§ 2. Устав ООН и Международный Билль о правах человека

§ 2. Устав ООН и Международный Билль о правах человека

9
0

1. В ходе Второй мировой войны со всей очевидностью
обнаружились недостатки в международном регулировании прав и свобод человека.
Ее опыт и итоги особенно ярко показали неразрывную связь между поддержанием
международного мира и безопасности, с одной стороны, и соблюдением основных
прав и свобод человека — с другой.

Создание ООН и принятие ее Устава положили начало
качественно новому этапу межгосударственных отношений в этой области. Устав ООН
явился первым в истории международных отношений многосторонним договором,
который заложил основы широкого развития сотрудничества государств по правам
человека.

Как известно, ООН возникла как ответ народов на агрессию и
преступления против человечности, совершенные фашизмом в годы Второй мировой
войны. “Специальное включение положения о развитии и поощрении уважения к
правам человека и основным свободам для всех в число целей Организации
Объединенных Наций объясняется прежде всего событиями, которые произошли
непосредственно перед Второй мировой войной и в ходе ее”, — подчеркивается в
Исследовании ООН по правам человека1. К числу этих событий документ ООН относит
ужасы войны и зверство режимов, которые ее развязали, связь между вопиющим
нарушением прав человека внутри страны и ее агрессивной политикой на
международной арене, а также между международной защитой прав человека и
поддержанием мира.

Уже в Декларации Объединенных Наций, подписанной 1 января 1942 г. от имени 26 стран (позднее к Декларации присоединилось еще 21 государство), ее участники
заявили о своей убежденности в том, что “полная победа над врагами необходима
для защиты жизни, свободы, независимости и… для сохранения человеческих прав
и справедливости”2.

United Nations Action in the Field of Human Rights. New
York, 1980. P. 5. Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной
войны. М., 1946. Т. 1.С. 194.

На Крымской конференции в 1945 г., принявшей решение о создании всеобщей международной организации для поддержания мира и
безопасности, руководители Советского Союза, Соединенных Штатов Америки и
Великобритании заявили о своей решимости “обеспечить такое положение, при
котором все люди во всех странах могли бы жить всю свою жизнь, не зная ни
страха, ни нужды”1.

Однако уже в процессе разработки и принятия Устава ООН
выявился различный подход государств к проблеме прав и свобод человека.
Первоначально в предварительных предложениях относительно создания всеобщей
международной организации по поддержанию международного мира и безопасности,
принятых на конференции в Думбартон-Оксе в сентябре 1944 г., не содержалось указания на поощрение и развитие уважения к правам и свободам человека как на
одну из главных целей создаваемой организации. В п. 3 гл. 1 предварительных
соглашений, явившихся основой для принятия Конференцией в Сан-Франциско в 1945 г. Устава ООН, в качестве цели Организации указывалось на “осуществление международного
сотрудничества в разрешении международных экономических, социальных и других
гуманитарных проблем”2.

Окончательная формулировка этой статьи, принятая на
Конференции в Сан-Франциско, явилась результатом компромисса между делегациями
США, СССР, Великобритании и Китая. Советский Союз, исходя из идеологических
соображений и положений Конституции СССР 1936 г., настаивал на включении в Устав ООН перечня основных прав и свобод, включая право на труд и образование.
Делегации ряда западных стран считали, что перечень основных прав и свобод
человека, обязательных для всех государств — членов ООН, должен быть разработан
позднее и включен в специальный документ — Билль о правах человека. В то же
время многие не могли согласиться на включение в Устав ООН ссылок на
социально-экономические права, поскольку такие права не были закреплены в их
законодательстве.

1 Тегеран, Ялта, Потсдам: сборник документов. М., 1971. С.
185—193.

2 Крылов С. Б. История создания Организации Объединенных
Нации, 2-е изд. М., 1960. С.43.

В результате достигнутого компромисса советская делегация на
Конференции в Сан-Франциско от имени четырех великих держав (СССР, США,
Великобритании, Китая) предложила поправку к п. 3 ст. 1 Устава, согласно
которой перед Организацией ставилась цель “осуществлять международное сотрудничество
в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и
гуманитарного характера и в поощрении и развитии уважения к правам человека и
основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии” (выделена
поправка. — В. К.)х.

В такой формулировке этот пункт был принят и стал
неотъемлемой частью Устава ООН.

Устав ООН не ограничивается лишь ссылкой на поощрение и
развитие уважения к правам человека и основным свободам. Он обязывает
государства развивать международное сотрудничество в целях содействия
“всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех, без
различия расы, пола, языка и религии” (п. “с” ст. 55). Таким образом, Устав ООН
возлагает на государства юридическое обязательство соблюдать основные права и
свободы человека, не допуская при этом какой-либо дискриминации.

2. В рамках ООН были приняты документы и решения, в которых
подчеркивается юридический характер обязательств государств соблюдать основные
права и свободы человека в соответствии с Уставом Организации.

Так, в толкующей и развивающей Устав ООН Декларации
Генеральной Ассамблеи о принципах международного права, касающихся
дружественных отношений и сотрудничества между государствами 1970 г., подчеркивается, что “каждое государство обязано содействовать путем совместных и
самостоятельных действий всеобщему уважению и соблюдению прав человека и
основных свобод”.

Основные права и свободы должны соблюдаться повсюду — как на
территориях независимых суверенных государств, так и на колониальных
территориях. Устав в этом отношении не делает каких-либо различий.

1 Цит. по: Крылов С. Б. Указ. соч. С. 112.

В своем консультативном заключении от 21 июня 1971 г. по вопросу “О юридических последствиях для государств продолжающегося присутствия Южной
Африки в Намибии, несмотря на резолюцию 276 (1970 г.) Совета Безопасности” главный судебный орган ООН — Международный Суд нашел, что “в
соответствии с Уставом ООН бывший мандатарий обязался соблюдать и уважать на
территории, имеющей международный статус, права и основные свободы человека для
всех, независимо от расы. Установление и принудительное проведение в жизнь
различий, исключений и ограничений, основанных исключительно на признаках расы,
цвета кожи, национального или этнического происхождения, представляет собой
отрицание основных прав и свобод человека и является грубым нарушением целей и
принципов Устава”1.

Государства — участники Совещания по безопасности и
сотрудничеству в Европе (СБСЕ), подписав Хельсинкский Заключительный акт, также
взяли на себя обязательство постоянно уважать права и свободы человека в своих
взаимных отношениях и прилагать усилия, совместно и самостоятельно, в том числе
в сотрудничестве с ООН, в целях содействия всеобщему и эффективному их уважению
(принцип VII).

Анализируя положения Устава ООН, относящиеся к правам
человека, подавляющее большинство юристов-международников в настоящее время
справедливо приходят к заключению, что этот фундаментальный договор возлагает
на государство юридические обязательства. Однако после принятия Устава ООН и во
времена холодной войны эта позиция была далеко не единодушной.

3. Как уже отмечалось, при обсуждении Устава ООН на
Конференции в Сан-Франциско вносились предложения включить в этот международный
договор различный перечень основных прав и свобод человека, подлежащих
всеобщему уважению и соблюдению. Однако Конференция отрицательно отнеслась к
этим предложениям, и на ней было решено передать этот вопрос, включая
разработку Международного Билля по правам человека, на обсуждение компетентных органов,
создаваемых Организацией Объединенных Наций2.

1 Цит. по: American Journal of International law. 1972,
April. Vol. 66, № 2. Р. 337—351.

2 См.: Documents of the United Nations Conference on
International Organization. San-Francisco, 1945. Vol. VI. London—New York,
1945. P. 1705.

В 1946 г. Экономический и Социальный Совет ООН учредили в
качестве своего вспомогательного органа Комиссию по правам человека и поручили
ей представить свои соображения относительно Международного Билля по правам
человека [резолюция 5(1) от 16 февраля 1946 г. ]. На своей второй сессии в 1947 г. Комиссия по правам человека приняла решение, согласно которому Международный
Билль по правам человека должен состоять из трех документов: 1). Декларации
прав человека. 2). Пакта о правах человека. 3). Мер по имплементации Пакта.
Комиссия исходила из того, что Декларация прав человека должна быть
рекомендацией Генеральной Ассамблеи, а Пакт о правах человека —
международно-правовым договором, содержащим конкретные обязательства государств1.

Проект Декларации, подготовленный Комиссией по правам
человека в результате сложной дипломатической борьбы, рассмотрения и
сопоставления различных мнений, был передан через Экономический и Социальный
Совет Генеральной Ассамблеи ООН. 10 декабря 1948 г. Генеральная Ассамблея ООН в торжественной обстановке приняла Всеобщую декларацию прав
человека “в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы
и все государства” [резолюция 217А(Ш)2 ]. С тех пор эта дата ежегодно
отмечается во всем мире как День прав человека.

Принятие Всеобщей декларации — документа, впервые
закрепившего перечень прав и свобод человека, как гражданских и политических,
так и экономических, социальных и культурных, — стало важным этапом в развитии
международных отношений. Всеобщая декларация была принята в виде резолюции
Генеральной Ассамблеей ООН, и поэтому она носила лишь рекомендательный
характер. Естественно, не являясь международным договором, Декларация не может
рассматриваться как юридически обязательный документ. В то же время при оценке
юридической силы ее положений нужно учитывать, что в международном праве наряду
с договором в нормо-творческом процессе значительную роль играет и обычай,
который формируется в результате международной практики государств и постепенно
признается ими в качестве правовой нормы. Подобным образом права и свободы,
провозглашенные во Всеобщей декларации, рассматриваются в настоящее время
государствами в качестве юридически обязательных обычных или договорных норм.
При этом следует иметь в виду, что изложенные в Декларации нормы постепенно
развиваются, конкретизируются и уточняются в ходе заключения все новых и новых
международных соглашений.

1 См.: Doc. UNE/600, 17 December 1947.

2 Подробно о работе с Декларацией см.: Мовчан А. П. Международная
защита прав человека. М., 1958. С. 41—145; Островский Я. А. ООН и права
человека. М., 1965. С. 40—122; Карпшшкин В. А. Всеобщая декларация и права
человека в современном мире. Советский ежегодник международного права, 1988. М., 1989. С.39—50.

4. Приняв Всеобщую декларацию, Генеральная Ассамблея
поручила одновременно Комиссии по правам человека через Экономический и
Социальный Совет разработать единый пакт о правах человека, охватывающий
широкий перечень основных прав и свобод. На своей пятой сессии в 1951 г. Генеральная Ассамблея, рассмотрев первые 18 статей Пакта, содержащих только гражданские и
политические права, приняла резолюцию 421 (V), в которой постановила “включить
в Пакт о правах человека права экономические, социальные и права в области
культуры”. Генеральная Ассамблея особо подчеркнула, что гражданские,
политические и социально-экономические права тесно связаны между собой и что
индивид, лишенный каких-либо из этих прав, “не является более той личностью,
которую Всеобщая декларация рассматривает в качестве идеала свободного
человека”.

Однако США настаивали на том, что Пакт был ограничен
исключительно гражданскими и политическими правами. “США, — отмечал видный
американский государственный деятель Джеймс Грин, — трудно будет принять договор,
содержащий экономические, социальные и культурные права, поскольку они выходят
за рамки прав, содержащихся в Конституции Соединенных Штатов Америки”!. США при
поддержке ряда других делегаций удалось добиться того, что Генеральная
Ассамблея в 1952 г. пересмотрела свое решение и приняла резолюцию о подготовке
вместо одного двух Пактов о правах человека — Пакта о гражданских и
политических правах и Пакта об экономических, социальных и культурных правах
[резолюция 543 (VI) от 5 февраля 1952 г. ].В 1966 г. Генеральная Ассамблея приняла эти международные договоры и открыла их для подписания,
ратификации и присоединения, а вошли в силу они только в 1976 г.

1 См.: Green J. F. The United Nations and Human Rights.
Wash., 1956. P. 40.

Таким образом. Международный Билль о правах человека
разрабатывался Организацией Объединенных Наций свыше двадцати лет. В процессе
его обсуждения ярко выявились разногласия между государствами, принадлежащими к
различным социально-экономическим системам. Позиция СССР в ООН по вопросам прав
и свобод человека определялась не только Конституцией и основными
законодательными актами страны, но и идеологическими соображениями, а также так
называемым классовым подходом к решению обсуждаемых проблем. Советский Союз
стремился продемонстрировать преимущества социалистического строя, предостеречь
развивающиеся страны от капиталистического пути развития, убедить все народы
мира, что только социализм в состоянии обеспечить основные права и свободы
человека, привести международное сообщество к миру и прогрессу.

Позиция западных стран также во многом определялась
идеологическими соображениями, хотя они и не играли доминирующей роли в
обосновании их позиции.

Советский Союз выступал против признания естественного
характера прав человека, принадлежащих каждому от природы, с момента рождения,
против того, что задача государства состоит в защите этих естественных прав, в
недопущении их нарушения. В то время подход СССР носил позитивистский характер.
Он состоял в признании того, что свои права каждый человек получает
исключительно от государства, которое по своему усмотрению закрепляет их в
законодательстве.

Всеобщая декларация признала естественный характер прав
человека и в первой же статье, автором которой был известный французский ученый
Рене Кассен, провозгласила, что “все люди рождаются свободными и равными в
своем достоинстве и правах”.

Естественные права и свободы должны быть предоставлены
каждому, независимо от того, где и в каком государстве он проживает. Их
содержание не может определяться исключительно государством.

Позиция западных держав опиралась на Французскую декларацию
прав человека и гражданина 1789 г., Конституцию США 1787 г. и другие законодательные акты, провозгласившие естественный характер прав человека. Эти
документы содержали в основном перечень гражданских и политических прав.
Советский Союз исходил из Конституции СССР 1936 г. и других своих законов, закрепивших не только гражданские и политические, но и
социально-экономические права.

Выступая на Генеральной Ассамблее ООН 9 и 10 декабря 1948 г., накануне принятия Всеобщей декларации прав человека, глава советской делегации А. Я.
Вышинский неоднократно ссылался на Конституцию СССР 1936 г. и настаивал на включении в представленный проект документа широкого перечня этих прав, а
также статей, посвященных вопросу о праве каждого народа и каждой нации на
самоопределение, о равенстве прав каждого народа и каждой национальности в
пределах государства1. Отвергая предложения западных стран, он заявил: “Все эти
фразы и формулы эпохи французской революции, эпохи американской революции и
английской революции XVII века сейчас уже поблекли, потому что живая жизнь
показала, что за этими звонкими формулировками скрывается жесткая
действительность, разрушающая фетиши и иллюзии”2.

При обсуждении вопроса о праве каждого человека на
собственность проявился кардинально различный подход государств, принадлежащих
к различным общественным системам, к его решению. Советский Союз и другие
социалистические страны выступили против ст. 17 Всеобщей декларации прав человека,
провозгласившей право каждого “владеть имуществом как единолично, так и
совместно с другими”. Они считали, что эта статья фактически признает право на
частную собственность, которая, по их мнению, является основой эксплуатации и
несовместима со свободой и равенством людей. В связи с резко отрицательной
позицией социалистических стран из Пактов о правах человека вообще было изъято
какое-либо упоминание о праве владеть собственностью и о запрещении
насильственного и произвольного лишения этого права3.

1 См.: Вышинский А. Я. Вопросы международного права и
международной политики. М., 1951. С.367—390.

2 Там же. С. 370.

3 Official Records of the General Assembly Tenth Session.
Annex. Agenda item 28. Part II. Chap. VIII. P. 195—212.

Значительные разногласия возникли и при обсуждении вопроса
об имплементации Пакта о гражданских и политических правах. Советский Союз,
опираясь на свое законодательство, которое отрицало естественный характер прав
человека и международную правосубъектность индивида и абсолютизировало
государственный суверенитет, выступил против предоставления права отдельным
лицам направлять жалобы на нарушения их прав в международный орган по правам
человека1. Позицию СССР поддержали развивающиеся страны, и этот вопрос был
вынесен в отдельный Факультативный протокол к Пакту о гражданских и
политических правах.

В 1991 г., т. е. накануне своего распада. Советский Союз
ратифицировал Факультативный протокол. Россия как правопреемница СССР взяла на
себя обязательство соблюдать все международные договоры бывшего Союза.
Конституция РФ 1993 г. признала естественный характер прав человека, закрепив
положение о том, что “основные права и свободы человека неотчуждаемы и
принадлежат каждому от рождения” (ч. 2 ст. 17). Конституция закрепила также
право каждого “в соответствии с международными договорами Российской Федерации
обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если
исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты” (ч. 3
ст. 46).

5. В процессе разработки Всеобщей декларации прав человека и
Пактов о правах человека Советский Союз и другие социалистические страны
исходили из классового характера прав и свобод человека, выдвигая их в центр
идеологической борьбы с Западом. В этих международных документах говорится о
таких категориях, как “свобода”, “справедливость”, “принципы справедливости”,
“политический, экономический и социальный прогресс”, “равноправие и равенство”
и т. д., которые являются основой законодательства любого демократического
общества.

Советский Союз считал, что нет свободы вообще, так же как и
равенства и демократии вообще. “Если не издеваться над здравым смыслом и над
историей, — писал В. И. Ленин, — то ясно, что нельзя говорить о чистой
демократии, пока существуют различные классы, а можно говорить только о
классовой демократии”2.

1 См.: Lauterpach H. International Law and Human Rights. L.,
1950. P. 296—304.

2 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 37. С. 251.

Для Советского Союза признание частной собственности
означало эксплуатацию и отрицание свободы и равенства и одновременное
увековечивание частной собственности на средства производства1. Высшее
проявление свободы, подчеркивалось в Программе КПСС, — это “освобождение
человека от эксплуатации. В этом прежде всего подлинная социальная справедливость”2.
Основоположники марксизма считали, что классовый характер имеют не только
гражданские и политические, но и социально-экономические и культурные права. По
вопросу об образовании, например, В. И. Ленин писал, что школа не может быть
вне политики. Цель образования в капиталистическом мире, подчеркивал В. И.
Ленин, сводится к тому, чтобы “натаскивать для буржуазии покорных и расторопных
слуг, исполнителей воли… капитала”3.

Несмотря на принципиально различную оценку и трактовку
важнейших социально-политических категорий, государства — члены ООН приняли как
Всеобщую декларацию прав человека, так и Пакты о правах человека. Каким же
образом им удалось достигнуть согласия по этим вопросам? При разработке и
принятии норм по правам человека государства с различными
общественно-политическими системами сознательно не уточняли содержания многих
обсуждаемых понятий и не давали их классовых определений. Они исходили из того,
что существуют взаимоприемлемые оценки таких понятий, как “демократия”, “права
и свободы человека”, “социальный прогресс” и другие, подчеркивающие наиболее
общие черты этих категорий. Обсуждаемые понятия трактовались с различных
позиций, однако в их определение вкладывался и общедемократический и
общечеловеческий смысл, приемлемый для всех. В то же время в законодательстве
государств эти понятия странами — участницами международного сообщества
трактовались с иных позиций.

Запад считал и считает, например, что социальный прогресс,
права и свободы человека можно обеспечить лишь на путях рыночной экономики, ее
развития и укрепления. Советский Союз исходил из того, что социальный прогресс
и демократия могут быть достигнуты в результате ликвидации капиталистического
общества и построения социализма и коммунизма. В то же время, заключая
международные соглашения по правам человека, страны с различными общественными
системами признавали, что основные права и свободы могут быть обеспечены путем
развития социального прогресса в рамках существующего строя. Во многих случаях
договаривающиеся стороны исходили из возможности различного толкования
конкретного содержания и способов осуществления ряда прав и свобод человека.

1 См.: Ленин В. И. Полн.собр.соч.Т.41. С. 425—427.

2 XXII Съезд Коммунистической партии Советского Союза:
стенограф, отчет. Т. 3. М., 1962. С. 238.

3 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 37. С. 431.

Различные, а зачастую и прямо противоположные позиции Запада
и социалистических стран при обсуждении Всеобщей декларации прав человека и
Пактов о правах человека привели к тому, что многие статьи этих документов
носят лишь общий характер и не имеют точных и конкретных границ. Лишь в
последние годы началась конкретизация многих норм по правам человека, которая
особенно активно проходит в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству
в Европе (ОВСЕ). Страны с рыночной экономикой значительно легче согласовывают и
конкретизируют свои позиции по правам человека.

Новая Конституция России, признавая идеологическое
многообразие и частную собственность, в значительной степени опирается на опыт
стран с рыночной экономикой и воспринимает их лучшие достижения. Поэтому в
процессе согласования принципов и норм, относящихся к правам человека и
происходящих в рамках ОВСЕ, достигаются такие договоренности, которые ранее
были невозможны. Это относится и к проблемам частной собственности,
существования многопартийной системы, проведения действительно равных и
всеобщих выборов, и ко многим другим атрибутам демократии.

Сближение политических и экономических систем различных
стран, широкое использование бывшими социалистическими странами
законодательного опыта Запада облегчает процесс согласования международных норм
по правам человека, их конкретизацию и практическое осуществление.
Идеологическая борьба и классовый подход заменяются поиском общечеловеческих
ценностей, новых форм и методов международной защиты прав человека.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ