Главная

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право

  • Вопросы
  • Советы
  • Заметки
  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 28      Главы: <   22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.

    § 22. Принцип законной силы судебного решения и pefppcc'ные иски

    Интереснейшие вопросы гражданского процессуального права возникли при рассмотрении регрессных исков по нескольким однородным между собою делам Госарбитража пои Совете Министров СССР (№№ 7-450-1948 г., 7-612-1948 г. и 7-22-1949 г.) Одно из импортных объединений получило по договору с иностранной фирмой пробковую кору в кипах Эта пробковая кора поступила в адрес этого объединения в морской торговый порт По коносаменту средний вес одной кипы коры был определен отправителем в 74,5 кг. По поручению импортного объединения пробковая кора была выгружена и принята от перевозчика портом по количеству мест и по весу, указанным отправителем Далее, по поручению того же объединения пробковая кора была складирована в штабели на открытой площадке порта для длительного хранения. Через три месяца была образована специальная комиссия для проверки веса этой пробковой коры, причем обнаружено, что средний вес одной кипы равен 70,54 кг, т е в среднем на каждую кипу вес снизился на 3,96 кг Упомянутая комиссия, проверявшая вес, вынесла постановление впредь отгружать пробковую кору по весу 70,54 кг в одной кипе Однако перед самой отгрузкой пробковой коры по же\ез-ной дороге импортное объединение дало письменное распоряжение отгружать пробковую кору весом 74,5 кг в кипе Порт-экспедитор выполнил это распоряжение и отгрузил пробковую кору весом 74,5 кг в кипе На месте назначения завод-грузополучатель составил коммерческий акт о недостаче, причем размер недостачи оказался еще более значительным (очевидно, в связи с уменьшением влажности пробковой коры за прошедшие пять месяцев после проверки состояния коры комиссией в порту) Так как кора была оплачена грузополучателем, исходя из полного веса (74,5 кг в кипе), то он предъявил иск о возмещении ущерба, причем в качестве ответчиков показал железную дорогу, порт и импортное объединение.

    Как областной суд, так и Верховный суд РСФСР (Судебная : коллегия по гражданским делам) признали, что железная дорога ^должна быть освобождена от ответственности ввиду того, что груз

    167

     

    следовал за весом и погрузкой порта и прибыл на станцию назначения в вагоне, нагруженном до полной вместимости, из чего можно заключить, что в пути следования утраты не было Поскольку в договоре перевозки участвовал порт, которого суд признал грузоотправителем, с него по судебному решению и взыскано за недостачу с предоставлением ему права произвести самостояте\ьно расчеты с грузовладельцем — импортным объединением На основании этою судебного решения порт предъявил регрессный иск к импортному объединению в Госарбитраже при Совете Министров СССР. Ответчик по регрессному иску выдвинул следующие возражения против иска С порта взыскано неправильно, но нельзя взыскивать и с импортного объединения. По аналогичному делу, проходившему в 1947 году, Госарбитражем при Совете Министров СССР было признано, что уменьшение веса было вызвано естественным процессом сокращения влажности, что грузополучатель должен был бы все это зафиксировать и подтвердить лабораторными анализами. Поскольку он этого не сделал, он лишил импортное объединение возможности заявить претензию иностранной фирме, а потому и не может теперь ничего получить за недостачу Сославшись на это предыдущее решение Госарбитража, импортное объединение и в данном деле считало, что неправильно взысканная с порта сумма должна быть отнесена на счет грузополучателя Объединение при этом объяснило, что у грузополучателя есть соответствующая лаборатория, и только там и можно было заактировать все необходимые факты, чтобы потом через главк грузополучателя и через импортное объединение (находящееся с главком в отношениях по договору комиссии) направить претензию иностранной фирме. Обо всем этом была своевременно обращеп-i просьба к грузополучателю, однако он не принял никаких мер, чтобы обеспечить предъявление претензии к иностранной фирме По просьбе импортного объединения к делу был привлечен в качестве соответчика грузополучатель

    Рассматривая этот регрессный иск, Госарбитраж (а зате\1 и Главный арбитр) признал, что грузополучатель был обязан по получении продукции представить импортному объединению акты о состоянии прибывшего груза Не сделав этого, грузополучатель лишил импортное объединение возможности обосновать рекламацию иностранной фирме в обусловленный в договоре срок Поэтому за убытки, связанные с уменьшением веса пробковой коры, должен нести ответственность грузополучатель По этим соображениям Госарбитраж при Совете Министров СССР обяза\ грузополучателя возместить порту сумму, взысканную г него по судебному решению

    В связи с этим решением Госарбитража грузополучатель ставил принципиально вопрос: поскольку он, грузополучатель, получил исковую сумму от порта по судебному решению, вступившему в законную силу, причем обе стороны по тому делу (и грузополучатель и порт) являются и сторонами в арбитражном деле, то каким же

    168

     

    образом на нею может быть возложена обязанность возместить порту взысканную с последнего сумму?

    В данном случае, действительно, создалось противоречие между судебным решением, вступившим в законную силу, и решением Госарбитража.

    Получилось гак, что по судебному решению порт должен бслл уплатить грузополучателю стоимость чого количества пробковой коры, на которое вес полученного груза меньше веса, показанного в коносаменте, а по решению арбитража грузополучатель должен был вернуть порту ту сумму, которая с него взыскана по судебному решению. Присуждая именно с порта в пользу грузополучателя разницу в цене «оры ввиду того, что вес полученной коры оказался меньше указанного в коносаменте, суд уже предрешал вопрос о том, что здесь имела место недостача; арбитраж же в своем решении по сути дела сказал, что здесь недостачи нет, а есть изменение веса по естественным причинам.

    Следует признать одно из двух: или состоявшиеся судебные решения по всем этим делам неправильны, и тогда Верховный суд СССР должен был их отменить; или этого сказать нельзя, и тогда нельзя в арбитражном процессе ревизовать вступившие в законную силу судебные решения, а равно документы, которые легли в основание судебного решения.

    Рассматривая регрессный иск, имеющий корни в судебном деле, арбитраж должен считать вс1упившее в законную силу судебное решение для себя незыблемым и выносить решение, учитывая судебное решение.

    Тот же вопрос о законной силе судебного решения в плоскости применения этого принципа при рассмотрении арбитражем ре-грессного иска, проистекающего из исполнения данного судебного решения, возник в одном очень интересном с процессуально-правовой ч очки зрения деле Госарбитража при исполкоме Московского областного Совета. Обстоятельства этого дела заключаются в следующем. Складская база одной транспортно-складской конторы по договору экспедиции с областной сбытовой конторой торгового объединения отправила вагон принадлежащих конторе кондитерских изделий. Этот груз был сдан грузополучателю по количеству мест полностью и в совершенно исправной таре, но с недостачей по весу брутто всей партии на 145 кг, о чем при получении груза был составлен коммерческий акт. Грузополучатель предъявил иск о возмещении ему стоимости недостающего товара к трем организациям: 1) к управлению железной дороги; 2) к складской базе (экспедитору) и 3) к областной сбытовой кочторе упомянутого торгового объединения. Народный суд освободил железную дорогу от 01вететвенности, поскольку погрузка была отправителя и вагон прибыл с исгравными пломбами Из двух других ответчиков народный суд возложил ответственность за недостачу на складскую базу, т. е. на экспедитора. В этом заключается неправильность этого решения. Как уже указывалось выше, Судебная коллегия по

    169

     

    Гражданским делам Верховного суда СССР совершенно геердо И совершенно правильно стоит на той точке зрения, что организация, выполняющая экспедиционные функции, не является отправителем груза, что штрафные санкции за недогруз вагонов, ответственность за невыполнение плана перевозок, за недостачу или повреждение груча должны ложиться на грузоотправителя, и только в порядке регрессного иска может ставиться вопрос о перенесении уплаченных грузоотправителем сумм на экспедитора '. В данном деле народный суд взыскал за недостачу прямо с экспедитора, и это решение народного суда по существу было подтверждено Московским городским судом, а поданная базой жалоба в порядке надзора Председателю Верховною суда РСФСР была отклонена Повидимому, все эти судебные инстанции исходили из того, что в конце концов грузоотправитель все равно переложит понесенный ущерб на экспедитора, а потому проще сразу взыскать с негр, благо он привлечен в качесгве соответчика к делу. Московский городской суд, оставляя решение народного суда в силе, дополнил его, однако, специальным указанием, что складской базе предоставляется право регресса к областной конторе торгового объединения таким образом, в то время как обычно регрессный иск предъявляется грузоотправителем к экспедитору, в этом деле регресс предоставлен экспедитору против грузоотправителя. Городской суд руководствовался при этом тем, что груз был отравлен за упаковкой областной конторы упомянутого объединения, а также указанием в договоре экспедиции, что складская база не несет ответственности за разницу в весе брутто при целости и сохранности тары, при отсутствии доступа к грузу и признаков хищения Складская база, основываясь на определении городского суда, предъявила «ре-греосный» иск в Госарбитраже при исполкоме Московского областного Совета.

    Прежде чем продолжить изложение этого дела, необходимо остановиться на вопросе, действительно ли в данном случае речь идет о регрессном иске Как экспедитор, так и грузоотправитель участвовали в судебном деле в качестве соответчиков Суду предстояло решить вопрос, кто же из них должен нести ответственность по делу, с кого нужно взыскать сумму иска — с экспедитора или с грузоотправителя. Народный суд решил, что отвечать должен экспедитор. Экспедитор в кассационной жалобе приводит доводы в пользу того, что отвечать должен грузоотправитель. Московский городской суд в своем определении признает доводы жалобщика убедительными, т. е признает решение народного суда неправильным и возлагает ответственность на грузоотправителя Но к этому результа гу городской суд идет своеобразным путем — предоставлением экспедитору регрессного иска Поскольку обе эти органи-

    ' Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного суда СССР за 1943 г. стр 230, за 1944 г. стр 313, «Судебная практика Верховного суда СССР» 1945 г, вып VIII, стр 23, и др.

    170

     

    зации участвовали в деле в качестве соответчиков, задача суда со" стояла всего лишь в том, чтобы выбрать из этих двух ответчиков того, на кого правильнее возложить ответственность за недостачу груза; никакой надобности в регрессе здесь по существу не было. Регрессный иск в данном случае явился голой формой для того, чтобы и решение народного суда не ломать и ответственность возложить на того, на кого, по мнению городского суда, было правильнее ее возложить.

    Но дальнейшее движение пошло не так, как имел в виду Московский городской суд. Госарбитраж при исполкоме Московского областного Совета, приняв к рассмотрению иск в качестве регрессного, в иске, однако, отказал, обосновав свое решение двумя соображениями: 1) нарушением правил Устава железных дорог СССР о составлении коммерческих актов (коммерческий акт составлен не в день прибытия груза на станцию, а только на следующий день) и 2) чем, что грузополучателем не составлен подробный внутри-складской акт с поящичными спецификациями, из которого можно было бы установить ответственность за недосгачу.

    Это обоснование решения Госарбитража следует признать несоответствующим процессуальному правилу о «законной силе судебного решения» Как экспедитор, так и грузоотправитель были сторонами в том судебном деле, в котором коммерческий акт был признан надлежащим и на его основе было вынесено решение об освобождении от ответственности железной дороги и т. д. Это решение вступило в законную силу и для всех участвовавших в деле сторон являлось обязательным Госарбитраж никак не вправе был по делу между теми же сторонами как-то это решение изменять или подвергать ревизии Между тем, выдвигая соображение о неправильности составления коммерческого акта. Госарбитр косвенно подвергал ревизии и само судебное решение, основанное на этом коммерческом акте С другой стороны, указывая на тот факт, что грузополучатель не составил подробного внутрискладского акта с поящичными спецификациями, Госарбитр косвенно подверг ревизии и правильность самого присуждения грузополучателю исковой суммы. На это Госарбитр права не имел; а если бы ему принадлежало такое право, нельзя было бы ограничиться лишь отказом в данном иске, а нужно было бы как-^то удовлетворить требование истца (при этом условии — уже бесспорное) по регрессному иску, чтобы с нею сняли тот урон, который он понес. Однако жалобы экспедитора на решение Госарбитра оставлены без удовлетворения и Главным арбитром Госарбитража при исполкоме Московского городского Совета и президиумом исполкома В конце концов остались в силе и судебное и арбитражное решение, хотя они между собой не согласуются

    Необходимо, впрочем, заметить, что среди советских процессуалистов нет единого мнения по вопросу о том, что вступает в законную силу только резолютивная часть решения («содержание вынесенного решения»—по выражению п «д» ст. 176 ГПК) или

    71

     

    также и «основания решения» (п. «г» той же сгатьи 1ПК). В пользу первой точки зрения высказался Д. И. Полумордвинов ), на второй точке зрения стоит С. Н. Абрамов2. Вторая точка зрения представляется более правильной. Исходя из постановления Пленума Верховного суда СССР от 22 мая 1941 г. «Об отсутствии у гражданского истца права на подачу кассационной жалобы на оправдательный приговор»3, которым допускается обжалование мотивов оправдательного приговора, С. Н. Абрамов заключает, что, следовательно, и та часть приговора, которая содержит его мотивы, вступает в законную силу. Между приговором уголовного суда и решением гражданского суда (продолжает тот же автор) в этом отношении не может быгь различия, так как, на основании принципов диспозитивности и состязательности советского гражданского процесса, в котором суду обеспечивается возможность установления материальной истины, суд решает все вопросы, возникающие в связи с разбираемым основным вопросом в данном деле.

    Приведенное выше решение явно •неправильно, так как обе стороны по второму делу участвовали и в первом деле, причем решение по второму делу противоречит решению по первому делу. Но представляется правильным пойти дальше и распространить одинаковые положения также и на тот случай, когда во втором спорном деле участвует только одна из сторон, участвовавших в первом деле, решение по которому вступило в законную силу. Если регрессный иск вытекает из факта платежа определенной суммы, произведенного не в порядке добровольного исполнения обязательства, а на основании вступившего в законную силу судебного или арбитражного решения, то нельзя при рассмотрении регрессного иска принимать во внимание возражения, направленные против основного иска. Поскольку этот последний уже рассмотрен судом или арбитражем и решение вступило в законную силу, принимать во внимание подобного рода возражения в новом процессе (по регрессному иску) означало бы нарушать принцип законной силы решения. Вопрос этот не бесспорен. Судебное решение имеет безусловную обязательную силу лишь для сторон в данном деле; а при регрессном иске — одна из сторон участвовала в предыдущем деле, другая (как правило) не участвовала, и казалось бы, эта вторая сторана не может быть стеснена в праве приводить все имеющиеся у нее возражения по делу. Нам представляется все-^таки необходимым иначе расценивать значение судебного решения. Само решение, разумеется, не может быть вынесено с обязательной силой против третьего лица, в деле не участвовавшего. Но квалификация определенных фактов, результат проверки доку-

    'Д. И. Полумордвинов, Мотивы судебного решения, «Советское государство и право» 1947 г. № 4, стр. 28—35.

    2 «Гражданский процесс», учебник для юридических институтов,    1948, стр. 307 и ел.

    3 Сборник постановлений Пленума Верховного суда СССР, изд.      1946, стр. 94-95.

    172

     

    ментов, произведенной судом, должен признаваться за истину и не подлежать ревизии в «производном» процессе по регрессному иску.

    Общее положение, какое можно вывести на основании научного анализа арбитражной и судебной практики, следует сформулировать следующим образом. Случаи вынесения по регрессному иску решения, противоречащего судебному решению по первому делу, из которого вытекает регрессное требование, вызывают возражения, так как подобного род.а решения нарушают принцип законной силы судебного решения. Если выясняется неправильность первого решения, необходимо использовать все законные средства для его исправления; но нельзя по регрессному иску выносить решение, противоречащее первому (хотя бы во втором процессе участвовала только одна из сторон, участвовавших в первом процессе). Равным образом, нельзя переоценивать во втором процессе обстоятельства по делу, которые уже были оценены в первом процессе и были положены в основание первого решения.

    Судебяюе решение в части установления законности и содержания того или иного документа (например, коммерческого акта) должно считаться обязательным для всех органов государственной власти и должностных лиц. В данном случае признание со стороны суда коммерческого акта имеющим силу является обязательным и для арбитражных органов, так как вместе с резолютивной частью судебного решения вошла в законную силу и эта его часть.

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 28      Главы: <   22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.





    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2018 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.