Формы дипломатических переговоров

Формы дипломатических переговоров

169
0

Сегодня на www.пишем-диплом-сами.рф заказать диплом не проблема. Даже если это юридический диплом и в будущем вам предстоит посещать сложные переговоры.

Характерная черта переговоров состоит в том, что участниками являются лишь непосредственно заинтересованные государства*(982). Этим они отличаются от иных способов урегулирования споров, которые предусматривают участие третьей стороны
(государства, должностного лица международной организации и др.). Такими
способами являются посредничество, арбитраж, международный суд.

Прежде всего — о
самом понятии переговоров. Оно используется в узком и широком смысле. В узком
смысле переговоры означают прямой контакт между представителями двух или нескольких
государств. В известном труде английского юриста Л. Оппенгейма читаем:
«Под международными переговорами следует понимать такое общение между
двумя или несколькими государствами, которое предпринято и направлено для
достижение соглашения между ними по интересующим их вопросам»*(983).

Под переговорами
в широком смысле понимают любую форму непосредственного обсуждения
представителями государств, независимо от числа участников. К переговорам
относят и такие контакты, в которых участвует третья сторона, прежде всего
переговоры с участием посредника. В специальном исследовании американского
профессора Б. Марти «Международное право дипломатии» дипломатические
методы классифицированы так: «классические, тройственные и
парламентские»*(984). Относительно переговоров с участием посредника
имеется специальная литература*(985).

Следовательно,
дипломатические переговоры ведутся в различных формах. Они могут быть
двусторонними и многосторонними, осуществляться в рамках временного
международного органа (совещания, конференции) или постоянного международного
органа, организации. Обычно двусторонние встречи называют просто переговорами.
Переговоры же трех и более государств именуют совещанием. Совещания с участием
широкого круга государств называют конференциями. Однако фактически речь идет
лишь о различных формах дипломатических переговоров. Этот момент подчеркивается
многими специалистами*(986). Различия в названиях (переговоры, встречи,
консультации, совещания, конференции и др.) юридического значения не имеют.

Все эти формы
могут взаимодействовать, например, проект конвенции, подготовленный в рамках
организации, передается на рассмотрение дипломатической конференции. В ходе
работы конференции и организации осуществляются двусторонние и групповые
переговоры.

Распространено
деление переговоров на формальные и неформальные. К первым обычно относят те,
перед которыми поставлена задача подготовить определенный договор или иной
официальный акт. Ко вторым — те, которые ограничиваются обсуждением
определенных вопросов, обменом мнениями*(987). Нередко их в отличие от
официальных переговоров называют консультациями. Государственные деятели
отмечают большое значение неформальных встреч, особенно на высшем уровне*(988).

а) Двусторонние
переговоры. При наличии спора между государствами обязанность использовать
переговоры вытекает из принципа мирного урегулирования споров. Во многих
случаях обязанность прибегать к переговорам предусмотрена международными
договорами. В качестве наиболее распространенной формулировки можно привести ст.
9 Соглашения о сотрудничестве государств-участников СНГ в области периодической
печати 1999 г.: «Споры, связанные с применением и толкованием настоящего
Соглашения, разрешаются путем консультаций и переговоров заинтересованных
Сторон»*(989). Рекомендация начать переговоры может быть принята
международным органом. Во всех остальных случаях переговоры начинаются по
соглашению участников.

Преимущество
двусторонних переговоров состоит в том, что они сводят к минимуму влияние
других государств и тем самым создают условия для более полного учета интересов
участников, что имеет серьезное значение для эффективности достигнутого
соглашения.

Двусторонние
переговоры имеют две основные формы. Переговоры через обычные дипломатические
каналы и прямые переговоры между представителями соответствующих органов
государств. Переговоры через обычные дипломатические каналы — это переговоры,
осуществляемые через постоянные дипломатические представительства одного
государства (посольства, миссии) в другом, обычно представленные ведомством
иностранных дел. Такие переговоры отличаются простотой организации и
оперативностью, могут быть задействованы в любой момент.

Переговоры через
обычные дипломатические каналы обеспечивают конфиденциальность, которая
особенно важна на начальной стадии урегулирования. Вместе с тем эта особенность
открывает значительные возможности для злоупотреблений. Истории известно немало
тому примеров. В конце 1936 г. обсуждался вопрос о заключении
«широкого» франко-германского соглашения, идея которого не пользовалась
популярностью во Франции и у близких ей государств. Поэтому предпочтение
отдавалось обычным дипломатическим каналам. Германский посол в Париже в письме
своему министру иностранных дел от 26 декабря 1936 г. писал: «Нормальному дипломатическому пути здесь отдается предпочтение, так как, по
мнению французских правительственных кругов, он имеет то преимущество, что не
бросается в глаза и его легче сохранить в тайне»*(990).

Переговоры могут
проходить в устной или письменной форме, обычно путем обмена письмами между
главой представительства и ведомством иностранных дел страны аккредитации. Если
же глава представительства получит полномочия на подписание договора, то такие
переговоры ничем не отличаются от прямых переговоров.

Негативная
сторона переговоров по обычным дипломатическим каналам заключается в том, что
для них зачастую требуется значительное время, поскольку обсуждение происходит
с перерывами и в большей или меньшей мере в письменной форме.

Советское
государство широко использовало рассматриваемую форму переговоров, в том числе
и в качестве начального этапа подготовки сложных многосторонних договоров.
Советское правительство в 1953 г. рядом нот предложило правительствам западных
держав обсуждать вопрос об австрийском государственном договоре «в обычном
дипломатическом порядке»*(991).

Положение о
Посольстве РФ 1996 г. предусматривает «участие в подготовке и
осуществлении межгосударственных обменов на высшем и высоком уровне, а также
визитов официальных делегаций…» и, кроме того, участие в подготовке договоров
с государством пребывания*(992).

В последнее
время роль постоянных дипломатических представительств претерпевает ощутимые
изменения. При современных средствах связи растет значение прямых переговоров
между центральными органами, отраслевыми ведомствами. В результате снижается
значение политических функций дипломатических представительств. Их сотрудники
говорят, что все большее место занимает обслуживание деловых кругов и туристов.

Показательно
выступление федерального канцлера Германии Г. Шредера на совещании послов и
руководителей других представительств ФРГ в сентябре 2000 г. Во-первых, канцлер призвал послов не чураться экономики, рассматривать себя и в этой сфере
«адвокатами немецких интересов за рубежом». Во-вторых, дипломаты
должны проявлять в своей работе «вдохновение, дух творчества и восприятия
нового». Особо отмечу высказанное на том же совещании мнение
статс-секретаря В. Ишингера, согласно которому отныне нет нужды в
представителях классической тайной дипломатии. Требуется такой дипломат, который
способен «политически активно влиять на общественное мнение и выработку
решений в стране своего пребывания». Посол должен работать на Германию как
«пиарщик современной чеканки»*(993). Это еще раз подчеркивает
значение влияния диппредставительств на общественное мнение страны пребывания,
что предполагает широкое и квалифицированное использование средств массовой
информации.

Эти новые
моменты нашли отражение и в российских нормативных актах о дипломатической
деятельности. В Положении о Посольстве РФ 1996 г. при перечислении задач посольства указано содействие представителям деловых кругов, а также
поддержание контактов с «общественными объединениями, деловыми, научными и
культурными кругами, средствами массовой информации»;
«распространение в государстве пребывания официальной информации о внешней
и внутренней политике Российской Федерации, ее социально-экономической,
культурной и духовной жизни».

Обнаруживается
тенденция к некоторому снижению роли переговоров по обычным дипломатическим
каналам и росту роли прямых переговоров между различными органами государств.
Объясняется она в значительной мере специализацией подлежащих решению вопросов
и необходимостью их оперативного урегулирования.

Прямым
переговорам присущи те же положительные черты, что и переговорам через
постоянные дипломатические каналы. Они ограничивают возможность влияния третьих
государств, поскольку ведутся непосредственно между участниками; не требуют
значительной организационной подготовки; предоставляют участникам значительную
свободу для включения в повестку дня вопросов, которые, по их мнению,
заслуживают обсуждения. Переговоры обеспечивают высокий уровень
конфиденциальности, что зачастую довольно важно с точки зрения влияния хода и
исхода переговоров на отношения между участниками в целом. Значение этих
моментов отмечалось Международным Судом ООН*(994).

Переговоры могут
осуществляться и путем обмена письменными документами. Практике известны
случаи, когда обмен мнениями об основах будущего договора большого значения
происходил путем обмена письмами между главами государств или правительств. В
январе-феврале 1956 г. состоялся обмен посланиями между Председателем Совета
Министров СССР и Президентом США относительно заключения договора о дружбе и
сотрудничестве. При этом к письму Председателя СМ СССР был приложен текст
проекта договора*(995).

б) Переговоры на
высшем уровне. Значение переговоров зависит от уровня представительства. Особая
роль принадлежит переговорам на высшем и на высоком уровне, на которых
государства представлены соответственно главами государств и главами
правительств. Нередко их именуют английским словом «саммит» (summit —
вершина)*(996). Такого рода переговоры известны и прошлому. Порой принимавшиеся
на них решения определяли политическую карту континентов. Достаточно вспомнить
о совещаниях Священного союза. В годы Второй мировой войны и в послевоенный
период на таких встречах решались крупнейшие мировые проблемы. В наше время
существенно возросло число мировых проблем, требующих принципиального решения
на высшем уровне. В результате встречи на этом уровне стали регулярными и
многочисленными.

СССР придавал
встречам на высшем уровне большое значение и активно использовал их для решения
наиболее сложных проблем*(997). В ноте Правительства СССР Правительству США от
2 марта 1959 г. говорилось: «Такие авторитетные государственные деятели,
обладающие наибольшими полномочиями и опытом, как главы государств и
правительств, и должны сказать свое слово, чтобы дать новое направление
развитию отношений между государствами. Достигнув договоренности между собою по
назревшим международным вопросам, главы правительств могли бы затем поручить
министрам иностранных дел разработать дальнейшие меры по осуществлению принятых
совместных решений»*(998).

Из этого видно,
что встречи на высшем уровне рассматриваются как средство принципиального
решения важнейших проблем с последующей детализацией на министерском уровне.
Столь серьезные встречи нуждаются в основательной предварительной подготовке.
Этот момент не раз подчеркивался представителями СССР. В беседе с главным
редактором газеты «Нью-Йорк таймс» (11 мая 1957 г.) Н.С. Хрущев подчеркнул полезность встреч на высшем уровне и при этом заявил: «Однако
такая встреча будет полезной при условии, если будут хорошо подготовлены те
главные вопросы, по которым имеется в виду обменяться мнениями».

Подготовка
осуществляется в разных формах. Так, для подготовки регулярных встреч глав
правительств России и Китая была создана специальная комиссия по подготовке
таких встреч, в работе которой принимали участие делегации сторон на уровне
заместителей глав правительств. Одно из заседаний комиссии состоялось в ноябре 2000 г. в Пекине. В принятом документе был обозначен круг проблем, подлежащих дальнейшему обсуждению
и решению*(999).

От успеха
предварительных переговоров порой зависит сама возможность основной встречи.
Дипломатия крупных держав нередко выдвигает требования, согласие с которыми
является предварительным условием встречи. В конце 2000 г. в столице Малайзии, т.е. в третьем государстве, были проведены трехдневные переговоры между
представителями КНДР и США относительно будущей ракетной программы КНДР.
Последней было предложено отказаться от разработки и экспорта ракетных
технологий в обмен на экономическую компенсацию. При этом Вашингтон дал понять,
что в случае достижения согласия Президент США будет готов посетить
Пхеньян*(1000).

Следует
заметить, что утверждение практики саммитов проходило не без сопротивления со
стороны профессиональных дипломатов. Государственный секретарь США Д. Раск в
свое время доказывал нецелесообразность встреч на высшем уровне. Он утверждал,
что такие встречи нелегко согласовать с особенностями американской
конституционной системы; «они затрачивают время и усилия, когда это
наиболее недопустимо; они препятствуют действенным переговорам; опыт, который
мы имеем с дипломатией в верхах, не поддерживает точку зрения, согласно которой
она содействует защите американских интересов»*(1001).

Критические
замечания в адрес встреч на высшем уровне высказывались и в американской
литературе. Профессор К. Обанк утверждал, что такие встречи уместны лишь в
случае необходимости торжественного подписания договоров, подготовленных
профессиональными дипломатами. Более того, эти встречи не только не дают
гарантии решения проблемы, но и таят в себе опасность ухудшения международной
ситуации*(1002).

Нельзя сказать,
что приведенные высказывания лишены всяких оснований. Но согласиться с ними
полностью невозможно. Задача состоит в обеспечении должной подготовки встреч на
высшем уровне. При всех условиях такие встречи являются одной из важных форм
дипломатической деятельности. Доказывать их значение нет необходимости.

в) Международные
конференции. В прошлом межгосударственные отношения носили в основном
двусторонний характер. Соответственно и возникающие в них вопросы решались
путем двусторонних переговоров. В результате процесса глобализации
взаимодействие государств обретает все более многосторонний характер. Возросло
значение общих проблем, затрагивающих интересы всех государств. В результате
изменилась роль многосторонних переговоров. Характерной чертой нашего времени
стали конференции с участием всех государств, заговорили о парламентской
дипломатии.

Международные
конференции прошлого заслужили дурную славу. Видный русский юрист, профессор
В.П. Даневский о таких конференциях писал, что начало равенства не
признавалось. «Участвовали и решали дела чаще одни сильнейшие, те, которые
являлись в данное время руководителями международного союза»*(1003). С
этим утверждением трудно спорить. Следует, однако, учитывать, что сказанное
было присуще всей системе подготовки и принятия дипломатических решений, а не
только конференциям.

Несмотря на рост
значения международных конференций, отечественная наука не уделила им
серьезного внимания. О них кратко говорится в учебниках по международному
праву, а также в книгах о дипломатии. Специальные исследования единичны.
Наиболее основательным из них является книга Б.М. Ашавского
«Межправительственные конференции: международно-правовые вопросы»
(М., 1980)*(1004).

Мировая
литература о конференциях довольно богата. Конференциям начали уделять внимание
еще после Первой мировой войны*(1005). Но основная масса литературы появилась
после Второй мировой войны в связи с ростом роли конференций*(1006). Были
изданы работы, посвященные отдельным видам конференций, в том числе и тем,
которые занимаются кодификацией международного права*(1007). Конференции
исследуются не только в политическом и юридическом плане, но и в иных аспектах.
Некоторые авторы рассматривают их даже как особые социальные системы*(1008).

Особый интерес
для дипломатов представляют исследования практики участия в конференциях
отдельного государства. В США было издано руководство «Соединенные Штаты и
многосторонняя дипломатия». В руководстве рассматриваются конфликты,
возникающие в связи с распространением глобальных конференций, вопросы
подготовки и участия на основе исследования, проведенного
госдепартаментом*(1009).

Советская
дипломатия с самого начала активно использовала форму международных
конференций. При этом она добивалась демократизации, равноправия государств
независимо от их размеров и общественно-политического строя. Особое внимание
уделялось обеспечению участия всех непосредственно заинтересованных государств,
что имело существенное значение, поскольку в прошлом, как отмечал В.П.
Даневский, в принятии решений участвовали одни сильнейшие.

Демократизация
международных отношений и рост роли общих интересов государств привели к тому,
что конференции с участием широкого круга государств заняли гораздо более
важное, чем в прошлом, место. Об этом свидетельствует сам факт быстрого роста
числа конференций. В 2002 г. состоялось несколько десятков тысяч конференций.

Конференции
имеют свои преимущества по сравнению с двусторонними переговорами. Прежде
всего, при участии значительного числа государств крупным державам сложнее
навязывать свою волю другим участникам. Конференция дает возможность учитывать
законные интересы всех участников при решении даже двусторонней проблемы.
Наконец, двусторонние переговоры могут вестись бесконечно долго. Международное
право не устанавливает временных границ. Когда же обсуждение ведется в рамках
конференции, то результат должен быть достигнут до ее завершения, срок которого
заранее устанавливается.

В
дипломатической практике широкое распространение получает сочетание различных
форм переговоров. Нередко двусторонние переговоры ведутся в рамках конференции,
и их результаты находят подтверждение и закрепление в актах конференции.

Конференции
созываются либо по инициативе государств, либо по решению международной
организации. В последние годы растет число конференций, созываемых
организациями. На характер конференции это не оказывает влияния. И в том, и в
другом случае она представляет самостоятельный временный орган участвующих
государств.

Созыв
конференции организацией объясняется необходимостью обстоятельного обсуждения
разрабатываемого соглашения. Например, большинство конвенций, кодифицирующих и
развивающих международное право, принимаются на дипломатических конференциях,
созываемых ООН. В ограниченных рамках сессий Генеральной Ассамблеи их детальное
обсуждение не всегда возможно. Между тем от детальной проработки положений
конвенции и тщательного учета позиций государств зависит ее будущее. Касаясь
этого вопроса, директор департамента Секретариата ООН А.П. Мовчан писал:
«Тщательная подготовка проектов кодификации, их всестороннее обсуждение и
разработка на международных конференциях являются залогом признания правил,
содержащихся в принятых конвенциях, в качестве норм международного
права»*(1010).

Для основательной
подготовки проектов подлежащих принятию документов организации создают
специальные подготовительные органы, комитеты, комиссии. Уникальным случаем
была подготовка Конвенции по международному морскому праву 1982 г., которая разрабатывалась преимущественно на конференции, продолжавшейся без малого 10 лет.

Организация
многосторонних переговоров регламентируется правилами процедуры. Они
заслуживают самостоятельного рассмотрения. Представляет в этом плане интерес
сборник «Правила процедуры в многосторонней дипломатии» (М., 1996 г.), подготовленный группой дипломатов и юристов. Документам предшествует обстоятельная вводная
статья заместителя Генерального секретаря ООН В.Ф. Петровского и профессора
Б.М. Ашавского.

Потребность в
повышении уровня управляемости международной системы и ускорении выработки
необходимых для этого норм привела к ощутимым изменениям в процедуре
конференций. Главное изменение видится в определенном отходе от жесткой
практики проведения конференций только на основе правила единогласия. Сегодня
решения зачастую принимаются тем или иным большинством. Венская конвенция о
праве международных договоров 1969 г. установила следующее правило: «Текст
договора принимается на международной конференции путем голосования за него
двух третей государств, присутствующих и участвующих в голосовании, если тем же
большинством голосов они не решили применить иное правило» (ст. 9.2). Эта
формулировка означает, что голоса не участвующих в голосовании государств, т.е.
воздержавшихся, в расчет не принимаются.

Одновременно
получила распространение практика принятия резолюций путем консенсуса, что
отражает тенденцию к демократизации международных отношений. Эта новелла
привлекает к себе значительное внимание*(1011). Под консенсусом понимается
принятие резолюции без голосования при отсутствии формальных возражений со
стороны любого из участников. При оценке значения консенсуса следует учитывать
и его негативную сторону, он дает возможность отдельным участникам блокировать
принятие акта, поддерживаемого большинством участников. Поэтому выбор процедуры
принятия резолюций зависит от характера подлежащих решению вопросов.

Рост числа
участников конференций и усложнение подлежащих решению вопросов обусловили и
усложнение их организации, стали более детальными правила процедуры. Для
иллюстрации можно взять правила процедуры Третьей конференции ООН по морскому
праву, принятые в 1974-1975 гг. Установлено, что каждая делегация состоит из
представителя, его заместителя и советников. Это положение, разумеется, не
исключает возможности сопровождения делегации экспертами и техническим
персоналом.

Полномочия
делегации могут даваться главой государства, главой правительства или министром
иностранных дел по усмотрению государства, направляющего делегацию. На статусе
делегации это не сказывается. Полномочия рассматриваются комитетом по проверке
полномочий, члены которого назначаются конференцией по предложению ее
председателя. Особый раздел правил процедуры посвящен наблюдателям от
национально-освободительных движений, от межправительственных и
неправительственных организаций.

Должностными
лицами конференции являются ее председатель и его заместители, председатели и
их заместители, а также докладчик каждого главного комитета конференции и
председатель редакционного комитета. В целом должно быть обеспечено
справедливое географическое представительство.

Основные органы
конференции: пленум, генеральный комитет, редакционный комитет, комитет по
проверке полномочий, главные комитеты, вспомогательные органы, секретариат.

Подробно
регламентируются порядок ведения заседаний, документация и особенно правила
голосования, порядок принятия решений. Определяются языки конференции. Языками
универсальных конференций, созываемых под эгидой ООН, являются английский,
арабский, испанский, китайский, русский и французский. Выступления на любом из
них переводятся на все остальные.

г) Международные
организации становятся все более важным местом дипломатического взаимодействия
государств. К преимуществам организаций следует отнести то, что они, действуя
на постоянной основе, существенно упрощают решение организационных вопросов.

Центральное
положение в системе международных организаций занимает единственная всемирная
политическая организация — ООН. В ее рамках был, например, подготовлен такой
важный договор общего значения, как Договор о нераспространении ядерного
оружия. Комиссия ООН по правам человека подготовила целый комплекс общих
конвенций по правам человека, космическое право было кодифицировано при помощи
Комитета ООН по космосу. Исключительно важна деятельность Комиссии
международного права по подготовке проектов конвенций, кодифицирующих и
развивающих нормы общего международного права. Проекты ряда конвенций
готовились Секретариатом ООН. Заметно растет количество договоров,
подготовленных и принятых организациями в специальных областях сотрудничества.

Окончательно
тексты подготовленных в рамках ООН проектов принимаются Генеральной Ассамблеей
после проработки их в главных комитетах Ассамблеи. После этого Ассамблея
принимает решение, считать ли подготовленный текст окончательным, подлежащим
принятию ею самой, либо созвать дипломатическую конференцию для дальнейшего
обсуждения проекта. Ассамблея непосредственно приняла тексты таких договоров,
как Договор о принципах деятельности государств в космическом пространстве,
Международные пакты о правах человека и др.

Рост числа
подготавливаемых в рамках ООН и других международных организациях договоров
породил новую проблему. Только в рамках ООН государства ежегодно участвуют по
меньшей мере в подготовке двух десятков договоров. Растет не только количество
договоров, но и усложняется их нормативное содержание. Это требует
значительного числа высококвалифицированных специалистов. Процедура подготовки
договоров многочисленными органами, которые состоят из представителей государств,
возлагает непосильное бремя не только на малые, но и на средние государства.
Более того, зачастую они просто не в состоянии эффективно участвовать в этом
процессе, а после его завершения не оформляют своего участия в конвенциях.

ООН не раз рассматривала
вопрос об участии государств в принятых ею конвенциях, многие из которых
оказались либо не эффективными из-за небольшого числа участников, либо вообще
не вступили в силу, не собрав необходимого числа ратификаций*(1012).

Об актуальности
проблемы свидетельствует, например, тот факт, что уже в 1977 г. группа государств (Австралия, Египет, Индонезия, Кения, Мексика, Нидерланды и Шри Ланка)
предложила рассмотреть вопрос о совершенствовании процесса подготовки
многосторонних договоров в рамках ООН. Указывалось, что деятельность ООН по
подготовке договоров получила широкий размах. Растет не только количество
договоров, но и усложняется их нормативное содержание. Это ложится тяжелым
бременем на администрацию всех государств, особенно новых и малых. В качестве
примера эффективных форм указывались Комиссия международного права ООН и
специализированные учреждения, в качестве неэффективных — конференция по
морскому праву. Указывалось, что облегчение бремени государств по подготовке
договоров облегчит их принятие.

Все более
наукоемкий характер многосторонних конвенций диктует необходимость привлечения
к их разработке представительных коллективов квалифицированных экспертов,
которые будут осуществлять свою деятельность с учетом замечаний правительств,
как это имеет место в работе Комиссии международного права и некоторых других
органов ООН. Возложение значительной доли ответственности за содержание
конвенций на квалифицированных экспертов будет содействовать их более широкому
принятию государствами и проведению в жизнь. Использование метода подготовки
конвенций органами ограниченного состава станет все более широким, особенно в
специальных сферах сотрудничества. Иного пути нет.

В рамках ООН
соответствующая деятельность регулируется детальными «Правилами процедуры
Генеральной Ассамблеи». Эти правила зачастую берутся за основу при
подготовке правил процедуры дипломатических конференций. Порядок подготовки
международных конвенций определен Приложением I к Правилам процедуры
Генеральной Ассамблеи*(1013). Ряд правил в этой области содержится в
специальном меморандуме Секретариата — «Подготовка многосторонних
договоров»*(1014).

Существуют два
порядка подготовки многосторонних договоров в рамках Генеральной Ассамблеи. В
одном случае Ассамблея своей резолюцией утверждает проект договора,
подготовленный другими органами, и открывает договор для подписания
государствами. Этот порядок используется тогда, когда подготовленный проект не
вызывает существенных разногласий. В таком порядке принят целый ряд
универсальных договоров, включая и те, что касаются проблем безопасности. Так,
Комитет ООН по мирному использованию космического пространства разработал
проект, а Генеральная Ассамблея на его основе в 1967 г. одобрила Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию
космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (договор о
космосе). Такой порядок является новым в международной практике. Он дает
возможность экономить время и средства, содействует росту авторитета Ассамблеи
и ее роли в международном правотворчестве.

Другой порядок
заключается в обсуждении проекта договора, представленного подготовительным
органом, и в принятии резолюции о созыве дипломатической конференции для более
детального обсуждения и принятия договора. Такой порядок применяется в случае,
когда представленный Ассамблее проект не удовлетворяет все государства.
Показательна в этом плане подготовка Римского Статута Международного уголовного
суда. Проект многие годы разрабатывался Комиссией международного права.
Учитывая сомнения ряда государств, Генеральная Ассамблея передала проект на
доработку специальному комитету, состоявшему не из экспертов, а из
представителей правительств. Этому комитету потребовалось четыре года для
доработки проекта, и тем не менее на Римской дипломатической конференции 1996 г. проект был одобрен с большим трудом.

Генеральная
Ассамблея использует и другие методы достижения соглашений. Известно немалое
число резолюций, призывающих государства заключить договор по определенному
вопросу. Такие призывы не только стимулируют процесс, но и придают договору
дополнительный авторитет. Свидетельством тому может служить факт ссылки на
соответствующую резолюцию в преамбуле договора. В преамбуле Договора о
нераспространении ядерного оружия 1969 г. отмечено, что он заключен «в соответствии с резолюциями Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных
Наций, призывающими к заключению соглашения о предотвращении более широкого
распространения ядерного оружия».

Ассамблея также
нередко призывает государства присоединиться к уже действующему договору.
Изредка встречаются случаи, когда Ассамблея утверждает двустороннее соглашение,
придавая ему дополнительный авторитет. В сентябре 1962 г. Ассамблея приняла резолюцию, одобрившую соглашение между Индонезией и Голландией о передаче
Западного Ириана Индонезии.

Совершенно новым
направлением является деятельность ООН по профилактике споров и урегулированию
конфликтных ситуаций, именуемая превентивной дипломатией. Она включает
поощрение различных форм переговоров между заинтересованными государствами.
Представляет в этом плане интерес Декларация о предупреждении и устранении
споров и ситуаций, которые могут угрожать международному миру и безопасности, и
о роли ООН в этой области*(1015).

Сказанное,
разумеется, дает лишь самое общее представление о растущей роли международных
организаций в осуществлении дипломатического взаимодействия государств, включая
подготовку соответствующих договоров.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ