Часть 10. Толкование договоров*(1765)

Часть 10. Толкование договоров*(1765)

12
0

 Глава 1.
Понятие толкования                                             

 Глава 2. Объект
и средства толкования                                  

 Глава 3.
Принципы и правила толкования                                 

 Глава 4.
Способы толкования                                            

 Глава 5.
Субъекты толкования                                           

 Глава 6.
Толкование норм международного права как части права страны   

Обычно
толкование рассматривается лишь применительно к стадии осуществления права.
Большинство ученых рассматривают толкование как стадию применения нормы. Между
тем оно необходимый элемент и процесса создания нормы, в ходе которого
участники должны выяснить содержание будущей нормы, ее цели, а также
последствия ее создания и будущего применения. На этой стадии особенно ощутимы
элементы прогнозирования, которые, правда, в определенной мере присущи и
толкованию на стадии применения нормы, поскольку необходимо учитывать
последствия ее применения.

Недооценка этих
моментов — нередкое явление при подготовке текста договоров, что не раз
порождало серьезные трудности в процессе их осуществления. Б.Р. Тузмухамедов
пишет о том, что в процессе подготовки даже договоров о разоружении между СССР
и США «очень немногие представители и иные специалисты… проявляли
большую заботу о нюансах»*(1766). Результаты подобного отношения не
замедлили сказаться при исполнении договоров.

В Венских
конвенциях о праве договоров раздел «Толкование договоров» помещен в
части III «Соблюдение, применение и толкование договоров».
Действительно, толкование имеет непосредственное значение именно для этого
раздела. Юридические проблемы толкования возникают при применении договора.
Вместе с тем толкование имеет существенное значение и при подготовке договора,
когда необходимо определить его содержание. Учитывая связь толкования с формой
договора, было решено поместить соответствующий раздел вслед за частью
«Форма договоров».

Подготовка и
применение норм зависит от правильного понимания их содержания и целей.
Достигается это с помощью толкования. Толкование занимает центральное положение
в функционировании права. По мере усложнения права и решаемых им задач
усложняется и процесс толкования. Чем более сложной является правовая система,
чем крупнее решаемые ею проблемы, тем более трудные задачи стоят перед
толкованием. Вполне понятно, что особенно трудным делом является толкование
норм такой сверхсложной макросистемы, какую представляет собой современное
международное право.

По мере роста
роли международного права к толкованию применяются все более высокие
требования. Японский профессор Ясуаки Онума пишет: «По мере возрастания
взаимозависимости государств растет значение международных договоров,
призванных поддержать и облегчить эту взаимозависимость…. Для того чтобы они
могли функционировать должным образом, необходимо, чтобы договоры толковались и
применялись на основе обобщенной теории и практики международного
права»*(1767).

Толкование — это
наука и искусство. Наряду с объективными элементами в этом процессе велик
удельный вес субъективных моментов. Толкование осуществляется людьми, которые
руководствуются присущим им политическим, моральным, правовым сознанием. Все
это не может не сказываться на результатах. Особое влияние на толкование
оказывает политика субъекта толкования, будь то государство или международная
организация.

Существенны были
расхождения между социалистическими и капиталистическими странами в толковании
содержания даже основных принципов международного права. Этот момент нередко
подчеркивался американскими дипломатами и юристами в значительной мере для
того, чтобы обосновать специфически американское понимание международных норм,
включая нормы Устава ООН. Касаясь этого вопроса, американский профессор Л.
Генкин писал: «Как каждая страна, Соединенные Штаты временами склонны
толковать Устав в соответствии с собственными интересами, как они их
понимают». Констатировав этот факт, Л. Генкин вместе с тем заметил, что
«толкование, которое не соответствует тексту, целям, замыслу, истории и
иным принципам конструирования договоров, никого не убедит и не достигнет цели»*(1768).

Представляется,
что Л. Генкин правильно указал на то, что существующие принципы толкования
ставят определенную преграду произвольному политическому толкованию и что
подобное толкование не может рассчитывать на успех. Опыт подтверждает, что даже
в годы холодной войны, идеологического противостояния в понимании принципов и
норм было много общего, что делало возможным международно-правовое
регулирование отношений между государствами с различными
общественно-политическими системами.

Военные действия
США против Ирака подтвердили, что неверное толкование Устава ООН и принципов
международного права вызвало широкое недовольство даже у их союзников по НАТО.

Нередко
толкование международных актов становится предметом острых дипломатических
дискуссий. Порой проблемы толкования договоров занимают важное место и во
внутренней политике государства. Весьма показательна в этом плане история
толкования Договора по ограничению систем противоракетной обороны 1972 г. В 1985 г. администрация Р. Рейгана решила в одностороннем порядке изменить Договор с помощью
«либерального, менее ограничительного толкования». Это решение
вызвало активный протест со стороны СССР, а также ощутимую отрицательную
реакцию в США.

Комитет Сената
по иностранным делам в мае 1987 г. принял резолюцию, подтверждающую Договор по
ПРО в его «узком» толковании, и выразил мнение, что он не может быть
переистолкован Президентом без согласия на то СССР и одобрения Сената. В
дальнейшем Сенат вновь подтверждал свою позицию*(1769). В 1993 г. администрация У. Клинтона заявила, что «узкое» или «традиционное»
толкование Договора по ПРО является правильным толкованием. Однако в дальнейшем
американская администрация вновь вернулась к идее переистолкования Договора по
ПРО. Думается, что в значительной мере это стимулировалось внутриполитическими
соображениями. В избирательной кампании по выборам президента 2000 г. вопрос относительно Договора был одной из основных тем. Все это не случайно. Толкование норм
международного права имеет существенное значение для защиты национальных интересов
государства.

Усложнение
системы международного права, распространение его действия на все новые области
отношений ставит перед толкованием новые задачи. Совершенно особое значение
приобрела проблема толкования норм международного права как части права
внутригосударственного.

Рост значения
толкования привлекает к связанным с ним проблемам внимание как теории, так и
практики. Для их решения используются новые методы и средства, кибернетика,
контент-анализ, теория принятия решений и др. Толкованию уделил значительное
внимание Институт международного права*(1770). Количество посвященной
толкованию норм международного права зарубежной литературы весьма
значительно*(1771). К сожалению, внимание отечественной науки проблема
толкования норм международного права не привлекла. Имеются лишь одна книга И.С.
Перетерского «Толкование международных договоров» (М., 1959) и
небольшое количество статей*(1772). Не все учебники по международному праву
имеют разделы о толковании. Исключением является учебник Н.А. Ушакова, в
котором толкованию посвящена отдельная глава*(1773).

Сложившееся в
отечественной науке положение с изучением вопросов толкования международного
права особенно остро ощущается в процессе применения международных норм как
части правовой системы страны. Констатировав наличие серьезных вопросов в
арбитражных судах России, возникающих в процессе толкования международных
договоров, арбитр Высшего Арбитражного Суда Т.Н. Нешатаева заключает:
«Остается только посетовать на то обстоятельство, что в международно-правовой
литературе вопросам толкования международных норм уделяется явно недостаточное
внимание»*(1774).

Международное
право все шире распространяет свое действие на специальные области
сотрудничества. Поэтому при толковании соответствующих норм необходимы
специальные знания в области финансов, торговли, науки, техники и др. В
результате юристы нуждаются в помощи соответствующих специалистов. И все же
главная роль при толковании принадлежит юристам. Все ранее сказанное
свидетельствует о большом значении толкования норм международного права и о
сложности этого процесса. Юристам следует уделить особое внимание проблемам
толкования.

Несмотря на
большое значение толкования, специально посвященные ему нормы практически
отсутствовали в международном праве. Процесс регулировался общими принципами
права, заимствованными у государственно-правовых систем. При этом нельзя
упускать из виду, что толкование международного права при всем общем имеет
весьма существенную специфику по сравнению с толкованием внутреннего права
государств. Эти различия особенно ощутимы, когда речь идет о применении норм
международного права как части права страны. Этот момент не раз отмечался в
практике судов государств*(1775).

Важным этапом в
создании международно-правовых основ толкования явились Венские конвенции о
праве международных договоров 1969, 1986 гг. Обе конвенции содержат раздел 3
«Толкование договоров» с принципиально одинаковым содержанием.

Содержащиеся в
конвенциях нормы обладают существенной особенностью. В этих конвенциях специально
оговаривается, что они применяются только к договорам, заключенным после их
вступления в силу для соответствующих участников (ст. 4). Иначе говоря, в
конвенциях подтвержден общий принцип права, согласно которому вновь созданные
нормы не имеют обратной силы. Несмотря на это, по мнению Международного Суда
ООН, нормы о толковании применимы и к ранее заключенным договорам. В решении по
делу об острове Касикили/Седуду от 13 декабря 1999 г. говорится: «Суд определил, что будет продолжать толкование положений Договора 1890 года,
применяя правила толкования, установленные Венской конвенцией 1969
года…»*(1776)

Суд обосновал
свою позицию тем, что «общие нормы международного права, регулирующие
толкование договоров, отраженные в статьях 31 и 32 Венской конвенции о праве
договоров, во многих отношениях могут рассматриваться как кодификация
существующих обычных норм международного права по этому вопросу»*(1777).

Толкование Судом
норм международного права по своим результатам приближается к правотворчеству.
Заместитель директора правового департамента МИД РФ К.Г. Геворгян полагает, что
«решение Международного Суда фактически уже стало одним из источников
международного права. Можно предположить, что эта сторона деятельности Суда в
будущем будет выходить на первый план»*(1778).

В конвенциях
оговаривается, что положение об отсутствии обратной силы у устанавливаемых ими
норм не касается норм, под действие которых подпадали бы договоры в силу
международного права, независимо от конвенций. Имеются в виду в основном нормы
обычного права договоров. Однако, по широкому признанию, установленные
конвенциями нормы о толковании являются в значительной мере новыми.

Конвенции
установили принципы и правила толкования договоров. Однако в значительной мере
они представляют общие правила, применимые и к толкованию обычных норм. С
учетом этого в дальнейшем изложении основное внимание будет уделено принципам и
правилам толкования договоров.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ