265. Компенсаторные и мораторные убытки.

265. Компенсаторные и мораторные убытки.

11
0

Речь идет о
различии, которое должно быть оценено в процессе ликвидации требования о
возмещении.

Ликвидация
совершается часто через значительный промежуток времени после причинения вреда.
Потерпевший не должен пострадать от этого, потому что его право на получение
возмещения возникает с момента причинения вреда.

Поэтому судье,
выносящему решение, либо сторонам, составляющим договор о ликвидации,
представляется полная возможность выделить и специально оценить ущерб,
причиненный потерпевшему задержкой в ликвидации его требования; это выражается
посредством установления мораторных убытков.

Однако если
требование было уже выражено в деньгах, то закон презюмирует, что задержка
платежа полностью возмещается уплатой установленных законом процентов на
капитал, составляющих 5% по общегражданским сделкам и 6% — по коммерческим.
Исключение допускается для тех случаев, когда задержка в уплате причинила
кредитору вред, отличный от того, который обычно связан с неполучением денег.
Например, если из-за задержки платежа кредитор стал банкротом.

С другой стороны,
в акте о ликвидации можно капитализировать весь ущерб, причиненный тем, что потерпевший
в течение длительного времени был лишен причитающейся ему суммы, и включить его
в общую сумму причитающегося возмещения. В этом случае будет установлено
возмещение компенсаторных убытков.

266. Необходимость
акта ликвидации и его характер.

Установление
денежного эквивалента возмещения причиненного вреда должно было бы быть (за
исключением морального вреда) результатом математических расчетов. Однако

397

здесь
примешивается столько неопределенных оценок, что возникает необходимость в
вынесении решения, либо согласованного, либо авторитарного, исключающего
последующие дискуссии.

Ликвидация
обязательства возмещения обычно совершается путем судебного решения. Последнее,
как уже упоминалось выше, представляет собой только новацию (кроме случаев
морального вреда) существующего обязательства, так что обязанность возмещения и
после ликвидации сохраняет свой компенсационный характер. Однако денежная
оценка обязательства основывается на вступившем в силу законном решении (chose
jugée). Такая оценка устанавливается раз и навсегда. Впрочем, выше были
указаны методы, посредством которых судья может оставить в этом решении место
для учета некоторых будущих обстоятельств (см. п. 259).

Даже если такие
методы не были применены, за потерпевшим остается возможность в дальнейшем
требовать ликвидации того ущерба, который нельзя было выявить в момент
вынесения судебного решения. Это, однако, очень деликатная позиция, поскольку
вновь выявленный ущерб трудно отличить от недооценки ущерба, по поводу которого
было вынесено судебное решение.

Актом ликвидации
может служить также соглашение между потерпевшим и лицом, обязанным возместить
вред, либо, что бывает еще чаще, между потерпевшим и страховщиком обязанного
лица. Это соглашение называют обычно — не очень удачно — сделкой, поскольку оно
кладет конец спору между сторонами. Обычно такое соглашение относится к уже
выявленному вреду и не исключает возможности потерпевшего требовать возмещения
того ущерба, который в момент заключения соглашения не был еще выявлен. Однако
страховые компании, особенно в случаях причинения телесных повреждений,
опасаются неожиданностей в будущем. Когда они уплачивают потерпевшему
обусловленную сумму, они включают в требуемую ими квитанцию формулу, имеющую
целью парализовать возможность предъявления новых требований. Они оговаривают,
что обусловленная сумма возмещения является окончательной и покрывает все виды
ущерба, даже непредвиденные, от которых потерпевший может страдать в
дальнейшем. Судебная практика в течение длительного времени полностью поддерживала
эту опасную формулу. Если

398

в результате
несчастного случая в первое время выявились не очень серьезные увечья, которые
возмещались небольшой суммой денег, потерпевший в дальнейшем не мог требовать
возмещения гораздо более серьезных последствий несчастного случая, которые
раскрывались позже.

Такая практика
была несправедливой. Потерпевший должен был иметь возможность требовать
изменения суммы возмещения, ссылаясь на существенное заблуждение (см. п. 97) по
поводу характера причиненного увечья. Кроме того, любое соглашение о ликвидации
неотделимо от принципа полного соответствия получаемой суммы размерам
причиненного ущерба. Это не произвольное соглашение, а соглашение об
установлении эквивалента. Закон рассматривает именно таким образом соглашение о
ликвидации при разделах имущества (см. п. 272, 277). Он не допускает
возможности заранее отказаться от эквивалентности при разделе имущества. Тем
более нельзя допустить возможность заранее отказаться от эквивалентности
возмещения ущерба, особенно если это касается вреда, связанного с увечьем.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ