.

    "Подозрительный опекун", по жалобе матери, кого-либо из родственников и даже по непосредственному усмотрению судьи, подлежал смещению с обязанностью вознаградить за убытки вдвое. Сверх того, он мог быть присужден к денежному штрафу и даже к телесному наказанию. Неблагонадежного опекуна временно заступал судья.

    В Зерцалах, в качестве вспомогательной опеки, существует опека по назначению (tutela dativa), как право, принадлежавшее владетельным особам. Продолжает также существовать и опека договорная (tutela pactitia). Но завещательная опека в XIII ст. еще не была употребительна.

    Во Франции в средневековое время опека продолжала применяться в двух формах - германской (bail, garde, mainbournie) и римской (tutela).

    1. Bail. Опекун (baillistre) пользуется доходами с имущества малолетнего, усваивает себе его долговые права и обязательства. Он должен кормить питомца и сохранять его недвижимости в хорошем состоянии. Если имущество малолетнего ленное, то опекун исполняет и все феодальные обязанности по отношению к сюзерену.

    Опека могла быть предоставлена королю, сеньору или родственнику.

    Опека сеньоральная и королевская. Когда лены сделались наследственными, присутствие малолетнего вассала причиняло много беспокойства сюзерену, потому что малолетний не мог нести феодальной службы; вследствие этого сюзерены сохраняли за собой право забирать обратно в таких случаях лены, чем они вначале пользовались. Впоследствии право это исчезло. Установилось правило, что в течение малолетства вассала лен его временно поступает к сюзерену, а потом должен быть возвращен обратно, когда малолетний вступит в совершенный возраст. В таком виде применялась сеньоральная опека.

    Герцоги нормандские и бретонские пользовались этой опекой, а из рук нормандских герцогов она перешла к королю. Оба вида опеки - сеньоральная и королевская - были отменены в 1790 г.

    Опека родственников. По обычному праву опека принадлежала восходящим и боковым родственникам малолетнего. Последние, если имущество ленное, должны были платить сюзерену выкуп (droit de rachat).

    Двойная опека (double bail). Опека, будучи весьма выгодной для опекуна-родственника и наследника, в то же самое время представляла опасности для питомца. Это сознавалось, и посему попечение о личности малолетнего поручалось другому лицу, - рассуждая совершенно основательно, что "нельзя поручить ягненка тому, который должен воспользоваться его шкурой". Быть может, этой исторической традицией надо объяснить назначение Французским кодексом сверх опекуна еще и опекуна-блюстителя.

    2. Опека (tutela). Опекун не пользуется имуществом малолетнего, а только управляет, с обязанностью представить отчет. Осуществляя все права, принадлежащие малолетнему, опекун, однако же, не имел права отчуждать недвижимости. Опека рассматривалась как публичная обязанность. Чтобы освободиться от нее, нужны были законные причины.

    Опека в областях "писаного права" более приближалась к римской, нежели в областях обычного права. Но везде опека практиковалась в трех известных римскому праву видах: завещательной, законной и по назначению. Завещательная опека не везде имела применение; некоторые кутюмы ее не признавали. Опека законная принадлежала родственникам, которые призывались к ней в порядке, указанном в обычае. Опека по назначению играла большую роль в этот период: "Во Франции все опеки по назначению", говорилось тогда, потому что все опекуны подлежали утверждению в своей должности. Право назначения опекуна принадлежало то сеньору, то общине, смотря по местности, причем местные власти нередко проявляли большое усердие при выборе опекуна.

    Опека прекращалась достижением совершеннолетия и эмансипацией. Возраст совершеннолетия был не одинаков для благородных и неблагородных. Для первых - 20 лет для мужчин и 15 лет для женщин; для вторых - 14 лет для мужчин и 12 лет для женщин.

    Возвышение возраста совершеннолетия потребовало введения эмансипации для освобождения от опеки раньше совершеннолетия. Вступление в брак eo ipso эмансипировало из-под опеки. Помимо брака эмансипация в странах обычного права давалась главой государства, в странах писаного права - судьей. Эмансипация в этом виде чужда римскому праву. Обычное право завещало ее кодексу. В этот период известное участие в опеке было дано родственникам, при назначении и при смещении опекуна - сначала отцовским, а потом и материнским. Отсюда ведет свое начало семейный совет, играющий теперь во французской опеке значительную роль.

    Попечительство, в смысле римского права, применялось во Франции и в странах писаного права; в странах обычного права нередко просто продолжалась опека до достижения 25 лет. Отсюда говорилось: "Опека и попечительство - одно и то же"*(119).

    _ 47.4. Опека у русских

    Развитие опеки у нас в первоначальное время имело несколько иной характер, нежели на Западе. Так, у нас опека не была связана с наследованием, как то мы видели в Риме, Греции и в Германии. Если родственники и призывались у нас к опеке (о чем речь впереди), то, как родственники, а не как наследники. Опека была обязанностью, а не правом только опекуна и, в противоположность постановлениям римского и германского права, обнимала заботу не только об имуществе, но и об лице малолетнего.

    От древнего периода нашей истории сохранилось весьма немного сведений об опеке. Больше всего по этому поводу постановлений в Русской Правде (Пространной редакции). Сопоставляя правила, преподанные Русской Правдой, с правилами византийского законодательства, вошедшего в состав наших "кормчих" (Экологи и Прохирона), нельзя не заметить влияния некоторых памятников этого законодательства (в особенности Экологи) на наше древнее опекунское право. Равно, хотя и нет прямых свидетельств относительно участия духовенства в опекунском деле, но из того, что такое участие существовало в Византии (которая во многом тогда служила для нас примером) и у нас по другим делам семейным и наследственным, можно думать, что оно существовало и в опекунских делах. Как и в других отделах семейного права, например, в бракоразводном праве, вероятно, наряду с влиянием духовенства и покровительствуемого им иноземного права, шло влияние обычая, и, таким образом, под действием этих двух факторов вырабатывалась опекунская практика.

    При каких же условиях открывалась опека, как она устанавливалась и какие из нее вытекали отношения?

    Для того чтобы открылась опека, нужно, чтобы наступило сиротство во время малолетства: смерть родителей или хотя бы одного отца, но при условии, что мать вышла вторично замуж. Если она, напротив, и после смерти мужа останется жить с детьми, то об опеке не может быть речи: она заведует и воспитанием детей, и общесемейным имуществом, и дети должны подчиниться ее воле (Русская Правда; Карамз. Сп., ст. 111-113).

    Устанавливалась опека прежде всего волей отца, обыкновенно выраженной в духовном завещании его. Судя по тому, что примеров назначения опекунов в завещании дошло до нас сравнительно много, надо думать, что это был самый обычный способ назначения опекуна (Неволин. Полное собр. соч. Т. III. С. 396, 400). Так и по (первому) Литовскому Статусу: если муж, умирая, поручит детей хотя бы чужому человеку, тогда последний опекает детей и имущество, а жена умершего пользуется только свои веном. Следовательно, воля отца может устранить от опеки мать детей.

    Если завещания не было, призывались к опеке родственники - "ближние" (Русская Правда; Карамз. Сп., ст. 111). В каком порядке они призывались, сведений не сохранилось. В Литовском Статусе 1566 г. постановлялось: если не будет назначен опекун в завещании, то старший брат - совершеннолетний опекает младших братьев и сестер: если нет брата совершеннолетнего, то дядя по мужскому колену (по мечу); если нет родных дядей, то ближайшие родственники по мечу; если и таких нет, то родственники с материнской стороны (по кудели).

    Весьма вероятно, что и раньше существовал не только в Литве определенный порядок в призвании родственников к опеке: ведь заведование опекой, как увидим ниже, было прибыльно, и если бы не было предустановленного порядка, возможны были бы столкновения между родственниками из-за опеки. Пока мать жива и живет с детьми, в назначении опеки нет надобности, но под условием ее вдовства (Русская Правда, ст. 111, 113; то же и по литовскому праву); обычай, а впоследствии и закон опасались, что новый брак создаст для матери новые интересы и она уже не станет "печалиться" о детях с таким усердием, как во вдовстве, да и семья тогда распадется, а обычай очень стоял за неразрывность семьи.

    Быть может, этим объясняется и тот, по-видимому, странный факт, что опека могла быть предоставлена отчиму. В ст. 212 Русской Правды говорится: "Аще же и отчим примет с задницею детей и то такоже есть ряд, якоже рядил", т. е. здесь предполагается переход в его руки всего хозяйства, всей семейной собственности. Но так как он не родной отец детям, то с ним должен быть "ряд", уговор - отчетная передача имущества. Но не только относительно отчима предписывается такая предосторожность, но и мать обязывается сдать отчет по заведованию детским имуществом при выходе вторично замуж (ст. 113). Эти постановления Русской Правды относительно прав матери-вдовы и ответственности отчима вполне соответствуют постановлениям Экологи - очевидное доказательство, что наше древнее опекунское право развивалось под влиянием занесенного к нам через кормчие права византийского.

    Опека уже во времена Русской Правды, как видно из вышеизложенного, находилась под контролем общественной власти. Но кто был этой властью - положительных сведений не имеется. Судя по тому, что сами постановления об опеке носят на себе следы влияния памятников, исходивших от властей духовных, можно предполагать, что преимущественное право заведования опекунскими делами принадлежало им, быть может, при содействии властей общинных. Таким образом, не только надзор над опекунами и утверждение их, но и самое назначение могло принадлежать властям, когда не был указан опекун в завещании, и не было лиц, которым могла быть поручена опека по обычаю. Так и по древнейшему Литовскому Статусу, - если нет родственников, то король или паны назначают чужого человека опекуном, а по Статуту 1566 г. опекун, за недостатком родственников, назначается от государя или воеводы, или от суда земского, не чужеземец и которого имение равнялось бы тому имению, которое будет иметь в опеке; также и опекун из родственников должен иметь хорошее состояние, кроме тех опекунов, которые назначаются отцом в завещании (см. Соловьев. История России с древнейших времен. Т. I. С. 1714, 1715 и т. III. С. 476, 477).

    В чем заключались обязанности опекуна?

    Он получал питомца "на руки" ("на роуце") и должен был заботиться о нем ("печаловатися"), "кормить" и воспитывать, заведовать его хозяйством ("домом"), сберегать его имущество и возвратить по прекращении опеки капитальную стоимость его ("истый товар"), для установления которой движимость сдавалась при свидетельствах ("пред людьми"), что заменяло в то время опись.

    На доходы он содержал малолетнего, остальное шло в его пользу (Русская Правда говорит о доходах от дачи денег взаймы - "срезил", от торговых предприятий - "пригостил", "прикуп", ст. 111, но это лишь конкретный способ выражения общего понятия). Только приплод от рабов и скота шел в пользу малолетнего. За все недостающее опекун должен был заплатить (ст. 111).

    Опека продолжалась до тех пор, пока малолетний не возмужает ("донежели взмогут", ст. 111) - определенного возраста совершеннолетия, как вообще в древние времена, не существовало.

    В последующее время - в московский период - права опекуна, по-видимому, расширились: он не только управлял имуществом питомца, но даже и отчуждал - менял поместья и продавал вотчины. Но, в свою очередь, и права малолетнего по отношению к опекуну получают большую твердость: по достижении совершеннолетия он имел право приносить жалобу на опекуна и просить уничтожения тех действий последнего, которые были совершены во вред питомца.

    С Петра Великого законодательство начинает уделять больше внимания опеке. Постановления этого государя об опеке изложены в двух указах: в указе об единонаследии (1714 г.) и в инструкции магистратам (1724 г.). В первом указе устанавливается единая законная опека, которая принадлежит наследнику в недвижимом имуществе, но во втором указе допускается опять завещательная опека, а если она не установлена, вменяется в обязанность магистрату назначить опекуна из родственников или из посторонних добрых граждан; здесь же узаконяется надзор над опекунами как по призрению малолетнего, так и по управлению его имуществом, с обязанностью не только сбережения этого имущества, но и возможного приумножения его, а равно и представления отчета.

    После смерти Петра Великого начинаются неустойчивость и колебание в законодательстве об опеке. С отменой указа об единонаследии пали и постановления, в нем заключавшиеся. В вопросе о возрасте совершеннолетия (который в московское время определяли в 15 лет, при Петре В. для распоряжения недвижимостью - в 20 лет, а для распоряжения движимостью - в 18 лет) и о правах опекуна замечаются колебания и нерешительность. Твердость и определенность опекунскому делу дала Екатерина II. Заведование опекой было устроено на сословных началах: каждое сословие получило свои опекунские учреждения. Впоследствии постановления этой государыни были дополнены постановлениями ее преемников (так при Императоре Александре I родители в делах опекунских подчинены были общим постановлениям об опеке и, следовательно, общему надзору опекунских учреждений) и почти все они вошли в состав действующего законодательства, где и будут рассмотрены*(120).

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 21      Главы: <   15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.