§ 1. Контрольные функции главных и вспомогательных органов ООН и повышение их эффективности

§ 1. Контрольные функции главных и вспомогательных органов ООН и повышение их эффективности

23
0

1. Функции и полномочия Организации Объединенных Наций в
области прав человека чрезвычайно разнообразны. Они принимают рекомендации,
выносят решения, созывают международные конференции, подготавливают проекты
конвенции, проводят исследования, оказывают консультативную и техническую
помощь отдельным странам. В раде случаев они осуществляют и контрольные функции
за соблюдением государствами обязательств, взятых по Уставу ООН и по международным
соглашениям.

1 См.: Folk R. Human Right and State Sovereignty. N. Y.,
1981; Robertson A. The Implementation System: International
Measures/International Bill of Rights. N. Y., 1981. P. 332—370.

Фактически все главные и значительное число вспомогательных
органов ООН в той или иной степени занимаются вопросами прав человека.

Главную ответственность за выполнение функций Организации по
содействию всеобщему уважению и соблюдению основных прав и свобод человека
несет Генеральная Ассамблея ООН и под ее руководством Экономический и
Социальный Совет (ст. 60 Устава ООН). Полномочия Генеральной Ассамблеи в
области прав человека определены в ст. 13 Устава ООН. “Генеральная Ассамблея, —
подчеркивается в этой статье, — организует исследования и делает рекомендации в
целях… содействия международному сотрудничеству в области экономической,
социальной, культуры, образования, здравоохранения и содействия осуществлению
прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и
религии”.

Вопросы прав человека, обычно включаются в повестку дня
Генеральной Ассамблеи на основании соответствующих разделов доклада
Экономического и Социального Совета и решений, принятых Генеральной Ассамблеей
на предыдущих сессиях. Время от времени они также предлагаются для обсуждения
другими главными органами ООН, государствами — членами Организации и
Генеральным секретарем.

Подавляющее большинство вопросов, относящихся к правам
человека, рассматривается Третьим комитетом Ассамблеи (социальные и
гуманитарные вопросы и вопросы культуры), однако некоторые из них обсуждаются и
другими комитетами. Принятые комитетами решения подлежат обсуждению и
утверждению на пленарных заседаниях Генеральной Ассамблеи. Согласно Уставу ООН
решения Генеральной Ассамблеи “по важным вопросам” принимаются большинством в
2/3 присутствующих и участвующих в голосовании членов Ассамблеи (п. 2 ст. 18).
Решения по другим вопросам принимаются простым большинством. Давая перечень
“важных вопросов”, Устав ООН не включает в их число права человека. Однако Генеральная
Ассамблея может простым большинством голосов решить вопрос о расширении такой
категории (п. 3 ст. 18). В отношении прав человека такого общего,
универсального решения Генеральная Ассамблея никогда не принимала. Однако в
ряде случаев Ассамблея выносила решения об отнесении тех или иных вопросов,
касающихся прав человека, к числу важных, требующих для своего принятия
большинства в 2/3 присутствующих и участвующих в голосовании членов Ассамблеи.

Согласно упомянутой выше ст. 13 Устава ООН функции Генеральной
Ассамблеи состоят главным образом в организации исследований и в принятии
рекомендаций. Исследования, относящиеся к правам человека, по поручению
Генеральной Ассамблеи, как правило, выполняются Экономическим и Социальным
Советом и его вспомогательными органами, специализированными учреждениями и
Генеральным секретарем ООН.

Рекомендации, принимаемые Генеральной Ассамблеей как в
области прав человека, так и по другим вопросам, согласно Уставу ООН не
являются юридически обязательными для государств — членов ООН. Оценивая
юридический характер резолюций Генеральной Ассамблеи по вопросам прав человека,
необходимо иметь в виду, что согласно ст. 55 и 56 Устава ООН государства —
члены ООН взяли на себя обязательство предпринимать совместные и самостоятельные
действия в сотрудничестве с Организацией в целях развития всеобщего уважения к
правам человека и их соблюдения. Поэтому несомненно, что резолюции Генеральной
Ассамблеи, за принятие которых голосовало подавляющее большинство государств —
членов Организации, могут свидетельствовать о существовании определенных
принципов и норм международного права, обязательных для всех государств.

Для осуществления своих функций в области прав человека
Генеральная Ассамблея в соответствии со ст. 22 Устава ООН создает по мере
надобности различные вспомогательные органы. Некоторые из них создаются ad hoc,
другие являются, по сути дела, постоянными или функционируют в течение
длительного времени.

Согласно Уставу ООН, наряду с Генеральной Ассамблеей
ответственность за выполнение функций Организации в области прав человека несет
Экономический и Социальный Совет, который работает под руководством Ассамблеи.
ЭКОСОС уполномочивается Уставом ООН “делать рекомендации в целях поощрения
уважения и соблюдения прав человека и основных свобод для всех” (п. 2 ст. 62),
“подготавливать для представления Генеральной Ассамблее проекты конвенций” (п.
3 ст. 62), “созывать в соответствии с правилами, предписанными Организацией,
международные конференции” (п. 4 ст. 62).

Для выполнения возложенных на него функций Экономический и
Социальный Совет создает специальные комиссии (ст. 68 Устава ООН). В
соответствии с этой статьей образованы и активно функционируют Комиссия по
правам человека. Комиссия по положению женщин и Подкомиссия по предупреждению
дискриминации и защите меньшинств, работа которых сосредочена исключительно на
вопросах, относящихся к правам человека1.

2. Определенное распространение в ООН получила и практика
создания специальных органов для изучения конкретных ситуаций и проведения
расследований грубых, массовых и систематических нарушений прав человека,
включая политику апартеида и расовой дискриминации, а также нарушений на
территориях, оккупированных в результате совершения агрессии.

В соответствии с резолюцией 2 (XXIII) Комиссия по правам
человека в 1967 г. создала специальную рабочую группу в составе пяти экспертов,
которой было поручено расследовать обвинения в применении пыток и плохом
обращении с заключенными, с задержанными и находящимися под надзором полиции
лицами в ЮАР. ЭКОСОС одобрил это решение Комиссии, осудил правительство ЮАР за
отказ сотрудничать с рабочей группой [резолюция 123б(Хи1)]и поручил ей также
расследовать утверждения о нарушении прав профсоюзов в ЮАР [резолюция
1216(ХЫ1)].

На своей 24-й сессии в 1968 г. Комиссия по правам человека решила расширить мандат специальной рабочей группы, которой было
поручено вести расследование плохого обращения с заключенными в Намибии, Южной
Родезии и на африканских территориях, находившихся под господством Португалии;
провести расследование последствий, вытекающих из незаконного ареста и
привлечения к суду властями ЮАР граждан Намибии — территории, за которую ООН
несла прямую ответственность; провести тщательное расследование одного из
заключений рабочей группы по вопросу о том, не содержит ли политика, проводимая
ЮАР, элементы преступления геноцида (резолюция 2 [XXIV)].

1 См. подробнее о функциях и полномочиях основных и
вспомогательных органов ООН в области прав человека: United Nations Action in
the Field of Human Rights. N.Y.,1988.P.5—24.

В 1969 г. 25-я сессия Комиссии по правам человека вновь
расширила мандат специальной рабочей группы, включив в него расследование
вопроса о смертных казнях в ЮАР; расследование вопроса об обращении с
политическими заключенными, а также об обращении с захваченными борцами за
свободу в ЮАР; расследование условий, в которых находятся африканцы в
пересыльных лагерях и туземных резервациях в ЮАР, Намибии и Южной Родезии;

расследование грубых проявлений апартеида и расовой
дискриминации [резолюция 21 (XXV)].

Специальная рабочая группа экспертов организовывала выездные
миссии, заслушивала свидетелей, получала необходимую письменную информацию,
подготавливала исследования и представляла доклады Комиссии по правам человека
со своими выводами и рекомендациями. Основываясь на докладах группы, различные
органы ООН, включая Генеральную Ассамблею, принимали решения, касавшиеся
конкретных аспектов проявления политики апартеида и расизма, и выносили
рекомендации о мерах по борьбе с ними.

Контроль за выполнением государствами обязательств по
пресечению апартеида и геноцида, являющихся международными преступлениями, не
ограничивается рамками проверки и может сочетаться с мерами принудительного
характера, принимаемыми по решению Совета Безопасности.

Специальные органы создавались ООН для расследования
нарушений прав человека тоталитарными режимами. Правомерность создания
указанных органов определялась тем, что политика, проводимая такими режимами,
представляет собой отрицание целей и принципов Устава ООН и сопровождается
массовыми и систематическими нарушениями прав и свобод человека, 31-я сессия
Комиссии по правам человека, состоявшаяся в феврале—марте 1975 г., учредила специальную рабочую группу из пяти членов для проведения “расследования
существующего положения в области прав человека в Чили” путем посещения Чили и
на основе устных и письменных показаний, которые будут собраны из всех
соответствующих источников [резолюция 8 (XXXI)].

Комиссия ООН по правам человека в 1979 г. назначила специального докладчика по Чили для изучения нарушений прав человека в этой стране.
Преодолев многочисленные препятствия и посетив Чили, он в 1986 г. представил доклад, в котором констатировал такие факты нарушений прав человека в этой стране,
как убийства и исчезновения лиц, похищения лиц, пытки и истязания заключенных1.
Комиссия ООН по правам человека одобрила работу специального докладчика и
осудила правительство Чили за массовые и грубые нарушения прав человека.

Специальные докладчики или представители Комиссии ООН по
правам человека назначались по Ираку, Сальвадору, Гаити и ряду других стран.
Они выезжают на место совершения нарушений прав человека, проводят
расследования, представляют свои предложения и рекомендации.

Одной из распространенных контрольных форм работы Комиссии
ООН по правам человека является создание так называемых специализированных
механизмов. Первым подобным механизмом стала Рабочая группа по насильственным
или недобровольным исчезновениям, учрежденная Комиссией в 1980 г. Затем Комиссия в 1982 г. назначила специального докладчика по вопросу о казнях без
надлежащего судебного разбирательства, или произвольных казнях, а в 1985 г. — специального докладчика по вопросу о пытках.

Эта Комиссия назначает также специальных докладчиков для
защиты особой категории жертв нарушений прав человека. Так, в 1986 г. был учрежден институт специального докладчика по вопросу об осуществлении Декларации о
ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии и
убеждений. В 1990 г. назначается специальный докладчик по вопросу о торговле
детьми, детской проституции и детской порнографии, а в 1991 г. учреждается Рабочая группа по произвольным задержаниям, в круг ведения которой входят
задержания, несовместимые с такими основными свободами, как свобода выражения
мнений, свобода ассоциаций и собраний, свобода совести. К концу 1992 г. Комиссией ООН по правам человека было учреждено 11 тематических процедур, и их число
продолжает расти. Представители этих органов выезжают в страны, где нарушаются
права человека, налаживают диалог с соответствующими государствами, ежегодно
представляют Комиссии по правам человека доклады о своей деятельности.

1 См.: Doc. UN E/1986/22.

Опыт многолетнего обсуждения вопросов о правах человека в
ООН со всей очевидностью показал, что продуманная организация и деятельность
контрольных органов имеет важное значение для плодотворного функционирования
всей системы взаимоотношений государств в рассматриваемой области. Однако в
настоящее время контрольная деятельность еще далека от совершенства. Система
контрольных органов ООН в области прав человека исключительно громоздка,
наблюдается дублирование и параллелизм в ее работе, рассмотрение ряда вопросов
повестки дня из года в год переносится на последующие сессии. Поскольку работа
этих органов носит сессионный характер, они неспособны принимать экстренные
меры в условиях крупных кризисов. Массовые злодеяния в Сомали, Курдистане,
Руанде и других странах показали необходимость срочного вмешательства ООН в
подобные конфликты, причем в форме не только расследований и установления
системы контроля, но и применения принудительных мер.

3. Продолжающиеся массовые нарушения основных прав и свобод
человека во многом определяются отсутствием политической воли государств —
членов ООН к созданию соответствующего механизма с необходимыми полномочиями,
который бы не только координировал программу работы многочисленных контрольных
органов, но и действовал в чрезвычайных обстоятельствах быстро, эффективно и
решительно.

Не случайно многие ученые, дипломаты и государственные
деятели, анализируя сложившуюся ситуацию, говорят о “кризисе”, “тупиковом
положении”, необходимости реорганизации всей системы деятельности органов ООН в
области прав человека на основе “нового подхода”1.

1 Doc. UN A/44/668 1989. 8 Nov.

В 1990 г. Генеральная Ассамблея приняла решение созвать
Всемирную конференцию по правам человека в Вене. Одной из ее целей, согласно
резолюции Генеральной Ассамблеи 45/155 от 18 декабря 1990 г., была оценка эффективности методов деятельности и механизмов ООН в области прав человека и
разработка конкретных рекомендаций по улучшению такой деятельности. В ходе
подготовки к Конференции и ее проведения по этому поводу вносились различные
предложения. Одним из наиболее спорных было предложение учредить пост
Верховного комиссара ООН по правам человека, сделанное в докладе
Подготовительного комитета. Однако Конференция приняла решение рекомендовать
Генеральной Ассамблее ООН, чтобы “при рассмотрении доклада Конференции на своей
сорок восьмой сессии она в первоочередном порядке начала изучение вопроса об
учреждении поста Верховного комиссара по правам человека в целях поощрения и
защиты всех прав человека”1.

Предложение о создании должности Верховного комиссара по
правам человека не ново. Подобные предложения широко обсуждались еще в 50-х и
60-х гг. В 1967 г. Комиссия по правам человека приняла резолюцию 14 (XXIII), в
которой она просила ЭКОСОС рекомендовать Генеральной Ассамблее принять проект
резолюции об учреждении Управления Верховного комиссара по правам человека.
ЭКОСОС согласился с рекомендациями Комиссии по правам человека и на 42-й сессии
принял соответствующую резолюцию [резолюция 1237 (XII)].

Генеральная Ассамблея рассматривала вопрос об учреждении
должности Верховного комиссара на XXIV, XXV и XXVI сессиях; завершено было
обсуждение этого вопроса на XXVIII сессии. Генеральная Ассамблея отвергла
предложение Комиссии по правам человека и ЭКОСОС об учреждении Управления
Верховного комиссара ООН по правам человека и решила искать “альтернативные
подходы, пути и средства в рамках системы ООН для содействия эффективному
осуществлению прав и свобод человека”. Поиски “альтернативного подхода” и отказ
от создания должности Верховного комиссара объяснялись главным образом
нежеланием государств — членов ООН отказаться от части своих суверенных прав в
пользу этого органа. Годы, прошедшие после принятия этого решения Генеральной
Ассамблеей, показали его полную несостоятельность.

Отмеченные выше недостатки существующей системы контрольных
органов ООН, ее малая эффективность, громоздкость, параллелизм и дублирование в
работе, отсутствие координации, неспособность к быстрому реагированию в
чрезвычайных ситуациях и т. п. определили настоятельную необходимость создания
поста Верховного комиссара ООН по правам человека.

1 Doc. UNA/Conf. 157/DCl./Add2. 1993. 25 June.

Вносились предложения наделить Верховного комиссара широкими
полномочиями, охватывающими весь комплекс прав, как гражданских и политических,
так и социально-экономических. Для придания этой должности высокого авторитета
предлагалось избирать Комиссара на сессии Генеральной Ассамблеи по рекомендации
Совета Безопасности из кандидатов, известных своей объективностью,
беспристрастностью и независимостью, а также своим практическим опытом и
теоретическими знаниями в области прав человека. При этом Верховный комиссар
обладал бы независимостью от аппарата ООН и ее Генерального секретаря1.

Генеральная Ассамблея на своей 48-й сессии после острой
дискуссии и обсуждения различных предложений 20 декабря 1993 г. приняла резолюцию 48/141 об учреждении поста Верховного комиссара по правам человека. Это
решение было результатом компромисса сторонников абсолютизации принципов
государственного суверенитета и невмешательства во внутренние дела государств,
с одной стороны, и тех, кто выступал за наделение Верховного комиссара по
правам человека широкими полномочиями, — с другой. Перевес в этой борьбе
оказался все же на стороне стран, выступающих за ограничение компетенции этого
должностного лица и подчинение его Генеральному секретарю ООН.

В принятой Генеральной Ассамблеей резолюции отмечается, что
Верховный комиссар по правам человека назначается Генеральным секретарем ООН и
является его заместителем. Он считается “должностным лицом Организации
Объединенных Наций” и несет “под руководством и эгидой Генерального секретаря
основную ответственность за деятельность Организации Объединенных Наций в
области прав человека”. Фактически же Верховный комиссар, как подчеркивается в
резолюции Генеральной Ассамблеи, осуществляет “общее руководство деятельностью
Центра по правам человека”.

Хотя резолюция Генеральной Ассамблеи и не наделила
Верховного комиссара широкими полномочиями, тем не менее это не препятствует
ему координировать всю деятельность ООН в области прав человека и принимать
необходимые меры по повышению ее эффективности в данной сфере.

1 См., например, предложения “Международной амнистии”. (Doc.
UN A/Conf. 157/PC/62/Add 1.1993.5April.)

4. Всемирная конференция по правам человека не смогла
принять решение о создании Международного уголовного суда в целях наказания лиц,
виновных в массовых и грубых нарушениях основных прав и свобод человека,
которые являются международными преступлениями. Она лишь призвала Комиссию
международного права “продолжать ее работу по вопросу о Международном уголовном
суде”1.

Это вопрос обсуждается различными международными форумами
уже почти 50 лет. Необходимость создания Международного уголовного суда вызвана
тем, что в международном праве сложилось понятие “международное преступление”.
Лица, совершившие такие преступления, должны нести уголовную ответственность. В
то же время многие преступные деяния уже длительное время остаются
безнаказанными. Это происходит из-за того, что международные преступления часто
совершаются официальными лицами государства, в связи с чем суды государств не
привлекают их к ответственности. Потому и возникла необходимость создания
альтернативного суда — Международного уголовного трибунала2.

Приняв в 1948 г. Конвенцию о предупреждении преступления
геноцида и наказании за него, Генеральная Ассамблея ООН в той же резолюции
предложила Комиссии международного права рассмотреть вопрос о желательности и
возможности создания международного юридического органа, на который возлагались
бы полномочия по рассмотрению дел лиц, обвиняемых в совершении геноцида и
других преступлений, относящихся к компетенции этого органа на основании
международных конвенций [резолюция Генеральной Ассамблеи 250 В (III) от 9
декабря 1948 г. ].

В 1950 г. Комиссия пришла к заключению, что создание
Международного уголовного суда представляется “желательным” и “возможным”3.

1 Doc. UN A/Conf. 157/DC 1 ./Add 2.1993. 25 June.

2 Подробнее об этом см.: Блишенко И. П., Фисенко И. В.
Международный уголовный суд. М.,1994.

3 Ежегодник Комиссии международного права. Т. 2. Нью-Йорк,
1950. § 128—145.

Однако подготовка проекта статута такого Суда была отложена
на длительный срок. формально это объяснялось нерешенностью вопроса об
определении агрессии и работой над проектом Кодекса преступлений против мира и
безопасности человечества. На деле же создание Международного уголовного суда в
условиях “холодной войны” и противостояния двух противоположных
общественно-политических систем было нереальным. И лишь 4 декабря 1989 г. Генеральная Ассамблея ООН вновь предложила Комиссии международного права “изучить вопрос о
создании Международного уголовного суда или иного международного уголовного
судебного органа с юрисдикцией, распространяющейся на лиц, обвиняемых в
совершении преступлений, которые будут подпадать под действие Кодекса
преступлений против мира и безопасности человечества” (резолюция Генеральной
Ассамблеи 44/39 от 4 декабря 1989 г.).

Проект такого Кодекса уже принят Комиссией международного
права. Завершена работа и над статутом Международного уголовного суда. В его
юрисдикцию должны входить преступления, определяемые в Кодексе преступлений
против мира и безопасности человечества и в различных международных конвенциях:
геноцид, апартеид, колониализм, рабство, военные преступления, преступления
против человечности, массовые и систематические нарушения основных прав и
свобод человека, выражающиеся в убийствах, пытках и других жестокостях.
Создание такого Суда на постоянной основе явится исключительно важной мерой в
борьбе с преступными нарушениями прав человека.

Наряду с созданием Международного уголовного суда следует
предпринять усилия по активизации деятельности Международного суда ООН в
отношении соблюдения международных норм и принципов, относящихся к правам
человека. В настоящее время, например, совершенно недостаточно используется его
право выносить консультативные заключения по различным юридическим вопросам.
Такая компетенция Суда должна быть использована в особенности в связи с
многочисленными оговорками, которые за последние годы делают многие государства
при ратификации различных договоров по правам человека. Такие оговорки иногда
бывают несовместимыми с объектом и с целью того или иного договора, и
соответствующие консультативные заключения Международного суда об их
юридической силе способствовали бы универсальному применению международных
договоров по правам человека. Их толкование и применение также могло бы быть
предметом консультативных заключений Международного суда ООН.

5. Активизация деятельности ООН особенно необходима для
пресечения массовых и грубых нарушений основных прав и свобод человека, ибо эти
нарушения создают угрозу миру и международной безопасности и являются
международными преступными деяниями.

ООН на основании гл. VII своего Устава может и должна
принять меры для ликвидации таких нарушении. При этом следует иметь в виду, что
меры, связанные с использованием вооруженных сил, могут применяться, как
правило, только от имени ООН на основании решения Совета Безопасности, а не
государствами в индивидуальном порядке, или по решению Генерального секретаря
ООН. Любой член Организации может обратиться в Совет Безопасности с просьбой о
принятии тех или иных мер для пресечения ситуации, угрожающей миру и
международной безопасности (п. 1 ст. 35 Устава ООН). В ст. VIII Конвенции о
предупреждении преступления геноцида и наказании за него специально предусматривается,
что любой участник Конвенции “может обратиться к соответствующему органу
Объединенных Наций с требованием принять в соответствии с положениями Устава
Организации Объединенных Наций все необходимые, по его мнению, меры в целях
предупреждения и пресечения актов геноцида…”. Такими мерами могут быть
экономические санкции, разрыв дипломатических отношений и т. п., а также
применение вооруженных сил ООН.

Решения Совета Безопасности о применении санкций для
пресечения преступных нарушений прав человека обязательны для всех членов ООН.
Например, в ст. VI Конвенции о пресечении преступления апартеида и наказании за
него подчеркивается обязанность государств выполнять решения Совета
Безопасности, направленные на ликвидацию апартеида. Однако в настоящее время
полномочия ООН по обеспечению прав человека не используются достаточно широко.
Во многих случаях Организация в целом и Совет Безопасности в особенности
бездействуют не только в случаях массовых и грубых нарушений прав человека, но
и тогда, когда под угрозу поставлено существование тех или иных народов и
национальных меньшинств.

В интересах более эффективного использования механизма ООН
великие державы могли бы заключить соглашение об отказе от использования вето
при решении вопроса о применении принудительных мер в целях защиты прав
человека. Совет Безопасности мог бы также на основании ст. 53 Устава ООН
предоставить региональным организациям такое же право без получения каждый раз
специальных на то полномочий. И наконец, Совет Безопасности мог бы разрешить
Генеральной Ассамблее, когда она найдет это необходимым, делать рекомендации
государствам — членам ООН о применении вооруженных сил для пресечения
преступных нарушений прав человека. Все эти меры не требуют изменения Устава
ООН, а решение о них может принять Совет Безопасности.

Наиболее радикальным и эффективным решением вопроса о
применении ООН вооруженных сил для пресечения преступных нарушений прав
человека является создание воинских подразделений ООН быстрого реагирования.
Такие подразделения могли бы быть созданы на основании ст. 43 Устава ООН и
применяться по решению Совета Безопасности, когда в этом возникает
необходимость.

Следует иметь в виду, что не только международное сообщество
в целом, но и отдельные государства в исключительных случаях могут прибегнуть к
принудительным мерам для пресечения преступных нарушений прав человека. Они по
своей инициативе вправе применять для этого экономические, дипломатические и
другие меры, не связанные с использованием вооруженной силы. Как показывает
межгосударственная практика, подобные меры при определенных обстоятельствах
являются эффективными.

В доктрине международного права высказывается мнение, что
государство в ряде случаев может применить и вооруженную силу, в том числе и по
приглашению законного правительства другого государства. Это правомерно, если
необходимо пресечь преступные нарушения прав человека, а законное правительство
само не в состоянии сделать это. Правомерно применение вооруженной силы
государством и на своей территории, в частности федеральным государством для
защиты живущих там граждан.

6. Одним из наиболее спорных и противоречивых в доктрине
международного права и в практике межгосударственных отношений является вопрос
о правомерности гуманитарной интервенции. Эта проблема обсуждалась на различных
международных форумах, в том числе на нескольких конференциях Всемирной
Ассоциации международного права, а также в ходе советско-американской
конференции юристов-международников в 1990 г. в Вашингтоне1.

В науке международного права выдвигаются различные критерии
допустимости гуманитарной интервенции. Все их можно свести к следующему: 1)
грубые нарушения прав человека должны быть неминуемыми или уже происходящими;
2) все возможные мирные средства должны быть исчерпаны; 3) государству должен быть
предъявлен ультиматум с требованием прекратить грубые нарушения прав человека;
4) если позволяет время, государство должно сообщить Совету Безопасности о
намечаемых целях, которые должны быть достигнуты в ходе гуманитарной
интервенции; 5) гуманитарная интервенция может быть предпринята, если Совет
Безопасности бездействует; 6) в тех случаях, когда это возможно, желательно
получить приглашение от государства на введение на его территорию войск;

1 См.: Law and Force in the New International Order. 1991. Boulder.
P. 113—142.

7) цель применения силы должна состоять только в пресечении
грубых нарушений прав человека и не использоваться в каких-либо иных интересах
государства; 8) применение силы не должно быть направлено на изменение
политического или социально-экономического строя государства, свержение
правительства; 9) в ходе гуманитарной интервенции должен использоваться
ограниченный контингент войск, и лишь в масштабах, необходимых для достижения
цели;

10) вооруженные силы должны применяться только ограниченное
время, и как только цель гуманитарной интервенции достигнута, должны быть
немедленно выведены с иностранной территории1.

Большинство сторонников доктрины гуманитарной интервенции,
придерживаясь тезиса о ее пропорциональности и ограниченности во времени,
ссылаются не только на обычное право, но и на Устав ООН.

Российские ученые, включая автора данного раздела, неизменно
отрицали право государств на гуманитарную интервенцию2. Однако развитие
современных международных отношений дает многочисленные свидетельства того, что
в определенных ситуациях у государства нет возможности спасти жизни своих
граждан иначе как путем применения силы. Так, применение силы государством
оправданно, например, в случае захвата вооруженными террористами или лицами,
действующими без санкций властей, его граждан, временно находящихся на
иностранной территории. В исключительных случаях вооруженная сила может быть
использована и для спасения жизни людей, принадлежащих к национальным
меньшинствам.

1 Подробнее об этом см.: Карташкин В. А. Права человека в
международном и внутригосударственном праве. М., 1995. С. 71—72; The
International law Association:

Report of the Fifty-fourth Conference. P. 633—641;
Humanitarian Intervention and the United Nations. Charlottesville. 1973; Farer T.
Inquiry into the Legitimacy of Humanitarian Intervention/Law and Force in the
New International Order. P. 185—201.

2 См.: Карташкин В. А. Международная защита прав человека.
С. 11—15.

Современное международное право не отрицает правомерности
применения силы государством в одностороннем порядке в гуманных целях. Согласно
п. 4 ст. 2 Устава ООН запрещено использование силы как против территориальной
неприкосновенности или политической независимости государства, “так и
каким-либо другим образом, несовместимым с Целями Объединенных Наций”. Одной из
целей Организации, как подчеркивается в п. 3 ст. 1 Устава ООН, является
поощрение и развитие уважения к правам человека. Устав ООН, не ограничиваясь
ссылкой на поощрение и развитие уважения к основным правам и свободам человека,
обязывает государство соблюдать их (ст. 55).

Для содействия всеобщему уважению и соблюдению прав человека
государства обязуются предпринимать как совместные, так и “самостоятельные
действия в сотрудничестве с Организацией” (ст. 56). Выражение “самостоятельные
действия” означает, что государства не только могут, но и обязаны предпринимать
меры для защиты прав и свобод человека, сотрудничая и консультируясь с ООН.
Поэтому если ООН и Совет Безопасности по тем или иным причинам бездействуют, то
отдельное государство может применить силу для спасения своих граждан.

Применение вооруженной силы должно быть кратким по времени и
ограниченным небольшим контингентом войск. Крупномасштабные военные действия,
направленные на захват территории или свержение правительства, абсолютно
недопустимы. Как только цель гуманитарной интервенции достигнута, вооруженные
силы должны быть немедленно выведены с территории иностранного государства.
Реакция международного сообщества и отдельных государств на преступные нарушения
основных прав и свобод человека должна быть быстрой и эффективной. Создание
условий для их повсеместного соблюдения — обязанность всех членов ООН,
вытекающая из Устава Организации и международных договоренностей.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ