§ 1. Приоритет судебной защиты субъективных прав человека и гражданина

§ 1. Приоритет судебной защиты субъективных прав человека и гражданина

30
0

1. Конституция РФ закрепила гарантии судебной защиты прав и
свобод человека и гражданина. Статья 46 Основного Закона предусматривает, что
решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов
местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть
обжалованы в суд. При этом Конституция гарантирует также каждому право на
получение квалифицировали юридической помощи, которая в случаях,
предусмотренных законом, оказывается бесплатно (ст. 48).

Конституция отразила развитие российского законодательства в
области судебной защиты прав человека и гражданина, на формирование которого,
безусловно, оказала заметное влияние юридическая наука1.

1 О необходимости расширения судебной защиты прав граждан
писали представители многих отраслей права. См., например: Недбайло П. Е. О
юридических гарантиях осуществления правовых норм/советское государство и
право. 1957. № 6. С. 25; Курылев С. В. формы защиты и принудительного
осуществления субъективных прав и право на иск//Труды Иркутского гос. ун-та. Т.
22. Вып. 3. Иркутск, 1957. С. 171—172; Салищева Н. Г. Административный процесс
в СССР. М., 1964; она же. Гражданин и административная юстиция в СССР. М.,
1970; Чечот Д. М. Административная юстиция. ЛГУ. 1973; он же. Неисковые
производства. М., 1973, и др.

Во всех законах, принимаемых в последние годы, закреплено
право граждан на судебную защиту в форме предъявления иска или жалобы. Защите
подлежат любые права и свободы, а также охраняемые законом интересы, в том
числе и политические (свобода слова, собраний, право на получение информации,
право быть избранным в органы власти и т. п.).

Практически сняты все существовавшие до недавнего времени
ограничения в области защиты трудовых прав граждан. Расширены возможности
судебной защиты в области земельных и налоговых отношений, права социального
обеспечения и т. п. Так, право на судебную защиту предусмотрено Законами “О
защите прав потребителей”, “Об охране окружающей природной среды”, “О
психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании”, “О
гражданстве”, “О государственных пенсиях в РСФСР” и др.1

Принятый 27 апреля 1993 г. Закон “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан” установил неограниченные
возможности обжалования в суд решений и действий (бездействия) государственных
органов, органов местного самоуправления, общественных и иных организаций и их
объединений, а также должностных лиц. Законом от 28 апреля 1993 г. были внесены изменения и дополнения в гл. 241 ГПК РСФСР, однако при этом не были учтены все
изменения, предусмотренные Законом от 27 апреля 1993 г. Прежде всего, следует отметить, что в наименовании гл. 241 ГПК “Жалобы на действия
государственных органов, общественных организаций и должностных лиц, нарушающих
права и свободы граждан” не указаны “иные”, кроме общественных, организации, а
также органы местного самоуправления. Видимо, было бы более правильным гл. 141
ГПК назвать так же, как Закон от 27 апреля 1993 г., — “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан”, а в ст.
2392 воспроизвести ст. 2 этого Закона, где перечисляются органы и организации,
действия и решения которых могут быть обжалованы. Между тем и ст. 2392 ГПК
имеет тот же недостаток, что и название гл. 241 ГПК.

1 См.: Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного
Совета РФ. 1992. № 6, 8, 10, 33; 1993. № 5.

2. Таким образом, в настоящее время судебная форма защиты
субъективных прав и свобод, а также охраняемых законом интересов человека и
гражданина является основной. Право на судебную защиту — одно из
конституционных прав человека и гражданина. Но в отличие от других прав оно
является гарантией всех иных прав и свобод человека и гражданина. В этом его
особенность и основная ценность. Статья 18 Конституции прямо предусматривает,
что права и свободы граждан обеспечиваются правосудием, а ст. 46 гарантирует
каждому судебную защиту прав и свобод.

Гарантии реализации права на судебную защиту закреплены,
прежде всего, в законодательстве о судоустройстве и судопроизводстве, а также
во всей системе отраслевого законодательства, применяемого судами при
рассмотрении и разрешении гражданских дел, как-то: гражданского, трудового,
брачно-семейного, земельного, экологического, административного и иных отраслей
права.

Согласно ст. 7 Закона “О судоустройстве РСФСР” граждане
имеют право на судебную защиту от неправомерных действий органов
государственного управления и должностных лиц, а также от любых посягательств на
честь и достоинство, жизнь и здоровье, на личную свободу и имущество, иные
права и свободы, предусмотренные Конституцией и другими законами. Иной
(несудебный) порядок защиты прав и законных интересов граждан может быть
установлен только законами.

В полном соответствии с этими положениями в ст. 11
Гражданского кодекса 1994 г. установлено, что защиту нарушенных или оспоренных
гражданских прав осуществляют в соответствии с подведомственностью дел,
установленной процессуальным законодательством, суд (общий или арбитражный)
либо третейские суды. Защита гражданских прав в административном порядке
осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом. При этом ГК указывает,
что решение, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд.

Таким образом, гражданское законодательство устанавливает
преимущественно судебную форму защиты гражданских прав, допуская вместе с тем и
общественную форму (третейские суды). При этом как общественная, так и
административная форма защиты гражданских прав находятся под контролем суда.

Аналогичные положения закреплены и в нормах других отраслей
права, регулирующих отношения с участием граждан, как-то: семейном, трудовом,
земельном, налоговом, финансовом, административном и др.

Вместе с тем следует заметить, что в некоторых отраслях
законодательства еще сохраняются (не отменены) нормы, не соответствующие ст. 46
Конституции, Закону от 27 апреля 1993 г. Представляется, что такие нормы не
должны применяться.

3. Расширение судебной формы защиты субъективных прав и
законных интересов граждан, установление приоритета судебной защиты в порядке
гражданского судопроизводства — одно из непременных условий существования
демократического правового государства, каким объявлена Конституцией Российская
Федерация.

Судебный порядок защиты субъективных прав и законных
интересов граждан — наиболее регламентированный и совершенный, обеспечивающий
защиту любых законных прав и интересов граждан и общества. Гражданское
судопроизводство — это процесс, приспособленный практически к защите любых субъективных
прав и законных интересов гражданина (личности). Поэтому, на наш взгляд,
бесплодны различные предложения о создании специальных судов для разрешения той
или иной категории дел (трудовых, патентных, семейных и т. п.) Специфика
рассмотрения и разрешения отдельных категорий дел может быть учтена путем
специализации судей в рамках единой судебной системы, что успешно претворяется
в тех судах, где имеется достаточное число судей, необходимых для рассмотрения
той или иной категории гражданских дел.

Правила судебного разбирательства и разрешения гражданских
дел используются другими юрисдикционными органами с учетом их специфики и
выполняемых задач, в частности третейскими судами, а до недавнего времени —
товарищескими судами. Под влиянием гражданского процессуального права и
гражданского судопроизводства сформировалось арбитражное процессуальное
законодательство, в значительной части воспроизводящее нормы гражданского
процессуального права: преобладающее число норм Арбитражного процессуального
кодекса (АПК) текстуально совпадает с нормами ГПК.

Отличительной чертой гражданского судопроизводства является
строгая процессуальная форма, детальная регламентация порядка рассмотрения
гражданских дел на всех стадиях процесса — от момента возбуждения дела в суде
первой инстанции до исполнительного производства.

Правосудие по гражданским делам осуществляется только судом
в соответствии с принципами, закрепленными в Конституции и отраслевом законе —
ГПК РФ. Это не исключает необходимости совершенствования гражданского
процессуального права и гражданского судопроизводства с учетом основных
направлений судебной правовой реформы, потребностей общественного развития и
судебной практики.

Такая работа активно велась около двух лет рабочей группой,
созданной Министерством юстиции РФ из числа практических и научных работников,
для подготовки проекта ГПК РФ. В результате работы, выполненной этой группой,
подготовлен проект ГПК с учетом Конституции РФ, всего обновленного
законодательства по различным отраслям права, изменившихся условий
общественного развития и потребностей судебной практики. Проект ГПК был
опубликован в газете “Юридический вестник” и издан небольшим тиражом в виде
отдельной книги для обсуждения судьями и научными работниками. Такое обсуждение
состоялось в Правовой академии Министерства юстиции РФ. Опубликована также
“Концепция и основные положения проекта ГПК РФ” в авторской редакции1.

4. Реализация гражданами права на судебную защиту своих
субъективных прав и законных интересов гарантируется Конституцией, установленными
Конституцией РФ и другими федеральными законами принципами организации и
деятельности судов и детальной регламентацией такой деятельности.

Право граждан на обращение в суд за защитой нарушенного или
оспариваемого субъективного права и законного интереса — широкое, подлинно
демократическое конституционное право, в котором воплощается доступность
правосудия. В ст. 19 Конституции РФ закреплено равенство всех перед законом и
судом.

Реализация права на судебную защиту во многом зависит от
надлежащего правового механизма. Поэтому законодательство, регулирующее
судебную защиту субъективных прав граждан, значительно расширяется и
совершенствуется на основе Конституции РФ.

Как уже отмечалось, права и свободы человека и гражданина,
провозглашенные Конституцией, действуют непосредственно (ст. 18 Конституции
РФ). Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется
на всей территории России. Все законы и иные правовые акты, принимаемые в
Российской Федерации, не должны противоречить Конституции (ст. 15).

1 См.: Российская юстиция. 1995. № 8; № 11. С. 19—23.

Эти положения имеют важное значение при разрешении судами
гражданских дел. После введения в действие Конституции РФ 1993 г. в судебной практике появились дела, по которым заинтересованные лица добивались защиты своих
прав, ссылаясь прямо на Конституцию, а суды основывают свое решение на
конкретной норме Конституции.

Так, в суды обращаются граждане с жалобой на действия
органов военного ведомства, отказывающих в замене военной службы на альтернативную
гражданскую службу в случаях, когда несение военной службы противоречит их
убеждениям или вероисповеданию. Рассматривая и разрешая такие дела, суды
ссылаются в своих решениях на ст. 59 Конституции РФ, согласно которой гражданин
РФ имеет право на замену военной службы на альтернативную гражданскую службу,
если несение военной службы противоречит его убеждениям или вероисповеданию, а
также в иных случаях, установленных федеральным законом.

Однако надо отметить что практика по таким делам противоречива,
отношение к ним правоохранительных органов неоднозначно.

Так, 3. обратился в окружной военкомат с просьбой заменить
военную службу на альтернативную гражданскую. В удовлетворении его просьбы было
отказано. 3. обратился в суд с жалобой на действия военкомата как нарушающие
его права и свободы и не соответствующие ч. 3 ст. 59 Конституции. Народный суд
жалобу 3. удовлетворил, признав действия военкомата неправомерными. В
кассационном порядке дело не рассматривалось.

Однако заместитель Генерального прокурора РФ принес протест
на это решение в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ
(видимо, по жалобе военкомата. — М- Ш.), поставив вопрос об отмене судебного
решения как вынесенного по недостаточно исследованным обстоятельствам дела. По мнению
заместителя Генерального прокурора, ссылки суда на ч. 3 ст. 59 Конституции
недостаточно, суд должен был установить обстоятельства, указанные в этой норме;
суд не выяснил мотивы отказа 3. от прохождения военной службы и замены ее
альтернативной гражданской службой, не исследовал его заявления в окружной
военкомат по данному вопросу, не указал основания замены военной службы
альтернативной гражданской.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ
удовлетворила протест заместителя Генерального прокурора, отменила решение
народного суда и направила дело на новое рассмотрение, признав, что оно
вынесено без полного выяснения обстоятельств дела1.

Из опубликованных журналом “Законность” данных по этому делу
неясно, почему решение суда вынесено по недостаточно исследованным
обстоятельствам дела, какие именно обстоятельства должны быть выяснены судом
первой инстанции при повторном рассмотрении этого дела.

Представляется, что ч. 3 ст. 59 Конституции довольно ясно
определила основания замены военной службы на1 альтернативную гражданскую —
убеждения и вероисповедание, противоречащие несению военной службы. И если
сравнительно несложно установить религиозные воззрения гражданина, то его
убеждения проверить значительно труднее. Очевидно, суд должен исходить из
презумпции добропорядочности, честности гражданина. Выбор альтернативной службы
вовсе не означает стремления заменить военную службу на более легкую;
гражданская служба подчас не менее трудна и, возможно, опасна.

Интересная практика сложилась по делам, возникающим в связи
с отказом органов милиции внести в паспорт гражданина изменение записи о его
национальности в тех случаях, когда его родителями являются лица разной
национальности. Органы милиции отказывали гражданам в просьбе внести изменение
в запись о национальности, мотивируя это тем, что законодательством не
предусмотрена такая возможность. Однако суды, рассматривая такие жалобы,
удовлетворяют их, обязывая органы милиции внести в паспорт гражданина указанную
им национальность на основании ст. 26 Конституции, согласно которой каждый
вправе определять и указывать свою национальную принадлежность и никто не может
быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности.

Однако такая практика сложилась не сразу. Поначалу судьи
отказывали в принятии жалоб на действия начальников паспортных столов об отказе
в изменении записи в паспорте сведений о национальности, считая их
неподведомственными суду. Даже Судебная коллегия по гражданским делам и
президиум Московского городского суда согласились по одному такому делу с
мнением народного судьи. Лишь по протесту заместителя Председателя Верховного
Суда РФ эти судебные постановления были отменены судебной коллегией по
гражданским делам Верховного Суда РФ и дело направлено в суд первой инстанции для
рассмотрения жалобы по существу.

1 См.: Законность. 1994. № 3. С. 63.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ “О рассмотрении
судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан” от
21 декабря 1993 г. признано не только право гражданина обжаловать отказ в
исправлении в паспорте записи о национальности, но и указано судам, что в
случае признания такого отказа необоснованным необходимо обязать
соответствующее должностное лицо внести в паспорт требуемое исправление1.

Следует отметить, что Верховный Суд РФ, учитывая возникающие
в судебной практике вопросы и в целях единообразного применения судами
конституционных норм при осуществлении правосудия, 31 октября 1995 г. принял постановление “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации
при осуществлении правосудия”.

Исходя из ч. 1 ст. 15 Конституции Пленум Верховного Суда РФ
разъяснил, в каких случаях суд, разрешая дело, применяет непосредственно
Конституцию. Это относится, в частности, к случаям, когда:

а) закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее
смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на
возможность ее применения при условии принятия федерального закона,
регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие
положения;

б) суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший
на территории РФ до вступления в силу Конституции, противоречит ей;

в) суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый
после вступления в силу Конституции РФ, находится в противоречии с
соответствующими положениями Конституции;

г) закон либо иной нормативный правовой акт, принятый
субъектом РФ по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов
Федерации противоречит Конституции, а федеральный закон, который должен
регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.

В случаях, когда статья Конституции является отсылочной,
суды при рассмотрении дел должны применять закон, регулирующий возникшие
правоотношения (п. 2 названного постановления Пленума Верховного Суда РФ).

1 См.: Сборник постановлении Пленума Верховного Суда РФ.
1961—1993. М., 1993. С.166.

5. Деятельность суда по защите субъективных прав и законных
интересов граждан и организаций — правосудие, осуществляемое только судом путем
рассмотрения и разрешения конкретных дел, а также применения в случае
необходимости предусмотренных законом мер принуждения. В этом проявляется
судебная власть как одна из ветвей государственной власти в России (ст. 10
Конституции).

Закрепив принцип осуществления правосудия только судом в ч.
1 ст. 118, Конституция в ч. 2 этой статьи устанавливает, что судебная власть
осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и
уголовного судопроизводства.

Согласно ч. 3 ст. 118 Конституции судебная система РФ
устанавливается Конституцией и федеральным конституционным законом. В самой
Конституции названы лишь высшие суды России и определены их основные полномочия
и порядок назначения судей Конституционного Суда, Верховного Суда и Высшего Арбитражного
Суда РФ (ст. 125—128 Конституции).

Частью 3 ст. 128 Конституции предусмотрено, что полномочия,
порядок образования и деятельности Конституционного Суда, Верховного Суда,
Высшего Арбитражного Суда и иных федеральных судов устанавливаются федеральным
конституционным законом.

После введения в действие Конституции 1993 г. были приняты федеральные конституционные законы: “О Конституционном Суде Российской
Федерации” от 21 июля 1994 г.; “Об арбитражных судах в Российской Федерации” от
28 апреля 1995 г. и Арбитражный процессуальный кодекс, введенный в действие
Федеральным законом от 5 мая 1995 г.1

1 См.: Собрание законодательства РФ. 1994. № 13;
1995.N» 18и 19.

Что же касается полномочий, порядка образования и
деятельности Верховного Суда РФ и всей системы федеральных судов общей
юрисдикции, то соответствующее законодательство находится в стадии разработки,
подготовлены проекты, в частности о судебной системе, проекты процессуальных
кодексов. Пока же действует законодательство, принятое в 60-е г. (ГПК и УПК) и
в 80-е (Закон о судоустройстве). Поскольку это законодательство значительно
устарело, то в него регулярно вносятся соответствующие изменения и дополнения.
В частности, в ГПК Законом от 29 мая 1992 г. внесены наиболее существенные изменения и дополнения, связанные с соответствующими изменениями и дополнениями
Конституции РСФСР 1978 г. Весьма существенные изменения и дополнения внесены в
ГПК Федеральным законом от 30 ноября 1995 г., проект которого был внесен в порядке законодательной инициативы Верховным Судом РФ (далее — Закон от 30 ноября 1995 г.).

6. В связи с изменениями, внесенными в судебную систему
России, образованием Конституционного Суда и системы арбитражных судов,
возникает вопрос, какие суды осуществляют правосудие по гражданским делам, что
понимается под “гражданским судопроизводством” и, соответственно, какие дела
являются гражданскими.

Анализ ст. 125—127 Конституции РФ, а также федеральных
конституционных законов, устанавливающих полномочия Конституционного Суда,
судов общей юрисдикции и арбитражных судов, позволяет сделать вывод, что
Конституционный Суд, будучи высшим органом судебной власти по защите
конституционного строя, правосудия по конкретным делам не осуществляет. Это
прямо следует из ст. 125 Конституции и ст. 1 и 3 Закона “О Конституционном Суде
Российской Федерации”.

Включение в судебную систему арбитражных судов, созданных
вместо ранее действовавших несудебных органов (государственных и ведомственных
арбитражей), расширило сферу правосудия по гражданским делам, поскольку к компетенции
арбитражных судов отнесено разрешение экономических (имущественных) споров и
споров в сфере управления (ст. 127 Конституции, ст. 4, 5 Закона “Об арбитражных
судах в Российской Федерации”, ст. 22 АПК). Из анализа перечисленных статей
видно, что, по существу, арбитражные суды рассматривают и разрешают гражданские
дела. Это нашло отражение и в организационной структуре арбитражных судов:
согласно ст. 4 и 35 Закона “Об арбитражных судах в Российской Федерации” в
составе Высшего Арбитражного Суда и арбитражных судов субъектов Федерации
действуют судебные коллегии по рассмотрению споров, возникающих из гражданских
и иных правоотношений, а также коллегии по рассмотрению споров, возникающих из
административно-правовых отношений (в сфере управления).

Таким образом, законодательство об арбитражных судах
применяет термин “экономические споры” как равнозначный понятию “споры,
возникающие из гражданских и иных правоотношений”, что позволяет отнести
рассматриваемые арбитражными судами дела к гражданским, а так называемый
арбитражный процесс считать гражданским процессом (гражданским
судопроизводством). Очевидно, не случайно в ст. 118 Конституции не упоминается
арбитражное судопроизводство. Столь же очевидно, что арбитражный процесс не
может быть отнесен ни к какому другому судопроизводству из числа названных в
ст. 118 Конституции, кроме гражданского. В то же время следует отметить
некоторую несогласованность ст. 71 Конституции, в которой к ведению Российской
Федерации отнесено гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное
законодательство (п. “о”). Это положение стало основой разработки и принятия
раздельно двух процессуальных кодексов, что создает впечатление о существовании
двух видов гражданского судопроизводства.

7. Реорганизация органов государственного и ведомственного
арбитража в суд, безусловно, положительное явление в российской правовой
действительности: в условиях рыночной экономики складываются равноправные
отношения хозяйствующих субъектов, переход от административно-командных методов
управления народным хозяйством к гражданско-правовым. Однако нельзя не отметить
неудачное организационное решение этого вопроса и некорректное наименование
данной системы судов. Словосочетание “арбитражный суд”, как уже отмечалось в
литературе, тавтологично1. В самом деле, ведь “арбитражный”, по существу,
означает “судебный”. Видимо, было бы более правильным назвать эти суды
торговыми, хозяйственными или коммерческими, как это предлагалось в литературе,
в частности проф. Братусем С. Н. В то же время, по нашему мнению, ни одно из
этих наименований не отражает характера деятельности суда, поскольку к его
компетенции отнесены дела, в которых участвуют различные юридические лица, не
являющиеся хозяйствующими субъектами. Поэтому было бы более правильным
включение арбитражных судов в общую судебную систему, создание в ней коллегий
по разрешению споров с участием юридических лиц (коллегий по разрешению
хозяйственных споров), как это имеет место в некоторых зарубежных государствах
(например, в Венгрии, Эстонии, Латвии и др.).

1 См.: Арбитражный процесс. Учебник/Отв. ред. Треушников М.
К. М., 1994. С. 2.

При решении вопроса о реорганизации органов государственного
арбитража в суды следовало также учесть, что в этих судах дела разрешаются в
основном на базе применения норм гражданского пра-ва1.

Не был учтен при этом и другой немаловажный фактор: за
рубежом “арбитражем” называются третейские суды. Более того, и в России есть
постоянно действующий третейский суд при Торгово-промышленной палате РФ под
названием “Арбитражный суд”2.

К подведомственности арбитражных судов отнесены споры с
участием граждан-предпринимателей. В связи с этим возникает еще один аспект
целесообразности решения вопроса о создании параллельной системы судов,
разрешающих гражданские дела. В этой системе граждане поставлены в
неравноправное положение по сравнению с другими гражданами, имеющими право на
обращение в суды общей юрисдикции, так как в системе арбитражных судов нет
районного (городского) суда, первого звена в системе общих судов.
Гражданин-предприниматель, независимо от наличия статуса индивидуального
предпринимателя, с любым требованием, возникающим из предпринимательской
деятельности, должен обращаться в арбитражный суд субъекта Федерации, так как
это — первое и основное звено системы арбитражных судов, к тому же
рассматривающее дело как по первой, так и по апелляционной инстанции. Такое
положение не соответствует конституционному принципу равенства всех граждан
перед законом и судом. Учитывая обширные расстояния на территориях субъектов
Федерации, особенно в районах Крайнего Севера и Дальнего Востока, Сибири,
нетрудно представить, что перед гражданином-предпринимателем могут возникнуть
препятствия, которые вынудят его практически отказаться от обращения в
арбитражный суд.

1 См.: Яковлев В. Ф. Вступительное слово//Материалы
международной научно-практической конференции. “Гражданское законодательство
РФ: состояние, проблемы, перспективы”. М., 1994. С. 4.

2 См.: Виноградова Е. А. Третейский суд в России. М., 1993.
Разд. II, V, VI.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что было бы более
правильным включить арбитражные суды в единую судебную систему (систему общих
судов). Это значительно упростило бы судебную защиту прав и законных интересов
граждан независимо от того, какой деятельностью они занимаются. Такое решение
вопроса сняло бы и проблему разграничения подведомственности гражданских дел
между судами общей юрисдикции и арбитражными судами, которая нередко возникает
в судебной практике. Поэтому следует согласиться с мнением В. А. Рахмиловича о том,
что в будущем должен быть снят параллелизм, сложившийся в судебной системе1.

8. В условиях обновления общественных отношений, создания
правового государства, осуществления программы социально-экономического
развития общества особая роль принадлежит правосудию по гражданским делам.
Достаточно сказать, что из общего количества дел, рассматриваемых судами,
преобладающее число (ок. 75%) в судах общей юрисдикции составляют гражданские
дела с тенденцией их дальнейшего увеличения на основе законов, принятых в
последние годы.

Показательны в этом отношении данные, опубликованные
“Российской юстицией”: за первое полугодие 1995 г. в суды России поступило почти 1,5 млн гражданских дел, что в полтора раза больше, чем за тот
же период 1994 г. Для сравнения следует заметить, что количество уголовных дел
за тот же период возросло на 18,7%, составив 560 тыс. дел2.

Поскольку суды общей юрисдикции рассматривают
преимущественно дела, в которых одной из сторон являются граждане, то нетрудно
понять, что в гражданском судопроизводстве затрагиваются субъективные права и
законные интересы значительного числа граждан. В связи с этим обратимся к
понятию “гражданские дела”.

Понятием “гражданские дела” охватывается большое число
рассматриваемых и разрешаемых в порядке гражданского судопроизводства правовых
споров (конфликтов), возникающих из различных правоотношений, а также дела
особого производства. Круг таких дел указан в ст. 25 ГПК, согласно которой
судам подведомственны дела:

а) по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых
и колхозных правоотношений, если хотя бы одной из сторон в споре является
гражданин, за исключением случаев, когда разрешение таких споров отнесено
законом к ведению административных или иных органов;

б) возникающие из административно-правовых отношений,
перечисленные в ст. 231 Кодекса;

в) дела особого производства, перечисленные в ст. 245
Кодекса.

1 См.: Материалы международной научно-практической
конференции “Гражданское законодательство РФ: состояние, проблемы,
перспективы”. М., 1994. С. 74—76.

2 См.: О работе судов Российской Федерации за первое
полугодие 1995 [-.//Российская юстиция. 1995. № 11. С. 51.

Согласно ч. 2 ст. 25 ГПК судам подведомственны и другие
дела, отнесенные законом к их компетенции. А в ч. 3 этой статьи предусмотрено,
что суды рассматривают также дела, в которых участвуют иностранные граждане,
лица без гражданства, иностранные предприятия и организации, если иное не
предусмотрено межгосударственным соглашением, международным договором или
соглашением сторон.

В настоящее время редакция ст. 25 ГПК, особенно п. 1 и 3 ч.
1, а также ч. 2, не соответствует действующему законодательству, согласно
которому, как сказано выше, граждане могут обращаться в суд в любых конфликтных
ситуациях по спорам, возникающим из любых правоотношений, и с жалобами на
действия (бездействие) или решения любых государственных органов, органов
местного самоуправления, общественных и иных организаций и их объединений или
должностных лиц, ущемляющие их права и свободы.

Кроме того, значительно изменился характер дел, отнесенных
пока еще действующим ГПК к делам, возникающим из административно-правовых
отношений. Специфика таких дел усматривалась в том, что предметом судебной
защиты являются отношения в сфере управления, носящие властный характер.
Действительно, до 1987 г. круг таких дел ограничивался жалобами на
неправильности в списках избирателей, в том числе на невключение в такие списки
на основании решения врачебной комиссии, и жалобами на постановления
должностных лиц и административных органов о наложении административных
взысканий. Кроме того, к делам, возникающим из административных отношений, были
отнесены дела о взыскании с граждан недоимки по налогам, самообложению
сельского населения и государственному обязательному страхованию, которые
возбуждались по заявлению финансовых органов, исполкомов поселкового или
сельского Совета либо органов государственного страхования. Эти дела из ст. 231
ГПК исключены, поскольку действующим налоговым и страховым законодательством
отнесены к исковым.

1 Здесь не приводится п. 2 ч. 1 ст. 25 ГПК, так как он не
относится к гражданам и, очевидно, должен быть исключен из ГПК, поскольку все
дела с участием юридических лиц в настоящее время отнесены к ведению
арбитражных судов.

Однако властный характер отношений, из которых возникает
гражданское дело, не может служить основанием для отнесения его к неисковому
производству. Подача жалобы свидетельствует о том, что гражданин оспаривает
решение или действие того или иного органа, требует защиты своего права или
законного интереса, считает незаконным возложение на него какой-либо
обязанности. Поэтому в теории гражданского процессуального права уже давно
ставился вопрос о том, что в делах, возникающих из административно-правовых
отношений, есть спор о праве и к ним применимы практически все институты
искового производства1.

При характеристике дел, возникающих из
административно-правовых отношений, не учитывается, что в гражданских
процессуальных отношениях стороны, независимо от содержания
материально-правовых отношений (в данном случае — гражданин и орган, действия
которого обжалуются), равноправны, равны перед законом и судом.

Расширение судебного контроля за решениями и действиями
(бездействием) различных органов и должностных лиц сблизило дела, возникающие
из административно-правовых отношений, с исковыми делами, поскольку в
большинстве случаев эти действия затрагивают субъективные права и законные
интересы граждан (право на жилье, на получение пенсии, приобретение
собственности, возмещение материального и морального ущерба и т. п.).
Показательно в этом отношении как законодательство, так и практика рассмотрения
гражданских дел, возникающих в связи с неправомерными действиями различных
органов и должностных лиц. Во многих законах термины “иск” и “жалоба”
употребляются как тождественные.

1 См.: Добровольский А. А. Исковая форма защиты права. М.,
1965; Боннер А. Т. Производство по делам, возникающим из
административно-правовых отношений. Авто-реф. канд. дисс. М., 1966; Мельников
А. А. Правовое положение личности в советском гражданском процессе. М., 1969;
Шакарян М. С. Субъекты советского гражданского процессуального права. М., 1970;
В последние годы эта идея активно поддерживается многими учеными и практиками.
См., например: Жучков В. М. Права человека и власть закона. М., 1995, и др.

В судебной практике в большинстве случаев обращение в суд
называется иском и оформляется как исковое заявление, особенно в тех случаях,
когда обжалуемое действие затрагивает жилищные, пенсионные, трудовые, земельные
права, право собственности, требования о возмещении материального и морального
ущерба1.

С учетом этой тенденции и в связи с тем, что существенных
процессуальных различий между делами искового производства и делами,
возникающими из административно-правовых отношений, в законодательстве нет, в проекте
ГПК не предусмотрено такого деления. При решении этого вопроса учитывались как
теоретические исследования, так и судебная практика. Показательно, что уже
первый Арбитражно-процессуальный кодекс, принятый в 1992 г., не проводил разграничения между делами, возникающими из гражданских и административных
отношений. Это положение сохранилось и в Арбитражно-процессуальном кодексе 1995 г.: ст. 22 АПК относит все дела, возникающие из гражданских, административных и иных
правоотношений, к спорным (исковым).

Сопоставляя ст. 25 ГПК и другие законы, устанавливающие
подведомственность гражданских дел судам общей юрисдикции, со ст. 22 АПК,
определяющей подведомственность гражданских дел арбитражным судам, можно
сделать вывод, что в порядке гражданского судопроизводства осуществляется
защита любых прав и законных интересов граждан. Однако споры граждан,
занимающихся предпринимательской деятельностью независимо от образования
юридического лица, имеющих статус индивидуального предпринимателя,
приобретенный в установленном порядке, подведомственны арбитражным судам.

1 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 1. С. 3; № 5.
С. 12—13; 1995. №1.С. 12—13; №2. С. 3—4; №6. С. 1—2; № 8. С. 5—6; № 9. С. 4—5;
№ 10. С. 11—13.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ