Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 59      Главы: <   2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12. > 

    Тема 1.3. Соотношение права и государства

    Формирование правового государства

    С некоторых пор у тех, кто пытается усвоить понятия о праве и государстве, кто хочет сориентироваться, как вести себя, не вступая и конфликт с государственными органами и не нарушая права, начинает возникать вопрос о том, что главнее: государство или право? Следовать праву или подчиняться решению должностного лица, вынесшего противоправный акт? В октябре 1993 г. даже Основной Закон (Конституция) России преподносился как неправовой. И даже ответственные должностные лица не знали, чему следовать — Конституции или принятым в ее замену временным законам.

    Вопрос о соотношении права и государства с давних пор реша­ется с двух диаметрально противоположных точек зрения. Одни безапелляционно и жестко связывали появление права с деятель­ностью государства, признавая в качестве правовых норм только те, которые фиксировались в нормативных актах государственных ор­ганов и должностных лиц. Другие, напротив, полагали, что право существовало и существует до и вне деятельности государства, что государство само является порождением права.

    К сожалению, на практике обе эти крайние позиции часто вели к неблагоприятным последствиям. В первом случае государство (и чиновничество, в частности) начинало безоговорочно чувствовать себя источником высшей справедливости, и при этом право пред­ставлялось единственно в качестве инструмента проведения госу­дарственной воли, в качестве своего рода придатка к государствен­ной деятельности. Во втором случае государству отводилась второ­степенная роль проводника тех норм, которые формируются поми­мо его участия.

    Между тем истина заключается в третьем подходе, в поиске золотой середины. Для этого в теории надо отвлечься от того, каки­ми предстают государство и законодательство в те или другие исто­рические периоды. Для принципиального решения вопроса следует исходить из того, что государство представляет собой совершенную организацию, отражающую интересы населения, обремененную поиском наиболее благоприятных для своих граждан решений.

    Если государство в действительности серьезно отличается от такой идеальной модели, то постановка вопроса о соотношении права и государства с практической точки зрения окажется во многом бессмысленной: общество будет деградировать от бессилия права, неправовых законов государства и произвола чиновников.

    Суть третьего подхода такова. Право и государство нераздели­мы, если вести речь о кардинальных причинах их появления в об­ществе, если рассуждать об их исторических судьбах, если анали­зировать их социальные роли (функции). Право и государство вза­имосвязаны, взаимообусловлены. Они взаимно формируют друг друга и взаимно влияют друг на друга.

    «Правда», «справедливость» как выражение сути права неиз­менны (как неизменен человек) и в то же время изменчивы по мере изменений в жизни людей. «Совершенное государство», умные, бескорыстные и компетентные должностные лица призваны вы­явить подлинную справедливость общественных отношений и за­фиксировать ее в законах и подзаконных актах. Этим самым фор­мируются нормы общеобязательные, формально определенные, могущие выступать в качестве всеобщего мерила (масштаба) пове­дения для всех, кто оказывается в ситуациях, предусмотренных нормативными актами. Только такие нормы могут быть взяты под охрану государства. Только их невыполнение влечет за собой меры государственного принуждения.

    Итак, государство:

    отыскивает право;

    формулирует право;

    охраняет его.

    Однако и право оказывает на государство решающее влияние:

    в правотворческой деятельности все органы государства долж­ны следовать требованиям жизни, растворенной в ней «правде»;

    в правоисполнительной и правоохранительной деятельности все органы, все должностные лица должны следовать праву, вы­раженному в законах и основанных на законе иных актах госу­дарства;

    все органы государства создаются и функционируют не иначе, как только на основе закона, в пределах той компетенции, которая зафиксирована в нормативных правовых актах.

    Долгое время в России господствовала позиция, по которой главенство отдавалось государству (этатистский подход). О значении права для государства говорили в основном в смысле использования законов для осуществления государственных функций. В последние годы акцент делается на роли права по отношению к государству. Отсюда приобрела значение теория правового государства.

    Правовое государство мыслится как альтернатива авторитариз­му и тоталитаризму. Поэтому формирование правового государства невозможно без последовательной демократизации общества, установления правовых основ государственного строительства, без соблюдения правопорядка и принципа законности. Правовое госу­дарство рассматривают как одну из высших социальных ценностей, призванных утвердить гуманистические начала, обеспечить и за­щитить свободу, честь и достоинство личности.

    Завершение создания правового государства связано с макси­мальным обеспечением прав и свобод человека, ответственностью государства перед гражданином и гражданина перед государством, с повышением авторитета закона и строгим его соблюдением всеми государственными органами, общественными организациями, кол­лективами и гражданами, с эффективной работой правоохрани­тельных органов.

    Идея формирования правового государства существовала в Рос­сии и в дооктябрьский период, и после октября 1917 года. Однако в силу ряда причин правовому государству не суждено было утвер­диться. Назовем пять из них:

    1) право в России никогда не имело необходимого условия цен­ности и самоценности;

    2) правовой нигилизм был присущ и русской бюрократии;

    3) гражданам России свойственно было искать высшую справед­ливость в монархе, верховном правителе и т.д.;

    4) стоящим у власти всегда было свойственно объявлять правом свою волю;

    5) протяженность границ, пестрый национальный состав, исто­рические условия формирования российской государственности способствовали имперскому сознанию и имперским методам вла­ствования.

    После октября 1917 года к перечисленным причинам добавились иные. Это, в частности:

    некоторые исходные идеи большевизма, отрицающие общече­ловеческое содержание в праве;

    обесценение права и закона в ходе революции и гражданской войны;

    отсутствие правовой культуры в революционной среде, включая правящий класс;

    возвышение исполнительных органов над законодательными;

    возвеличивание карательных учреждений;

    культ вождя.

    Попробуем разобраться, что есть у нас от правового государства, чего никогда не было или недоставало, а также что необходимо предпринять для его формирования.

    Мы имели:

    провозглашение принципа «все во имя человека, все для блага человека». Недоставало проведения этого принципа в жизнь, но само закрепление его является своего рода реальным достижением;

    провозглашение государства общенародным. Конечно, в действительности оно так и не сложилось. Однако такое провозглашение создавало правовые предпосылки для борьбы за установление госу­дарства народа и для народа;

    законы и другие нормативные акты, составляющие правовую основу государственной и общественной жизни; провозглашение весьма широкого круга прав и свобод граждан;

    провозглашение принципа законности в деятельности государственных органов и организаций граждан.

    Вместе с тем нам не хватало подлинной законности в реальных отношениях и, более того, чувства законности как в рядовой массе, так и в среде правящих. Ряд гарантий прав и свобод или отсутство­вал, или нуждался в серьезном усилении. Недоставало не только компетентности многим руководящим работникам и должностным лицам, но и независимости ряда органов в исполнении ими государ­ственных функций.

    Чего мы не имели никогда?

    До перестройки официально не признавался примат (первенст­во) прав и интересов личности перед интересами общества и госу­дарства, не существовало официально признаваемых общечелове­ческих норм, которые бы опосредовали действие всех других пра­вил и принципов. Не было признания официальными кругами и восприятия в массовом сознании того обстоятельства, что государ­ство не может чего-то сделать ни при каких условиях (признание пределов государственной деятельности), не признавалась теория разделения властей, теория сдержек и противовесов в механизме государства, не работал институт непосредственного народного волеизъявления (референдум).

    Фактом отсутствия каких-либо институтов и неразвитости соответствующих процессов обусловлена потребность в определенных политических шагах и государственно-правовых преобразованиях, в том числе и в создании необходимых предпосылок формирования правового государства. Так, обеспечение сколько-нибудь удовле­творительного материального положения граждан является одной из предпосылок достижения итогового политического результата. Можно быть нищим, но свободным какое-то время, однако чего стоят закон и государство, вместе взятые, если не растет материаль­ное благосостояние граждан? Без материальной основы, без доста­точно высокого уровня общей политической и правовой культуры, без активизации всех форм народного волеизъявления трудно представить себе правовое государство.

    В условиях ориентации на свободный рынок естественны деэтатизация (разгосударствление) социальной жизни, свертывание командно-нажимных методов руководства и управления. В связи с созданием института президентской власти необходимо повыше­ние авторитета и роли представительных органов, совершенствова­ние законодательства и создание единой системы контроля и над­зора за его проведением в жизнь.

    В осуществлении последней задачи особую миссию выполняет реформированная судебная система. Правовому государству орга­нично свойственен контроль за соответствием нормативных актов закону (конституции), и в качестве высшей контрольной инстанции нет эффективнее института, чем деполитизированный конституци­онный суд.

    Если всерьез принимать теорию разделения властей, то с одной стороны, ни один правотворческий орган не может осуществлять конституционный контроль, а с другой — орган конституционного контроля не может участвовать в законодательной деятельности, консультировать законопроекты, дабы не связывать себя в после­дующих выводах. Никто не вправе выступать судьей в собственном деле.

    Круг субъектов, обладающих правом обращения в конституци­онный суд, не должен ограничиваться. Пределы его деятельности следует связывать с характером рассматриваемых вопросов. Не могут, например, рассматриваться на предмет соответствия консти­туции конкретные (индивидуальные) решения государственных органов и должностных лиц. Вместе с тем и отдельные граждане в строго определенных случаях вправе искать защиты в конституци­онном суде.

    Признавая сегодня для России первостепенную роль судебной власти, нельзя тем самым умалять значение «первой среди равных» власти — власти законодательной. Более того, ее и равной-то при строгом подходе назвать нельзя. Она все-таки является высшей, поскольку она творит право, поскольку все остальные обязаны сле­довать закону. Второй власти — исполнительной — следует безого­ворочно отказать в претензии на главенство. Ее удел — исполнять (оперативно, неуклонно, строго и т.д.) законы. Другой вопрос, что сегодня для России это одно из самых уязвимых мест в формировании правового государства. Законы чаще всего не исполняются или исполняются из рук вон плохо, некомпетентно.

    Очевидно, пройдут десятилетия, пока идея правового государст­ва воплотится в действительность. Пока же его формирование про­текает скачкообразно, по формуле «шаг вперед — два шага назад». Позитивный результат зависит от того, насколько успешно будут преодолеваться обстоятельства, препятствующие созданию право­вого государства.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 59      Главы: <   2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.