Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 59      Главы: <   40.  41.  42.  43.  44.  45.  46.  47.  48.  49.  50. > 

    Тема 8.3. Уголовно-правовая ответственность

    Вряд ли найдется хоть один учащийся, которому не доводилось произносить слово «ответственность» и который не слышал бы его от других. При этом речь может идти об ответственности в самых разных сферах жизнедеятельности: семейно-бытовой, учебной, трудовой и т.д. Но всегда имеется в виду осознание своей обязан­ности определенного рода, значимой для общности людей (семьи, товарищеской среды, коллектива, общества в целом и т.д.), и готов­ность добровольно и добросовестно выполнять эту обязанность. Поэтому внутренний аспект слова «ответственность» в повседнев­ном обиходе ассоциируется с наличием чувства долга, сознатель­ной дисциплины, верностью данному слову, т.е. с совестью в ее нравственном значении.

    В предыдущих главах этот вопрос уже освещался, как и вопрос о более узком понятии «юридическая (правовая) ответственность». Этот вид ответственности подкрепляет ответственность нравствен­ную, устанавливая крут общественных отношений, безответствен­ное поведение участников которых влечет для них неблагоприят­ные правовые последствия, а ответственное поведение — поощре­ния, также предусмотренные правовыми актами. Таким образом, переход от нравственной ответственности к правовой основан на положении о том, что безответственное поведение, т.е. нарушение обязанностей, предусмотренных правом, вызывает к жизни обя­занность претерпеть правовые же последствия подобного образа действий.

    Уголовно-правовая ответственность в свою очередь является одним из видов ответственности юридической. Ее специфика свя­зана с особенностями предмета и метода регулирования общест­венных отношений уголовным правом. А именно: лицо, нарушив­шее обязанность не совершать общественно опасных действий, запрещенных уголовным законом и наказуемых, несет ответст­венность перед государством, т.е. обязанность подвергнуться за­конному и справедливому государственно-принудительному воз­действию, карающему за эти действия и служащему наряду с восстановлением социальной справедливости удержанию этого лица от новых преступлений, его исправлению и предупрежде­нию преступлений со стороны других лиц.

    Уголовная ответственность:

    составляет ту сторону (смысл, целенаправленность) отношений, регулируемых уголовным правом, о которых шла речь в теме 8.2;

    ограничена кругом действий, имеющих общественно опасный характер, т.е. деяниями, причиняющими своим содержанием и последствиями существенный вред приоритетным ценностям, лежа­щим в основе благополучия общества;

    наступает лишь в случае, если общественная опасность опреде­ленных действий явилась основанием для их запрета уголовным правом под угрозой наказания;

    реализует конституционные принципы законности, равенства перед законом, справедливости, гуманности.

    Учащиеся часто сталкиваются с трудностью, связанной с поня­тием уголовной ответственности, имеющей принципиальный ха­рактер. Причем эта трудность реально существует и вызывает дис­куссии в науке, продолжающиеся и ныне. А именно: с одной сторо­ны, уголовная ответственность возникает в связи с юридическим фактом совершения конкретным лицом конкретного преступле­ния. Только с этого момента возникает правоотношение между го­сударством в лице его органов расследования и суда и лицом, совер­шившим преступление, содержанием которого — как об этом гово­рилось выше — является уголовная ответственность. Соответст­венно возбуждается уголовное дело, предъявляется обвинение, осуществляются задержание, арест, другие процессуальные дейст­вия, ограничивающие права и свободы лиц, к которым они приме­няются; составляют обвинительные заключения и т.д.

    Но с другой стороны, по прямому смыслу Конституции, Уголов­ного и Уголовно-процессуального кодексов признание человека преступником (виновно ответственным за деяния, запрещенные уголовным законом под угрозой наказания) осуществляется только приговором суда, вошедшим в законную силу. Получается, что до этого момента процессуальные правоотношения, являющиеся по традиционной формулировке «формой жизни уголовного закона», живут как бы сами по себе: ведь если факт преступления объектив­но и существует, то он еще не является юридическим в том смысле, что юридически не установлен в порядке, требуемом законом. Иными словами, получается, что процессуальные действия, обычно именуемые привлечением к уголовной ответственности или уго­ловным преследованием, ведутся на основании предположения о факте преступления (пусть обоснованного доказательствами). И лишь после того, как обвинительный приговор вошел в законную силу, можно говорить о реализации уголовной ответственности преступника.

    Нельзя забывать и о том, что предположение о факте преступле­ния или о вине конкретного лица в нем может быть опровергнуто (действие не имело места, в силу малозначительности не является общественно опасным, лицо, его совершившее, не достигло возрас­та уголовной ответственности или является невменяемым, либо не разыскано и т.д.). В этих случаях уголовно-правовое отношение между государством и преступником оказывается вообще мнимым, а опосредовавшие его процессуальные действия — лишенными со­держания.

    Итак, суть проблемы состоит в том, имеет ли место процесс реализации уголовной ответственности начиная с предъявления обвинения? Или он начинается лишь в соответствии с обвинитель­ным приговором, вошедшим в законную силу, а до этого момента уголовно-процессуальные отношения не имеют уголовно-правового содержания?

    Представляется, что наиболее простым и практически пригод­ным решением, не противоречащим основам уголовного и процес­суального права, будет следующее:

    1. В системе общих дозволений и запретов как составной части правового регулирования функционируют и требования уголовно­го права воздерживаться от действий, запрещенных уголовным за­коном. Эти требования, адресованные всем членам общества, осу­ществляются большинством последних в своей жизнедеятельнос­ти. Таким образом, в фактических общественных отношениях при­сутствует правовая обязанность, установленная уголовным зако­ном. Она вытекает из конституционной обязанности каждого ис­полнять законы страны, не допускать нарушения прав, свобод, за­конных интересов других членов общества. Наличие рассматривае­мой правовой обязанности позволяет говорить о том, что соблюде­ние уголовно-правовых запретов представляет собой разновидность общих правоотношений, бытие которых состоит в том, что положение каждого их участника (члена общества) связано с юри­дическим состоянием правопослушания в сфере уголовно-правового регулирования.

    2. Нарушение обязанности соблюдать уголовно-правовой за­прет, т.е. совершение преступления, означает переход в другое юридическое состояние: субъект, соблюдающий уголовно-правовой запрет, превращается в субъекта уголовной ответственности за преступление.

    3. Обязанность отвечать за нарушение уголовно-правового за­прета возникает и существует с момента нарушения. Но она может остаться нереализованной, если виновный не будет установлен "или его вину не удастся доказать. В этих случаях существует фак­тическое общественное отношение между виновным и государст­вом, обязанным защищать безопасность общества. Существует и правовая форма этого отношения, так как соответствующие права и обязанности государства установлены законом, как и права и обязанности виновного (нельзя забывать и о третьем участнике правоотношения — жертве преступления). Но до того как право­судие (суд) реализует уголовную ответственность виновного, применив к нему наказание или иные меры государственно-принудительного воздействия, заменяющие наказание, надо доказать, что преступление имело место и данное лицо виновно в его со­вершении.

    4. Носителем функции доказывания являются уголовно-процессуальные правоотношения. Их задача — установить и обосновать, что уголовно-правовое отношение, реализующее государственно-принудительное воздействие на виновного, действительно имеет место. В этой связи применение процессуальных способов собира­ния информации (преступление, если оно и имело место, является событием прошлого, и о его наличии судят по следам на материаль­ных предметах и в памяти людей) происходит с позиций презумп­ции невиновности. Лицо, которому инкриминировано преступле­ние, предполагается невиновным, ведь информация о наличии пре­ступления или о том, что оно совершено этим лицом, может быть ошибочной или фальсифицированной, — пока бесспорно не дока­зано обратное. Отсюда и своеобразная конструкция уголовного судопроизводства. Мы говорим о ней в главе об основах уголовного права, так как эта особенность обусловлена именно задачей досто­верно выяснить, имеется ли уголовно-правовое отношение, требующее реализации уголовной ответственности виновного. Рассматриваемая особенность состоит в том, что каждая следующая стадия судопроизводства проверяет вывод предыдущей о наличии, бытии такого отношения, связанного с конкретным лицом и конкретным его деянием. Оперативный работник возбудил уголовное дело, считая, что факт преступления налицо. А для следователя — это только предположение. Следователь в обвинительном заключе­нии обосновывает вывод об уголовной ответственности обвиняемо­го, а для суда — это только предположение. Суд в обвинительном приговоре формулирует и обосновывает вывод о том, что событие, которое является предметом уголовного дела, имело место; что совокупность его признаков полностью соответствует обобщенному описанию преступления определенного вида в уголовном законе; что данное лицо способно нести уголовную ответственность и ви­новно. Но для вышестоящего суда — это отнюдь не истина в послед­ней инстанции. И лишь после проверки с его стороны приговор входит в законную силу, и на его основании лицо в соответствии с Конституцией РФ (ст. 49) рассматривается как преступник с выте­кающими отсюда правовыми последствиями в виде применения государственно-принудительного воздействия.

    Таким образом, говоря о реализации уголовной ответственнос­ти, следует различать: а) ее наличие с момента совершения лицом преступления (любой его стадии), поскольку фактическая ситуация подпадает под действие норм уголовного права, устанавливающих правовую обязанность нести ответственность за нарушение их предписаний; б) доказанность этого наличия в установленном про­цессуальном законом порядке. Только присутствие обеих этих предпосылок позволяет реализовать уголовную ответственность в конкретном случае,

    С учетом изложенного может быть решен и вопрос о периоде существования уголовной ответственности в качестве правовой обязанности виновного подвергнуться законной и справедливой; мере государственно-принудительного воздействия. Эта обязанность существует с момента совершения преступления и до окон­чания действия примененной судом меры наказания. Но момент возникновения уголовной ответственности и момент ее реализа­ции не совпадают. Пока обвинительный приговор суда не вступил в законную силу, идет как бы подготовка к ее реализации: выясня­ется, имеются ли налицо все элементы уголовно-правового отноше­ния (тема 8.2) в их специфичности: объект, субъекты, объективная и субъективная стороны; обстоятельства, влияющие на характер и степень ответственности. После достоверного установления нали­чия и характера уголовной ответственности конкретного лица за конкретное деяние или несколько деяний в приговоре суда и вступления этого приговора в законную силу начинается реализация уголовной ответственности.

    Сказанное позволяет ответить на вопрос о том, что же является основанием реализации уголовной ответственности. Это досто­верно доказанное в установленном процессуальным законом по­рядке наличие преступления, т.е. общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом под угрозой наказания, и совер­шение его данным лицом. Причем оба этих факта (вина в преступ­лении) должны быть установлены судебным приговором, вступив­шим в законную силу.

    Основанием же самой уголовной ответственности как обязан­ности виновного в преступлении лица подвергнуться законной и справедливой мере государственно-принудительного воздействия является факт совершения им преступления. Этот факт, как отме­чалось, устанавливается уголовным судопроизводством. При этом собранная фактическая информация сопоставляется с так называ­емым составом преступления — обобщенным, модельным описа­нием различных видов запрещенных и наказуемых деяний в уго­ловном законе. Причем это сопоставление не исчерпывается нор­мами Особенной части УК, в которой фиксируются чаще всего объекты конкретных видов преступлений (направленность посяга­тельства), форма вины (умысел, неосторожность), некоторые признаки объективной стороны (характер и способ действий преступ­ника), специальные признаки субъекта, если они есть (представитель власти, военнослужащий и т.д.). Каждый раз необходимо ис­пользовать и нормы Общей части УК о формах умышленной и неосторожной вины, общих признаках субъекта преступления (возраст, вменяемость), стадиях преступления, соучастии, призна­ках организованной группы и т.д.

    Но в любом случае основанием уголовной ответственности и ее реализации в государственно-принудительном воздействии на ви­новного является факт деяния (нескольких деяний), запрещенного уголовным законом под страхом наказания. Что же касается лич­ности человека, то, как бы отрицательно она ни характеризовалась сама по себе, применять государственно-принудительное воздейст­вие, предусмотренное уголовным законом, при недоказанности на­личия инкриминируемого деяния, а тем более независимо от его доказывания, нельзя. Это было бы грубейшим нарушением прин­ципа законности, неминуемо привело бы к произволу. Конечно, ряд личностных свойств виновного не безразличен для реализации уголовной ответственности. Но лишь для обеспечения необходимой достаточности избираемой меры с точки зрения достижения целей уголовно-правового воздействия (восстановления справедливости, удержания виновного от новых преступлений, предупреждения их совершения другими лицами). Но свойства личности не могут вы­ступать в качестве основания уголовной ответственности. Ответст­венность за вину имеет в виду именно вину в конкретном деянии, предусмотренном уголовным законом, т.е. за поступок, акт поведе­ния, в котором нашли выражение позиция и другие свойства лич­ности; но не за эти свойства как таковые. Не влечет ответственности и «голое» намерение, если оно не воплотилось в определенных дей­ствиях или бездействии (приготовлении, покушении, законченном преступлении), подпадающих под уголовно-правовой запрет. Обна­ружение умысла в словесной форме, например в беседе, записях в дневнике и т.п., без каких-либо усилий по его воплощению под такой запрет не подпадает.

    Реализация уголовной ответственности как воплощение ее уго­ловно-правового регулирования исходит из принципов (руководя­щих идей, в соответствии с которыми строится содержание норм уголовного закона): законности, равенства перед законом и судом, ответственности за вину, справедливости, гуманизма.

    Закон знает три вида реализации уголовной ответственности: меры уголовного наказания, меры, заменяющие уголовное нака­зание, воздействие в случаях реализации ответственности с осво­бождением от наказания или без его назначения либо с прекра­щением уголовного дела по  нереабилитирующим основаниям  (ст. 6—9 УПК).

    Но прежде чем рассмотреть их более подробно, остановимся на важном вопросе, связанном с недопустимостью распространять уголовную ответственность и ее реализацию на действия, внешне имеющие сходство с объективной стороной деяний, запрещенных уголовным законом, но в действительности являющихся общест­венно полезными, а не опасными. Это необходимая оборона и крайняя необходимость, а также некоторые другие действия, пред­усмотренные в главе УК «Освобождение от уголовной ответствен­ности».

    Необходимая оборона — это право (а для сотрудников органов, охраняющих общественный порядок, — не только право, но и обя­занность) на защиту с применением физической силы, а в необхо­димых случаях различных предметов, специальных средств (газо­вое оружие и т.п.), холодного и огнестрельного оружия своих прав и законных интересов, прав и законных интересов другого лица, общества или государства от общественно опасных посягательств. Необходимая оборона является законной, хотя бы имелась возмож­ность избежать столкновения либо обратиться за помощью. Она может носить опережающий характер, т.е. обороняющийся пер­вым причинит вред нападающему, если в намерениях последнего и их реальности нет сомнения. Если обороняющийся имеет специаль­ную подготовку в боевых приемах борьбы, он вправе их применять.

    Но необходимая оборона требует соблюдения нескольких усло­вий. Об одном из них только что говорилось: реальность посягатель­ства. Еще одно условие — если нападающий обезврежен, продол­жение силового воздействия на него будет уже незаконным и может повлечь уголовную ответственность. Третье условие — при осуществлении необходимой обороны нельзя превышать ее преде­лы. Иными словами, характер и интенсивность ответных действий, используемые средства защиты не должны существенно превы­шать аналогичные действия нападающего. Например, превышени­ем пределов необходимой обороны будет использование мин-лову­шек для охраны сада или огорода; капканов, способных причинить вред здоровью, для защиты автомашины от угона и т.д.

    Острым и актуальным вопросом, связанным с необходимой обо­роной, является возможность ее использования для защиты своих прав и законных интересов от незаконных посягательств со сторо­ны представителей власти, например работников милиции, ФСБ и т.д. Определяющим здесь является формулирование понятий о необходимой обороне в уголовном законе. Оно не предусматривает исключений исходя из должностного положения посягающего лица. Верховный Суд РФ последовательно занимает позицию, в соответствии с которой грубое нарушение представителями власти закона (попытка ворваться в помещение, не соблюдая установленного порядка; попытка осуществить задержание или блокировать местность, не представляясь в официальном качестве и не имея эмблематики представителей власти, и т.д.) порождает право граж­дан защищаться от насильственных действий такого рода. Пред­ставляется, что эта позиция соответствует и конституционному положению о праве членов общества защищать свои права всеми разрешенными законом способами.

    Крайняя необходимость — право лица совершать действия, нарушающие права и законные интересы других лиц, если это необходимо для предотвращения более значительного вреда личности, имуществу, интересам общества или государства и если этот грозящий вред нельзя было предотвратить иным путем. Например, лицо взламывает чужую машину и, управляя ею, транспортирует тяжело раненного человека, обнаруженного им на обочине шоссе, в боль­ницу. Или, заметив дым, выходящий из окна запертой квартиры, владельцы которой находятся в отъезде, соседи выбивают двери, чтобы погасить пожар.

    Как оговорено выше, наличие крайней необходимости может быть констатировано лишь при условии, что предотвращаемый вред более значителен, чем причиненный. Поэтому, например, по­пытка офицера занять место в спасательной шлюпке, вытолкнув оттуда матроса, со ссылкой на то, что жизнь офицера имеет более значительную ценность, не будет рассматриваться как действие в состоянии крайней необходимости. А вот действия командира части, который приказал раздать находившиеся на складе предме­ты воинского обмундирования жителям, захваченным врасплох  ночным наводнением и спасавшимся в одном белье, были правиль­но оценены в конкретном случае как отвечающие норме о крайней необходимости.

    Может возникнуть вопрос, а не являются ли сходными ситуа­ции, когда подчиненный выполнял преступный или иной незаконный приказ? Или когда лицо совершило общественно опасное дей­ствие, не зная, что оно запрещено уголовным законом?

    Нет, случаи такого рода нельзя сравнивать с необходимой обо­роной или крайней необходимостью. Ведь сейчас речь идет о совер­шении общественно опасных действий, объективная сторона кото­рых не просто имеет «внешнее сходство» с описанием, имеющимся в определенной норме Особенной части УК, но совпадает с ним. Будет ли лицо признано в этой связи субъектом уголовной ответст­венности, зависит от того, имелся или нет у него умысел или неос­торожность при совершении соответствующих действий. В част­ности, сознавал ли он, должен ли был или мог сознавать преступный характер приказа; имел ли возможность как член общества свое­временно ознакомиться с соответствующим уголовно-правовым запретом и т.д.

    Перейдем теперь к рассмотрению видов (способов) реализации уголовной ответственности. Основной, типичный (хотя и не един­ственный) вид — применение уголовного наказания. «Преступле­ние и наказание» — это типичное словосочетание, использованное и автором знаменитого романа, наглядно демонстрирует тесную связь деяния и ответственности за него, то, что второе должно в глазах общества следовать за первым.

    Уголовное наказание — это мера государственного принужде­ния, назначаемая по приговору суда лицу, признанному винов­ным в совершении преступления. Наказание заключается в приме­нении к виновному предусмотренных уголовным законом лишения или ограничения прав и свобод, которыми он обладал (ст. 43 УК). Надо добавить, что назначение и исполнение наказания означает, в то же время, порицание судом от имени государства содеянного виновным и его самого, как нанесшего вред обществу.

    Уголовное наказание, как и другие виды реализации уголовной ответственности, осуществляет акт восстановления нарушенной преступником справедливости, воздаяния, возмездия ему за соде­янное. Иными словами, содержанием наказания является кара за преступление, о чем уже упоминалось в связи с общей характе­ристикой уголовной ответственности и ее реализации. Объем и интенсивность кары (совокупности правоограничений) ориенти­рованы на тяжесть деяния и его последствий, на конкретные об­стоятельства совершения, цели, мотивы, личность виновного. Таким образом, решение судом этих вопросов не является произ­вольным. Суд действует строго на основании закона, который: а) устанавливает для каждого вида преступления верхний и ниж­ний пределы санкции (по виду и размеру наказания); б) требует в каждом конкретном случае индивидуализировать в рамках одно­го и того же состава преступления ответственность и наказание участников деяния с учетом обстоятельств, характеризующих время, место, способ, последствия и другие особенности события, а также обстоятельств, характеризующих личность виновных, цели, мотивы, степень предумышленности их действий и т.д.;

    в) специально предусматривает перечни обстоятельств, однознач­но смягчающих или отягчающих наказание, учет совокупности которых (вместе с другими особенностями содеянного и личности, о которых шла речь в п. «б») позволяет «маневрировать» наказа­нием в рамках, установленных в санкциях конкретной нормы;

    г) разрешает суду при наличии исключительных обстоятельств, смягчающих ответственность, назначить наказание ниже низшего предела, установленного санкцией.

    Однако законность и справедливость наказания, его каратель­ного содержания не может избавить виновного, к которому оно применено, от страданий.

    Но не противоречит ли это ст. 21 Конституции РФ и вытекаю­щим из нее требованиям УК? Ведь эти положения запрещают при­менение жестокого или унижающего человеческое достоинство наказания, причем в УК соответствующий запрет включен в содер­жание принципа гуманизма «Наказание и иные меры уголовно-правового характера... не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства» (ст. 7 УК). Нет, не противоречит. Ни один из видов уголовного нака­зания, предусмотренных законом (ст. 44 УК), не включает ни жес­токого обращения (мучений, издевательств и т.д.), ни унижения достоинства осужденных. Наоборот, уголовное и уголовно-исполнительное законодательство рассматривает осужденного как члена общества, обладающего всей совокупностью прав человека и граж­данина, за исключением тех, ограничение которых составляет сущ­ность кары. А жестокое или унижающее человеческое достоинство обращение с лицами, отбывающими наказание, влечет уголовную ответственность, как и в аналогичных случаях, когда оно имеет место на предварительном расследовании в отношении обвиняе­мых, подозреваемых, потерпевших, свидетелей и т.д. Но надо отли­чать страдания как результат правоограничений или неудобств в результате попадания в новые условия от физических страданий как цели наказания. Наше законодательство не знает ни телесных уголовных наказаний, ни членовредительства. Другое дело, что любое наказание как кара порождает внутренние переживания, в том числе связанные с меньшим физическим комфортом, чем рань­ше. Но этот элемент реализации уголовной ответственности и цель причинить физические страдания (голодом, побоями, издеватель­ским обращением и т.д.), конечно, не имеют между собой ничего общего.

    Что же является целью уголовного наказания? Уже говорилось, что оно, как и другие способы реализации уголовной ответствен­ности, направлено прежде всего на восстановление социальной справедливости. Одновременно уголовное наказание направлено на удержание осужденного от совершения новых преступлений, т.е. на превращение его в безопасного члена общества и на предупреждение преступлений со стороны других неустойчивых членов общества, демонстрируя им «невыгодность» нарушать уголовный закон.

    Рассмотрим теперь систему уголовных наказаний, предусмот­ренных Уголовным кодексом. Термин «система» призван подчерк­нуть внутреннюю взаимосвязь между отдельными видами нака­зания: они образуют как бы лестницу, каждая ступенька которой характеризуется определенной совокупностью правоограничений, т.е. различным объемом и интенсивностью кары. Перечень видов наказаний расположен в определенной последовательности (от менее строгих к более строгим), что позволяет суду в конкрет­ном случае остановиться на необходимой и достаточной мере. «Более строгий вид наказания... назначается только, если менее строгий его вид не сможет обеспечить достижения целей наказа­ния» (ст. 60 УК).

    Подавляющая часть наказаний, предусмотренных Кодексом, имеет пределы от — до. Например, лишение свободы может быть назначено на срок от 6 месяцев до 20 лет, а при назначении наказа­ний по совокупности преступлений (или приговоров) максималь­ный срок может достигать 25 или, соответственно, 30 лет. Увеличе­ние Кодексом максимальных сроков лишения свободы, как и введе­ние пожизненного лишения свободы за преступления особой тя­жести, посягающих на жизнь, свидетельствуют о неправомерности утверждений, будто бы законодатель смягчил свое отношение к пре­ступникам. На самом деле, расширены возможности учета при вы­боре наказания обстоятельств, характеризующих содеянное и личность. Исправительные работы без лишения свободы могут назна­чаться по месту работы на срок от 2 месяцев до 2 лет; при этом суд может варьировать размеры удержания из заработной платы. Штраф может назначаться в пределах от 25 до одной тысячи мини­мальных размеров оплаты труда. Наличие таких «ножниц» позволя­ет суду в конкретном случае применить наказание, в наибольшей степени соответствующее содеянному и личности виновного. При этом каждая статья Особенной части УК содержит указания на то, какие виды наказаний и в каких пределах можно применить за со­вершение данного преступления. Так, статья УК, устанавливаю­щая ответственность за убийство, предусматривает, что, если оно совершено при отягчающих обстоятельствах, применяются меры наказания в виде длительных сроков лишения свободы или смерт­ной казни. Например, если убийство совершено либо в связи с вы­полнением потерпевшим служебного или общественного долга, либо по мотиву национальной или религиозной вражды, либо спосо­бом, опасным для жизни многих людей, и т.д. В то же время ответст­венность за убийство, совершенное без отягчающих обстоятельств, реализуется через менее строгие, хотя тоже достаточно чувстви­тельные для виновного санкции в виде лишения свободы. А вот за убийство в состоянии аффекта, т.е. сильного волнения, вызванного противоправными или аморальными действиями потерпевшего, на­казание существенно смягчено, причем допускается применение не только лишения свободы, но и исправительных работ.

    Внутри пределов, устанавливаемых санкциями конкретных норм, суд маневрирует с учетом обстоятельств, влияющих на харак­тер и степень ответственности. Смягчают наказание, например, совершение преступления вследствие стечения тяжелых жизнен­ных обстоятельств (ими могут быть безработица, болезнь близких, требующая больших расходов на лечение, и т.д.), давление со сто­роны лиц, от которых виновный находится в материальной, служеб­ной, иной зависимости (например, вовлечение подростков в пре­ступление родителями или педагогом), несовершеннолетие. И на­оборот, ответственность усиливается для организатора, руководи­теля или активного участника организованной преступной группы, для лица, посягнувшего на человека, находящегося в беспомощном состоянии, на малолетнего или старика; для тех, кто совершает пре­ступления с особой жестокостью, мучениями для потерпевшего, издевательством над ним (совершение убийства, умышленное при­чинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью или изнасилование на глазах близких тоже рассматриваются как особая жес­токость).

    Меры наказания закон подразделяет на основные и дополнительные. Первые составляют главное содержание наказания в конкретном случае (исправительные работы, ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы, смертная казнь и некоторые другие). Вторые присоединяются к основным наказаниям, чтобы сделать более «прицельным» их действие (кон­фискация имущества, лишение специального, воинского или по­четного звания). Некоторые виды наказания могут использоваться как в качестве основных, так и в качестве дополнительных (штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью). Надо знать также, что при условном осуждении, когда назначенная мера основного наказания не при­водится в исполнение, а осужденному предоставляется определен­ный срок, чтобы под контролем суда доказать свое исправление, безопасность для общества, может быть назначена и исполнена реальная дополнительная мера, например штраф.

    Штраф — это денежное взыскание, налагаемое в размерах, кратных минимальному размеру оплаты труда, с учетом как всей группы обстоятельств, с которыми закон связывает индивидуали­зацию наказания, так и материального положения виновного и его семьи. Возможность применения штрафа по УК 1996 г. значительно расширена, особенно по делам о преступлениях в сфере экономи­ческой деятельности, об экологических действиях, о преступлениях против интересов службы в коммерческих или иных организациях. Это и понятно. Применение штрафа, в том числе в крупном разме­ре, позволяет, не лишая виновного свободы, наглядно продемон­стрировать ему «невыгодность» совершения преступлений. При уклонении от уплаты штраф может быть обращен на имущество или заменен исправительными работами.

    Лишение права занимать определенные должности или зани­маться определенной деятельностью — эта мера применяется в случаях, когда совершение преступления стало возможным или было облегчено в силу служебного или профессионального (врач, водитель, педагог, нотариус, диспетчер и т.д.) статуса. Приговор устанавливает при этом срок действия данной меры.

    Один из новых видов наказания по УК 1996 г. — обязательные работы. Они заключаются в выполнении в свободное от основной работы время и бесплатно общественно полезных работ по указа­нию органов местного самоуправления (уборка улиц, вывоз мусора и т.д.).

    Исправительные работы, как видно из их названия, — мера наказания, не требующая изоляции осужденного от общества и используемая для восстановления позитивной социальной позиции виновного, сохранения или возобновления воздействия труда и на­хождения в трудовом коллективе. Вместе с тем предусматривается имущественное воздействие: из заработка осужденного удержива­ется в доход государства установленная судом часть в пределах от 5 до 20 процентов заработка.

    Конфискация имущества — это принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного, за тяжкие или особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений.

    Ограничение свободы — содержание совершеннолетнего осуж­денного в специальном учреждении без изоляции от общества, но в условиях надзора. Осужденные, к которым применяется эта мера, трудоустраиваются по месту нахождения специального учрежде­ния. В зависимости от характера преступления ограничение свобо­ды назначается на срок от 1 года до 5 лет.

    Арест также является вновь введенной мерой наказания. Арест заключается в содержании осужденного в условиях строгой изоля­ции, для которой предусматриваются необходимые режимные меры. Несмотря на сравнительно небольшой срок (от 1 до 6 меся­цев), эта мера способна оказать так называемое шоковое воздейст­вие: строгость ее режима в ряде случаев способна вызвать у осуж­денного достаточно стойкое нежелание вновь попасть в эти усло­вия. Арест применяется и к несовершеннолетним, достигшим 16 лет, на срок от 1 до 4 месяцев.

    Лишение свободы назначается за тяжкие преступления, пре­ступления особой тяжести, а равно в случаях систематического совершения хотя бы менее тяжких преступлений либо рецидива (совершение лицом с неснятой судимостью нового преступления). О минимальном и максимальном сроках лишения свободы говори­лось выше. Для военнослужащих срочной службы смягченным ана­логом лишения свободы является направление в дисциплинарную воинскую часть со строгим режимом и контролем со стороны ко­мандования за поведением осужденных. Но важно при этом отме­тить, что осужденный сохраняет статус военнослужащего, его права и обязанности.

    Лишение свободы назначается в зависимости от наличия или отсутствия предыдущей преступной деятельности и тяжести соде­янного в учреждениях для исполнения этого вида наказания разных типов (колонии-поселения, колонии общего, строгого и особого ре­жима, тюрьмы). Несовершеннолетние отбывают наказание в вос­питательных колониях общего или усиленного режима. Макси­мальный срок лишения свободы для несовершеннолетних — 10 лет, но он может быть большим при сложении наказаний за совокупность преступлений. Условия жизни, учебы, работы и режим в ко­лониях для несовершеннолетних учитывают особенности подрост­кового периода. Женщины отбывают наказание отдельно от муж­чин в колониях-поселениях (в этих учреждениях полусвободный режим), колониях общего и строгого режима.

    Для пожизненно осужденных к лишению свободы или помилованных после приговора к смертной казни имеются отдельные колонии с особым режимом и повышенным уровнем мер безопас­ности.

    Надо упомянуть и о том, что в целях создания стимула для положительного поведения в месте лишения свободы и психологичес­кой подготовки осужденным себя к включению в нормальную жизнь общества после отбытия наказания закон предусматривает возможность условно-досрочного освобождения после отбытия обязательной части наказания при условии, что отношение к режи­му, труду, повышению своего образовательного и культурного уровня, выработке положительных черт характера и т.п. подтверж­дает успешное протекание процесса превращения осужденного в безопасного члена общества.

    Наиболее тяжким наказанием является смертная казнь. Конституция и Уголовный кодекс характеризуют эту меру как исключительную, т.е. применяемую лишь при исключительных обстоятельствах и лишь к лицам, совершившим преступления, связанные с умышленными убийствами при отягчающих обстоятельствах. Ис­полняется смертная казнь путем расстрела. (В других странах, на­пример в США, применяется казнь на электрическом стуле, в газо­вой камере, путем повешения, инъекций яда и т.д.) Приговоры к смертной казни выносятся судами России в количестве около 150 в среднем за год. При этом более половины из них не приводилось в исполнение, так как осужденному в результате помилования смерт­ная казнь заменялась лишением свободы на срок или пожизненно. Надо подчеркнуть, что ст. 20 Конституции РФ предусмотрела в пер­спективе отмену смертной казни. Такое обязательство Россия взяла при вступлении в Совет Европы. С 1996 г. введен мораторий на исполнение приговоров к смертной казни, т.е. хотя судьи в некото­рых, случаях продолжают выносить смертные приговоры, они не обращаются к исполнению. На очереди законодательная отмена смертной казни, тем более что альтернативой ей теперь являются пожизненное заключение или лишение свободы на срок 20 или более лет. Они достаточно эффективны для предотвращения возврата особо опасных преступников в условия, когда они будут угро­жать жизни и здоровью граждан; суровость альтернативной меры в определенной степени удовлетворит и общественное мнение, хотя пока не менее 70—80% населения за сохранение смертной казни. Впрочем, такова же была позиция населения и в других странах, отменивших смертную казнь.

    Применительно к наказанию как основному способу реализа­ции уголовной ответственности надо уяснить себе смысл таких по­нятий, как амнистия, давность, судимость.

    Амнистия — это акт высшего органа представительной власти, т.е. парламента, в форме закона или постановления, в силу которого освобождается от наказания или его дальнейшего отбывания определенный круг осужденных (по возрасту, полу, перечню преступле­ний, за которые они были осуждены, семейному положению, состо­янию здоровья, прошлым заслугам и т.д.). При этом из амнистии, акт о которой обычно приурочивается к крупным событиям в жизни страны или их годовщинам, как правило, исключаются лица, осуж­денные за особо тяжкие преступления, рецидивисты, а также лица, поведение которых в процессе исполнения наказания свидетельст­вует об их антиобщественной позиции. В отличие от помилования, которое осуществляет Президент в отношении конкретных лиц, амнистия охватывает любое лицо, если оно отвечает изложенным в акте об амнистии требованиям. Амнистия касается только меры наказания, но гражданская ответственность за причиненный ущерб сохраняет силу. Лицо, которому предложена амнистия до вынесения приговора, может отказаться от нее, считая себя неви­новным и требуя, чтобы это было зафиксировано судом. При этом оно не очень рискует, так как если суд и признает его виновным (отказ лица от амнистии обязателен для органов расследования и суда), то обвинительный приговор выносится с освобождением от наказания.

    Давность — это понятие введено в уголовный закон для того, чтобы органы расследования и суд не занимались бы безнадежной и бесполезной для общества работой. Ведь если преступление не раскрыто в течение, например, 5 лет, очень мало шансов, что оно будет раскрыто или, если появится подозреваемый, что удастся собрать достаточно полный доказательственный материал. Да и это лицо уже не то, которым оно было в момент преступления. Известен, например, случай, когда разыскиваемый участник ряда разбойных нападений был все же обнаружен и изобличен через много лет. Но за это время он стал высококвалифицированным врачом и ученым, спас от смерти и инвалидности сотни людей. Наказать его за дела давно минувших дней было бы явной неспра­ведливостью. Поэтому УК предусматривает сроки, по истечении которых реализация уголовной ответственности не осуществляет­ся. Исключением являются только некоторые преступления осо­бой тяжести, в том числе направленные против мира и человече­ства. Розыск и преследование виновных в этих преступлениях дав­ностью не ограничены.

    Нормы о судимости, ее погашении или снятии сохраняются в УК в определенной степени в силу традиции. Ведь в прошлом суди­мость порождала серьезные правоограничения (хотя и тогда суще­ствовало положение о том, что о снятой или погашенной судимости человек имел право не упоминать). В современных условиях, когда все более расширяются возможности снятия судимости по истече­нии определенного времени или по амнистии либо ее погашения в силу одного факта истечения срока давности (различного для суди­мости за преступления, отличающиеся по тяжести и по применен­ной мере наказания), институт судимости, по-видимому, эволюци­онирует в сторону исчезновения из уголовного закона. Пока же он сохраняет значение лишь для того, чтобы зафиксировать рецидив, что влечет более строгую ответственность. Кроме того, законода­тельством о государственной службе и о службе в правоохранитель­ных органах может быть предусмотрено, что на некоторые долж­ности лица с неснятой или непогашенной судимостью не могут быть назначены.

    Говоря о том, что наказание есть основной способ реализации уголовной ответственности, мы упоминали и о двух других спосо­бах: применении заменяющих мер и осуждении с освобождением от наказания. Применение заменяющих мер — это использование вместо уголовного наказания судебно-принудительных мер воспи­тательного воздействия к несовершеннолетним, совершившим преступления небольшой или средней тяжести, если содеянное и личность виновного показывают, что цели наказания могут быть достигнуты более мягкими мерами. Принудительные меры воспи­тательного воздействия достаточно разнообразны: передача под надзор, возложение обязанности загладить вред, ограничение досу­га и т.д. Наиболее строгая мера — помещение в специальное воспи­тательное учреждение с соответствующим режимом. Нахождение в таком учреждении (продолжительность нередко достигает 2—3 и более лет) международно-правовые документы сравнивают с лишением свободы. Таким образом, применение принудительных мер воспитательного воздействия, неисполнение которых подростком влечет возобновление уголовного дела, являются не поблажкой по возрасту, а индивидуализацией уголовной ответственности.

    Что касается такого способа реализации уголовной ответствен­ности, как вынесение обвинительного приговора с освобождением виновного от наказания (или без назначения наказания), то речь идет о сравнительно немногочисленных случаях, когда для удовле­творения чувства народной справедливости и достижения других целей реализации уголовной ответственности достаточно самого факта оглашения обвинительного приговора. Характер преступле­ния и личность виновного, его мотивы (сострадание, неверно поня­тый долг и т.д.) свидетельствуют о том, что для обеспечения его достойного поведения в дальнейшем государственно-принудитель­ное воздействие может быть ограничено нравственной и правовой оценкой содеянного судом в приговоре и публичным оглашением последнего. Аналогичный эффект имеет место и при прекращении дела в связи с деятельным раскаянием виновного, примирением с потерпевшим, в результате изменения обстановки, свидетельству­ющего об утрате виновным общественной опасности (ст. 75—77 и др. УК), а также при освобождении от наказания в связи с болезнью и при отсрочке отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (эта отсрочка в дальнейшем может перейти в освобождение от наказания). Но и в других случаях суд вправе признать, что в силу, например, безупречного поведения после совершения преступления, совершения тех или иных мужественных поступков и т.д., лицо может быть освобождено от наказания или назначить его условно (ст. 315 УПК). Эти случаи также можно отнести к реализации уголовной ответственности без назначения или исполнения наказания.

    Упомянем в заключение, что реализация уголовной ответствен­ности включает и использование некоторых сопутствующих мер. Они не заменяют наказание или иные способы ее реализации, но помогают достижению их целей. Это — взыскание в пользу потер­певшего денежных средств в порядке гражданского иска в уголов­ном деле; возвращение потерпевшему отчужденного у него пре­ступниками имущества; конфискация оружия, наркотиков, других предметов, противозаконное владение которыми может предста­вить опасность для общества; принудительные меры медицинского характера для лечения в процессе отбывания наказания лиц, стра­дающих алкоголизмом, наркоманией, имеющих венерические бо­лезни.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 59      Главы: <   40.  41.  42.  43.  44.  45.  46.  47.  48.  49.  50. > 





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.