Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 207      Главы: <   189.  190.  191.  192.  193.  194.  195.  196.  197.  198.  199. > 

    § 4. Решение третейского суда*(449): виды, понятия и термины

    1. Термины

    Определение термина "решение третейского суда" в законах и в международных договорах, как правило, не приводится. Это в значительной мере обусловлено отсутствием определения термина "арбитражное решение" ("arbitral award") в наиболее "влиятельном" в этой сфере международном договоре – в Нью-Йоркской конвенции "О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений". По мнению наиболее авторитетного комментатора этой конвенции Альберта ван ден Берга, ключевой момент для определения арбитража (и принимаемых им решений) состоит в том, что в большинстве национальных законов арбитраж понимается как институт, заменяющий судебное разрешение спора*(450).

    Авторы проекта Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже" считали важным включить в текст этого Закона понятие "арбитражное решение", "в особенности для целей определения того, какие виды решений могут быть предметом (объектом) отмены и исполнения"*(451). Однако представители делегаций от разных стран не смогли включить в Типовой закон такое определение, так как не пришли к единому мнению по его содержанию*(452). При этом общим было понимание, что под термином "арбитражное решение" понимается "окончательное арбитражное решение, которое разрешает все вопросы, переданные на рассмотрение арбитражного суда, и любые иные решения арбитражного суда, которые окончательно разрешают существо дела"*(453).

    В Законе РФ "О международном коммерческом арбитраже" термин "арбитражное решение" – процессуальная форма, в которую облекается окончательное решение арбитров по спору, при этом спор между сторонами разрешается по существу. Именно в этом значении использованы термины "арбитражное решение на согласованных условиях"*(454), "арбитражное решение"*(455), "арбитражное решение по существу спора"*(456), "окончательное арбитражное решение"*(457), "дополнительное решение"*(458). В тех случаях, когда речь идет о решении по процессуальным вопросам, обычно используются иные, и при этом разные термины: "постановление" и "решение третейского суда"*(459), "решение"*(460).

    В Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации" проведено более четкое различие между решением по существу спора ("решение третейского суда") (ст.32 и 37) и решением третейского суда по процессуальным вопросам ("определение третейского суда") (ст.37). Определение выносится в случае прекращения третейского разбирательства в отсутствие разрешения спора по существу*(461), для оформления решений процессуального характера*(462). В то же время определение третейского суда о разъяснении решения либо об исправлении описок, опечаток, арифметических ошибок в силу закона становится после его вынесения частью решения третейского суда (ст.35 и 36).

    В иностранной доктрине и в законах других стран терминологическое различие между решениями по существу спора и по процессуальным вопросам может как проводиться, так и нет. Термин "арбитражное решение" ("award") может применяться и к решениям по существу спора, и к решениям по процедурным вопросам*(463).

    Например, в ст.27 Закона Швеции "Об Арбитраже" (1999) содержится различие между "окончательным арбитражным решением" ("award") и "постановлением" ("decision"). Окончательным арбитражным решением оформляется, во-первых, разрешение вопросов переданных на рассмотрение составу арбитража; во-вторых, прекращение третейского разбирательства без разрешения спора по существу и, в-третьих, утверждение мирового соглашения, заключенного сторонами, при условии, что стороны попросят о таком утверждении. Процессуальными документами, именуемыми "постановлениями", называются решения арбитров по иным процедурным вопросам, т.е. не содержащие окончательного решения по спору и не прекращающие третейского разбирательства.

    Судьи российских арбитражных судов должны иметь в виду многообразие терминов для наименования решений третейских судов, которые могут приниматься согласно законам разных стран и регламентам различных постоянно действующих третейских судов. Наиболее часто встречаются документы, именуемые: "обязывающее стороны (binding) окончательное решение" – "final award (sentence definitive)", которым обычно противопоставляются чаще всего имеющие процессуальный характер: "промежуточное решение" – "interim award", "предварительное решение" – "interlocutory order (award)". Употребляется для обозначения решений как по существу заявленных требований, так и по процессуальным вопросам "частичное арбитражное решение" – "partial award".

    В каждом конкретном случае правильная квалификация такого решения зависит от его содержания и правил принятия. Например, принципиально тождественны "полные" ("global") и "частичные" ("partial") арбитражные решения (arbitral awards), содержащие окончательный ответ по всем или по части заявленных исковых требований. В обоих случаях арбитражное решение подлежит отмене и/или признанию (исполнению) в соответствии с общими установленными для этого процессуальными правилами*(464). Следует иметь в виду, что, если "частичное (partial)" арбитражное решение оформляет вывод по вопросу процессуального характера, несмотря на его наименование как "арбитражного решения", такое решение не подпадает под установленный для арбитражных решений по существу спора режим их отмены / признания и исполнения. В то же время термины "default award" и "ex parte award" наиболее вероятно будут обозначать окончательное арбитражное решение по существу спора, вынесенное в отсутствие ответчика, надлежащим образом извещенного об арбитражном разбирательстве, времени и месте слушаний по делу. Арбитражное решение на согласованных условиях может называться "consent award".

    В иностранной литературе, посвященной вопросам международного коммерческого арбитража, встречается также термин "а-национальное арбитражное решение" – "a-national arbitral award". Синонимами этого термина также являются "наднациональное", "транснациональное", "плавающее" арбитражное решение*(465).

    Устойчива традиция использования ряда терминов для наименования решений третейских судей (судов) по процессуальным вопросам. Это могут быть, в частности, "приказ" ("order"), "распоряжение" ("instruction").

    2. Порядок принятия решения третейского суда. Подписание решения.

    Порядок направления/вручения решения сторонам

    Решение может приниматься составом третейских судей, состоящим из одного или нескольких, как правило трех, третейских судей. Регламентация порядка проведения совещания (deliberation), завершающегося голосованием третейских судей, имеет практическое значение только при коллегиальном принятии решения. Такое совещание в международном коммерческом арбитраже может проводиться непосредственно после завершения заседания состава третейского суда с участием сторон либо вырабатываться в результате одного или нескольких совещаний третейских судей, в том числе по телефону или путем обмена корреспонденцией. Проект решения может быть подготовлен и на практике часто готовится одним из третейских судей, например председателем состава третейского суда.

    В соответствии с ч.1 ст.32 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" решение третейского суда или хотя бы его резолютивная часть должны быть объявлены в заседании третейского суда. В этом случае, если стороны не согласовали срок для направления им решения, мотивированное решение должно быть направлено сторонам в срок, не превышающий 15 дней со дня объявления резолютивной части решения. Как правило, проект текста мотивированного решения составляет председатель состава третейского суда, затем этот проект обсуждается с другими третейскими судьями в произвольном порядке.

    Подписание решения может производиться всеми третейскими судьями в одно и то же время в одном и том же месте. Однако допускается и практикуется последовательное подписание текста решения третейского суда, передаваемого от одного третейского судьи другому либо каждым из третейских судей в помещении постоянно действующего третейского суда.

    Местом принятия решения и местом его подписания, в силу закона, считается "место третейского разбирательства" ("место арбитража").

    Оба российских закона о третейском суде содержат нормы о вынесении решения третейского суда большинством голосов образующих состав третейского суда третейских судей. В Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации" (ст.32) такая норма является императивной применительно к решениям по существу спора, а в Законе РФ "О международном коммерческом арбитраже" (ст.29) – диспозитивной и относящейся к решениям по существу спора и к решения по вопросам процессуального характера. Это означает, что в международном коммерческом арбитраже стороны вправе согласовать другой порядок принятия решения, например предусматривающий единогласное принятие решения по существу спора; возлагающий, при невозможности принятия решения большинством голосов, принятие такого решения на председателя состава третейского суда "как если бы он рассматривал спор единолично".

    В международном коммерческом арбитраже вопросы процедуры могут в силу закона разрешаться председателем состава третейского суда, если он уполномочен на это сторонами или всеми другими третейскими судьями (ст.29 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"). В отсутствие такой нормы в Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации" ст.19 этого Федерального закона "Правила третейского разбирательства" является законодательной основой для формирования аналогичной практики в соответствии с согласованными сторонами правилами третейского разбирательства.

    После принятия решения каждой стороне должна быть вручена либо направлена копия решения (п.3 ст.33 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации", п.4 ст.31 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"). Дата получения решения сторонами определяет момент, с которого начинается исчисление сроков для подачи заявления о принятии дополнительного решения (ч.1 ст.34 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации"; п.3 ст.33 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"); заявления о разъяснении решения (ст.35 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации"; § 2 п.1 ст.33 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже"); заявления об исправлении ошибок в решении (п.1 ч.1 ст.33 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже". В Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации" срок для обращения стороны за исправлением решения не указан); срок для оспаривания решения (ст.40 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации"; ч.3 ст.34 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже").

    Для цели исполнения решения, вынесенного в соответствии с Федеральным законом "О третейских судах в Российской Федерации", не имеет значения толкование термина "экземпляр" (ч.3 ст.33), при условии, что в соответствии с требованиями АПК сторонам будут направлены либо надлежащим образом заверенное подлинное решение, либо надлежащим образом заверенная копия.

    Оба закона не исключают права третейского судьи на особое мнение.

    Согласно п.1 ст.33 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" особое мнение третейского судьи прилагается к решению третейского суда. При этом решение третейского суда должно быть подписано, в том числе и судьей, имеющим особое мнение.

    В международном коммерческом арбитраже также существует практика заявления третейскими судьями особого мнения, основанная на ст.19 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", предоставляющей сторонам право самостоятельно определять правила арбитражного разбирательства*(466). Этот Закон не содержит специальных положений об особом мнении третейских судей.

    "Современные законы об арбитраже имеют тенденцию прямо не затрагивать вопрос особых мнений" (Закон Швейцарии 1987 г., Закон об Арбитраже Нидерландов 1986 г.), однако на практике "особые мнения появляются во многих делах, приобщаются к решениям и не рассматриваются в качестве препятствия к их исполнению", поскольку, согласно зарубежной доктрине, особое мнение не является частью решения международного коммерческого арбитража, так как оно не содержит решения, а всего лишь остается "мнением"*(467). При оценке "особых мнений" в производстве по делам об отмене (исполнении) решений третейских судов следует иметь в виду, что истинными причинами их "появления" бывают и попытка "сохранить лицо" перед назначившей его стороной, и желание "указать проигравшей стороне на слабые места решения, которые помогут добиться его отмены или воспрепятствовать его исполнению"*(468).

    3. Требования к форме и содержанию решения третейского суда

    Решение третейского суда, так же как и решение государственного суда, является заключительным актом, в первом случае – гражданского судопроизводства, во втором – производства по делам, переданным на рассмотрение третейского суда (третейского разбирательства). При этом все процессуальные действия, совершение которых предшествует принятию и судебного решения, и решения третейского суда по существу спора, имеют целью подготовку к принятию и принятие таких решений.

    В современном российском законодательстве о третейском суде требования к содержанию и порядку принятия решения третейского суда, являющиеся отражением требований к третейскому разбирательству, могут быть разделены на две группы в зависимости от того:

    1) подлежит их нарушение доказыванию стороной третейского разбирательства либо

    2) устанавливается государственным судом ex officio при рассмотрении заявления об отмене/отказе в исполнении решения третейского суда.

    В действующих федеральных законах ко второй группе относятся только два основания. Компетентный государственный суд отменяет решение / отказывает в исполнении решения третейского суда, если ex officio установит, что:

    спор не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом;

    решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права (противоречит публичному порядку Российской Федерации).

    Нарушение всех остальных правил третейского разбирательства, в том числе отсутствие его основы – третейского соглашения, а также нарушения императивных норм закона о третейском суде подлежат доказыванию сторонами третейского разбирательства.

    Закрепленный в действующем законодательстве подход к основаниям для отмены/отказа в принудительном исполнении решения третейского суда воспринят российским законодательством от Нью-Йоркской конвенции "О признании и исполнении иностранных арбитражных решений" (1958) и Европейской конвенции "О внешнеторговом арбитраже" (1961), Типового закона ЮНСИТРАЛ "О международном коммерческом арбитраже" (1985).

    В ст.31 Типового закона, как и во многих национальных законах о третейском суде*(469), закреплен минимум требований к форме и содержанию арбитражного решения (решения третейского суда), а именно:

    арбитражное решение должно быть вынесено в письменной форме;

    в арбитражном решении должны быть указаны мотивы, на которых оно основано, за исключением случаев, когда стороны договорились о том, что мотивы не должны приводиться, или когда арбитражное решение является решением на согласованных условиях*(470);

    арбитражное решение должно быть подписано третейскими судьями и содержать указание его даты и "места арбитража".

    Отличием Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" в отношении формы и содержания арбитражного решения является императивный, а не диспозитивный характер нормы об указании мотивов арбитражного решения. Кроме того, здесь предусмотрено обязательное указание в арбитражном решении:

    вывода об удовлетворении или отклонении исковых требований;

    суммы арбитражного сбора и расходов по делу, их распределения между сторонами.

    Остальные требования к решению международного коммерческого арбитража, местом проведения которого является территория Российской Федерации, могут быть согласованы сторонами, договорившимися о подлежащих применению правилах третейского разбирательства, в том числе Регламента избранного ими постоянно действующего третейского суда*(471). Из этого следует, что нарушение согласованных сторонами требований к решению третейского суда также может являться основанием для его отмены/отказа в исполнении по основанию, указанному в п.1 ч.2 ст.34 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже": "...если... арбитражная процедура не соответствовала соглашению сторон, если только такое соглашение не противоречит любому положению настоящего Закона, от которого стороны не могут отступать, либо в отсутствие такого соглашения не соответствовали настоящему Закону..."

    Все приведенные выше императивные требования к форме и содержанию решения международного коммерческого арбитража воспроизводятся в ст.33 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации". Кроме того, согласно ч.2 ст.33 Федерального закона "О третейских судах в Российской Федерации" в решении третейского суда должны быть указаны:

    состав третейского суда и порядок его формирования;

    наименования и места нахождения организаций, являющихся сторонами третейского разбирательства; фамилии, имена, отчества, даты и места рождения, места жительства и места работы граждан-предпринимателей и граждан, являющихся сторонами третейского разбирательства;

    обоснование компетенции третейского суда;

    требования истца и возражения ответчика, ходатайства сторон;

    обстоятельства дела, установленные третейским судом, доказательства, на которых основаны выводы третейского суда об этих обстоятельствах, законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался третейский суд при принятии решения.

    Таким образом, согласно российским законам форма и содержание решения третейского суда должны включать значительный объем информации о третейском разбирательстве и принятом по его итогам решении. На практике такая информация обычно находит отражение в решениях международного коммерческого арбитража и "внутренних" третейских судов и в тех странах, где такие требования к решению не предъявляются. Указание в решении третейского суда сведений, позволяющих идентифицировать стороны третейского разбирательства и третейских судей, а также наличие подписей большинства последних диктуется здравым смыслом*(472). Требования о мотивированности решения третейского суда, как правило, предъявляются и соблюдаются.

    Отмечается, что в настоящее время крайне редко следуют распространенной до середины 90-х гг. ХХ в. практике составления чрезмерно кратких арбитражных решений, содержавших просто констатацию того, что состав арбитров посчитал убедительными доказательства одной стороны и отверг доказательства другой. Арбитражные решения могут составлять сотни страниц и включать подробное описание доказательств и аргументов сторон, сопровождаемое подробно мотивированным выводом. Распространенной в сфере международного коммерческого арбитража считается практика тратить больше времени и отводить больше места в арбитражном решении на изложение правового обоснования (мотивов) принятого решения, нежели на приведение сведений об обстоятельствах дела*(473).

    Тем не менее при формировании практики применения нового российского процессуального законодательства важно иметь в виду, что требования к объему мотивов решения не установлены.

    Отсутствие в решении третейского суда его мотивов или иной, предписанной законом либо третейским соглашением информации не включено в перечень оснований для безусловной отмены/отказа в исполнении решения третейского суда (международного коммерческого арбитража)*(474).

    4. Последствия принятия (свойства) решения третейского суда

    Современная отечественная доктрина процессуального права воспроизводит сложившийся в нашей стране подход к перечню свойств решения государственного суда. К таким свойствам принято относить: неопровержимость, исключительность, преюдициальность, обязательность, исполнимость судебного решения.

    Часть терминов, используемых для наименования свойств судебных решений, употребляется в отношении решений третейских судов в отдельных публикациях, в федеральных законах и в международных договорах. Однако применительно к решению третейского суда эти одноименные термины могут:

    иметь существенные особенности ("обязательность", "исполнимость");

    использоваться в специальном значении ("окончательность");

    по общему правилу не иметь оснований для их применения в отношении решений третейских судов ("преюдициальность").

    В то же время принятие решения третейского суда влечет ряд последствий, не известных институту судебного решения (например, "прекращение мандата" / "срока полномочий состава третейского суда").

    Требуется особая аккуратность в преподавании и изучении данного вопроса, которые в рамках базового курса следовало бы ограничить указаниями на законодательно закрепленные характеристики (в том числе свойства, "последствия принятия") решения третейского суда и приведением их наиболее распространенного толкования.

    В российских и зарубежных законах закрепляется, а в зарубежной доктрине второй полвины XX вв. упоминается преимущественно такое важное последствие принятия решения третейского суда по существу спора, как "исключительность" (важная составляющая понятия "res judicata"), т.е. недопустимость рассмотрения государственным судом уже рассмотренного третейским судом дела по тождественному иску.

    Это свойство решения третейского суда закреплено в п.3 ч.1 ст.150 АПК в качестве основания для прекращения производства по делу, а именно: "Арбитражный суд прекращает производство по делу, если установит, что... имеется принятое по спору между теми же лицами о том же предмете и по тем же основаниям решение третейского суда..."*(475)

    Решение третейского суда приобретает свойство исключительности тогда, когда оно становится обязательным (окончательным) для сторон.

    Действующее российское процессуальное законодательство, так же как и большинство иностранных законов о третейском суде, содержит положения об обязательности решения третейского суда для сторон третейского разбирательства*(476). В отличие от обязательности судебных актов решения третейских судов не являются обязательными для неограниченного круга лиц.

    Момент, с которого решение третейского суда становится "обязательным", в законах не определяется. Для ответа на этот вопрос представляется возможным провести аналогию с решением государственного арбитражного суда, которое приобретает свойство обязательности с момента вступления решения в законную силу (ст.16 АПК), т.е. по истечении срока на его апелляционное обжалование либо со дня принятия постановления апелляционной инстанцией.

    Апелляционное обжалование – это повторное рассмотрение дела "по существу" второй, вышестоящей судебной инстанцией. Поскольку обжалование решения третейского суда и повторное рассмотрение дела, по которому оно вынесено, вышестоящими судебными инстанциями не допускается, решение третейского суда следует считать обязательным для сторон со дня его принятия. Именно так определяется момент приобретения решением третейского суда свойства обязательности в современных законах Франции, Нидерландов, Бельгии, Германии*(477). В приведенном значении "обязательность" решения третейского суда наступает как немедленное следствие его "окончательности".

    В Российском процессуальном законодательстве решениям третейского суда преюдициальное значение не придается. По общему правилу установленные в решении третейского суда факты и правоотношения подлежат доказыванию при рассмотрении другого спора с участием тех же лиц. При этом "первое" решение третейского суда должно приниматься и исследоваться как письменное доказательство по "другому делу"*(478).

    О свойстве "исполнимости" применительно к решению третейского суда можно говорить только в специальном значении. Такое решение может принудительно исполняться на тех же основаниях, что и решение государственного суда только после получения "санкции", "одобрения" государства. В Российской Федерации такое санкционирование имеет место в случае выдачи государственным судом исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Арбитражные суды выдают исполнительные листы на исполнение решений третейских судов, принятых на территории Российской Федерации, и иностранных арбитражных решений в порядке, определенном в гл.30-31 АПК.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 207      Главы: <   189.  190.  191.  192.  193.  194.  195.  196.  197.  198.  199. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.