§ 1. Понятие преступления в международном уголовном праве

§ 1. Понятие преступления в международном уголовном праве

7
0

Какие
характеристики присущи преступлению по международному уголовному праву? Отметим
сразу, что такие характеристики должны иметься у каждого деяния, признаваемого
преступным по международному уголовному праву.

Прежде всего
преступление является юридическим фактом, порождающим уголовное правоотношение
в международном праве. Причем такой юридический факт нельзя расценить как
событие, не зависящее от воли и сознания человека.

Очевидно, что
преступление — это в первую очередь деяние лица, акт его поведения, имеющий
временные и пространственные характеристики. При этом такое деяние должно
совершаться осознанно, а совершающее его лицо — поступать волевым образом.

Осознанность
означает, что лицо, совершающее такое деяние, понимает фактический характер
своего поведения. В международном уголовном праве презюмируется тот факт, что
совершение ряда деяний любым лицом должно осознаваться, как явно преступное.
Эта чрезвычайно важная новелла (ч. 2 ст. 33 Римского статута) позволяет
утверждать, что любой человек в силу того, что «все люди … наделены разумом и
совестью», должен осознавать недопустимость таких деяний как геноцид либо
преступления против человечности, и доказывать обратное не требуется. На этой
посылке в международном уголовном праве основана презумпция вменяемости лица.

Аналогично дело
обстоит с такой характеристикой деяния, как воля человека при его совершении.
Любое лицо в силу Международного стандарта ООН в области защиты прав человека
обладает свободой воли, т. е. возможностью произвольно определять вариант
своего поведения. Вели на свободу воли влияет какой-либо внешний фактор, то
ставится вопрос о преступности совершенного деяния.

Каким может быть
деяние как акт поведения лица в международном уголовном праве?

В подавляющем
большинстве международных актов указывается на преступность не просто деяния, а
действия, т. е. активного, осознанного и волевого поведения человека. Однако
представляется, что в ряде случаев вполне возможно совершение преступления по
международному уголовному праву и путем бездействия.

Так, в
соответствии с ч. 2 ст. 28 Римского статута военный командир (начальник)
подлежит ответственности за те деяния, которые совершены находящимися под «его
эффективным контролем» подчиненными, если совершение этих деяний стало результатом
«неосуществления» командиром контроля надлежащим образом.

Для того чтобы
деяние было признано преступным, оно должно обладать рядом обязательных
юридических признаков. Попробуем определиться в понимании этих признаков.

Задачей
международного уголовного права является охрана международного правопорядка от
преступных посягательств. Сама по себе категория «международный правопорядок»
чрезвычайно обширна и является результатом взаимного интегрирования различных
категорий правопорядка, обеспечиваемого международным правом.

В российском
уголовном законе одним из фундаментальных признаков преступления называется его
общественная опасность, т. е. способность предусмотренного уголовным законом
деяния причинить вред охраняемым общественным отношениям и интересам.

Представляется,
что общественная опасность в отечественном уголовном праве, как и способность
преступления причинить вред интересам мирового правопорядка в международном
уголовном праве, — это объективное качество деяния, его внутренняя
характеристика.

Что объединяет
«общеуголовные» преступления и преступления, традиционно рассматриваемые как
международные?

Представляется,
что их объективный юридический «знаменатель» состоит в том, что эти самые
разные деяния так или иначе посягают на интересы поддержания мирового
правопорядка, причем каждое из преступлений причиняет вред (или создает угрозу
причинения вреда) какой-либо составной части мирового правопорядка.

Обязательным
признаком любого преступного деяния по международному уголовному праву является
причинение им вреда мировому правопорядку в целом либо составляющим частям такого
правопорядка. Именно это качество любого преступления по международному
уголовному праву определяет его юридическую природу.

При этом следует
иметь в виду, что интересы обеспечения мирового правопорядка в целом и его
составляющих частей в конечном счете касаются интересов не только всех стран,
но и всех людей независимо от места их проживания и прочих характеристик.

Далее, в силу
принципа «нет преступления без указания на то в законе» неотъемлемым признаком
любого преступления по международному уголовному праву необходимо считать его
противоправность.

Противоправность
означает прямую запрещенность деяния по международному уголовному праву. При
этом противоправность как формальный признак деяния не допускает применения
международного уголовного права по аналогии (ч. 2 ст. 22 Римского статута).
Представляется, что нельзя расценивать как нарушающее признак противоправности
деяния несоответствие судебных решений решениям международных организаций
(прецедентам международных судов) в силу того, что они являются скорее
правотолкующим и, а не правоустанавливающими источниками международного
уголовного права.

В теории
российского уголовного права советского периода обычно утверждалось, что противоправность
любого преступления -это его производный, как бы второстепенный признак.
Применительно к международному уголовному праву с такой позицией согласиться
нельзя. Так как одним из общих принципов уголовного права провозглашен принцип
nullun crimen sine lege. то и признак противоправности преступления следует
считать основным.

Несмотря на
обычное отсутствие в международно-правовых актах указания на обязательность
установления вины в совершении деяния, признаком любого преступления необходимо
считать виновность лица в его совершении.

Виновность
означает, что лицо, совершающее деяние, имеет определенное психическое
отношение к своему действию (бездействию) и возможным последствиям этого
действия (бездействия). В актах международного уголовного права нередко при
характеристике психической деятельности такого лица употребляются следующие
термины:

—  «намерение»
(ст. 2 Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него
1949 г.);


«сознательность» (ст. 2 Конвенции о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией
проституции третьими лицами 1950 г.);

— «преднамеренность»
(ст. 1 Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против
безопасности гражданской авиации 1980 г.).

При этом
виновность как признак преступления означает не только сам факт наличия того
или иного психического отношения к совершенному деянию, но и необходимость
доказанности этого психического отношения при правоприменении.

Акты
международного уголовного права последовательно требуют от
государств-участников устанавливать не просто преступность того или иного
деяния в национальном законе, но и его наказуемость. Следовательно, мы можем
говорить о том, что признаком всякого преступления по международному уголовному
праву является ответственность физического лица за его совершение.

Под
ответственностью мы понимаем обязанность лица подвергнуться за содеянное
каким-либо неблагоприятным принудительным последствиям. В силу специфики
правоотношения в международном уголовном праве, а также применения норм этого
права формальные пределы ответственности обычно в самих международно-правовых
актах не устанавливаются. По этой причине границы ответственности за каждое
преступление определяются национальным законодателем в соответствии с
предписаниями международного уголовного права. К тому же необходимо еще раз
отметить, что принцип nullum poena sine lege определяет сам факт того, что
виновное лицо должно понести наказание.

На основе
изложенного можно определить преступление в международном уголовном праве как
нарушающее мировой правопорядок, виновно совершенное лицом деяние,
противоправность которого и индивидуальная ответственность за которое
установлены в международном уголовном праве.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ