7. Борьба с экономической преступностью

7. Борьба с экономической преступностью

50
0

Фактически идет
преобразование преступности: одни ее виды ослабевают, другие возникают, третьи
принимают новое содержание. Опыт развитых рыночных стран показывает, что
экономическая преступность в целом не снижается. Поэтому бытующее мнение о том,
что в связи с переходом к рыночной экономике преступность в сфере
финансово-хозяйственной деятельности со времени исчезнет, является не более чем
иллюзией.

В целом феномен
преступности заключается в том, что наряду с традиционными формами,
сохранившимися со времен административно-командной системы (злоупотребление
служебным положением, взяточничество, обман государства, уклонение от налогов и
др.), одновременно возникают новые — очень опасные виды экономических преступлений
(подлоги в денежной документации — поддельные авизо, получившие широкое
распространение, и др.). Опасный характер и большие размеры приобретают
злоупотребления с использованием автоматизированных систем управления, а также
с преступным использованием бухгалтерского учета для сокрытия незаконных
производственно-финансовых операций.

Поэтому для
успешной борьбы с экономической преступностью необходимо разработать
соответствующие методы контроля. С этой целью прежде всего необходимо
исследовать механизм совершения экономических преступлений, обоснованно
классифицировать их с точки зрения причин и способов совершения; выявить
внешние признаки, позволяющие обнаружить их возникновение, и на этой основе
дать методику  профилактики и раскрытия.

Исходя из
сказанного, экономическими преступлениями, с криминалистических позиций,
следует считать преступные  деяния, совершенные в процессе и под видом законных
хозяйственных операций, которые именно в этой связи находят обязательное
отражение в системе экономической инфляции.

Не менее важной в
современных условиях является разработка методики использования в
экспертно-ревизионной и аудиторской работе вычислительной техники для проверки
достоверности учета и законности проверяемых хозяйственных операций. В этой
связи возникает необходимость исследования и классификации методов преступного
использования автоматизированного учета, получивших распространение в последнее
время.

Опыт
экспертно-ревизионной работы показывает несостоятельность прежних представлений
о том, что для профилактики экономической преступности необходимо сохранение ее
в секрете. Наоборот, широкое освящение этих вопросов в литературе и прессе
позволят привлечь внимание административно-хозяйственных и
экспортно-контрольных служб к операциям, за которыми могут скрываться
преступные действия, и вооружить контрольные органы и экспертные учреждения
необходимыми знаниями для предотвращения злоупотреблений.

На предприятиях
различных форм собственности в процессе финансово-хозяйственной деятельности
совершаются разнообразные экономические преступления. Они могут быть как
умышленными, так и следствием неумения вести коммерческую деятельность, плохого
знания законодательства, бесхозяйственности и безответственности. Как
показывает экспертно-следственная практика, некомпетентность субъектов
хозяйствования и отдельных исполнителей усиливается в условиях частых изменений
состава нормативных запретов и ограничений.

Экономические
преступления могут совершаться из корыстных побуждений и по другим мотивам.
Очень распространенными видами корыстных побуждений могут быть: злоупотребление
служебным положением и предоставленными полномочиями, сознательное искажение
отчетности и завышение себестоимости продукции в целях уклонения от
налогообложения и обмана деловых партнеров. В сфере бухгалтерского учета и
отчетности наиболее злостными и трудно выявляемыми нарушениями являются
завуалирование и фальсификация балансов, связанные, как правило, с
документальными подлогами.

Во многих случаях
корыстные преступления совершаются с участием коррумпированных работников
органов государственной власти и государственного управления, что в
значительной мере повышает их опасность для общества. Разнообразие
экономических преступлений и методов их совершения обусловливает многочисленные
направления и особенности контрольной, экспертной и следственной деятельности.
При всем их многообразии они имеют общую основу, которая определяет типичность
в следообразовании, а значит, и общность подходов к их раскрытию и выявлению.
Это позволяет дать их классификацию и разработать соответствующие методики
профилактики, вскрытия и пресечения.

Практика
судебно-следственной работы и бухгалтерской экспертизы показывает, что на
протяжении продолжительного периода в криминологической среде формировались
определенные типы экономических преступлений. Устойчивый, типовой характер
придают им следующие факторы:

• сложившаяся
система социально-экономических отношений, в которой определились конкретные
слабые места, где нарушение правопорядка является наиболее уязвимым и
одновременно создает видимую заинтересованность субъектов этих нарушений.
Экономическим преступлениям способствуют одни и те же хозяйственные механизмы,
при помощи которых осуществляется хозяйственная деятельность. Например, способы
осуществления хозяйственных операций и связанные с этим возможные их нарушения
(те же документы, порядок оформления, система записей, функции исполнителей, их
взаимоотношения в зависимости от характера участников, нормального климата,
социальной среды и т.д.);

• определившийся
тип нарушителей закона, чьи корыстные интересы приобрели устойчивый и
целенаправленный характер;

• дефекты
законодательной системы;

• ошибки и
слабости правоохранительных органов;

• психологическая
атмосфера в хозяйственной среде (идеологические изменения, ослабление общественных
стимулов, антирелигиозная пропаганда).

Особенности,
определяющие типичность современных экономических правонарушений,
характеризуются тем, что:

• они совершаются
при исполнении служебных обязанностей и в связи, как правило, с
профессиональной деятельностью как должностных, так и не должностных лиц;

• они связаны с
выполнением производственных операций и с деятельностью других работников,
осуществляются в основном «на глазах» и, следовательно, формируют определенную
информацию;

• они могут возникать
как умышленно, так и по неосторожности (небрежности или самонадеянности) и
обязательно сопровождаются нарушением установленных правил (уставов,
нормативов), регламентирующих конкретную сферу деятельности;

• преступные
действия обычно совершаются и вуалируются с фиксацией в документах (подложных)
либо без составления документов, что оставляет соответствующие «следы»,
обнаруживаемые фактическим контролем;

• результатом
экономического преступления является определенный ущерб в форме материальных
потерь и убытков, ухудшения финансового материального положения предприятия,
зачастую связанного со снижением качества его продукции;

• деятельность
конкретных работников, совершающих преступление, проверяется ведомственными и
вневедомственными (государственными) контролирующими органами, в материалах
которых также могут содержаться признаки преступлений;

• эти
преступления чаще всего носят продолжительный характер, осуществляются
систематически и, как правило, в рамках хозяйственной деятельности; у каждого
преступления образуется устойчивый «почерк».

Следовательно,
опираясь на эту теоретическую базу, можно разрабатывать общую и частичные
методики выявления должностных преступлений и их конкретных видов.
Возникновение многих видов обусловлено происходящими изменениями в экономике
страны. Преступления, совершаемые на предприятиях различных форм собственности
в сфере их финансово-хозяйственной деятельности, характеризуются совокупностью
признаков правонарушений, обусловленных определенной хозяйственной ситуацией, в
тесной связи с причинами и способами их совершения и сокрытия. Поэтому
необходимо иметь в виду, что они могут быть выявлены экспертами, ревизорами и
аудиторами в виде фактических данных, конкретных во времени и пространстве, —
документов и вещественных материалов, которые, согласно
уголовно-процессуальному закону, могут служить основанием для возбуждения
уголовного дела. Проверка «следов» преступления, которые в процессе ревизии или
аудита могут приобрести важное значение, обуславливается также во многом обстановкой
места свершения. В то же время специфические особенности
производственно-хозяйственных и финансовых операций, действующей системы учета
и отчетности, взаимоотношений хозяйствующих объектов, их опыта, знаний и т.д. в
свою очередь определяют характер и разнообразие способов, которые используются
для совершения экономических правонарушений.

Как известно,
причины и условия, способствующие совершению экономических правонарушений,
выявляются и фиксируются по каждому конкретному уголовному делу в процессе проведения
экспертиз, ревизий, аудита и других процессуальных действий.

Исходя из анализа
накопленных данных о совершенных в прошлом преступлениях определенного вида и
способов их совершения, можно предвидеть и, следовательно, предупредить
дальнейшее их развитие. Именно прогнозирование дает возможность наметить
эффективные профилактические средства борьбы с преступностью. Профилактическая
сфера экономико-правового контроля не должна ограничиваться установлением
криминогенных факторов, находящихся в прямой причинной связи с исследуемым по
уголовному делу событием. Необходимо выявлять все обстоятельства, имеющие
профилактическое значение, независимо от того, способствовали они совершению
данного либо могут способствовать совершению аналогичного или иного преступления.
Даже активная и постоянная работа не будет поспевать за изменяющимися формами
преступной деятельности.

Исследование
причинной связи является сложным процессом, в ходе которого необходимо
использовать все логические средства и способы познания. Тем не менее проблемы
экспортно-профилактической деятельности в теории и на практике разработаны
недостаточно. Поэтому при их разработке на первом этапе необходимо определить
совокупность вопросов профилактического характера, которые могут быть
поставлены экспертам-бухгалтерам правоохранительными органами.

Проведенный
анализ судебно-следственного и экспертного материала по разным видам
финансово-хозяйственных преступлений, объектов преступного посягательства,
поступивших из всех звеньев правоохранительных органов, позволяет
классифицировать и сгруппировать вопросы профилактического характера, по
которым могут быть даны ответы экспертами. Эта классификация может быть
представлена в следующем виде:

— вопросы
происхождения и причины возникновения определенных фактов, установленных
следствием (судом), по которым эксперт может вынести заключение на основе
специальных знаний;

• вопросы
причинной связи фактов; могут быть исследованы конкретные причины, повлекшие за
собой или облегчившие совершение экономического правонарушения (например,
незаполнение всех реквизитов документа облегчает его подделку, и т.д.);

• вопросы
выявления новых фактов, которые становятся известными лишь в процессе
проведения экспертизы и ранее не были известны следствию и суду. Так,
бухгалтерская экспертиза выявляет поддельные документы, графическая
устанавливает конкретного исполнителя подделки и выявляет условия,
способствовавшие подделке документов, и т.д.;

• вопросы,
связанные с последствиями действий или бездействия; эксперт устанавливает, к
каким последствиям может привести несоблюдение правил (Положения о
бухгалтерском  учете и отчетности в Российской Федерации и т.д.)

По всем указанным
группам вопросов эксперты, исходя из материалов дела, применяя специальные
знания, могут проводить исследования и совместно с правоохранительными органами
разрабатывать конкретные профилактические рекомендации.

Решение
законодательных и иных проблем предусматривалось Федеральной программой по
усилению борьбы с преступностью на 1994-1995 гг. Постановлением Правительства
Российской Федерации от 17.05.96 г. № 600 утверждена «Федеральная целевая
программа по усилению борьбы с преступностью на 1996-1997 гг.». Однако многие
ее мероприятия не нашли практического применения. Так, новый Уголовный кодекс
не полностью отражает реалии дня, а карательная практика остроте и
напряженности ситуации не соответствует. До настоящего времени не принят новый
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, требует переосмысления
концепции судебной реформы в Российской Федерации. Частично данный вопрос
решается в связи с принятием Федерального Конституционного Закона «О судебной
системе Российской Федерации». Задержка с разработкой Уголовно-процессуального
кодекса привела к тому, что в действующий Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР
инкорпорировались многие институты путем принятия законов Российской Федерации
в дополнение и изменение этого Кодекса. Многие из новелл препятствовали
усилению борьбы с преступностью: хотя они и осуществлялись под флагом усиления
защиты прав личности, фактически позволили виновным избежать ответственности.
Так, решение судьи об освобождении обвиняемого из-под стражи должно быть
подконтрольно прокурору, которого в связи с этим следует наделить правом
опротестовывать такое решение, и вступать в законную силу и приводиться в
исполнение оно должно только после рассмотрения протеста вышестоящим судом. В
проекте УПК Российской Федерации, подготовленном авторским коллективом под
руководством С.А. Пашина, предлагается разрешение стороне защиты вести
параллельное расследование. Внешне эта идея заманчива. Однако, использование
защитой предоставленного ей права осуществлять частичные расследовательские
меры, в том числе посредством частного детектива (п. 5 ч. 1 ст. 89), обернется
на практике тем, что она утратит присущую только ей качественную определенность
и превратится в свою противоположность — обвинение. А много ли у нас людей,
способных нести значительные расходы, если большая часть населения живет ниже
черты бедности (по некоторым оценкам — до 80 %)? Вот и получается, что мы
введем процедуру, выгодную тем, у кого есть немалые средства, в том числе
мафиози.

Очередной проект
Закона «О борьбе с организованной преступностью» предполагает, что Генеральная
прокуратура в лице ее спецподразделения может осуществлять одновременно
оперативно-розыскную деятельность, являясь органом дознания о преступлениях,
совершаемых организованной преступностью.

Закон «О борьбе с
коррупцией» так и не смог объяснить, кого относить «к лицам, уполномоченным на
выполнение государственных функций», а кого к «должностным лицам».
Государственная Дума России приняла закон «О государственной защите свидетелей
и потерпевших, содействующих уголовному судопроизводству». Во исполнение этого
закона свидетеля «банного» скандала органы МВД содержали под усиленной охраной
на даче. Закон еще должен быть утвержден Советом Федерации и подписан
президентом. Новое уголовно-процессуальное законодательство должно обеспечить
защиту прав не только обвиняемого, но в не меньшей степени — и потерпевшего.
Принятие нового Уголовно-процессуального кодекса предоставляет следующие
должностные возможности для борьбы с преступностью:

1. право
Генерального прокурора предоставлять иммунитет от уголовного преследования
соучастникам мафиозных преступлений, способствовавших их раскрытию;

2. обязанность
правоохранительных органов предоставлять защиту потерпевшим;

3. допустимость
производства финансового расследования по правилам уголовного судопроизводства
для установления преступного источника приобретения имущества обвиняемого; эта мера
не только позволяет конфисковать доход от профессиональной преступной
деятельности и от крупных махинаций с использованием служебного положения, но и
убыстряет рассмотрение подобного рода дел, поскольку финансовое расследование
может производиться параллельно со следствием в общем порядке;

4. признание
результатов законно произведенных оперативно-розыскных мероприятий
доказательствами.

Предпринятые в
последнее время меры по укреплению правоохранительных органов, наделению их
должностными полномочиями (напомним, в частности, Указ Президента от 14 июня
1994 г. «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений
организованной преступности») не принесли желаемого результата, носили
временный характер. Следует подчеркнуть, что ст. 77 УК РСФСР об ответственности
за бандитизм только-только начала применяться на практике (в 1994 г. по
признакам бандитизма возбуждено более 150 уголовных дел).

Симптоматично,
что во время подготовки нового УК РФ несколько раз из Кодекса исключили состав
бандитизма. Новый УК РФ содержит состав бандитизма в ст. 209 УК России.
Действующим постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации
является следующее: «О практике применения судами законодательства об
ответственности за бандитизм» от 17.01.97 г.

С объективной
стороны бандитизм состоит из ряда действий, которые образуют состав
преступления: а) создание устойчивой вооруженной группы в целях нападения на
граждан или организации (ч. 1 ст. 209 УК); б) руководство такой группой (бандой
ч. 2 ст. 209); в) участие в группе (банде); г) действия, предусмотренные ч.1
или 2, совершенные лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3).

Хотелось бы
остановиться на проблемах борьбы с организованной преступностью в сфере
экономики. Изложение будет проходить по наиболее важным направлениям.

Коррупция.
Разработана Федеральная программа по борьбе с комплексом факторов, приводящих к
коррупции. Многочисленные органы, осуществляющие борьбу с ней, впервые
разработали систему устойчивых взаимосвязей и взаимоотношений.

Серьезной
корректировке должна быть подвергнута работа оперативных служб
правоохранительных органов по выявлению взяточничества. В ней сохраняются
безынициативность, отсутствие взаимодействия с ФСБ и налоговой полицией,
формализм. В соответствии со ст. 3, 6 Закон об оперативно-розыскной
деятельности предмет взятки может быть индивидуализирован. Закон для борьбы с
этим явлением предусматривает скрытые наблюдения, оперативные внедрения,
оперативный эксперимент, задержание, обыски и аресты, прослушивание телефонных
переговоров и т.д.

Возникает
резонный вопрос: в чем разница между оперативным экспериментом и провокацией
взятки? Последняя предусмотрена ст. 304 УК РФ: «провокация взятки или
коммерческий подкуп», то есть попытка передачи должностному лицу либо лицу,
выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без
его согласия денег. ценных бумаг, иного имущества или оказание ему услуг
имущественного характера в целях искусственного создания доказательств
совершения преступления либо шантажа. Оперативный же эксперимент предполагает
лишь проверку на взятку, когда на то имеются основания. Таким образом,
выявление и документирование признаков взятки является правомерным поведением,
когда оперативные сотрудники имеют основания для проведения
оперативно-розыскных мероприятий в установленном законом порядке. При
провокации, во-первых, они проводят их с нарушениями требований закона. В
первом случае они лишь фиксируют события и факты, во втором — инсценируют
поведение должностных лиц или иных граждан.

Необходимость
разграничения взятки и «обычного подарка» очевидна. В Модельном уголовном
кодексе для Сотрудничества Независимых Государств, принятом Межпарламентской
Ассамблеей государств — участников СНГ 17 февраля 1995 г., рекомендуется не
признавать преступлением в силу малозначительности содеянного получение
публичным служащим имущества, право на имущество или иной имущественной выгоды
в качестве подарка при отсутствии предварительной договоренности за уже
совершенное действие (бездействие), не нарушающее служебных обязанностей
данного лица, если стоимость подарка не превышает однократного минимального
размера заработной платы, установленного законодательством. Независимо от
размера получение должностным лицом и передача ему незаконного вознаграждения в
связи с должностным положением или исполнением служебных обязанностей нужно
расценивать как взяточничество в следующих случаях: 1) если имело место
вымогательство вознаграждения; 2) если вознаграждение (или соглашение о нем)
имело характер подкупа; 3) если вознаграждение передавалось должностному лицу
за незаконное действие (бездействие). Следует иметь в виду и ситуацию
продолжительного преступления, когда взятка предлагается по частям, каждая из
которых не превышает пяти минимальных размеров оплаты труда. Естественно, что в
таких случаях совершается единое преступление, а не неоднократное «обычные
подарки» должностному лицу («Законность». 1997. № 4. С. 25-27).

Банковская
преступность. Вследствие многочисленных отступлений от требований
законодательства банковская и кредитно-финансовая деятельность на сегодняшний
день — наиболее криминологический участок экономики. Мировая практика знает
сотни банковских операций. Отечественные коммерческие банки освоили, в лучшем
случае, один-два десятка операций. Практически нет инвестиционных страховых
банков. Что касается деятельности клиринговых банков, то для них отсутствует
какая-либо правовая база.

Недостаточно
ориентирована на качественную работу структура банковских учреждений: явно
много несамостоятельных или «карманных» банков. Вместе с тем отсутствие банков
на бедных территориях приводит нередко к тому, что жители, пытаясь начать новый
бизнес, получают отказ в кредите, равно как и развитие местной экономики
нуждается в постоянном реинвестировании. Все это привело к тому, что, например.
Сенат США принял в 1994 г. закон, которым предусмотрел создание коммунальных
банков на бедных территориях. Был создан специальный фонд (382 млн. долларов),
у которого коммунальные банки могли брать займы на определенный срок и инвестировать
деньги в развитие собственных регионов. Будучи самостоятельными, мелкие банки
работают с большей ответственностью, чем филиалы крупных.

В настоящее время
в государстве резко развиваются такие негативные явления, как невыплата
заработной платы и кредит неплатежей, в чем, как выясняется, во многом повинны
коммерческие банки, которые пускают государственные бюджетные деньги в оборот.
Клиенты вовремя не выполняют своих кредитных обязательств перед коммерческими
банками, а банки задерживают выплаты зарплат и других платежей, и в результате
нарастает общий экономический кризис. Причем дело не могут поправить и такие
мероприятия, в частности правительства Москвы, как определение уполномоченных
коммерческих банков для бюджетных средств, т.к. эти банки, будучи по сути
коммерческими структурами, не могут устоять перед искушением пускать бюджетные
средства в оборот.

Видимо, эти
средства нужно использовать только через Банк России и его территориальные
отделения, возможно, в качестве промежуточного варианта использовать структуру
Сбербанка России, 51 % акций которого государственные.

Следовало бы
вместо реально действующего сегодня нормативно-заявительного принципа
регистрации субъектов предпринимательской деятельности ввести разрешительный
принцип, при котором регистрационные органы должны обеспечивать точность и
полноту данных о руководителях, учредителях, местонахождении предприятий. Это
позволило бы бороться с организацией фиктивных предприятий, которые, получив
деньги от граждан и предприятий, скрываются с ними.

Учитывая большую
распространенность преступлений, совершенных с использованием поддельных
печатей и штампов, неотложно необходимо изменить порядок их изготовления.
Представляется, что предприятия могут заниматься их изготовлением только при
получении лицензии на эту деятельность в органах внутренних дел. В связи с этим
целесообразно внести соответствующие дополнения в Перечень видов деятельности,
на осуществление которых требуется лицензия, и органов, уполномоченных на
введение лицензионной деятельности.

Иногда банки
открывают счета предприятиям без предоставления документов о постановке на учет
в налоговые органы. Наряду с этим производится открытие счетов без надлежащего
юридического их оформления, в том числе при отсутствии документов, определяющих
статус клиента банка, правомочно утвержденных уставов. Вследствие этого
юридические лица получают возможность иметь одновременно два и более расчетных
счетов в различных банках. Этим вопросам Банк России должен уделять пристальное
внимание. Прямая обязанность департамента банковского надзора — защищать
интересы граждан и других вкладчиков.

Правовой вакуум
может негативно влиять на экономику. Так, еще не так давно отсутствие
законодательства о банкротстве привело к тому, что у кредитора не было законных
оснований истребовать у должника определенную сумму либо имущество при помощи
суда. Новое уголовное законодательство предусмотрело ответственность за
незаконное получение кредита (ст. 176), злостное уклонение от наличия
кредиторской задолженности (ст. 177), преднамеренное банкротство (ст. 196),
фиктивное банкротство (ст. 197), неправомерные действия при банкротстве (ст.
195). При банкротстве кредитных учреждений, в том числе и банков, нередко в
первую очередь удовлетворяются требования мафиозных структур, крупных
предприятий. Для предупреждения таких злоупотреблений необходимо внести в
изменения в законодательство о банкротстве, предусмотрев первоочередное
погашение обязательств перед гражданами-кредиторами и установив уголовную
ответственность за нарушение порядка удовлетворения требования кредиторов.

В связи с
участившимися случаями выявления поддельных банкнот в региональных главных
управлениях Центрального банка в 1993 г. были введены должности экспертов по
исследованию денежных знаков. В их обязанности входит проведение экспертизы
денежных билетов России и зарубежных стран, выявление поддельных банкнот с
установлением способа их изготовления, обучение кассиров РКЦ. Эксперты главных
управлений Центрального банка также активно сотрудничают с коммерческими банками.
Отдел методологии экспертизы регулярно проводит обучение экспертов, сообщает им
о новых видах подделок, признаках установленного способа подделки банкнот.

В целях улучшения
защиты российских банкнот отдел методологии экспертизы денежных знаков изучает
опыт иностранных банков, сотрудничает с соответствующими службами МВД и
предприятиями Гознака; совместно с МВД и издательством «Консальбанкир» он
подготовил справочники с описаниями защитных признаков российских банкнот
образца 1993 г., буклет с описанием банкноты достоинством 10000 руб.
Выпускаются также справочные издания по иностранным валютам («Деньги и
кредит». 1994. № 9-10. С. 32-33). Деноминация рубля, по мнению финансовых
экспертов, должна облегчить банковские операции при заключении сделок и расчетах
по кредитам.

В современных
условиях необходима разработка новых эффективных механизмов ответственности за
правонарушения в сфере выпуска ценных бумаг. В новом Уголовном кодексе РФ
впервые устанавливается ответственность за злоупотребления при выпуске ценных
бумаг (эмиссии) ст. 185 УК РФ.

Кроме того,
следует предусмотреть административную ответственность за злоупотребления при
выпуске ценных бумаг, а также административную и уголовную ответственность за
нарушение условий обращения и погашения ценных бумаг. Требуется соответствующая
«стыковка» административно-деликтных норм с нормами Особенной части Уголовного
кодекса Российской Федерации.

Требуется
расширить круг дел об административных правонарушениях, при рассмотрении
которых необходимо присутствие лица, привлекаемого к ответственности. Является
обязательным (речь идет о тех правонарушениях, совершение которых влечет
административный арест, конфискацию или возмездное изъятие соответствующих
предметов, лишение  специального права).

Необходимо
предусмотреть обстоятельность явки данного лица по вызову субъекта
административной юрисдикции. Представляется необходимым четко дифференцировать
возможные решения о прекращении производства по делу.

В настоящее время
в соответствии с законодательством об административных правонарушениях при
рассмотрении жалобы лица, привлеченного к административной ответственности,
может быть принято решение о прекращении производства по делу с направлением
материалов для возбуждения уголовного производства.

Некоторые авторы
относятся к такому положению одобрительно (В.Д. Сущенко). Их позиция вызывает
решительные возражения, поскольку при этом игнорируется гуманное правило
недопущения «поворота к худшему», служащее важной гарантией соблюдения законных
интересов лица, подавшего жалобу137′. Федеральный Конституционный закон от 26
февраля 1997 г. «Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации»
предусмотрел в ст. 23 п.6 право этого лица знакомиться с уголовными,
гражданскими делами и делами об административных правонарушениях, решения
(приговоры) по которым вступили в законную силу, а также с прекращенными
производством делами и материалами, по которым от- казано в возбуждении
уголовных дел. При закреплении механизма реализации правомочий Уполномоченного
были внесены соответствующие изменения в законодательство.

Активная
законотворческая деятельность в сфере банковского права США сопровождалась
рассмотрением большого количества спорных дел судебными инстанциями, что
способствовало формированию реального юридического поля, охватывающего все
аспекты банковского дела. Иная картина в отечественной практике, практически не
используется принцип прецедента. За 1994-97 гг. только два уголовных дела дошли
до суда.

В производстве
следственного управления УВД Приморского края в 1995-96 гг. находилось 40
уголовных дел о хищениях в банковской сфере, из которых 24 дела расследовались
в 1995 г. (на 33,4 % больше, чем в 1996 г.).

Из числа
указанных дел 11 приостановлено по п.1 ст. 195 УПК РФ (в 1995 г. — 6), по п.З
ст. 195 УПК РФ—10 дел, по реабилитирующим основаниям прекращено за два года — 7
дел (4-е в 1995 г.). Два направленных в суд дела завершились вынесением
приговоров с квалификацией действий по ст. 147 УК РФ и назначением реального
лишения свободы.

В Москве впервые
возбуждено уголовное дело по ст. 177 УК РФ — «злостное уклонение от уплаты
кредиторской задолженности». В преступлении подозревается председатель
правления банка «Российское финансовое общество» Филипп Ларин. Деятельность
банкира расследует ОВД муниципального округа Марьина Роща.

За последние годы
в Российской Федерации получили распространение разнообразные формы уклонения
от уплаты налогов. Самыми распространенными способами ухода от налогообложения
являются: сокрытие или занижение прибыли, заключение фиктивных договоров на оказание
посреднических услуг, аренды, переуступка сделок, не регистрация в налоговых
органах. Проект Налогового кодекса в ст. 251 квалифицирует налоговое нарушения
как: противоправное деяние, связанное с неисполнением норм Налогового кодекса,
ненадлежащим исполнением, посягающее на деятельность налоговых органов или
должностных лиц налоговых органов.

Обращает на себя
внимание то обстоятельство, что форма вины имеет принципиальное значение только
для трех составов. Первый — ст. 27: «действия, направленные на неправомерное
уменьшение налогов или сборов». Второй — ст. 280:

«действия,
направленные на неправомерный зачет либо возврат налога или сбора». Третья —
ст. 288: «Несоблюдение порядка пользования имуществом, на которое наложен
арест». Можно утверждать, что проект рассмотрел перечень налоговых
правонарушений.

Ст. 275
«Уклонение от подачи налоговой декларации» устанавливает значительные штрафы:
если налоговая декларация не представляется в течение более 1 года, штраф
устанавливается в размере суммы налога, подлежащей уплате на основе данной
декларации, но не менее 200 МЗП. Кроме того, ст. 274 проекта предусматривает
ответственность за нарушение порядка представления налоговой декларации.

В соответствии со
ст. 15 Закона «Об Основах налоговой системы» банки, кредитные учреждения, биржи
и иные предприятия обязаны предоставлять соответствующим налоговым органам
данные о финансово-хозяйственных операциях налогоплательщиков. Статья 289
проекта предусматривает санкции в виде штрафа в размере 50 МЗП за не
предоставление информации о налогоплательщике или за отказ о представлении
такой информации, уклонении или недостоверной информации.

Ст. 285 проекта
предусматривает наложение в размере 100 МЗП за нарушение банком или иной
организацией установленного порядка перечисления в бюджет без каких-либо
оговорок.

В настоящее время
одним из наиболее действенных рычагов воздействия на налогоплательщика является
приостановление операции юридических и физических лиц по расчетным и другим
счетам в банках и других учреждениях. Ст. 286 проекта сформулирована более
удачно, чем ст. 11 Закона «о Федеральных органах налоговой полиции». Статья
предусматривает наложение штрафа в размере 70 % от перечисленной суммы. Субъект
наказания в данной статье четко не определен, можно предположить, что ответственность
несет банк, т.к. именно он не исполняет решение налогового органа.

Думается, что
глубокий сравнительный анализ норм, предусматривающих  административную,
«таможенную»  и «налоговую» ответственность, еще предстоит. Однако нельзя не
высказать озабоченность, вызванную необходимостью единого подхода к разработке
институтов административно-деликтного права.

В ст. 10 Закона
Российской Федерации «О федеральных органах налоговой полиции» указывается, что
«органы налоговой полиции обязаны оказывать содействие налоговым органам,
органам прокуратуры, предварительного следствия, государственной безопасности,
внутренних дел и другим государственным органам в выявлении, предупреждении и
пресечении преступлений и нарушений в области налогового законодательства». Это
положение закона свидетельствует, что в Российской Федерации забота о налоговом
законодательстве возложена на десятки государственных органов.

В Японии,
например, налогоплательщик сам определяет основу обложения, величину налога и
добровольно подает в налоговую службу заполненную им налоговую декларацию.
Налоговые служащие проверяют правильность заполнения декларации и исправляют
допущенные ошибки. Такая проверка налоговой декларации называется обычной. Если
в ходе обычной проверки возникает подозрение об уклонении от налога, то
проводится проверочное расследование для выявления размера и способа уклонения.
Если итоги проверочного наследования выявляют крупное уклонение от налога или
изощренный способ уклонения, то налогоплательщик вызывается для уголовного
расследования. Материалы проверочного расследования налоговый орган
представляет судье и получает разрешение на уголовное расследование, при этом
он применяет принудительные меры, подобно служащим судебной полиции. Итоги
расследования докладываются прокурору, чтобы обеспечить судебное преследование
правонарушителя.

Статистические
данные о преступлениях, выявленных и расследованных налоговой полицией
Приморского края на март 1997 года

Когда
налогоплательщик уклоняется от уплаты налога путем умышленного искажения
облагаемого дохода, налоговые органы объявляют его объектом штрафа и тюремного
заключения в дополнение к уплате выявленной величины налога, взыскиваемого с
учетом банковского процента и индекса цен. Хотя следователи являются налоговыми
служащими, на них возложено расследование правонарушений путем уклонения  от
налога. Они не вправе арестовывать и обыскивать подозреваемого, но согласно
положениям закона могут предпринять ряд действий для расследования налогового
мошенничества. Так, они имеют право допрашивать подозреваемого и свидетелей,
осматривать их книги счетов и записи о сделках, взять под охрану представленные
налогоплательщиком вещи и документы. После получения согласия судьи они вправе
проникать в определенные помещения для поиска доказательств

Интересен и опыт
США, где помимо требования подачи налоговой декларации иностранный резидент или
нерезидент не вправе выехать из США, не получив сертификат о выполнении
федеральных законов о подоходном налоге. Это положение не распространяется на
временных посетителей или в

случае, когда
иностранный гражданин-резидент собирается вернуться в США.

Заключение

Проведенное
исследование позволяет высказать следующие суждения:

1. Медлительность
и незавершенность в создании юридическо-правового механизма контроля и защиты
новых экономических отношений в государстве способствуют стремительному росту и
качественному изменению экономической преступности. Относительно критерия,
согласно которому те или иные уголовные правонарушения могут быть отнесены к
экономическим, видимо, споры будут еще вестись, так как останутся сомнения в
обоснованности включения тех или иных составов в раздел об экономических
преступлениях. Практика, на наш взгляд, не выработала такового.

2. Употребляя
термин «преступления в сфере экономики», мы относили к ним все
посягательства на собственность — налоговые, валютные, предпринимательские,
таможенные, должностные преступления.

3. Принятие в
последнее время новых законодательных актов, в том числе нового УК РФ 1996 г., на наш взгляд, не может кардинальным образом оздоровить обстановку с преступностью в сфере
экономики. Причина здесь в том, что некоторые статьи требуют существенной
доработки. Кроме того, значительное влияние на применение статей Закона
оказывает отсутствие правоприменительной практики по статьям нового УК РФ.
Думается, что возможно принятие Федерального закона «О борьбе с организованной
преступностью» с одновременным внесением изменений и дополнений  в новый
Уголовный кодекс России.

4. Следует
подчеркнуть, что в последнее время в рамках Уголовного кодекса повышается
значение борьбы с экономической преступностью, так как в конечном итоге именно
от экономического состояния государства, личного благополучия граждан зависит
уровень преступности в стране. В связи с тем, что в России происходит коренная
ломка общественных отношений, происходит болезненный переход собственности из
рук государства в частные руки, при этом иногда не вполне обоснованно. В
ближайшее время фактически вся новая приватизация будет базироваться на новом
законе, а поэтому борьба вокруг последних объектов, приватизированных
«беззаконно», обусловлена тем, что по новым правилам цена имущественных
комплексов будет определяться не из соображений, кто больше даст, а
базироваться на основе данных баланса предприятия и реальной рыночной оценки.

5. Новое
законодательство требует и нового понятийного аппарата для применяемых законов.
Дело в том, что некоторые старые понятия не отвечают современным требованиям.
Они нуждаются в наполнении их новым содержанием, соответствующим переходному
периоду нашей экономики. Так, при написании работы мы столкнулись с таким
фактом, что ни в новом УК РФ 1996 г., ни в старых кодексах не дано определения
и разграничения понятий «экономическое преступление», «экономическая
преступность», «теневая экономика».

Усиление
организованного характера экономической преступности сочетается с усилением
коррупции. Это явление шире уголовно-наказуемых форм и в целом служит базой
организованной преступности. Коррупция заключается в использовании лицами, уполномоченными
на выполнение государственных функций, своего официального положения и
связанных с ним возможностей для противоправного получения материальных и иных
благ и преимуществ, а также в предоставлении им благ физическими и юридическими
лицами. На наш взгляд, оказалась неудачной и попытка определить организованную
преступность через понятие «организованная группа» и «организованное
сообщество». Думается, что без четких понятийных характеристик обеспечить
четкую деятельность специализированных подразделений, их взаимодействие со
спецслужбами и другими правоохранительным органами вряд ли возможно.

6. Изучение
квалификационной практики 90-х годов по делам экономических и должностных
преступлениях позволяет сделать вывод о том, что практика эта не просто не
стабильна в целом по России, но и характеризуется большим количеством
необоснованных решений, принимаемых как судебными, так и следственными
органами. Чрезвычайно интересные данные приводит А.С. Яни. Если иметь в виду
случаи переквалификации со статьей второй главы Особенной части УК 1960 г. на
статьи пятой главы и осуждения за совершение должностных преступлений
руководителей негосударственных коммерческих организаций, то с учетом этих дел
доля решений об изменении приговоров из-за неправильной квалификации достигала
в последние годы примерно 50 % (см. «Юридический бюллетень
предпринимателя». 1997. № 5. С. 24).

7. Во всех
цивилизованных государствах мира важное значение отводится статьям закона,
относящимся к правоприменению в сфере налогообложения физических и юридических
лиц. На наш взгляд, пробелом в законодательстве является ситуация, когда к
уголовной ответственности разрешено по закону (ст. 199 УК РФ) привлекать
руководителя предприятия за уклонение от уплаты налогов с организацией, если
сумма неуплаченных налогов превышает 1 тыс. минимальных размеров оплаты труда.
Но не предусмотрена возможность привлечения к уголовной ответственности
руководителя предприятия или организации, укравшего у государства менее 1 тыс.
минимальных размеров оплаты труда, что составляет примерно 500 млн. руб. (сумма
со штрафными санкциями), так как в этом случае нет состава преступления. Много
ли налоговые органы наберут таких юридических лиц, которые скрывают от
государства более 500 млн. руб., при современном спаде промышленного
производства и развитии в основном среднего бизнеса в средних городах России.
Вопрос: может ли такое законодательное решение повлиять на сокращение
преступности в налоговой сфере?

8. Государство
много теряет от недополучения валюты от внешнеэкономической деятельности
юридических лиц. Это, прежде всего, не выполнение иностранной стороной
бартерных контрактов: из страны вывозятся нефть, газ, лес, металл,
рыбопродукты, а ввозится, и то частично, то, что нам не очень-то и надо, или
товар низкого качества. В действительности истинная цена товарообменов сторон
не соответствует реальной. Разница в этих ценах оседает на валютных счетах
западных банков, но при этом необходимых мер со стороны государства нельзя
принять, поскольку в России до сих пор нет механизма контроля незаконных
внешнеэкономических сделок.

Так, например, не
заключены на уровне государств договора о взаимодействии правоохранительных
органов, не осуществлены совместные мероприятия по выявлению незаконных
операций во внешнеэкономической деятельности.

9.Следующим
Законом, напрямую связанным с предыдущими, является Закон «О борьбе с
легализацией преступных доходов». В соответствии с многочисленными решениями
различных международных организаций, в том числе Группы финансовых действий
против «отмывания» капиталов, созданной странами Большой семерки, каждой стране
рекомендуется принять специальные программы борьбы против отмывания денег.
Указанная программа должна предусматривать совершенствование национальных
правовых систем борьбы с легализацией преступных доходов. укрепление роли
финансовой системы и укрепление международного сотрудничества. В 1990 г. Совет Европы принял специальную Конвенцию об отмывании, выявлении. изъятии и конфискации
доходов от преступной деятельности.

В законопроекте
«О борьбе с организованной преступностью», в статье 2, в частности, дается
определение понятий «преступный доход» и «легализация преступных доходов».

Преступный доход
— это «полученные путем совершения преступлений деньги, ценные бумаги, иные
материальные, интеллектуальные ценности либо права на них, а также
нематериальные блага». Легализация преступных доходов -это «сокрытие
происхождения преступных доходов, придание им в любых формах видимости
законного происхождения», — утверждается в книге «Организованная преступность»
(М., 1996.С. 256).

В новом Уголовном
кодексе в ст. 174 также содержится описание признаков такого состава
преступления, как «легализация (отмывание) денежных средств или иного
имущества, приобретенных незаконным путем». В диспозиции конкретно указываются
формы легализации, а именно «совершение финансовых операций и других сделок с
денежными средствами или иным имуществом, приобретенным заведомо незаконным
путем, а равно использование указанных средств или иного имущества для
осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности».

Еще одним важным
шагом в борьбе с «отмыванием» преступных капиталов является постановление
Правительства РФ от 28 февраля 1995 г. (№ 206), согласно которому юридические и
физические лица при приобретении имущества, долей, акций приватизируемых
предприятий за деньги на определенные суммы (указанные в постановлении) обязаны
предоставить справки соответственно об источниках денежных средств или о
доходах («Российская газета». 1995  16 марта).

Проверка
достоверности сведений, указанных в названных справках, производится
налоговыми, правоохранительными органами и ФСБ. Установление факта незаконного
происхождения средств, использованных по сделкам приватизации, а также
недостоверности предоставленных сведений является основанием для отказа от
сделки или признания ее недействительной со всеми вытекающими правовыми
последствиями.

Для экономики
вопрос о полезности или вредоносности легализации теневых капиталов весьма
неоднозначен. Если в теневой экономике находится около 40 % валового капитала
государства, то отвергать оную для экономики страны смерти подобно, но и
огульно легализовать нельзя, так как это способствует ущемлению социальных прав
правопослушных граждан, интересы коих и обязано защищать государство. Если же поощрять
негативную экономическую деятельность, в итоге все больше правопослушных
граждан будут поддаваться искушению «срубить куш».

По мнению автора,
прежде всего необходимо разобраться с природой возникновения теневого капитала.
Так, если последний возник в результате использования неурегулированности
отношений, экономических, политических и правовых, обошел этап обложения и
взимания государственного налога, его целесообразно легализовать. Но если он
(капитал) возник в результате кражи личной собственности, грабежей, разбоев и
прочей корыстной и корыстно-насильственной деятельности, то подобный капитал
должен быть возвращен потерпевшему либо его наследникам, а полученная прибыль
обращена в доход государства. Это не будет противоречить морали и социальным установкам,
а значит, не будет отвергаться обществом.

Статистические
данные и анализ уголовных дел позволяет прийти к выводу, что организованная
преступность Дальнего Востока имеет ярко выраженную корыстно-насильственную
направленность. Она располагает средствами общеуголовного характера, а подобный
капитал не должен легализовы-ваться. Из числа преступлений, совершенных членами
организованных преступных формирований, 40 % составляют кражи.

10. Не
предусмотрены статьи закона и в новом УК РФ 1996 г. об ответственности
иностранных граждан за нарушение правил торговли на территории России: до сих
пор не принят налоговый кодекс России (на август 1997 г.).

По российскому
законодательству торговлю на территории РФ имеют право осуществлять только
иностранные фирмы или их представительства (т.е. юридические лица), которые
обязаны за этот вид деятельности в соответствии с налоговым законодательством
платить налоги. Однако в России повсеместно осуществляют торговлю и физические
лица, приезжающие на нашу территорию под видом туристов, к родственникам из
ближнего зарубежья. Они торгуют товарами и не платят налоги, за счет чего ими
вывозятся огромные суммы, необлагаемые налогами. Местные же постановления о
налогообложении иностранных граждан не подкреплены Федеральным законом и
являются в принципе недействительными. Можно еще привести примеры о
несовершенстве нашего налогового законодательства. В результате бюджеты разных
уровней нашего, государства недополучают как раз те денежные средства. которых
не хватает на выплату заработной платы в бюджетных организациях.

Таким образом, на
основании сказанного можно сделать следующие выводы:

1. Необходима
дальнейшая теоретическая разработка уголовно-правового и криминологического
аппарата, понятийно-категориального аппарата преступления и преступности в
сфере экономики. Прежде всего, налоговых преступлений, преступлений в сфере
коммерческих и иных организаций, предпринимательской деятельности.

2. Требует
совершенствования не только новое уголовное законодательство о преступлениях в
сфере экономики (ужесточение экономических санкций, введение уголовной
ответственности за нарушения налогового законодательства физическими лицами —
иностранными гражданами), но и скорейшее принятие налогового кодекса для того,
чтобы налоговые органы имели реальный правовой механизм для борьбы с
преступностью в сфере налоговых преступлений.

3. Принятие
нового налогового законодательства настоятельно требует руководящих разъяснений
Верховного Суда РФ по сложным вопросам правоохранительной практики. В связи с
тем, что многие постановления устарели, практические работники испытывают
затруднения при применении норм права об уголовной ответственности за
преступления в сфере экономики. Поэтому, целесообразно, чтобы Пленум Верховного
Суда РФ принял по этому вопросу соответствующие руководящие постановления по
применению новых норм УК РФ 1996г.

4. Свобода
экономического самовыражения, реализации экономических прав может
осуществляться только в рамках закона, ограничивающего свободу настолько, чтобы
обезопасить других членов общества. С практической точки зрения это означает,
что нормы уголовного права, гарантирующие гражданам права и свободы от
репрессивного произвола, должны иметь процессуальные механизмы реализации, а
нормы процессуального права, реализующие оценочную деятельность суда, связанную
с судейским усмотрением относительно пределов ответственности, должны иметь под
собой материально-правовые основания.

5. Принимая во
внимание, что в ближайшее время коренного перелома в борьбе с преступностью не
произойдет, правоохранительная система действует скорее инерционно, нежели
инициативно, и в силу этого резких изменений в статистике экономической
преступности не предвидится. Основными объектами прокурорской защиты в
экономике будут выступать: экономические права граждан на занятие
предпринимательством;

интересы
национальной экономики;

интересы
преобразования отношений собственности на основе приватизации государственных и
муниципальных предприятий;

интересы
государственной казны;

охрана прав
потребителей.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ