§ 1. ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, КЛАССИФИКАЦИЯ ОТРАЖАТЕЛЬНОЙ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИ ЗНАЧИМОЙ ИНФОРМАЦИИ

§ 1. ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, КЛАССИФИКАЦИЯ ОТРАЖАТЕЛЬНОЙ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИ ЗНАЧИМОЙ ИНФОРМАЦИИ

31
0

Познание — это
процесс добывания, осмысления и использования информации, с помощью которой и
формируется знание о познаваемом объекте.

Таким образом,
информация (вместе с ее носителем) выступает и в качестве объекта поиска, и в
качестве средства познания.

В основе
принимаемых в уголовном судопроизводстве решений лежит самая различная
информация.

89

Принятое на одной
информационной базе решение по мере его реа­лизации позволяет собрать новую
информацию и, используя ее в ком­плексе с уже имеющимися фактическими данными,
идти дальше по пути познания. Информация — это воздух, а информационные процес­сы
— кровеносные сосуды указанной деятельности. Чем чище, качест­веннее,
насыщеннее кислородом информационные потоки, чем шире и надежнее информационный
массив, тем эффективнее идет процесс принятия и реализации правильных,
адекватных складывающимся си­туациям правовых и криминалистических решений на
всех стадиях уголовного судопроизводства, на всем огромном пространстве его
Ку-ликова поля битвы за информацию.

В том случае,
когда познание осуществляется в режиме процессу­ального доказывания, основу
принятия правовых решений образует доказательственная информация —
доказательства.

В качестве
доказательства в уголовном судопроизводстве рассмат­ривается информация
(фактические данные) о каких-либо обстоятель­ствах дела, которая должна быть
получена в установленном порядке. Допустимость как свойство доказательства
предполагает, что доказа­тельство получено, во-первых, субъектом, правомочным
производить процессуальное действие; во-вторых, из надлежащего источника фак­тических
данных; в-третьих, путем производства процессуального дей­ствия, определенного
законом; в-четвертых, при соблюдении установ­ленных законом порядка проведения
процессуального действия и фик­сации его хода, условий и полученного
результата.

При всей
значимости доказательственной информации нельзя сво­дить процесс поиска и
познания только к добыванию и использованию такой информации. Наряду с ней
субъекты практического следоведе-ния собирают и широко, продуктивно используют
различные виды ориентирующей информации (информации к размышлению). По свое­му
функциональному назначению, ориентирующая информация может быть разделена на
две группы: 1) связанную с отражением позна­ваемого события; 2) не связанную с
отражением объекта познания. Информация первой группы на каком-то этапе
познания может играть роль предварительных данных, требующих проверки. При их
под­тверждении на процессуальной основе они приобретают статус доказа­тельственной
информации. Ориентирующая информация второй группы, в отличие от
доказательственной, не может быть положена в основу принятия правовых решений
(о предъявлении обвинения, про­изводстве обыска, об избрании меры пресечения и
т.д.). И тем не менее ее практическое значение очень велико. Обладая большим
организаци­онно-тактическим потенциалом, ориентирующая информация исполь­зуется
для построения версий, разработки планов дальнейшей деятель­ности, определения
круга действий, которые целесообразно произвести

90

в тот или иной
момент, тактики их производства, решения вопроса о формировании следственной
или оперативно-следственной группы для производства расследования и других вопросов
подготовительного и организационно-управленческого характера. Иначе говоря,
ориенти­рующая информация наряду с доказательственной может быть поло­жена в
основу принятия лишь криминалистических решений.

Что же касается
оперативно-розыскной деятельности, других видов практического следоведения,
которые не осуществляются в режиме процессуального доказывания, то в этом
случае процесс познания бази­руется только на ориентирующей информации, не
имеющей доказа­тельственного (в уголовно-процессуальном смысле) значения. Позна­ние
в этом случае опирается на правила формально-логического дока­зывания.

Фактические
данные, собранные в результате проведения опера­тивно-розыскной деятельности,
могут быть использованы в уголовном процессе в качестве доказательств лишь после
того, как они нашли подтверждение в ходе доказывания в установленном
уголовно-процес­суальном порядке. Эти положения распространяются, в частности,
на оперативно-технические материалы, полученные путем применения аудио- и
видеозаписи, кино- и фотосъемки (фонограммы, видеограм­мы, киноленты,
фотоснимки), и на документы, составленные в связи с этим (акты, справки,
рапорты и т.п.).

Сказанное
распространяется также и на фактические данные, со­бранные в ходе
предварительной проверки до возбуждения уголовного дела, включая те данные, что
получены на основе применения техни­ческих средств.

Ориентирующая
информация, связанная с отражением преступле­ния, к субъектам практического
следоведения поступает из различных источников и по различным каналам. В их
круг прежде всего входят оперативные источники и каналы (агентурные сообщения,
сведения достоверных лиц и т.д.). В качестве ориентирующих рассматриваются
также сведения о совершаемых или совершенных, планируемых пре­ступлениях, о
лицах, находящихся в розыске, и другие обстоятельства, которые стали достоянием
средств массовой информации и обнародо­ваны ими либо переадресованы в
правоохранительные органы (данные, содержащиеся в телеинтервью, репортажах с
мест событий, газетные очерки, публикации по материалам журналистских
расследований и т.п.).

Как ориентирующая
рассматривается и информация, циркулирую­щая в тех или иных слоях, группах
населения в виде слухов, версий, мнении по вопросам, связанным с совершением,
выявлением, расследо­ванием преступлений. Сведения ориентирующего характера
могут быть почерпнуты субъектами практического следоведения также в

91

процессе их
контакта, взаимодействия с очевидцами преступления, другими носителями
собираемой информации. Имеются в виду не те сведения, что поступили от них в официальном
порядке и отражены в документах, а данные, почерпнутые за рамками
процессуальных и не­процессуальных действий либо в связи с их производством, но
не на­шедшие п<э тем или иным причинам документального отражения. (На­пример, информация, почерпнутая в результате наблюдения следова­теля за реакциями допрашиваемого, вызванными поставленными во­просами, за особенностями его поведения, за тем, как он держится на допросе, э каком состоянии находится его одежда, а также сведения, содержащиеся в доверительных сообщениях каких-либо лиц, как гово­рится, не .для протокола, не желающих фигурировать по делу.)

Стимулирующей
размышления, выводы, прогнозы, реально прак­тические действия субъектов ППД
может быть и информация, выте­кающая из анализа непроизвольных проговорок
подозреваемых, запо­дозренный. обвиняемых, других так называемых улик
поведения, выда­ющих виновную осведомленность таких лиц, указывающих на их воз­можную
причастность,к раскрываемому преступлению.

Выявлению,
раскрытию, пресечению преступлений, успешному расследованию и судебному
рассмотрению уголовных дел нередко спо­собствуют данные, поступающие в
правоохранительные органы из кон­тролирующих органов (органов
санитарно-бактериологического над­зора, контрольно-ревизионных служб, торговых
инспекций и т.д.). Фактические данные, собранные в ходе плановых и внезапных
прове­рок деятельности предприятий, организаций, учреждений, иных струк­тур,
обследования населения, а также при производстве так называе­мых служебных
(ведомственных и межведомственных) расследований аварий, взрывов, пожаров,
других чрезвычайных происшествий, ис­пользуются субъектами ППД для организации
своей работы, определе­ния сфер поиска доказательств и решения иных задач.
Ориентирую­щие в момент поступления, эти сведения могут приобрести статус до­казательств,
если при проверке в дальнейшем найдут объективное под­тверждение на
процессуальной основе.

Кроме того,
ориентирующее значение могут иметь самые различ­ные данные, поступающие в
правоохранительные органы самыми раз­личными путями. Так, в практике раскрытия
опасных преступлений не единичны случаи реализации такого необычного, на первый
взгляд, метода, как конструктивное использование богатого информационного
потенциала авторитетов уголовного мира. Этот метод базируется на установлении в
геобходимых случаях неформального контакта субъ­ектов ППД с представителями
уголовного мира в целях получения своего рода экспертных оценок, изучения
мнения преступной среды по поводу того, кто именно либо лица какого
криминального типа, на

92

[..той почве
могли совершить данное преступление, каким образом они могут быть выявлены и
изобличены. В случае установления психоло-гического контакта с непричастными к
раскрываемому преступлению nil тми, сведущими в криминальных делах, и при
наличии их желания | огрудничать с правосудием, их мнения, суждения,
высказанные сооб­ражения могут оказаться весьма полезными для правильной
кримина­листической диагностики, выявления и разоблачения преступников.

Помимо
доказательственной и ориентирующей информации, в уго­ловном судопроизводстве
используется вспомогательная информация. Она содержится в образцах,
используемых для сравнительных иссле­дований.

Доказательственная
и ориентирующе-вспомогательная информа­ция может быть получена также путем
выемки (изъятия) и исследова­ния и другого типа образцов — единиц каких-либо
изделий, товаров проверяемой партии, а также частей (элементов) не
структурированно­го материала (образцов почвы, воды, воздуха, горюче-смазочных
мате­риалов и т.д.1) как объектов, участвовавших в отражении преступления и
обусловленных им вредных последствий.

Деление
информации на доказательственную, ориентирующую и вспомогательную — важная, но
далеко не единственная классификация рассматриваемого объекта. Классификации
отражательной информа­ции могут осуществляться по различным основаниям в рамках
двух подходов: 1) по признакам самой информации и по отношению ее к
особенностям и элементам порождающего ее события; 2) по отноше­нию к признакам
познающей системы, т.е. поисково-познавательной деятельности.

Таким образом,
все классификационные построения в их целостном виде могут быть представлены в
виде системы, состоящей из двух час­тей (блоков). В свою очередь, каждая часть
этого целого может быть разделена на отдельные группы.

В рамках первой
из упомянутых подсистем (по признакам инфор­мации) выделяется несколько
относительно автономных структур по следующим основаниям:

— по видам
познаваемых событий: информация о преступлениях — информация о других
познаваемых событиях;

— по содержанию:
достоверная информация — дезинформация (ложные, заведомо искаженные сведения);

— по объему:
полная (исчерпывающая) — неполная информация;

— по форме
отображения: идеальная (психическая) информация — материально фиксированная
информация;

‘ Этот пид
образцов называется пробами.

93

— по физической
природе: зрительная, слуховая, вкусовая, осяза­тельная, обонятельная
информация;

— по степени
доступности: общедоступная — ограниченно доступ­ная;

— по сфере
распространения: информация для широких кругов на­селения — информация для отдельных
категорий пользователей;

~ по социальному
статусу: официальная — неофициальная;

— по режиму
использования: открытая — закрытая (конфиденци­альная);

— по природе:
натуральная — модельная;

— по уровню
восприятия: очевидная — скрытая;

— по форме представления:
вербальная, буквенно-знаковая, графи­ческая, цифровая, магнитная запись, иная;

— по элементам
события: субъектная, объектная, иная;

— по видовому
распределению носителей информации: личная (гомологическая), предметная,
документальная, а также информация, содержащаяся в наркотических, радиоактивных
и иных веществах;

— по виду
источников: информация первоисточников — информа­ция производных источников.

В свою очередь
указанные группы информации могут быть подверг­нуты самостоятельной
классификации в научных, практических и ди­дактических целях.

Так, в группе
необщедоступной информации могут быть выделены, в частности, такие подгруппы:
информация, составляющая государст­венную, коммерческую, следственную тайну. А
в группе информации для отдельных категорий пользователей можно выделить
информацию для служебного пользования, информацию с грифами «секретно» и
«совершенно секретно».

Весьма
разветвленной является классификация информации по ее отношению к системе
поисково-познавательной деятельности. Множе­ственность признаков последней
предопределяет множественность рассматриваемых классификационных построений.

Базовыми в их
структуре являются классификации информации по видам, функциям и этапам
поисково-познавательной деятельности.

На этой основе
выделяется информация, собираемая и используе­мая в оперативно-розыскной,
следственной, экспертной деятельности и т.д., информация, способствующая
достижению целей в рамках поис­ковой, познавательной функции, а также функций
уголовного пресле­дования, пресечения, профилактики преступлений. С учетом
деления ППД на три этапа можно выделить информацию, собираемую на на­чальном,
промежуточном, заключительном этапах практического сле-доведения.

94

Различные
классификации могут быть построены применительно к отдельным элементам
структуры ППД (субъектам, целям, задачам, ме­тодам и т.д.).

Так, по
назначению выделяется поисковая, познавательная, органи­зационная,
управленческая информация. Возможно деление информа­ции на обвинительную,
оправдательную, нейтральную. По участникам уголовного судопроизводства
выделяется, например, информация, со­бираемая следователем, прокурором, судьей,
специалистом, потерпев­шим, защитником, обвиняемым, работником органа дознания.
В уго­ловном судопроизводстве функционируют как анонимная информа­ция, так и
информация, полученная из известного источника, процес­суально зафиксированная
и не нашедшая отражения в документах;

полученная
процессуальным путем и по оперативным каналам; инфор­мация зарегистрированная и
скрываемая от учета (до какого-то момен­та); воспринимаемая с помощью органов
чувств и воспринимаемая лишь на основе применения специальных технических
средств, уст­ройств, аппаратуры.

В отдельную
группу могут быть выделены классификации, стро­ящиеся применительно к отдельным
элементам познаваемого деяния.

Так,
применительно к элементам криминальной структуры можно выделить в
самостоятельные подгруппы информационные массивы, характеризующие личность
преступника, цель, мотив содеянного, спо­соб совершения преступления и другие
обстоятельства.

Реальна, а подчас
жизненно необходима для решения научных и практических задач и классификация
информации по отдельным видам действий субъектов ППД, а также классификации
того же объ­екта по родовому и видовому распределению преступлений.

На этой основе, в
частности, выделяется информация, которая соби­рается при производстве осмотра
места происшествия, допроса, других следственных действий, а также информация,
собираемая и используе­мая при производстве отдельных видов следственных
действий по делам определенных категорий (например, при производстве осмотра
места происшествия по делам об убийствах).

В последние годы
правоохранительные органы России все шире вовлекаются в совместную деятельность
по борьбе с преступностью на межгосударственном уровне. Правоохранительные
органы различных стран оказывают друг другу помощь в добывании на их территории
информации по делам, расследуемым на территории других госу­дарств. Все
активнее становится процесс обмена информационными услугами, когда встает
вопрос о выявлении и разоблачении преступни­ков международного класса,
преступников-гастролеров, лиц, укрываю­щихся от правосудия за пределами своей
страны. Все это дает основа­ние для классификации информации на ту, что
собирается и реализу-

95

Классификация
информации, связанной с отражением познаваемого в конкретном случае события

96

ется во
внутрироссийском пространстве, и ту, что поступает из других государств и
международных организаций (например, по линии «Ин­терпола»).

Возможны и иные
классификации информации, циркулирующей в уголовном судопроизводстве (см. схему
на с. 96).

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ